home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 23

Жрец Луны не проявил ни малейшего сочувствия к потенциальному убийце Лорсо. Слушая Скэна, он, казалось, кипел от ярости. Когда Лорсо закончил, Жрец еще долго сидел, молча уставившись в какую-то точку далеко за стенами шатра.

Лорсо это не понравилось — та же повадка была и у Слез Нефрита. Он воспользовался возникшей паузой, чтобы осмотреться внутри шатра, вернее, внутри этой комнаты в шатре. В ней бы поместились четыре обычных хижины Скэнов. Через белую материю проникал рассеянный свет, яркий, но не приносящий тепла. Почти весь пол был покрыт коврами. В промежутках между ними рабы разостлали чабрец, мяту и другие травы. Все эти ароматы смешивались с густым запахом пчелиного воска — им обмазывали шатер, чтобы тот не пропускал воду.

Перед слегка приподнятой платформой полукругом стояли резные стулья. На платформе на продолговатом предмете, который, как сказали Лорсо, назывался диваном, восседал Жрец Луны. Диван тоже был белого цвета и таким мягким, что почти поглотил Жреца. За его спиной висел темный фиолетово-синий экран. Материал экрана был окрашен неравномерно. В отдельных местах он был светлее, чем в других. В середине его верхней части была изображена мутноватая мерцающая луна.

Сперва этот экран представился Лорсо просто красивым предметом роскоши. Но, взглянув на него еще раз, Лорсо вдруг осознал его назначение. Луна плыла в полутьме. Более светлые полосы обозначали облака. На фоне этой картины Жрец казался небесным созданием.

— Сайла, — это единственное, произнесенное скрипучим голосом слово вернуло Лорсо к действительности, — Сайла, это должна быть Сайла. Даже Гэн Мондэрк не способен внушить такой фанатизм, чтобы кто-то предпринял столь глупый, ненужный шаг! — повторил громче сохранивший неподвижность Жрец.

Ощетинившись, Лорсо вскочил.

— Глупый? Ненужный? Я?

— Сядь! Тебе чудится оскорбление там, где его нет. — Жрец был настолько поглощен своими мыслями, что не обратил внимания на бешенство Лорсо. — Скэны прислали мне своего лучшего воина, чтобы создать союз. Гэн Мондэрк понимает, что убить тебя — значит привести твой народ в ярость. Твои же товарищи с готовностью подтвердили бы, что не было никакого предательства. Эта дьяволица Сайла ни в чем не разбирается так хорошо, как в убийстве. Увидишь. Этот человек все подтвердит!

— Прежде его нужно поймать!

— Если он летает, Лис почует его в небе. Если он плавает, Лис распутает поднятую им на воде рябь.

— Пусть так, но он может умереть прежде, чем признается.

Жрец засмеялся. Выражение его лица заставило подняться волосы на голове у Лорсо.

— Ему очень повезет, если он умрет, сопротивляясь пленению. Когда он попадет к нам в руки, то сознается. Увидишь!

Тут Жрец наконец понял, как грубо повел себя с Лорсо. Сочувственно справившись о его ране, он озабоченно напомнил о возможности инфекции. Поведение Лорсо производило впечатление — его больше огорчил урон, причиненный блузе. Жрец понял, в чем дело, только после того, как Лорсо объяснил, что блуза сделана не из хлопка, а из льна, а для ее окраски был использован индиго. Заметив интерес Жреца, Лорсо стал описывать, как делают льняную ткань.

Едва не застонав, тот тактично прервал рассказ Лорсо:

— Мне очень хочется об этом узнать, но приходится постоянно работать над новым, лучшим оружием для нашей победы.

Глядя вслед уходящему Лорсо, Жрец размышлял, понимает ли этот темный дикарь всю значимость этого нового оружия. Скэны были ничуть не лучше Летучей Орды в осадных делах. Оба народа нападали внезапно для грабежа и разбоя и исчезали. Один народ уходил в морские дали, другой исчезал в безбрежных просторах Суши.

Этому нужно было положить конец. Налетчики могли служить острием при нападении, но основой империи были торговля и промышленность.

Жрец согнулся, уперев подбородок в ладони, и задумался. После предательства Конвея, которое привело к ужасным пожарам в лагерях Летучей Орды, многие объявили его ложным божеством. Их число увеличилось после неудачной атаки на Дом Церкви и мора, постигшего всю Летучую Орду. И все же Жрец это превозмог. Доказательство того, что его миссия благословенна.

Империя. Должна быть основа. Церковь и государство в одном лице. В одном человеке. В человеке-божестве.

Никакая империя не может процветать без свободного выхода к морю. Ни одна религия не может быть прочной без возведения баррикад для защиты от неверующих. Укрепленные города Ола и Харбундай решали обе проблемы.

Приняв решение, Жрец быстро встал. Выйдя из шатра, он резко повернулся, заставив распахнуться свои широкие белые одежды, и вскочил на своего белого коня. Раб держал лошадь под уздцы, пока Жрец не устроился в седле. Он отнесся к этому просто как к акту уважения, теперь он хорошо держался на коне. Передвигаться с Летучей Ордой быстро можно было только верхом. Иначе приходилось болтаться до изнеможения в повозках, и тогда путешествие тянулось вечность.

Направившись на юг, Жрец вскоре достиг едва заметной тропы, отделявшейся от наезженной дороги вдоль реки. Тропа, казалось, вела прямо к подножию высоченных гор, но по ней он приехал в узкую долину.

Его цель была чуть дальше.

На лужайке, поблескивая сырой древесиной, в ожидании испытаний стояла катапульта.

Жрец выслушал нервничающего раба, ответственного за строительство катапульты.

— Она готова, Жрец Луны. Мы ее можем утром разобрать и снова собрать между второй едой и темнотой. Она бросает камень весом как взрослый мужчина на дальность полета лучшей стрелы.

— Сколько потребуется времени, чтобы построить еще одну?

Напряжение раба заметно усилилось.

— Иногда, Жрец Луны, попадается плохая древесина. Или веревки из буйволовой шкуры не столь прочны, как требуется.

— Ты или выполнишь мои требования, или умрешь.

— Четыре дня. Пять, если будет дождь.

— Три. И часть четвертого. К черту погоду! Теперь приведи эту штуку в действие.

Раб бросился к катапульте и обслуживающим ее рабам. Длинный рычаг со сплетенной из толстых кожаных полос корзиной медленно опускался назад по мере того, как рабы вращали лебедку. Противовес поднялся высоко в воздух. Наконец четверо рабов с усилием погрузили в корзину массивный камень.

Рабы освободили лебедку. Корзина устремилась ввысь, противовес с грохотом опустился. Жрец не поверил своим глазам — ствол согнулся как тростинка. Камень со свистом рассек воздух и будто взорвался, ударившись об отвесно поднимавшуюся скалу. От скалы отвалились огромные обломки, оставляя на гладкой поверхности отвратительные шрамы.

— Я же говорил, — с улыбкой сказал старший раб. — Мы все сделали! Хочешь посмотреть, как мы ее разбираем? Или бросить еще один камень? Это быстро!

Жрец был удовлетворен. Резко повернув коня, он рысцой отправился в обратный путь.

Лучи предзакатного солнца золотили беспокойную поверхность реки, когда Лис во главе отряда охотников въехал в лагерь. Крики и вопли свидетельствовали об их удаче. Отряд остановился перед шатром Жреца.

В гуще охотников покачивался из стороны в сторону привязанный ремнями к лошади, избитый и окровавленный человек. Его лицо было расцарапано, лохмотья разорванной рубахи свисали, кожа на его груди и животе после того, как его волокли по земле, выглядела как обожженная. Трудно было определить, откуда текла кровь, образовавшая лужицу там, где он стоял, — из его израненных босых ног или из других ран.

Жрец вышел, чтобы посмотреть на пленника.

— Хорошая работа! — коротко бросил он Лису, а затем медленно обошел несчастного вокруг. Тяжело дыша, тот уставился взглядом в землю перед собой. — Дайте ему воды, — приказал Жрец и подождал, пока тот утолит свою жажду.

— Ты пытался убить моего друга, — ласково заговорил Жрец. — Расскажи мне почему?

Пленник смог заговорить только со второй попытки.

— Скэн. Важный Скэн. Розовый и черный камень. Думал, что у него много камня. Ограблю его, камень продам.

— Зачем ты мне лжешь? — Жрец вытянул руку и, схватив пленника за подбородок, заставил того посмотреть ему прямо в глаза. — Я задаю тебе вопросы лишь для того, чтобы ты мог правдой облегчить свою участь. Я — Жрец Луны, человек-божество, божество-человек.

— Я сказал правду. Пожалуйста, не убивай меня.

— Он торговец, — с презрением сказал Лис.

Жрец усмехнулся.

— Дайте ему еще воды. И пищи, если он пожелает. Он пригодится нам сегодня вечером. Лорсо должен оценить, насколько серьезно мы отнеслись к покушению на его жизнь!

— Он сам серьезно к этому отнесется, когда узнает, что покушавшийся — вонючий торговец! — ответил Лис.

Позже, когда в лагерь пришли Скэны, кочевники сняли покрывало с большой повозки, стоявшей теперь посреди огороженного веревками участка. Возле барьера жалось несколько сот Речных, изумленно завопивших, когда глазам открылось устройство, покоящееся на повозке. Стоявшие позади Лорсо Скэны стали переговариваться вполголоса. Один из них спросил Лорсо:

— Это то, о чем все говорят? Повозка-молния божества?

Лорсо резко обернулся, из-за своей негнущейся ноги потеряв равновесие и качнувшись в сторону. Застигнутый врасплох воин не успел среагировать и в свою очередь налетел на соседа. После серии толчков и проклятий все наконец успокоились.

— Мы служим собственному божеству, — оскалившись, прорычал Лорсо. — Я уже говорил вам: ни один Скэн не бросает вызов Жрецу, этому самому культу Луны или любым другим ложным верованиям! Если потребуется, мы можем защищать себя. Но я больше не потерплю никаких разговоров о других божествах! Ясно?

Один из более старших по возрасту воинов ответил:

— Всем все понятно. Просто дело в том, что…

Лорсо бесцеремонно прервал воина:

— Всем держаться вместе здесь, в ближнем углу огороженного участка. В случае предательства, будем пробиваться с боем к челну. Кто перерезает причальные концы?

Поднялись две руки.

— А если им не удастся это сделать?

Откликнулись двое других воинов.

— Хорошо. Я буду сидеть за отдельным столом со Жрецом, Лисом, Сарисом и несколькими из Людей Реки. Будьте начеку. Помните, что вы Скэны!

Все еще раздраженный Лорсо вытерпел процедуру представления нескольких вождей и просто знатных Людей Реки. Они все были похожи друг на друга. Широкие шляпы, широкие штаны, широкие самодовольные лица. Они предпочитали украшения из перьев. Украшения были цветастыми, они покачивались, подпрыгивали и дергались, подкрепляя убежденность Лорсо, что эти люди не могут быть серьезными.

После обязательных процедур Жрец взял Лорсо под руку.

— Пойдем. Я хочу показать тебе алтарь моей Матери.

Они обошли вокруг устройства, стоящего на повозке. Жрец хранил молчание, пока они не вернулись к передней части устройства, обозначенной тщательно отполированными медными ступеньками, ведущими от пола повозки к верхней части платформы алтаря.

Жрец наслаждался иронией ситуации. Лорсо совсем не верил в могущество Матери-Луны. Самое смешное заключалось в том, что, даже если объяснить этому кровавому дикарю принцип работы статического генератора, он тут же счел бы строгую науку колдовскими чарами.

Алтарь являл собой совершенство. Только Жрец знал секрет алтаря. Даже эти глупцы, присоединившиеся к Сайле и слабосильным проповедям ее бесплодной Церкви, не могли управлять могуществом его Матери. Только Жрец мог. Возможно, они понимали толк в электрическом генераторе, но могли ли они повторить его конструкцию? Кто, кроме Жреца, был способен сконструировать такое устройство, которое позволяло ему уничтожать недостойных и миловать тех, в ком он нуждался? Только Жрец Луны. Жрец Луны.

Ход мыслей Жреца был прерван вопросом Лорсо, который, указывая на дальний конец повозки, спросил:

— Эти вещи тоже часть твоей религии?

— Да, — Жрец приготовился к объяснениям, жестом предложив Лорсо следовать за собой. Передав Скэну два медных цилиндрических сосуда с плоским дном, Жрец сказал: — Видишь, как тщательно отполированы эти священные предметы? — Быстро наклонившись, он что-то вынул из фарфоровой банки и спрятал за спиной.

Хитроумно избегая попытки Лорсо увидеть, что он прячет, Жрец продолжил:

— Смотри, медные сосуды без швов. Теперь смотри, как легко фарфоровый сосуд входит в большой медный сосуд, — и Жрец опустил фарфоровую банку в медный сосуд, который Лорсо держал в правой руке. — Теперь помести меньший медный сосуд внутрь фарфорового. Вот, тончайший фарфор полностью покрыт чистейшим металлом, кроме этого небольшого участка, выступающего над медью. Три силы требуются, Лорсо. Три. Вот это — коллектор, в котором заключена мощь моей Матери, ждущей своего часа, чтобы судить правого и виноватого. Поставь сосуды на металлическую пластину так, как они есть.

В неожиданно грубом голосе звучал приказ и нечто сверхъестественное. В Лорсо проснулась обида, но его тело повиновалось, будто было подвластно этому голосу. Когда Лорсо выпрямился, Жрец молниеносным движением сунул то, что до сих пор прятал за спиной, прямо в лицо Лорсо.

— Человек-Который-Есть-Смерть, — уперев подбородок в грудь, нараспев произнес Жрец. Его сощуренные глаза были устремлены ввысь. Медленно он отвел литую медную фигурку от лица Лорсо. Фигурка изображала человека, стоящего на круглом основании, прижавшего стиснутые кулаки к своим бокам. Его ноги были тонкие и костлявые, огромные глаза из белого кварца уставились в одну точку. В крошечном разинутом рте, из которого, казалось, исходил вечный безмолвный крик ужаса, поблескивали костяные зубы.

Жрец поставил фигурку в меньший медный сосуд. Из сосуда выглядывали голова и плечи фигурки.

— Ты увидишь! — Слова Жреца прозвучали подобно свисту северного ветра в обледенелых снастях. Под блестящим взглядом фигурки, пронзенный голосом Жреца, Лорсо почувствовал полную растерянность. У него учащенно билось сердце, ноги стали ватными.

Слезы Нефрита. Только она могла своими словами лишить его силы. Только она.

До сих пор.


Глава 22 | Ведьма | Глава 24