home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 78

Увидев подбегающих к ней Избранных, Джалита одарила их дружелюбной улыбкой. Затем, приняв угрюмый вид, она указала на аббатство Фиалок. Дети сразу же все поняли, и началась игра. Одна девочка сделала грустное лицо, чем-то похожее на ее собственное, и притворилась читающей книгу. Другая поглаживала животик и чмокала губками, клянча у Джалиты сладкий гостинец.

Джалита отвернулась и пошла дальше. Откуда детям было знать причину ее скрытой печали?

Гэн уехал совсем недавно, а поведение Эмсо уже становилось странным. Даже прибытие в замок людей барона Ондрата для укрепления гарнизона не произвело должного эффекта.

Внешне все было нормально, но Эмсо все мрачнел и разносил стражу жестче, чем когда-либо. Такое обращение особенно плохо воспринималось новыми воинами Ондрата — их дисциплина ухудшалась, и остальные Волки по мере возможности избегали вновь прибывших, при этом стараясь не упускать их из виду.

Нила видела, что происходит с Эмсо, и как-то сказала Джалите:

— Эмсо одинок. Только ты можешь заставить его улыбнуться. Постарайся помочь ему.

Джалита остановилась, уступая дорогу небольшому отряду Волков. Она отвела взгляд, умудряясь краем глаза не упускать их из поля зрения. Стройные молодые воины, четко печатающие шаг, заставили Джалиту подумать о Налатане. Ее лицо расплылось в улыбке, вспоминая, как она задумала провести старого Эмсо.

В первую же их тайную встречу она сделала все, чтобы соблазнить Эмсо, но он отверг ее, заведя болтовню о женитьбе, детях и благословении Церкви. Она потерпела поражение и с тех пор не находила себе места, дрожа, словно ольховый лист на ветру, и мучаясь головной болью. Хуже того, с каждым днем Эмсо отдалялся все сильнее. Если он не совершал обход, то всматривался в море, ожидая появления Скэнов, или глядел на юг в надежде на скорое возвращение Гэна. И спал он совсем мало.

Прибыв в аббатство Фиалок, Джалита попросила встречи с настоятельницей. Ее сразу же провели к ней. Кивком приказав Жрице принести гостье чай, она предложила Джалите присесть рядом у огня. Джалита придвинула к камину кресло-качалку, почти такое же, как и у самой настоятельницы, разве что менее роскошное. На спинке был вырезан сюжет освящения ягнят. Ручки и спинка кресла настоятельницы были покрыты тонким узором из цветов фиалок. Цветы были инкрустированы маленькими кусочками аметиста, поблескивавшими в свете камина мягкими огоньками.

— Что случилось на этот раз, дитя? Уж не Налатан ли? — Настоятельница хихикнула. — Хорошо придумано — пустить слух среди добропорядочных прихожан о его распутстве. Теперь к нему многие потеряли доверие, да и к Тейт оно тоже исчезло. А в этом слухе есть хоть доля правды?

Джалита только открыла рот, но старая женщина повелительно подняла руку.

— Молчи, ты все равно не скажешь правды. Я уже устала от бесполезных споров.

— Я пришла с новостями, — обиженно ответила Джалита. — Мне нужен совет.

— Конечно, моя дорогая. — Настоятельница отхлебнула чаю. Тишину в комнате нарушало лишь потрескивание поленьев в камине. Вернувшись, Жрица принесла чашку для Джалиты. Когда они снова остались одни, настоятельница продолжила, поставив свою чашку на столик из полированной меди: — Я рада, что ты пришла. Думаю, настала пора честно поговорить, не так ли? Позволь мне помочь тебе. — Она стала пододвигать свое кресло ближе к девушке.

Воспользовавшись заминкой, Джалита поспешно заявила:

— Я всегда была честна, и все мои помыслы только о благе Церкви.

— Мы все лжем. Но сейчас у нас на это нет времени: все происходит слишком быстро. И если мы хотим добиться поставленных целей, нам нужно работать вместе.

— У меня нет никаких целей.

Настоятельница неодобрительно покачала указательным пальцем. Внезапно, выбросив руку вперед, она ткнула им Джалите в правый глаз. Движение было настолько неожиданным, что у девушки не было ни единого шанса среагировать на него, не говоря уже о том, чтобы попытаться уклониться. На какое-то мгновение Джалита оторопела. Затем, резко отдавшись в голове пронзительной болью, правый глаз начало жечь, словно раскаленным углем. Девушка сжалась в комок и сквозь звуки, оказавшиеся ее собственными мучительными стонами, услышала бесстрастный голос настоятельницы:

— Время не ждет. Я не потерплю больше вранья и отговорок. Я должна стать Жнеей. И ты мне поможешь. В обмен получишь влияние и власть, которых ты так жаждешь. Мы наконец поняли друг друга, дитя? Теперь мы заодно?

Всхлипывая, Джалита что-то промямлила.

— Сядь прямо, — приказала настоятельница. — Согнулась в три погибели. Я не могу с тобой так говорить. И прекрати ныть. У тебя будет испуганный вид — все поймут, что мы не обменивались любезностями. Ты смышленая девушка. Это одна из многих черт, которые мне в тебе нравятся. А сейчас ответь мне, мы можем рассчитывать на Эмсо?

Посмотрев на настоятельницу, Джалита стиснула зубы. Она не стала ни вытирать слезы, ни тереть ладонью ужаленный глаз, который слезился и ужасно болел.

— Зачем ты спрашиваешь? Похоже, тебе уже все известно, — резко бросила она.

— Ты обидчива. Постарайся в себе это побороть. В жизни есть вещи похуже болящего глаза. Насколько Эмсо в состоянии командовать гарнизоном? Подозревает ли он измену?

— Эмсо волнуют только дела Гэна Мондэрка. На него не рассчитывай.

— Спасибо. А колдун Леклерк? Его можно использовать?

Это был очень непростой вопрос. Если Эмсо просто инструмент, то Леклерк был магом. И что бы ни случилось, он должен принадлежать Джалите. Однако эта старуха видит ложь так же просто, как обычный человек солнце или луну. Джалиту внезапно охватил страх. Страх, достаточный для того, чтобы захотелось угодить.

— Леклерка можно использовать. Жрица-отступница Кейт Бернхард любит его. И я думаю, что это взаимно, но он желает меня. Мы не должны потерять его.

— Хорошо, он будет у нас на виду. Однако действовать нужно очень осторожно. Мне никто не осмелится причинить вред. Но одна ошибка, и тебя схватят. Только дай им узнать об этой игре, и тебя поставят в стойло, как очередную лошадь. Мы же не хотим такого конца? Мы ведь теперь заодно?

— Да, сейчас мы повязаны одной веревочкой.

— Приятно это слышать. — Настоятельница неуклюже поднялась, разминая затекшие суставы — встреча была закончена. Женщины направились к выходу. Джалита, собралась было открыть дверь, но настоятельница вцепилась в ее плечо.

— Я всегда была твоим единственным шансом. Жаль, что ты это так поздно поняла. Гэн презирает меня, но чтит мою жизненную силу. Церковь — это женщина, а спасение женщины в безропотном повиновении. Мы можем побеждать только хитростью и коварством. Противостояние — тактика владык, наше оружие — уклонение. Мужчины считают, что все решает металл. Мы же знаем, что обману подвластен любой металл и красота величайший из всех обманов. Наблюдай внимательно за Эмсо, Леклерком и остальными, кого можно хоть как-то использовать, и обо всем говори мне.

— А что, если нагрянут Скэны, когда Эмсо в таком состоянии? Меня не должны схватить. Не думай, что они тебя пожалеют. Сосолассе наплевать на Церковь.

— Никогда не упоминай имена лживых богов в святом месте. И ничего не бойся. Я тебя укрою от твоих мстительных Скэнов. Если, конечно, ты будешь верна мне.

Джалита освободилась от руки, лежащей на ее плече, и распахнула дверь. Эта злая, хитрая настоятельница снова провела ее, взяла над ней верх. В коридоре девушка, обернувшись, спросила:

— Мы ведь заодно?

Стиснув челюсти, настоятельница заиграла желваками, но тут же приветливо кивнула:

— Ну конечно же. Будь в этом уверена. — Она закрыла за Джалитой дверь.

Лицо старухи перекосилось, однако она быстро взяла себя в руки. Настоятельница подошла к окну. Убедившись, что Джалита направилась в замок, она позвонила в серебряный колокольчик, и в комнате появилась Жрица.

— Оседлайте мою лошадь и подведите к выходу. Мне нужно проветриться. Сопровождения не нужно.

Вскоре Ондрат принимал у себя гостью, помогая освободиться от богатой черной мантии с зелено-фиолетовыми украшениями. Она села на одно из двух массивных кресел перед огромным камином и протянула над огнем руки.

— Ну и погода…

— По крайней мере хоть снег перестал валить. А там, гляди, уже и весна.

Настоятельница бросила на Ондрата резкий взгляд, задетая его самодовольным тоном. Тот, ничего не заметив, упоенно продолжал:

— И мы избавимся от Гэна и Сайлы.

Скрывая раздражение, она отвернулась. Сначала Джалита со своим гонором, потом Ондрат напускает на себя важность. Если бы он не был таким отвратительным дураком, то, наверное, стал бы шутом. Она тут же поправила себя: Ондрат был еще и кровожадным дураком, а это нужно постоянно помнить.

— Как захочет того Вездесущий.

— Думаю, есть основания для большего оптимизма.

Она льстиво улыбнулась.

— Тебе что-то известно, ведь так? — Настоятельница игриво ткнула его указательным пальцем — это напомнило ей о Джалите. Мгновение она с наслаждением представляла, как завертелся бы Ондрат, сходя с ума от боли.

— Мы можем встретиться со Жрецом Луны как с равным, а не как просящие помощи. Будущее теперь в наших руках.

— Серьезно? От кого же ты получил такой подарок? И самое главное, почему? — Настоятельница почувствовала в Ондрате какую-то обеспокоенность и пожалела, что так резко на него накинулась.

Придя в себя, Ондрат перешел в наступление:

— Это я должен спросить: где гарантия, что этот Жрец Луны сохранит верховенство Церкви в Оле? Что означает этот союз: равенство или подчинение? Гэн Мондэрк не единственный враг Церкви. Есть ли у Жреца Луны победы в сражениях?

Изумленная настоятельница посмотрела на огонь, ей нужно было немного подумать. Эти вопросы беспокоили и ее, но она не ожидала услышать их от Ондрата.

— Этот союз одобрила Сестра-Мать. Сомнения будут грехом. А что касается чести или намерений Жреца Луны, то это тайна за семью печатями.

— Тем более нужно действовать осторожно. Я сейчас только и думаю, как овладеть Олой раньше, чем Летучая Орда шевельнет пальцем. И тогда ты сможешь преподнести ведьму Сайлу с отступником Гэном Мондэрком в качестве дара Сестре-Матери.

Без ее опыта настоятельница увидела бы в его словах лишь тайное искушение. Но в них была едва уловимая досада — она поняла, что Ондрат замышлял убийство. Его ложь вызвала в душе настоятельницы брезгливость, хотя она видела в замысле определенную выгоду. Ведь если с Сайлой расправится кто-то другой, то руки Сестры-Матери не будут запятнаны кровью. И все же настоятельница хотела выведать его планы.

— Ты склонил Волков на нашу сторону?

— Конечно, нет. Однако, когда придет время, мы можем ударить прямо в сердце Волкам.

— А что с солдатами, которых ты отправил Эмсо? На них смотрят как на врагов.

— Послушай, женщина, мне известно, какой прием был оказан моим доблестным воинам. Если ты хочешь узнать больше, не перебивай меня.

— Желание все узнать взяло верх над моей выдержкой, барон. Прости меня, пожалуйста.

— Я могу договориться с нашими северными союзниками — Скэнами, — продолжил он. — Они придут в Олу, и я окажусь хозяином замка еще до появления Жреца Луны.

Настоятельница была ошарашена. Осклабившись, Ондрат гордо расхаживал перед камином, выдерживая многозначительную паузу. Просчитывая в голове возможные варианты и последствия, настоятельница не сводила с него глаз. Наконец у нее возник первый вопрос:

— Ты хочешь сказать, что будешь королем Олы? А что же тогда с Харбундаем?

— Останется Скэнам. Это северное отродье помыкает нами с момента свержения Алтанара. Гэн и его друзья сами выбрали ложную Церковь и пускай сполна заплатят за это богохульство.

Хороший ответ, подумала настоятельница, решив его запомнить.

— Ты доверяешь Скэнам? Почему ты решил, что они все оставят тебе?

— Чтобы удержать Летучую Орду. Их пугают амбиции Жреца Луны. — Он резко развернулся и очутился нос к носу с настоятельницей. От неожиданности старуха плюхнулась в свое кресло. — А теперь самое главное: мне известно, что на уме у хромого дьявола Лорсо. Он не хочет пускать своих людей в настоящее дело, чтобы сразиться с нами и Летучей Ордой. Он хочет совершать набеги, как он делал и раньше со своими дикарями. Этот умник думает, что укрепления замка ему нипочем. Он задумал нанести удар исподтишка, изнутри. В его планах нет даже намека на оккупацию Олы. Но чего ему действительно хочется, так это помешать Жрецу Луны.

— Тогда нужно ударить сейчас. Немедленно.

Голос Ондрата надломился:

— Сейчас?

Настоятельница словно покрылась льдом. Теперь она была замороженной ледяной глыбой. Четко работающие холодная логика и расчет подавляли все эмоции.

Жнея. Она станет Жнеей.

Ондрат с трудом сглотнул и снова хрипло пробасил:

— Сейчас?

— Гэн уехал с отступником Налатаном. Эмсо слаб, истощен. Черная Молния исчезла и, надеюсь, мертва. Конвей со своей шлюхой почти всегда отсутствуют: развозят провизию. Леклерк слишком занят на своей ферме, и, когда он что-то узнает, все уже будет сделано.

— Гэн, — Ондрат вожделенно процедил это имя. — Он вернется. Но уже после нас.

— Ты схватишь его жену и ребенка.

— Заложники?

— Скажем, определенные гарантии. — Она поднялась. Облачившись в мантию, настоятельница набросила капюшон и стянула его завязками. Уже собираясь выйти наружу, она снова обратилась к Ондрату: — Еще раз извини за мое вмешательство в мужские дела. Я признательна, что ты мне дал возможность еще раз подумать, как разобраться с обидой, нанесенной Церкви.

Ондрат молча стоял и смотрел вслед настоятельнице, пока она не скрылась в темноте коридора.


Глава 77 | Ведьма | Глава 79