home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 79

Окинув взглядом стену леса, прикрывавшего узенькую тропу, Конвей вдруг подумал, что, наверное, похож на черепаху. На голове у него красовалась тяжелая баранья шапка странной округлой формы, чем-то похожая на головной убор Ланты, только побольше. Как и у нее, на нем был тулуп, надетый поверх другой одежды. Последним элементом костюма был огромный воротник, подпиравший нос и закрывавший почти все лицо: видны были лишь глаза.

Конвею вдруг захотелось стать таким же неуязвимым, как черепаха. Однако именно сейчас он чувствовал себя скорее добычей, причем довольно крупной. Поскрипывание кожаного седла, до раздражения напоминающее смех, казалось особенно громким. Но Волки сохраняли строгий маршевый порядок, лица их были насторожены и молчаливы. С трудом подавив желание приказать соблюдать тишину, он снова уставился перед собой на тропинку.

Ехавшая рядом с ним Ланта мягко спросила:

— Ты что-то заметил? Ты так напряжен.

Он откинул воротник.

— Нелегко любить женщину, которой уже известны все мои мысли еще до того, как я открою рот. — Она тихонько засмеялась, и Конвей продолжил: — Я пока ничего не заметил, но собаки встревожены. Что-то не так вокруг, и они это чуют. Думаю, за нами следят.

Ланта кивнула головой.

— Мне кажется, это Малые. — Глаза ее стали серьезными.

— Я тоже думал о них. Но они бы не появились здесь, в низине. Малые обычно держатся выше.

— Все-таки я думаю, что это они.

— Почему?

Она пожала плечами, но движение утонуло под многослойным покровом одежды.

— Не знаю.

— Ладно, с этим ясно. Что еще может случиться?

Вместо ответа Ланта показала ему язык и вновь спряталась за воротником. Небольшой отряд подъехал к краю утеса, когда Конвей заметил впереди что-то, что никак не могло принадлежать окружавшей их природе. Он вскинул руку и помахал ею из стороны в сторону. Волки остановили лошадей и принялись оглядываться по сторонам. Когда рядом остановился старший, Конвей поднялся в седле, показывая вперед.

— Посмотри туда. Следы ведут вниз по склону и дальше по луговине. Довольно отчетливые.

Молодой Волк внимательно изучил их.

— Тут что-то не так. Видишь?

От перепадов температуры образовался наст, и, хотя следы плохо читались, было заметно, что их оставили чьи-то снегоступы.

— Расположи всадников колонной по двое. Жрицу помести между ними. Я с собаками разведаю путь, — приказал Конвей. — Такие следы могли оставить или Люди Гор, или Малые.

Голос из-за воротника прозвучал с невидимой усмешкой:

— Малые. Я ведь тебе говорила.

Волк ухмыльнулся. Конвей поспешил сказать:

— Почти уверен, что она ошибается.

Старший продолжал ухмыляться, возвращаясь к лошади.

— Если тебе все равно, Мэтт Конвей, то я надеюсь, что она права. Я достаточно насмотрелся на Дьяволов — больше не желаю.

— Возвращайся к своим людям. — Конвей грустно улыбнулся, думая над каждым его словом. Сейчас нужно быть предельно осторожными. На краю утеса группа выстроилась в линию.

— Эй! Конвей!

Он сразу же узнал голос Тейт. Собаки тоже ее узнали. Они тут же опустились на снег и замерли, радостно повиливая хвостами. Конвей посмотрел вниз и увидел у подножия утеса Тейт, медленно выезжавшую верхом из чащи. Она находилась примерно в пятидесяти ярдах, чуть выше белоснежного массива луговины. Конвей помахал ей и увидел, как она машет ему в ответ.

Подъезжая к нему, она еще издали заговорила:

— Ну вы и сбились в кучу. Сюда бы одного морского пехотинца с полным магазином, он сделал бы из вас омлет. Когда я научу этих людей чему-нибудь?

— Неплохо встречаешь друзей. Мы как раз любовались следами. Кто еще с тобой?

— Сейчас уже никого. Все поднялись назад в деревню.

— Малые?

Даже на расстоянии была видна ее ослепительная улыбка.

— От них я и узнала, где можно вас перехватить. Они наблюдали за вами и потом сообщили мне, какой дорогой вы возвращаетесь в Олу.

Как только она замолчала, Ланта поинтересовалась:

— Ты ждала нас? Но зачем?

— Об этом мы еще поговорим. Сначала скажите, что нового в Оле. Как там обстоят дела?

— Возвратился Налатан, но сразу же снова уехал с Гэном, — без утайки ответил Конвей. — В низовье реки возникли серьезные проблемы с работорговцами, и Гэн попросил его поехать с ним. Что Налатану оставалось?

Улыбка на лице у Тейт слегка дрогнула. Она подъехала и, обнявшись сначала с Лантой, потом с Конвеем, продолжила:

— Я предложила Гэну задержать Налатана при себе, если потребуется. Неудивительно, что он попросил его помочь с этим делом. Но все же странно это слышать. Разве Гэн не хочет, чтобы Налатан был в Оле? Похоже, дело дрянь. Если я вас обоих попрошу помочь, вы сделаете это? Мне одной нелегко.

— Многим известно, что ты в одном месте, твой муж в другом. — Конвей взглянул на Тейт. — Конечно, болтают всякое. Ты хочешь, чтобы мы пересказали все эти гадости? Все, что знаю, я рассказал. А чего не слышал, того говорить не буду.

Тишина унылой долины в конце концов выдавила из Тейт ответ. У нее был такой обиженный вид, что у Конвея подкатил комок к горлу. Взглянув на Конвея, она натянуто улыбнулась:

— Мы с этим разберемся сами, я и Налатан. Так и передайте по приезде в Олу. А сегодня вечером будьте моими гостями. Завтра утром мы отправимся домой.

— Остаться здесь? — Ланта моргнула. — Но почему? Разве это безопасно?

— Тут нет Людей Гор или кочевников. Правда, не исключены дикие звери. — К Тейт постепенно возвращалось хорошее настроение.

— У тебя что-то вверху на рукаве. Что это? — поинтересовался Конвей.

— Чуть позже, когда уйдут солдаты. — Она хитро подмигнула. — Страшная тайна, приятель. Ты в это не поверишь.

— Ты невероятна, Доннаси, — засмеялся Мэтт. — Ладно, обождем.

Ничего не понимающие Волки спускались вниз по долине, а Тейт развлекала своих друзей историями о Малых. Чувствовалось, что ей среди них одиноко, но Тейт по-настоящему оценила их радушие и изобретательность.

— Они живут семьями, прямо-таки целые сообщества. Зимой питаются сушеными продуктами; несколько видов пеммикана. Им нужна будет долина для обработки земли. — Конвей усмехнулся. — Между Ква и этой дырой достаточно плодородных земель. Малые будут рады. — Тейт таинственно улыбнулась. — Подождите меня здесь. Никуда не уезжайте: я скоро вернусь, не беспокойтесь. И не обманите меня.

Дав клятву оставаться на месте, Конвей и Ланта остались ждать. Сначала любопытство переросло в неопределенность, затем в озабоченность. Конвей уже нервно расхаживал взад-вперед, раздраженно ворча о собаках и каких-то поисках, когда вдруг над заснеженной пустыней раздался пронзительный свист. Захваченные врасплох, Конвей и Ланта огляделись по сторонам. Собаки первыми заметили Тейт, махавшую им с вершины крутого утеса, местами поросшего густым лесом.

— Пускай бы лучше она отошла от края, — нервно проговорила Ланта. — Ну наконец-то отошла. Что ей там наверху надо?

Конвей не успел ответить, потому что в следующий момент на черно-зеленом фоне ветвей и стволов увидел огромный, серый с голубоватым оттенком треугольник. Аппарат скользнул вниз по склону, затем мелко задрожал и, вздымая блестящий нос, с поразительной быстротой взмыл вверх.

Раздался пронзительный, победоносный свист. Тейт закричала, и ее голос, в котором читался восторг и радость жизни, заполнил унылую заснеженную долину. Ланта хотела закричать, но смогла лишь издать сдавленный хрип. Она метнулась к Конвею и намертво вцепилась в него, словно он был последним, что осталось у нее от реального мира. Конвей обнял Ланту, не отрывая глаз от похожего на ласточку дельтаплана. Он начал снижаться, описывая круги над безмолвной равниной.

Радостная Тейт крикнула ошеломленным зрителям:

— Ну что скажете, Мэтт? Ланта? Разве это не чудо? — Неожиданно аппарат вышел у нее из-под контроля. Свалившись на крыло, дельтаплан вошел в пике, но ей сразу же удалось выровнять треугольник. Тейт возбужденно засмеялась.

— Спускайся вниз! Ты убьешься! Доннаси, спустись, прошу тебя, — наконец обрела дар речи Ланта.

Запрокинув голову, Конвей безудержно хохотал. Он кричал:

— Ты — гений! Чудо! Ты сейчас к чертям сломаешь себе шею!

Заходя на посадку, Тейт пронеслась над самыми головами Конвея и Ланты, едва не задев их макушки. Упершись ногами в наст, Доннаси притормозила, и дельтаплан клюнул носом, вздымая снежные брызги. Когда они подбежали, Тейт уже стояла, освободившись от планера. Конвей на бегу сшиб ее с ног и повалил наземь, обнимая ее и ревя, как медведь. Причитая и смеясь, сверху навалилась Ланта. Она была так взволнована, что слова у нее выплескивались потоком бессмыслицы. Собаки, объятые всеобщим весельем, прыгали вокруг великолепной троицы и радостно лаяли. Подбежав на зов Конвея, они плюхнулись в снег и, высунув языки, тяжело дышали. Из их пастей валили густые клубы пара.

Успокоившись, Конвей осмотрел дельтаплан. Проведя рукой по каркасу, он вопросительно, посмотрел на Доннаси. Она принялась объяснять:

— Помнишь те духовые трубки Малых для метания дротиков? Расщепленный бамбук, Мэтт. Я попросила их вырезать для меня куски размером побольше. Ну, вот они и нащипали мне сколько надо. Тут у них еще есть один клей с адским запахом, но держит отлично.

— Да, действительно. — Конвей кивнул головой.

— Ты же знаешь эту ткань Форов, — невозмутимо продолжала она. — Клянусь, ее не разорвет и табун лошадей. Мне показалось это неплохой идеей, я и попробовала.

— Вот чем ты здесь занималась, живя вдалеке от всех? И вокруг ни одной целительницы? А если бы ты упала? — притворно серьезным тоном произнесла Ланта.

— Ну, я начинала с малого. С небольших склонов, да и снег мягкий. — Тейт повернулась к Конвею: — Ты не поверишь, как все легко сейчас получилось, Мэтт, только сейчас. Я понимала, что могу раньше срока провалиться, и решила пока сохранять все в тайне.

— Теперь ты можешь забыть про неудачи. Нужно, чтобы все это увидели. Это будет сенсацией.

— Никто это не увидит, — резко оборвала его Тейт. — Пока. Я уже думала об этом, Мэтт. И хочу, чтобы вы дали слово, что будете хранить гробовое молчание.

— Что? Но почему? С этим…

— Что мы можем? — Тейт посмотрела на него, губы сжались, глаза сузились. — Оторвавшись однажды от земли, я уже свободно могу полететь, куда меня пошлет ветер и земное притяжение. Но со стен Олы у меня не хватит высоты даже нормально стартовать. Мы должны хранить этот секрет, пока не сможем произвести настоящее впечатление. Если мне удалось соорудить такой аппарат, значит, Жрецу Луны это тоже по зубам. Поэтому я сказала тебе отправить солдат, а Малым следить за долиной.

Конвей потер подбородок, окидывая горящим взглядом дельтаплан. Тейт подошла к нему и положила руку на плечо.

— Сам подумай, нас уже и так считают ведьмами и колдунами, или кем-то похожим. Стоит всем это увидеть, как нас сразу же сожгут.

Краем глаза Конвей заметил, как Ланта исподтишка осенила себя Тройным Знаком. Он ответил:

— Да, нельзя, конечно, чтобы так все обернулось.

— Естественно. Мы должны использовать это с умом, когда будем полностью уверены в нашей победе. А то дельтаплан может только нагнать страху.


Глава 78 | Ведьма | Глава 80