home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 82

Домел быстро спрятался между балками. Настоятельница носилась вокруг мечущегося в проклятиях Ондрата.

Звуки погони просачивались сквозь стены и щекотали нервы Домела. Он бесшумно вернулся в свой темный угол. Выбора не было, а время шло, причем очень неторопливо.

Внизу раздался тихий шорох. Домел перегнулся через край балки и посмотрел вниз. Там сновали крысы: здоровые, как коты, жирные и самоуверенные. Комната наполнилась тонким, едва слышным писком. Игрище достигло апогея, когда крысиный вожак добрался до объедков на столе.

Самоуверенность тварей обрадовала Домела — она наводила на мысль о малочисленности охраны. Неожиданно дверь отворилась. Крысы бросились врассыпную и несколькими серыми лентами исчезли в темноте. Домел услышал ненавистный голос:

— Ты что, дурак, думаешь, этот паршивый прихвостень Скэнов обедал тут вместе с нами? Я был здесь всю ночь. Убирайся! Ищи, где он спрятался.

Дверь захлопнулась. Домел больше не обращал внимания на возвращающихся крыс. Притаившись в своем углу, он размышлял над ситуацией. Безоружен. Но пока жив и в относительной безопасности. По крайней мере здесь, если не пытаться отсюда сбежать.

Вообще-то для него это будет не побег, а месть.

Утром засуетились слуги, подметая одной метлой пол и стол. Домел вспомнил крыс и довольно улыбнулся, представляя, какой завтрак будет есть барон. Длинная череда вооруженных людей пришла на утренний доклад. Домел задумался: барон явно чего-то боялся, и очень сильно. Его движения были скованными и нервными. Каждый раз, когда хлопала дверь или снаружи доносился какой-нибудь шум, он напряженно, всем телом, поворачивался в ту сторону. Но все же он выглядел уверенным и решительным.

Домелу было интересно, сколько еще продержится Ондрат. В нем чувствовался какой-то надлом, как в клинке, который прекрасно режет мясо, но ломается, встречаясь с другим клинком.

В замке все стихло, и Домел понял, что приближается ночь. Немного выждав, он поднялся, разминая затекшие, замерзшие руки и ноги, и пополз по здоровенной балке. Он добрался до огромного каменного дымохода. Если быть осторожным, по нему можно спуститься.

Очутившись на твердом полу, Домел подумал об одежде и оружии и решил начать с кухни. Там по крайней мере были ножи.

Повар сидел за маленьким рабочим столом. Домел заглянул в открытую дверь и медленно прокрался внутрь, прячась за длинную скамью перед печкой. Выбрав увесистую кастрюлю с длинной ручкой, он бросился к повару и одним ударом размозжил несчастному череп.

Тяжелое шерстяное пальто повара вполне подошло Домелу. Шапка сидела как влитая. Натянув одежду, он прихватил большой нож для резки мяса. Лезвие ножа было длиной с руку и острое как бритва. Это было серьезное оружие.

Снаружи ночь держала окруженную стеной деревню в своих цепких и тихих объятиях. Изредка раздавался собачий лай. Домел нервничал. Пустынные улицы и неосвещенные дома говорили о том, что большинство мужчин уже двинулись к Оле. Он прокрался к стене. В темноте у лестницы зашевелился охранник.

Большому мясницкому ножу нашлась работа. Охранника не спас даже металлический шлем — он раскололся от мощного удара, но шума было много. Домел стрелой долетел до ровной площадки, где устраивались поединки воинов, перебросил нож через стену и быстро перелез сам. Он уже несся к морю с ножом в руке, когда зажегся первый факел.

Домел легко нашел тропинку, ведущую к рыбацкой деревне, и пустился по ней быстрой рысцой. Причалы были удобно размещены на берегу. Видимо, потребовались месяцы, чтобы все так обустроить. Искушение почувствовать себя снова в лодке было просто непреодолимым. Он одной рукой перерезал швартовочный конец, а другой подвигал взад-вперед румпель.

Из рыбачьих хижин донесся жалостный плач.

Домел поспешно поднял парус. Маленькая лодочка послушно откликалась на его действия, быстро выходя на большую воду. Лежа на спине, Домел пытался разглядеть силуэт акульего челна. Ориентируясь по звездам, он легко вычислил верный курс. Идя напрямую, можно было наткнуться на Лорсо, но времени на маневры уже не было.

Ола стремительно приближалась. К несчастью, он слишком сильно взял на север, к берегу у замка. На полной скорости лодку вынесло на прибрежные камни. Корпус заскрипел, сокрушаемый обломками скал. Домела оторвало от планшира и перебросило через борт. Мачта хрустнула, застонала и упала рядом с ним. Это было как последний вздох. Лодку развернуло.

Упершись руками в лодку, он попытался сдвинуть ее. Холодное дерево не поддавалось. Она умерла, подумал Домел. Единственный шанс спастись и тот теперь пропал.

И побежал подальше от этого места.

Возле Северных ворот он закричал охранникам:

— Там, наверху, впустите меня! Мне надо видеть Эмсо.

Заслоняя звезды, появилась чья-то голова.

— Утром. Ворота закрыты на ночь.

— На вас собираются напасть.

Еще одна голова.

— Ты кто? Сколько вас?

— Я один, дурак. Неужели тут должна быть целая толпа, чтобы вы поняли, что на вас нападут. Если хотите подготовиться к этому нападению, откройте ворота и впустите меня.

— Ворота закрыты на ночь. Это приказ.

— Послушайте. Скэны собираются засунуть ваши приказы обратно вам в пасть и вспороть ваши животы, чтобы вытряхнуть оттуда кишки. Понятно? Отведите меня к Эмсо.

— Скэны? Что ты знаешь о Скэнах?

— Я покажу вам свои татуировки. Этого достаточно?

Послышалось препирательство стражников. Домел знал, что теперь на него направлена по крайней мере одна стрела, но держался очень спокойно. Ворота, скрипнув, открылись. Две створки разошлись перед ним, как губы громадного рта. Наверху стояли четыре лучника, целясь ему в голову. Пятый мужчина осторожно приближался с мечом в руке. Он вглядывался в темноту позади Домела, пользуясь им как щитом. Подойдя достаточно близко, он сказал:

— Отдай мне свой меч.

Домел протянул нож.

— Это вместо него.

Молодой Волк совершенно спокойно взял нож и бросил его через плечо назад. Нож поднял один из лучников. Стоящий перед Домелом воин потребовал:

— Татуировки?

Сняв пальто, Домел закатал рукав, обнажая черно-красные узоры.

Волк отошел назад, его меч по прежнему был направлен Домелу в живот.

— Пошли со мной, я тебя отведу. Пусть он на тебя посмотрит.

Мужчины оказались внутри. Ворота закрылись. Домел зашевелился.

— Быстрее, они придут до того, как поднимется луна.

Подошел еще один Волк. Домел шел между ними, стражники держали мечи наизготовку. Вскоре к ним присоединился еще один Волк, судя по всему — офицер. Остановив их у дверей, офицер сказал:

— В случае чего, рубите его на мелкие куски. Понятно?

Волки отсалютовали. Один победоносно взглянул на Домела. Другой стоял напряженно, с широко открытыми глазами и побелевшими губами.

Вышел офицер, и за спиной у него появился Эмсо.

— Ну, что тебе?

Домел был удивлен: грязный, неряшливый, небритый, Эмсо выглядел просто как медведь. Жирные волосы спутались. Похоже, он с неделю не снимал одежду: от нее разило, как из помойки. Запах был острый и очень неприятный.

Эмсо повторил:

— Так что?

— Сегодня ночью настоятельница Фиалок просила тебя и твоих друзей о встрече. Они сейчас у тебя?

Глаза Эмсо блеснули, и он осенил себя Тройным Знаком. То же сделали Волки. Домел видел, как напрягся один из охранников, готовый в нужный момент отскочить в сторону. Эмсо спросил:

— Откуда тебе это известно?

— Может, мы лучше зайдем внутрь, чтобы все меня слышали, а то ты ведь наверняка не захочешь, чтобы я повторял некоторые вещи из тех, что я скажу тебе.

Эмсо на секунду задумался, затем жестом приказал Домелу следовать за ним, приказав через плечо Волкам оставаться снаружи у дверей.

На лицах Черной Молнии и двух окружавших ее женщин читалось простое, доброжелательное любопытство. Одна была в одежде Жрицы Роз; Домел знал, что это должна быть Сайла. Значит, другая, поразительно белокурая женщина — жена Гэна. Но его внимание сейчас больше занимали настоятельница Фиалок и Джалита. Вид у них был просто убитый, глаза полны ужаса.

— Я Домел, Навигатор Скэнов.

— Убей его! — Джалита вскочила на ноги, простирая руки к Эмсо.

Эмсо наполовину вытащил свой мурдат. Домел быстро заговорил:

— Эта женщина — шпион Слез Нефрита, колдуньи Сосолассы, Бога Скэнов. Она объединилась с настоятельницей Фиалок, чтобы свергнуть Гэна Мондэрка и заменить его на…

— Лжец! Лжец! — закричала, вскакивая, настоятельница. — Язычник. Предатель Церкви. — Она повернулась к Эмсо, настаивая: — Убей его! Он порочит имя Церкви и ее слуг. Убей его или будь проклят навеки. Я требую этого.

Эмсо побледнел и заморгал, колеблясь. Мурдат еще больше вышел из ножен, обнажая холодную сталь. Домел перекрикивал настоятельницу:

— Эмсо, они хотят убить нас всех. Потом Гэна, его жену и ребенка, Сайлу. Всех. Послушай меня.

Настоятельница снова завопила. Джалита метнулась вокруг стола и, сопя от напряжения, помогла Эмсо вытащить наконец свой мурдат.

Качаясь от такого натиска, Эмсо смотрен на Домела со странной смесью болезненной ненависти и неуверенности.

Голос Сайлы зазвучал неожиданно ясно:

— Домел, ты говорил про какое-то нападение.

Домел снова обратился к Эмсо:

— Еще до того, как взойдет луна, Скэны будут в твоем замке. Люди Ондрата здесь перебьют твоих Волков. Другое союзники Ондрата — Милл, Бирда и Кревелен — стоят сейчас прямо под стенами Олы. Они атакуют ворота, как только увидят огненные стрелы Скэнов. Воины Ондрата уже внутри замка. Они ждут момента, чтобы перебить охрану и открыть ворота. — Он перевел взгляд на Джалиту и скривился в улыбке, которую, как он надеялся, она должна понять. — Человека, возглавляющего атаку, зовут Лорсо. Мы называем его — Поработитель.

Джалита подняла руки к горлу. Ее «нет» было исполнено ужаса. Она отвернулась к стене. Эмсо попытался заглянуть ей в лицо, но она оттолкнула его, не желая показывать, какое впечатление произвели слова Домела.

Настоятельница держалась лучше. Она подошла к Домелу.

— Лжец! Эмсо, я отвергаю эту чушь. Церковь требует его смерти.

Сайла перебила ее:

— Попридержи свой язык, женщина. Эмсо, проверь-ка слова этого Домела. Собери всех людей Ондрата в одном месте. Подними по тревоге всех Волков в казармах. Если он лжет, ты все равно ничего не теряешь. Если же это правда… — Она посмотрела на Джалиту и настоятельницу Фиалок, ожидая, что их реакция будет лучшим ответом.

— Это ловушка, — произнесла, задыхаясь, Джалита. Потом голос ее немного окреп и стал увереннее. — Я лгала им, Эмсо, чтобы защитить тебя. — Она прошла вперед и коснулась его руки, держащей меч.

Домел глянул на настоятельницу. Та едва не упала в обморок.

Джалита продолжала:

— Ты знаешь, меня послали Скэны. И этого человека тоже. Я обещала Скэнам, что помогу им. Когда ты пошлешь своих людей к Восточным воротам и усилишь оборону стен замка, Скэны и барон Ондрат будут у Северных ворот. Я должна была быть уверена, что они не изменили план, чтобы рассказать тебе его, не испортив все. Пожалуйста, прости меня.

Эмсо посмотрел на нее. Ему хотелось поверить ей. Он посмотрел на настоятельницу.

— Ты знала об Ондрате?

— Конечно же, нет. Стал бы он доверять женщине? Или Церкви? Особенно Церкви, которой нужен ты и нужен вновь обращенный Гэн Мондэрк, чтобы защищать ее?

— Вновь обращенный? — Вопрос Сайлы оглушил Эмсо своей неожиданностью. — Гэн Мондэрк не нуждается ни в каком обращении. Эмсо, похоже, ты губишь всех нас.

Наконец поднялась Тейт. Все взоры устремились на нее. Она прошла к стене, подняла свой платок и, помахав им, сказала:

— Эмсо, делай то, что ты считаешь правильным. Я поднимусь на западную сторону крыши. На всякий случай.

Вместо того чтобы уйти сразу же, Тейт прошла к другому концу стола, поближе к Эмсо. Остановившись перед ним, она отсалютовала, как было заведено у Волков. Он ответил жутковатой улыбкой и бесконечно усталым приветствием. Через его плечо Тейт заметила движение.

До сих пор ей удавалось избегать Джалиты, сейчас же она была прямо перед ней. Страх искажал лицо девушки, но это был всего лишь фон для ясной, холодной злобы. Оказавшись за спиной Эмсо, где никто, кроме Тейт, не мог ее видеть, Джалита улыбнулась. Легкое, едва заметное движение губ, минутные морщинки вокруг глаз… Жестокость.

Потрясенная, Тейт вышла из комнаты.

Нечленораздельно что-то бубня, Эмсо наполовину подбежал, наполовину доковылял до двери и втащил в залу трех Волков. Стоя спиной к остальным, он отдавал офицеру приказы:

— Послать гонца в казармы. Все немедленно на защиту Восточных ворот. Послать еще одного гонца поднять по тревоге всех Волков в городе. Быть готовыми к атаке Восточных ворот изнутри. Возьмите этого Скэна с собой. Ждите меня на пересечении северной и восточной стен замка. Выполняете!

Офицер выдернул Домела из-за спины у Эмсо и, толкая его перед собой, побежал исполнять приказ. Эмсо все еще избегал смотреть в глаза оставшимся в комнате.

— Вы, двое Волков, отведите настоятельницу Фиалок и женщину, называющую себя Джалитой, в старую темницу и держите их там. Там вроде пустовала одна келья. Не причиняйте им никакого вреда. Не выдавайте их никому, кроме меня.

Волк заговорил:

— Но, Эмсо, как же сражение? Мы ведь его даже не увидим.

— То, что вы делаете, гораздо важнее. Не возражайте…

— Я возражаю. — Настоятельница двинулась к двери.

Не поворачиваясь, Эмсо положил руку на косяк, перегородив дверной проем. Он повторил Волкам:

— Свяжите ее, если нужно. Не причиняйте ей вреда. Не обращайте внимания, что бы она ни говорила. Вы поняли?

Воины отсалютовали. Эмсо посмотрел, как они уводят своих подопечных. Когда Джалита споткнулась, настоятельница подхватила ее. Обхватив молодую женщину, она бросила ядовитый взгляд на Сайлу и Нилу и вышла с гордо поднятой головой.

Эмсо произнес:

— Сайла, Нила, вы меня слышите?

Обе заверили его в этом.

Он поднял голову и начал говорить, казалось, сквозь каменные стены, обращаясь к кому-то, кто был далеко-далеко отсюда.

— Когда я умру, вы услышите обо мне много рассказов. Некоторые — правда. Некоторые — ложь. Так обычно бывает. Я клянусь только в одном — пожалуйста, запомните. Мои ошибки только от моей любви. Не от амбиций. Не от зависти. Кем бы меня ни называли, говорите всем, чтобы меня называли человеком, любившим Гэна Мондэрка больше жизни. Обещаете?

Нила произнесла:

— Ты не умрешь. Ты не можешь умереть. Ты нам нужен.

Сайла поцеловала его в щеку.

— Отправляйся с легким сердцем, старый друг. Обещаем. Мы скажем, как ты просил, потому что знаем — это правда.


Глава 81 | Ведьма | Глава 83