home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7 — ДИКОЕ ЗАКЛЯТИЕ (Балтимор, август 1807 года)

САРА СЛЕДОВАЛА за Праотцем Медведем по белым ракушкам. Она шла по лесу, в котором столько раз бродила ребенком, — или по такому же лесу. В ее мире эта тропа вела к поселению кри, ставшему ей в детстве вторым домом. Но почему Праотец Медведь ведет ее в так хорошо знакомое ей место?

Она припомнила слова посланца Древнего народа. Возможно, Праотец Медведь тоже ищет ее помощи в этом запутанном деле, так что цель путешествия может оказаться совсем в другом месте.

Однако вскоре тропа стала широкой и хорошо утоптанной, словно они приближались к деревне. Сара чувствовала запахи воды и дыма, ароматы готовящейся пищи. Оглядевшись по сторонам, она увидела, что Праотец Медведь исчез — совершенно непонятно, в какой момент.

Свет тоже изменился — настало робкое, бледное раннее утро.

«Я что, всю ночь шла?» — изумленно подумала Сара. Внезапно засомневавшись в гостеприимном приеме, она все же медленно двинулась вперед.

Едва завиднелись очертания крыш длинных домов, как деревенские собаки залаяли, учуяв чужака. Здесь явно обитало не менее сотни человек. За деревней тянулись сады и поля, были обустроены рыбные пруды и расставлены капканы. Колонисты подчас считали, что если земля не отмечена шрамами людского присутствия, то она просто ничейная, но местные жители думали иначе. Лес был вечно наполняющимся Граалем, и Народ не считал, что его надо переделывать по собственному разумению.

Понимая, что ее появление не осталось незамеченным, Сара быстро вышла на опушку. Народ говорил, что только охотники прячутся, а Сара пришла просить о помощи.

Когда она увидела деревню, на ее глаза внезапно навернулись слезы от ощущения вновь обретенного дома. Все было так, как она помнила, — три длинных дома, покрытые корой и шкурами, на растяжках сушились свежие шкуры, коптильня из зеленых сосновых ветвей источала аромат трав и пахучего дерева. До этого мгновения Сара не осознавала, насколько она привязана к дому — не к Америке, не к колониальному Балтимору, но к этой деревне.

Собаки рванулись к ней, и Сара протянула руки вперед в дружелюбном жесте. Вожак обнюхал ее пальцы и отпрыгнул в сторону, отчаянно лая. Наружу, привлеченные суматохой, высыпали люди. Сара увидела много знакомых лиц, мужских и женских, но были и новые обитатели — высокий мужчина с волосами песочного цвета, одетый по-европейски, и поразительной красоты женщина в длинном белом платье из оленьей кожи, раскрашенной и расшитой бусинами.

— Вахийя, — сказала женщина на наречии кри, но с незнакомым Саре акцентом. — Это ты, ради встречи с кем мы так долго шли?

— Я Сара Канингхэм, — удивленно ответила Сара по-английски.

— Тогда идем, нам с мужем много о чем надо с тобой поговорить.

Хотя эти двое были не из кри, Сара поняла, что хорошо знает их по рассказам, поскольку эти люди считались надеждой и кри, и их собственного племени криков. Александр Мак-Гилливрэй был сыном Лахлана Мак-Гилливрэя, который женился на девушке из клана Ветра. Теперь Александр, прозванный здесь Возлюбленным, правил всем народом криков как супруг Сахойи, Дочери Ветра. Американцы из мира Сары охотно торговали с Александром, которого называли королем, и обращались с людьми, которыми он правил, как с равными, совещались с ними и заключали обоюдовыгодные договоры.

Очевидно, Сахойю и Александра привело на восток важное дело, раз два племени заключили союз, хотя в прошлом не слишком часто контактировали. И супруги явно ждали появления Сары, поскольку добираться сюда из земель их племени нужно было несколько недель. Наверное, они тронулись в путь в то самое время, что и Сара, которая тогда еще и не подозревала, что будет разыскивать своих родичей.

Вскоре Сара уже сидела у костра совета в доме вождя. Александр Мак-Гилливрэй располагался по правую ее руку, Сахойя — по левую, а старейшины племени — перед ней. До того как начать говорить о любом деле, необходимо было выполнить все требования вежливости, и потому сначала состоялась церемониальная трапеза, включавшая в себя кукурузную кашу и оленину; запивали еду пивом из березовой коры. Хотя лицо Сары, как требовали приличия, оставалось бесстрастным, душа ее пела. Она дома. Дома!

Хотя это и не тот дом, в котором она провела детство. Деревня и люди были ей знакомы, но они не узнавали ее, как вскоре выяснилось.

— Приветствую тебя, брат, — обратилась Сара с обрядовыми словами к молодому воину, который протянул ей трубку в знак начала разговора. Встречающий Рассвет был ее приемным братом — они вместе выросли.

Но сидевший перед ней человек посмотрел на нее без всякого намека на узнавание. Сара, потрясенная до глубины души, безмолвно взяла трубку. Резкий табачный дым обжег ей рот, и она осторожно и медленно вдохнула его. Собственный брат не признал ее. Если ей нужно было какое-то доказательство того, что она далеко от земли, в которой родилась, то чего же больше? Она знала этих людей, но они ее не знали.

— Ты проделала долгий путь, чтобы добраться до нас, Сара Канингхэм, — сказала Дочь Ветра, когда наконец все формальности были соблюдены и церемонии окончены.

Сара повернулась и встретилась с ней взглядом. Сахойя была сахемом — шаманом криков, и Сара на мгновение задумалась — а какими силами владеет она в этом мире?

— Я не думала, что он окажется таким долгим, — наконец ответила Сара, стараясь не выдать разочарования. Она по-прежнему оставалась дочерью Народа, а среди Народа считалось верхом невоспитанности показывать свои чувства, вынуждая прочих волей-неволей разделять их.

Сахойя пристальнее вгляделась в гостью.

— Не поделишься ли ты с нами своей историей? С тех пор как Влюбленная Луна стала расти в небесах, духи начали говорить о тебе. Они сообщили мне, что ты идешь к нашим младшим братьям, людям кри. Духи сказали, что я должна помогать тебе ради всего живого в этой земле — не только Народа и англичан, но и наших старших братьев.

Кажется, Дочь Ветра посвящена в то же самое пророчество, которое Древние дали ей самой в Англии, догадалась Сара. Как жаль, что никто, видимо, и понятия не имеет, как ей совершить то, что от нее ждут!

— Я все расскажу тебе. Поведаю о том, чем прежде не делилась ни с одним мужчиной или женщиной. Многое в этой истории остается для меня тайной, и я смиренно молю тебя о помощи, — склонила голову Сара.

— Продолжай, — сказала Сахойя, и вождь кри согласно кивнул.

— В этом мире меня зовут Сара, герцогиня Уэссекская, хотя на самом деле я родилась в Балтиморе в мире, очень отличном от этого. В том мире Америка восстала против короля Георга, чтобы стать свободной и независимой нацией.

— Король Георг? — с сильным шотландским акцентом произнес Мак-Гилливрэй. — Что это за фрукт такой — король Георг?

Сара судорожно вспоминала обрывки английской истории, которые мать вбивала ей в голову во время уроков. Тогда ей казалось, что незачем ей тут, в Америке, засорять себе память историей страны, которой она никогда не увидит.

— Это немецкий король, который правит Англией потому, что английских королей уже не осталось. Из-за его безумия и тирании мои соотечественники восстали против него.

Мак-Гилливрэй в изумлении покачал головой.

— Англичане отвернулись от своего короля, как несчастные французишки? В это трудно поверить. Даже сассанахи[50] такого не заслуживают, — добавил он с легкой усмешкой.

Сара беспомощно развела руками.

— Это очень старая история, и я рассказываю ее лишь для того, чтобы показать, что есть другие миры и они близки, как страницы в книге. — Она сложила ладони вместе, чтобы показать, затем снова развела руки. — И вот я пришла из того мира в этот, и здесь со мной приключилось много странных вещей.

Сара рассказала о том, как мадам Алекто Кеннет и вдовствующая герцогиня Уэссекская наняли ее, чтобы она заменила в этом мире умирающего двойника, и как, несмотря на все их усилия, ее раскусили, и как она нашла в этом новом для нее мире свое собственное место. Она рассказала о своем муже, герцоге Уэссекском, и о том, как интриги одного амбициозного высокородного джентльмена связали ее с леди Мириэль Хайклер и Луи Французским.

— Дофин жив! — воскликнул Мак-Гилливрэй. — Неужели?

— Его много лет прятал в глуши близкий родственник, — объяснила Сара. — И англичане, и французы использовали бы его в своих целях, попади он в их руки, но Луи хотел лишь жить своей собственной жизнью и не опасаться каждую минуту смертельной угрозы.

— Да уж, я думаю, этот бедняга вряд ли после такого захочет сесть на трон, — сочувственно проговорил Мак-Гилливрэй.

— А английский герцог, твой муж, держал его в руках и отпустил? — спросила Сахойя. В голосе ее звучало недоверие. Люди Народа врядли упустили бы так просто столь завидную добычу.

— Уэссексы, — сухо заметила Сара, — давно уже поступают так, как считают нужным. И всем нам казалось, что принуждать Луи к чему-либо против его воли — дурное дело. Французы убили бы его, но у англичан он был бы узником.

Но сейчас она сама впервые засомневалась в этом. Луи хотел жить по своей воле — жениться на Мириэль и плюнуть на все короны и троны, но верно ли они поступали, помогая ему в этом? Стоит ли год свободы той ужасной судьбы, которая потом постигла его? А что с Мириэль? Неужели те злодеи, что похитили его, вернулись потом и схватили еще и его жену? Где она сейчас?

Сара тряхнула головой, отгоняя гнетущие мысли.

— Сейчас все в прошлом. Луи женился на Мириэль Хайклер, девушке из благородной католической семьи, и скрылся вместе с ней. Но, похоже, преследователи добрались до них даже в Новом Свете, поскольку три месяца назад Луи пропал в Балтиморе. Мириэль написала мне письмо с просьбой о помощи, но ко времени моего приезда исчезла и она. Я искала ее, но никто ничего о них не знает. — Сара изо всех сил пыталась не выдать своей беспомощности. — Я понимаю, что люди легко… исчезают, но я должна сделать все, чтобы их отыскать.

— А что же ваш герцог, ваша светлость? — спросил Мак-Гилливрэй. — Сдается мне, что человек его положения, достаточно близкий к королю Генри, мог бы многое сделать, чтобы все пошло как по маслу.

— Я оставила ему записку, потому что он отлучился по делам, когда пришло письмо от Мириэль, — уклончиво объяснила Сара. — Я надеюсь, что он последует за мной быстро, как сможет.

— А зачем ты пришла к нам? — спросила Сахойя. — И почему ты говоришь на языке наших братьев так, словно родилась среди них?

— Я и родилась среди них, — чуть резковато ответила Сара. — Я выросла в этой деревне, пусть и не в этом мире. Дом моего отца, Алисдайра Канингхэма, стоял вон на том холме. Он всегда был большим другом Народа. — Да, ее отец был другом и защитником туземцев. Город быстро разрастался, и, насколько Сара помнила, в городском совете все время говорили о том, что надо вытеснить местные племена на запад, чтобы забрать их земли под пашню.

Здесь она не видела признаков такого разрастания, и здешний Балтимор оказался меньше — хотя намного величественнее — того города, который она видела всего несколько лет назад. Казалось, британцы не разделяли аппетитов своих американских сородичей в том, чтобы засевать все, что только видишь.

«Но так будет».

Холодная дрожь предчувствия охватила ее. Этот мир развивается своим путем. Но рано или поздно британцы захотят превратить Новый Альбион в огромную сельскохозяйственную плантацию. Тогда и здесь, как и там, туземцев вытеснят с тех земель, которые они не захотели отдавать европейцам.

Может ли она остановить это? Может ли это вообще кто-нибудь остановить? Наверное, как раз об этом и просили ее Древние, но разве по силам такое одному человеку?

— Что с тобой? Ты словно призраков увидела, — сурово промолвила Сахойя.

— Я боюсь того, что может случиться… и боюсь за своих друзей. Ты поможешь мне отыскать их?

— Я поклялась, что не стану связывать будущее своего народа с судьбами бледнолицых. Мы сражались в войнах французов против англичан, и многие Ийи Истчи погибли. В конце концов англичане победили и сочли нас своими врагами. Я не позволю этому повториться, даже если Древние попросят меня помочь тебе.

Это было непростое решение, но принятое той, которая имела право говорить от всего народа. Сара кивнула, признавая справедливость этих слов.

— Я не стала бы просить тебя подвергать опасности твой народ, поскольку он и мой тоже, — сказала герцогиня. — Я не могу взывать к узам родства в этом мире, — неохотно призналась она, — но я по-прежнему прошу тебя помочь моим друзьям, поскольку больше обратиться мне не к кому, а в этих раздорах они не виноваты.

Сахойя долго смотрела на Сару своими темными бесстрастными глазами и наконец кивнула.

— Теперь отдохни и поспи. Я подумаю. Саре пришлось удовлетвориться этим.


За все надо платить. Ничто не дается даром. Эта философия лежала в основе всех поступков Народа в мире обычном или в Мире Духов, поэтому Сара не удивилась, когда обнаружила, что после путешествия через лес следом за Праотцем Медведем, пусть дорога и показалась ей недолгой, все мускулы ее ныли и почти не осталось сил. Она с удовольствием завернулась в одеяла в углу Дома Молодых Женщин и, засыпая, слушала доносившиеся снаружи знакомые звуки будничной жизни поселения.

Проснулась она на закате, в тот час, когда племя собиралось вместе, чтобы курить трубку, петь песни и рассказывать разные истории. Работа заканчивалась после захода солнца, и наступало время семьи.

Сара села, ощущая, что голова до сих пор кружится. Рядом с собой она обнаружила стоящую на коленях молоденькую девушку со скромно потупленной головой.

— Зимняя Лань! — не раздумывая воскликнула герцогиня.

Девушка уставилась на нее полными изумления глазами. Сара угадывала ее мысли. Таинственная странница, европейка, приведенная духами, говорившая на языке племени, как одна из них, и знавшая имена всех в этой деревне. Ну разве она может не быть волшебным и могущественным существом?

— Спасибо, что разбудила меня, — ласково сказала Сара.

— Дочь Ветра посылает тебе чистую одежду и просит тебя прийти в Дом Совета, когда ты приведешь себя в порядок.

Сара снова поблагодарила девушку как могла ласково, но ей было больно видеть, что Зимняя Лань хочет как можно скорее уйти. Оставшись одна, Сара рассмотрела принесенное ей платье.

Это был воистину царский дар — красные фланелевые облегающие штаны с серебряными пуговицами, крепкие, отлично сшитые мокасины, украшенные синими стеклянными бусинами. Рубаха из мягкой оленьей кожи, вышитая красной шерстяной нитью, и короткое пончо из темно-зеленой ткани завершали наряд. Одевшись, Сара ощутила, будто бы избавилась еще от одного иллюзорного покрова, приблизившись к своему собственному «я». Но ее снова посетила неприятная мысль — кто же ты такая на самом деле, Сара Канингхэм? Американка? Англичанка? Кри? Америки, в которой она родилась, больше не существовало, ее родное племя не узнало ее, и никогда она не ощущала себя англичанкой меньше, чем сейчас.

Сара вздохнула и начала заплетать волосы, расчесывая их гребешком, присланным Сахойей. Закончив, она встала и пошла искать свою приемную мать.

Взрослые собрались у огня, завершая вечернюю трапезу. Старшие дети ухаживали за малышами, младшие ловили светлячков и гонялись за щенками. На селение спускалась теплая ночь. Собаки старались незаметно подобраться к огню и еде, оставленной в буковых мисках на земле. Приятный запах табака смешивался с дымком костра и запахом жареного мяса. Сквозь деревья Сара видела вечернее небо цвета персика и нефрита, первые звезды поблескивали на нем, как алмазы на бархате в лавке ювелира.

«Если бы только все оставалось таким, как сейчас», — тоскливо подумала Сара, но даже произнося в уме эти слова, уже понимала, что не этого жаждет ее сердце. В этом мире не было места для герцога Уэссекского, а ведь Сара даже не помышляла расставаться с ним. Она любила своего вспыльчивого, скрытного мужа — их брак был наградой за все остальное в этом перевернутом вверх дном мире. Если бы ей обрести и настоящий дом, и мужа — все сразу!

Сахойя увидела ее и подняла руку. Сара опустилась на колени на мягкую медвежью шкуру. Дочь Ветра сама подносила ей пищу — жареную оленину, кукурузную кашу, маленькие терпкие яблочки. Сара с благодарностью принимала пищу: она проголодалась после своего путешествия по Миру Духов.

— Некоторые хотели бы узнать, какой помощи ты ждешь от Народа, — согласно правилам вежливости спросила Дочь Ветра, когда Сара закончила трапезу. — Они говорят, что ты много рассказала о себе, но мало о том, что привело тебя к нашим кострам.

В обычае племени было подходить к трудным вопросам неторопливо и осторожно, но сейчас Сару эти манеры страшно раздражали. Все же она вынуждена была тщательно подбирать слова.

— Я пришла сюда в надежде, что Народ поможет мне отыскать мою подругу Мириэль, поскольку мне ведомо, что глаза Народа видят то, что недоступно глазам других, а их слух улавливает то, чего не слышат другие.

— А что сделала бы ты, если бы узнала, где она? — настаивала Сахойя.

— Это зависит от того, где она находится, — сдержанно ответила Сара и услышала тихий смех, донесшийся от костра, вокруг которого сидели люди.

— Хорошо! — внезапно сказала Сахойя. — В этом мы можем тебе помочь. Что до остального — там посмотрим.

Как почти ожидала Сара, Дочь Ветра намеревалась воспользоваться магией, чтобы отыскать Мириэль. Сара принесла с собой дневник подруги, зная, что многие виды магии основываются на вещественной связи с разыскиваемым человеком.

Три дня спустя, когда луна стала полной, Сара стояла вместе с молодой чародейкой на лесной полянке далеко от деревни. Они отправились сюда вдвоем, поскольку Дочь Ветра опасалась показывать своим людям, какими силами может повелевать.

И она, и Сара постились со вчерашнего утра и большую часть дня провели, очищая себя сильными отварами трав, от которых Сара чувствовала себя нездоровой и едва держалась на ногах — так кружилась голова. Разве что-то поймешь в таком состоянии! Но она знала, что магия, которую она сегодня увидит, — не иллюзия, а столь же реальна, как все в этом мире.

Эта мысль пугала. Впечатление было такое, словно мир увеличился вдвое и теперь включал в себя столько разного, что она и представить себе не могла. Знакомое становилось чуждым, и легкость, с которой Сара перемещалась из мира в мир, исчезла. Этот новый мир был безупречной игрой света и теней, и Саре показалось, что она снова стала ребенком.

Вместе с Сахойей Сара принесла жертвы и пропела молитвы, обратившись на восемь сторон света и призывая стражей каждого направления — оленя и медведя, зайца и ястреба, черепаху и сову, лисицу и волка… И когда каждый из представителей Древнего народа выходил и занимал свое место в кругу, Сара ощущала прилив сил. Каждый дух был облачен в раскрашенную шкуру и стилизованную маску, словно вселился в призываемого зверя, но это значило и нечто большее. Приготовления заняли немало времени, и Сара охрипла от пения молитв, но вот наконец круг был завершен.

Сахойя протянула спутнице бутыль из тыквы-горлянки с темной густой жидкостью, приправленной отваром листьев остролиста, табака и других трав. Сара трижды отпила из бутыли и трижды выплюнула жидкость в костер тонкой струйкой. От углей поднялся голубоватый едкий дымок, а рот и губы онемели.

Затем она следом за Сахойей обошла вокруг костра. Сахойя брызгала жидкость на землю, и Саре казалось, что земля дымится от горячей влаги. Горький запах заполнил ноздри, голова закружилась. Когда тыква опустела, Сахойя швырнула ее в костер, поскольку такие вещи никогда дважды не использовались. Горлянка несколько мгновений дымилась, затем вспыхнула зеленовато-белым пламенем.

Теперь онемение растеклось по лицу и шее Сары, и она почувствовала, как сердце начало биться с перебоями. Колокольчики из оленьих копыт на штанах Сахойи ритмично позвякивали, когда чародейка шла в медленном танце вокруг костра, и, несмотря на все усилия, Сара шла все медленнее, пока совсем не остановилась и не уставилась неподвижно в пламя костра.

Когда Сахойя увидела, что Сара оцепенела, она посмотрела прямо ей в глаза. Пламя сверкнуло алыми искорками в ее зрачках, и чародейка победно усмехнулась.

В это мгновение Сару охватил ужас. Ее предали! Она изо всех сил пыталась не потерять сознание, оставаться на ногах, но ощутила, что падает.


Сара видела сон. Она была ястребом и летела над лесом, парила в небесах, взмывала вверх с ветром. Ее острый взгляд проникал на много миль, она видела все — даже крошечную мышку, шныряющую в полях.

Но земля внизу вдруг начала меняться. Сначала исчезли деревья, на месте покатых холмов выросли фермы. Затем исчезли и фермы, на холмах уже возвышались здания — поначалу маленькие деревянные домики, затем большие кирпичные, затем сверкающие башни из стекла, связанные дорогами, блестящими словно камень, по которым ездили экипажи, напоминавшие гигантских светящихся насекомых.

Реки высохли, воздух стал грязным и тяжелым, Сара поняла, что все животные исчезли, остались только немногочисленные лисы и еноты, рыскавшие по закоулкам этого нового мира людей в поисках пищи. Закованная в сталь и камень, безразличная к перемене времен года, земля изнывала и стонала под тяжестью такого количества людей. Но они все плодились и плодились с каждым годом.

«Но где Народ? Где моя семья?»

Напрасно ястреб-Сара искала их, летя на север и запад. Она видела только слезы и кровь. Алгонкины, ирокезы, кри — все были изгнаны с родных земель, загнаны в горы и пустыни, затравлены до полного уничтожения теми, кто был слишком труслив и жаден, чтобы делиться сокровищами, им не принадлежащими. В конце концов лишь немногие из Детей Земли остались в живых, загнанные в резервации, мало чем отличавшиеся от тюрем. Там они скрывались в страхе и безнадежности, а болезни и нищета травили их, как голодные волки.

Плодородной земли почти не осталось — только маленькие ее островки сиротливо обозначались среди моря отравленного камня. Но вот и европейские захватчики стали страдать, как и их жертвы, умирая вместе с землей.

И это будущее, о котором люди говорили с такой надеждой? Будущее, в котором нет ни вражды, ни болезней, в котором все люди будут жить в мире и братской любви, в котором будут раскрыты все тайны природы?

Все внутри у Сары сжалось от ужаса. Как же люди могли дойти до такого? Даже легионы Наполеона, даже ненавистный Ганноверский дом не могут быть такими варварами…

«Так будет в твоем мире, — заговорил голос у нее в мозгу. — Когда люди поймут, что натворили, окажется уже слишком поздно для многих… для слишком многих».

— Кто ты? — спросила Сара.

Ответ был неясен — словно тысячи голосов заговорили разом.

«Так будет в твоем мире», — повторил хор голосов, и Сару охватило чувство потери и горя, словно это ее собственное будущее было уничтожено. Контраст между почерневшей пустыней в ее видении и девственной Аркадией, по которой она шла еще этим утром, был столь душераздирающим, что она едва могла это вынести.

Сара пыталась закрыть глаза, изгнать из разума все увиденное, но магия немилосердно струилась в ней, показывая ей все — и даже больше. Казалось, словно она проникает во внутренний смысл видения, и она узрела войну, а потом мор, который последовал за ней, и вот зараженные города стали обрушиваться, как распадаются поленья в чересчур жарком и быстро прогорающем костре.

«Слишком поздно для того мира, слишком давно ушла из него магия. Без знания Сокровенной Мудрости люди впали в безумие, исцеление от которого будет слишком долгим и болезненным. Они утратили все, что могли бы иметь».

— Но еще не поздно для этого мира! — отчаянно воскликнула Сара. Она увидела то, что должна была увидеть, и теперь обязана предупредить жителей этого мира — им нужно остановиться прежде, чем будет слишком поздно.

Но что может сделать какая-то женщина?

«Если ты примешь силу, ты обретешь ее. Из силы проистекает равновесие, дающее свободу всем вещам…»

Когда последние слова прозвучали в голове ястреба-Сары, она ощутила приступ слабости, пугающее видение поблекло и исчезло окончательно.


Яркое полуденное солнце, светившее Саре прямо в лицо, наконец пробудило ее. Тело все еще ныло от усталости, каждое движение требовало огромных усилий. Открыв глаза, долгое время она была способна только на то, чтобы беспомощно озираться по сторонам.

Она по-прежнему находилась на лужайке, лежала на одеяле, брошенном поверх сосновых ветвей, и сверху была укрыта одеялом. Все следы магического обряда исчезли еще до конца ночи. Над маленьким костерком, разведенным на песке, висел кожаный котелок. Перед ним на коленях стояла Сахойя и чистила рыбу, словно простая женщина.

При виде чародейки Сару охватила целая буря эмоций, столь перемешанных, что она не знала, как назвать свои чувства. Чары Поиска подействовали не так, как она ожидала. Видение ушло и оставило в душе лишь ощущение потери, но Сара понимала, что, несмотря на все события этой ночи, она по-прежнему не имела понятия о том, где находится Мириэль.

Увидев, что гостья проснулась, Сахойя грациозным движением встала, подошла к женщине и села рядом с ней. В руках она держала горлянку с водой и, намочив тряпочку, отерла лицо Сары.

— Слабость пройдет, — сказала она. — Твоя душа проделала долгий путь и устала.

— Что… что ты сделала со мной? — хрипло прошептала Сара.

— Прости, Сара, но, если бы я рассказала тебе, что собираюсь сделать, твоя воля воспротивилась бы моей магии. Я послала тебя на Перекресток Миров, в страну, откуда пришла твоя душа. Мне самой гораздо труднее отправиться туда, чем тебе вернуться, потому я послала тебя туда узнать то, что мне было нужно. Я получила недобрые вести, Сара из Балтимора.

— Знаю, — прошептала Сара, прикрывая наполнившиеся слезами глаза.

— Но ты будешь говорить от нашего имени перед английским королем, который стал верховным правителем этих земель. — Это звучало не как просьба.

— Сделаю, что смогу, — пообещала Сара. — Но как же Мириэль? Я и ей обязана помочь.

Сахойя смущенно потупила взгляд.

— Клянусь тебе, я искала твою подругу до того, как луна опустилась за Западные Холмы, но все, что я обнаружила, — это изображение чаши, зеленой, как весенняя листва, и золотой, как листва осенняя, и пылающей, как цветок зимой. Твою подругу окружает магия сильнее моей. К добру это или к несчастью — не могу сказать. Знаю только то, что тот, кого ищет ее сердце, до сих пор в этой земле, а не за морем, как ты опасалась.

— Луи, — догадалась Сара. — Наверное, Мириэль узнала, где он, и пошла по следу. — Внезапно она замолчала. Где же еще может быть Луи в Новом Свете, если не в Балтиморе?

— Луизиана, — тут же вырвалось у нее. Хотя, казалось, это было целую тысячу лет назад, слухи о непокорной французской провинции ходили в Лондоне уже за несколько месяцев до королевской свадьбы, так что Сара знала, что мятежная колония была на грани того, чтобы отделиться от наполеоновской Империи, — и кто же может возглавить это восстание, как не истинный король Франции?

Луи.

Это было предчувствие, безумная догадка, основанная скорее на надежде, чем на фактах, но чем дольше Сара об этом думала, тем сильнее становилась уверенность в том, что именно так и есть. Если Луи похитили и не отвезли в Европу, то логично было предположить, что он в Луизиане.

— Думаю, я знаю, где искать обоих, — сказала Сара.

Она попыталась сесть, но оказалась слишком слаба. Сахойя помогла ей и еще раз поднесла к ее губам горлянку с водой. Герцогиня отпила и почувствовала, что силы возвращаются к ней.

— Если ты попадешь в земли французов, тебе понадобится помощь. Ты не похожа на женщину из Народа, а с англичанами французы воюют, — сказала Сахойя.

Сара об этом не подумала, поскольку привыкла считать Америку одной большой страной, но Сахойя была права. Даже если она и доберется до Нового Орлеана, герцогиню Уэссекскую не ждет теплый прием. Однако ей необходимо туда попасть. Единственный способ — по суше, пешком, как туземке. Даже если она и найдет в балтиморской гавани корабль, который согласится отвезти ее в Новый Орлеан, герцогиня Уэссекская не может приплыть в страну, народ которой воюет с ее нацией. Но в сопровождении Сахойи она сумеет добраться туда быстро и безопасно.

— Ты мне поможешь? — спросила Сара.

— Да. Думаю, всем нам лучше научиться помогать друг другу в преддверии грядущего.

Когда Сара достаточно окрепла, чтобы идти, Сахойя повела ее назад к деревне кри. Сара не знала, рассказала ли чародейка кому-нибудь о том, что ей открылось.


На сборы ушло три дня. Европеец отправляется в путь, навьючив на нескольких мулов целую кучу тюков с припасами, а Сара и Дочь Ветра, кроме той одежды, что была на них, взяли лишь одеяла, кремень, кресало и трут, да еще запас соли и провианта на несколько дней. С винтовкой Бэйкера, что была у Сары, они не умрут с голоду и сумеют настрелять достаточно дичи, чтобы обменивать ее в попавшихся по дороге селениях на то, чего им не будет доставать.

Их провожали большим пиром. Сара получила много подарков — трутницу, хороший стальной нож, чехол для винтовки из оленьей шкуры, украшенный бусинами и бахромой и промасленный, чтобы механизм винтовки не отсырел. В ответ она раздала все, что у нее было, включая золотые соверены, которые племя ценило за их красоту не меньше, чем за стоимость. Герцогиня написала длинное письмо Уэссексу, рассказав обо всем, что ей удалось выяснить, и о том, куда направляется, и отдала его старику по имени Белый Барсук, чтобы тот отнес его в гостиницу и ожидал там приезда ее мужа.

Сара проснулась еще до рассвета и стала собираться в путь. Вокруг нее в Доме Молодых Женщин спали незамужние девушки-кри, и Саре показалось, что последних нескольких лет попросту не было, что ее родители еще живы и здоровы и она никогда не уплывала за океан в Англию, которая оказалась куда удивительнее, чем она могла вообразить.

Герцогиня отодвинула полог, закрывавший вход, и огляделась по сторонам. Дочь Ветра уже ждала ее, но рядом с ней был еще один человек. Подойдя поближе, Сара увидела, что это Встречающий Рассвет, сын сахема кри.

— Я прошу позволения сопровождать тебя, — сказал он.

Сара заставила себя ничем не выдать своих чувств.

— Это не твой путь, — мягко ответила она.

— Ты говоришь на нашем языке. Ты идешь нашими путями. Я хочу, чтобы ты сказала белому королю, когда снова будешь с ним говорить, что кри помогли тебе.

— Пусть будет так, — нетерпеливо бросила Сахойя. — Идем, Сара. Путь долог.


— Надеюсь, ты не передумал? — вкрадчиво поинтересовался Костюшко.

Они оба стояли на палубе, вдыхая знойный воздух сентября и наблюдая за суматохой на пристани. «Греза» вошла в гавань Балтимора на рассвете. Хотя город был гораздо меньше, чем Бостон или Нью-Йорк, порт процветал. Уэссекс всем сердцем надеялся, что Сара будет ждать его на пристани, но сначала ему нужно было уладить еще одно дело. Что бы там Костюшко ни говорил, у них в Новом Альбионе были разные задачи.

Он даже не был до конца уверен в том, что миссия Костюшко была именно такой, как рассказывал поляк, — после стольких лет участия в Игре Теней Уэссекс никому не доверял до конца. Прикрыв глаза, он исподтишка рассматривал своего временного напарника.

— Наши пути расходятся, — наконец проговорил Уэссекс. — Не хотелось бы мне, чтобы ты ехал в Луизиану, Илья, — закончил он, удивляясь самому себе.

— Но там красивые женщины и, как я слышал, прекрасная кухня. И, как ты сам понимаешь, с моей стороны было бы крайне невежливо не возобновить знакомство с достойнейшим герцогом де Шарантоном, особенно после того, как он дал нам такую замечательную подсказку насчет принцессы Стефании и ее яхты! — усмехнулся Костюшко.

Именно колдовство де Шарантона когда-то привело яхту датской принцессы, «Королеву Кристину», во французские воды, где негодяй попытался захватить Стефанию до свадьбы. Де Шарантон мог в случае необходимости призвать чудовищные, неестественные силы.

Уэссекс лишь мрачно покачал головой.

— Ты отказываешься от поручения? Раньше ты никогда не делал этого, — добавил Костюшко совсем другим тоном.

— Во-первых, я никогда и не принимал этого поручения. Но даже если мы и начали бы игру в наемных убийц, то чем она закончится? Король со своими министрами будет вынужден сидеть в четырех стенах, как в тюрьме, чтобы избежать пули наемного убийцы. Что, будем принимать в свои ряды висельников и всякую сволочь в целях дальнейшего развития дипломатии? Ну и будущее ты рисуешь для нас, друг мой.

Одно дело быть тайным агентом, которому порой приходится убивать ради исполнения своего долга, но стать наемным убийцей — совсем другое.

— Лучше, когда есть хоть какое-то будущее, — так же мрачно ответил Костюшко. — Если Наполеон будет продолжать действовать безнаказанно, он проглотит твою страну так же, как и мою, и останется одна только Франция, во главе которой будут стоять корсиканский тиран и Черный жрец.

Уэссекс вздохнул. Они редко затрагивали эту тему, потому что ответов на мучавшие их вопросы просто не существовало.

— Скажи Мисберну — если увидишь его раньше, чем я, — что мне пришлось не по вкусу последнее приключение, так что я решил поразвлечься в другом месте.

Костюшко печально покачал головой. Разбитной морячок, спрятавшийся на борту «Грезы», исчез бесследно. Илья снова выглядел элегантным щеголем, как и прежде.

— Надеюсь, что в следующий раз мы встретимся при не менее благоприятных обстоятельствах, чем сейчас.

— А я надеюсь только, что еще увижу тебя, — мрачно ответил Уэссекс.

— Увидишь-увидишь, — рассмеялся Костюшко. — Мне суждено быть повешенным, а у де Шарантона вкусы другие. Так что в этом смысле я в безопасности. Собираюсь сначала в целости и сохранности доставить на берег свое бренное тело, а потом мне кое-кого нужно найти в этом городе. Этого джентльмена зовут Фултон, «Белая Башня» одно время ему платила. Пойду посмотрю, будет ли от него польза.

Уэссекс помахал приятелю рукой. Костюшко всегда был фанатиком новых изобретений, от двигателя Бэбиджа[51] до последних теорий механики, разработанных учеными Королевского общества. Идеи и механизмы иногда оказывались действенными и работающими, хотя чаще — совершенно бесполезными.

Однако планы Костюшко не имели ничего общего с намерениями Уэссекса.

Герцог всю дорогу обдумывал предстоящее ему. Если Костюшко знал только то, что Уэссекс направляется в Новый Альбион, то сам Уэссекс знал лишь немногим больше. Поступок Сары оставил ему мало выбора. Когда Руперт отплыл на яхте, он сделал это для себя, уступив чему-то неведомому в себе. Только как герцог Уэссекс он мог получить информацию о герцогине Уэссскской, так что под своим именем ему будет легче ее найти.

Когда он увидел, как Костюшко, обвешанный чемоданами, растворяется в толпе, Уэссекс вернулся в каюту и позволил Этелингу завершить свой туалет согласно четким понятиям камердинера о том, как должен выглядеть настоящий герцог. Через несколько минут после наступления полудня он спустился по трапу — олицетворение праздного, надменного английского герцога. Капитан Таррант уже отправлял матроса в контору начальника порта, но там не было писем ни для «Грезы», ни для герцога Уэссекса.

Руперт решил пройтись до банка.


6 — В СТРАНЕ ПАДШИХ ( Луизиана, август 1807 года) | Леопард в изгнании | * * *