home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Встреча со страхом

Должна признать, что, несмотря на двусмысленность (во всяком случае, для меня) появившихся между нами отношений, я была рада даже этому. Присутствие Елизара и небольшой отдых влили необходимые силы. Тренировка прошла замечательно, а на ночное дежурство я отправилась, уже не падая от усталости.

Получив листочек с распределением патруля, мы поехали в ночной торговый центр, где и должны были дежурить сегодня. Я сидела в одном из многочисленных кафе за хромированным столиком, потягивая через трубочку колу, и с высоты третьего этажа смотрела на бьющий внизу фонтан, переливающийся золотистыми искорками от множества свисающих хрустальных люстр. Шум людских голосов сливался с плеском воды. Несмотря на ночное время, смертные снуют вверх и вниз по многочисленным эскалаторам, смеются, переговариваются, заходят в магазины с яркими вывесками, сообщающими о скидках. Макс, у которого сегодня смена, и еще двое Хранителей где-то наверху, как обычно, проверяют здание на присутствие вампиров.

Вздохнув, я отставила пустой стакан с пластиковой крышечкой и взялась за второй, начав разглядывать вывески магазинов и слушая ненавязчивую музыку из невидимых глазу динамиков. Пить уже совсем не хотелось, но надо же чем-то занять себя.

– Скучаешь? – Фадеев сел на соседний стул и, отвинтив крышечку, выпил почти всю бутылочку «Перье». – Как же жарко. Людей столько, что не протолкнуться.

– Распродажи, – пожала я плечами. – Макс, может, я тоже похожу по бутикам? Устала сидеть на одном месте и, если не пройдусь, начну засыпать.

Фадеев по привычке развалился в пластиковом кресле. Подбросив золотистую крышечку, он тут же поймал ее и, насмешливо улыбаясь, посмотрел на меня.

– Еще в зале Хранителей света, когда мы получили распределение, я знал, что ты попросишь об этом. Распродажа – панацея, способная излечить даже сонливость и крайнюю усталость. Признайся в этом, Злата, – поддразнил он.

– Я рада, что ты знаешь мои маленькие слабости, – с сарказмом заявила я. – Так я могу пойти?

– Женщина в торговом центре – стихия неуправляемая, феномен яркий, но совершенно не поддающийся мужскому пониманию, – риторически провозгласил он, снова подбрасывая крышечку и начиная действовать мне этим на нервы.

– Макс, ты хотя бы слышишь меня?

Фадеев ярко улыбнулся. Похоже, поддразнивать меня ему не разонравилось.

– Конечно, Злата, – с наигранной задумчивостью заявил он.

– Это означает «можешь прогуляться» или «я тебя слышал»? – раздраженно спросила я, проводив взглядом девушку с пакетами из магазинчика французского нижнего белья.

Если не ошибаюсь, магазин на втором этаже. А еще я раздавила солнцезащитные очки и собиралась купить линзы изумрудного цвета. К тому же скоро приезжает Ирина и неплохо чем-нибудь ее порадовать. А в магазине напротив – джинсы… Негромкий смех Фадеева прервал мои размышления.

– Совершаешь покупки мысленно? – веселился он.

– Макс, я могу никуда не идти, – пожала я плечами. – Хотелось развеяться, но могу посидеть и здесь.

Макс мгновенно почувствовал перемену моего настроения и стал серьезным:

– Злата, конечно, ты можешь пойти. Здесь спокойно. Трое Хранителей внутри и четверо снаружи. Я рад, что ты немного ожила, просто хотел поддразнить, распаляя твое желание, но ты опять ведешь себя нестандартно. Вместо того чтобы показать мне язык или, испепелив меня взглядом, подняться и отправиться куда тебе хочется, ты смирилась.

– Неужели обычно я себя так и веду? – грустно улыбнулась я.

– Обычно да, но не в последнее время. – Макс допил воду и посмотрел на меня. – Так ты идешь?

– Ну не могу же я оставаться здесь, если сам Фадеев меня чуть ли не уговаривает. – Я встала и показала ему язык.

Макс рассмеялся:

– Если хочешь, я могу пройтись с тобой.

– Первым по плану – магазин нижнего белья, не уверена, что хочу услышать твои советы. Или все же пойдешь?

Фадеев покраснел. Пристально разглядывал зеленую, как и сама бутылка, этикетку, краснея все больше.

– По крайней мере сейчас ты похожа на себя, – буркнул он. – Долго не задерживайся.

Хмыкнув, я направилась к стеклянному лифту.

Так называемый патруль сегодня обещал быть достаточно увлекательным. В бутике женского белья я задержалась надолго, выбирая крошечное кружевное и шелковое белье, которое больше показывало, чем скрывало. Затем стала счастливой обладательницей короткого черного платья необыкновенно тонкой вязки. Новые джинсы приподняли настроение, а белая рубашка к ним порадовала очень низкой ценой. На выходе из обувного магазина, где к платью были куплены замшевые туфли на высоких квадратных каблуках, я столкнулась с Максом.

– Шопинг, я вижу, проходит успешно, – сказал он, оглядывая внушительное количество бумажных разноцветных пакетов в моих руках. Затем отобрал их у меня. – Мы только что все проверили, и есть немного времени отнести их в машину, – пояснил он. – Когда закончишь, возвращайся в кафе. Хотя думаю, это случится нескоро. Еще четыре этажа, а на полпути ты вряд ли остановишься. Мне скучно без тебя, забияка. За эти дни я так привык, что даже не представляю свои патрули без тебя. – Фадеев грустно улыбнулся.

– Макс, помощи вам от меня – никакой. Я не тороплюсь только потому, что знаю: никто не относится ко мне всерьез. Я больше помеха, чем помощник.

– Ты лучшая помеха, которая только возникала. – Он повернулся и быстро пошел к лифтам.

– Но все же помеха, – тихо сказала я, зная, что он меня уже не слышит.

Хотя, может, он имел в виду, что лучше уж я, чем появившиеся вампиры? Пожав плечами, я пошла к эскалатору, ведущему на следующий этаж. Мерить еще что-то из одежды не хотелось. Я свернула в парфюмерный магазинчик и тут почувствовала силу Марка.

Он на верхнем этаже. Если не ошибаюсь, там кинозалы. Собрались сходить на фильм? Или, как и все, решили походить по магазинам? Нет, скорее последний сеанс кинофильма. В том, что они с Альбиной, я не сомневалась. «А вот Елизара с ними нет», – грустно подумала я. И не раздумывая, быстро пошла к эскалатору.

Электронные афиши показывали трейлеры фильмов, отбрасывая цветные блики на черно-белый плиточный пол темного вестибюля. За длинной полукруглой стойкой красного цвета две девушки в фирменных бейсболках ожидают покупателей колы и попкорна. Но широкий вестибюль пуст, как и красные диванчики. Кассы закрыты.

Взглянув на зеленые цифры настенных электронных часов, я поняла, что последний сеанс начался. Но это не расстроило: Марка и Альбины ни в одном из пяти залов не было. Сила чувствовалась немного в стороне – узкое ответвление коридора, за которым, похоже, выход на пожарную лестницу. Решили спуститься пешком? Немного странно, но ничего выходящего за рамки.

Рука потянулась к белой металлопластиковой двери с круглой металлической ручкой. Толкнув дверь, я вышла на лестничную площадку. Узкая, ярко освещенная лампами дневного света лестница, круто изгибаясь, вела на нижние этажи. Они где-то совсем рядом. Перегнувшись через перила, я посмотрела вниз. Звуки торгового центра совсем не слышатся, а лестница пустынна. Ошибиться я не могла. Где же они? Шаг за шагом начала спускаться вниз, придерживаясь рукой перил и стараясь услышать хоть что-то… Сила… Марк должен быть где-то здесь… Странно, что не чувствую запаха.

Огромная быстрая тень слева заставила остановиться. В плечо впились стальные пальцы и, с силой развернув, впечатали меня в выкрашенную белой краской стену. Ударившись о бетон, голова взорвалась резкой болью. Прижимая меня к холодной поверхности, вампир зажал мне рот рукой. От неожиданности я сначала даже не испугалась. Не Марк – мракаур, равный ему по силе (а возможно, превосходящий, к сожалению, сравнивать не с чем). Глупо ошиблась, но только потому, что он не пахнет вампиром: запах дорогого одеколона – и все, такая же способность, как у меня при трансформации. Огромного роста, выше Елизара. Даже под пиджаком дорогого черного костюма невозможно скрыть бугрящиеся, будто перекачанные анаболиками плечи и монолитную грудь. Мощная шея туго обтянута слепяще белым воротом рубашки. Не в силах дохнуть, я всматривалась в черты, отсвечивающие холодной опасной красотой. Года двадцать два или двадцать три, короткие темные волосы обрамляют бледное лицо с квадратными скулами. А глаза… Увидев раз, их не забудешь никогда: черные, завораживающие бездонной тьмой и только в глубине плещется красноватый отблеск. «Макс, найди меня, пожалуйста», – как-то очень вяло мелькнуло в голове.

И только теперь я испугалась по-настоящему. Я попыталась завизжать сиреной и вырваться, но руки сомкнулись плотнее, с силой сдавливая грудную клетку. Странно, что ребра еще целы, хотя и грозят сломаться. Мракаур насмешливо улыбался. Он не боится, что его обнаружат, и даже здесь, где совсем рядом, за стеной, Хранители света и толпы смертных, разорвет меня на части и сожжет. Я – досадная, не представляющая опасности помеха на пути монстра. Словно читая мои мысли, мракаур плотоядно усмехнулся и выпустил белые острые клыки:

– Крошка Хранитель света!

От вкрадчивого шепота я задрожала, готовясь к худшему. Конечно, крошка. Из такого, как он, троих таких, как я, выкроить можно.

Кажется, это конец. Сейчас он укусит, я оцепенею, а затем он меня разорвет. Горячее дыхание опалило шею. Я задрожала. Мракаур тихо рассмеялся, точно забавляясь моим испугом, затем медленно наклонился… Бешено пульсирующей вены коснулись не клыки, а жесткие губы. Миг – и, оторвав от стены, он перебросил меня через перила. С высоты семи этажей я полетела вниз: ниже, ниже, ниже… Почему он не уничтожил меня? Трансформируясь на лету и в клочья разрывая одежду, я мягко приземлилась на лапы. Послышался звук расколовшегося телефона. Рядом упали разорванные джинсы и лоскуты голубой водолазки.

Задрав голову, я посмотрела наверх, снова встречаясь взглядом с мракауром. Он вглядывался с неподдельным интересом. Конечно, он чувствует мою способность, похожую на его собственную. Ярость оборотня полыхнула в крови, отгоняя страх. Совсем не задумываясь о том, что несколько секунд назад я дрожала от ужаса и что не справлюсь, я понеслась наверх, одним коротким прыжком преодолевая целый пролет лестницы.

Теперь уже позади меня открылась дверь. Запах людской крови мгновенно ударил в нос. Две смертные весело щебетали, но голоса смолкли: скорее всего, девушки нашли мою одежду и в недоумении замерли. Впереди послышался звон разбитого стекла.

Шквал противоречивых чувств выплеснулся гейзером, накрывая меня с головой. Мощное тело пантеры подалось вперед. Преодолев последний пролет, я увидела мракаура, парящего за окном. Яркая улыбка озаряла лицо. Левитация? От неожиданности я застыла. Охотник!

– Хочешь со мной? – прошептал он.

Битые стекла поднялись с плиточного пола и, крошась стеклянной пылью, обсыпали меня с ног до головы. Он может обрушить стены, но развлекается. Мракаур метеоритом скользнул вниз к припаркованному спортивному автомобилю. «Я не успею», – пронеслось в голове. Пути отхода он продумал заранее. Хорошо, что в торце здания нет смертных. Присев перед прыжком, я прыгнула в пустоту, мягко приземляясь на лапы, но уже на улице. Рык турбин автомобиля ворвался в уши. Сильный удар бампера сбоку отбросил меня в сторону. Взревев двигателем, спортивная «ауди» скрылась в ночи…

Трансформируясь, я перекатилась на левый бок. Легкие словно слиплись, мешая вдохнуть хотя бы глоток воздуха. Ребра, кажется, целы, но весь бок ноет пульсирующим синяком. Жаль, под костюмом не посмотришь. Мракаур стартовал с места, и удар получился не очень сильным, хотя смертный бы погиб. «Х-х-х!» – Резким толчком воздух проник в легкие, и я задышала. Нужно догнать. Но как догнать того, кого не чувствуешь? С момента встречи прошло всего несколько минут – три-четыре, не больше. Куда же подевались Хранители? Поднявшись сначала на колени, я медленно встала. Придерживаясь за ребра, начала обходить здание. Крытая огромная парковка до отказа забита машинами. Хранители припарковались в секторе В-6, возможно, там найду хоть кого-то. Пошатываясь, но стараясь идти как можно быстрее, я шла в нужную сторону. Откуда-то сбоку вынырнул уже знакомый Андрей.

– Злата, ты что здесь делаешь? – Парень расслабленно подошел и улыбнулся.

– Мракаур, – прошептала я. – Очень сильный! На «ауди».

Рыжеватые брови парня изумленно взметнулись вверх. Оглядев меня с ног до головы, он молча достал мобильник. Пробежав пальцами по пищащим кнопочкам, парень поднес трубку к уху.

– Макс, тут Злата… Выглядит необычно. Боюсь предположить, но «трансформация у нас необычная» и, кажется, «нас» опять посетило новое видение, – иронично пропел Андрей. Довольный своим остроумием, он улыбнулся мне. Естественно, не поверил.

Страшно захотелось выругаться сквозь зубы – совсем как Макс, но, похоже, Фадеев и сам сделал это за меня. Андрей поморщился. Из трубки явно слышался злобный клекот.

– Дай мне трубку, – зарычала я, стараясь не обращать внимания на покалывание в боку: ионы серебра уже вовсю трудились над исцелением моего организма.

Выхватив мобильник из рук Андрея, я, торопясь и сбиваясь, заговорила:

– Макс, мракаур, и очень сильный! Я столкнулась с ним на пожарной лестнице… Он сбросил меня вниз и сейчас где-то на улицах города.

– Злата, этого не может быть. Мы бы почувствовали!

Продолжая говорить со мной, Фадеев уже бежал навстречу, придерживая прижатый к уху телефон. Ничего себе скорость! Трубка безжизненно потухла. Макс отключился. Подбежав, он заключил меня в медвежьи объятия. Вздрогнув, я поморщилась: не то чтобы очень больно, но и приятной колющую боль не назовешь. Андрей чему-то радостно улыбался.

– Макс, вы бы не почувствовали его! У него способность не обнаруживать себя, – всхлипнула я, прижимаясь к сильной груди, только теперь осознавая, как же я рада его видеть и чувствуя себя в безопасности. – Он набросился на меня и будто насмехался. Сбросил вниз, но я захотела его догнать, а потом он сбил меня машиной и, выехав на дорогу, скрылся. – Макс плотнее прижал меня к себе, его руки подрагивали. Похоже, он начинал верить. – Я приняла его за Марка. Он использовал левитацию. Это Охотник, – шепотом добавила я.

На секунду Фадеев отстранил меня от себя. В синих глазах застыл ужас. С лица Андрея, стоящего сбоку, медленно стекла улыбка.

– Приняла за Марка Ланбина? – недоверчиво спросил Хранитель. – Охотник?

Этот вопрос взвинтил меня до предела.

– Я чувствую их телекинетическую энергию! – завизжала я, вырываясь из рук замершего, как статуя, Фадеева и хватаясь за бок. – Макс, сделай что-нибудь! Мы упускаем время, хотя даже сейчас я не уверена, что мы его найдем.

– Злата, ты ранена? – побелел Фадеев.

– Не ранена, всего лишь синяк, – нетерпеливо отмахнулась я. – Нужно найти мракаура!

Наконец Макс пришел в себя. Разительное превращение из заботливого охранника в жесткого профессионала даже пугало. Фадеев отдал приказы Андрею, затем начал терзать мобильный. Я поняла, что он звонит Фомину. Имя директора произносилось несколько раз. Во время разговора он спросил меня о внешности мракаура, и я подробно описала незнакомца. На вопрос о номерах автомобиля я ответить не смогла. Очевидно получив инструкции, он опять начал звонить, но теперь уже Хранителям, при этом держа меня за руку, точно боясь, что я исчезну. Затем повернулся ко мне.

– Злата, ты поедешь со мной, если ты действительно чувствуешь мракауров. Интересно, что я узнаю об этом сейчас, – вскользь добавил он. – Попытаемся его найти. Фомин отменил наказание, но сейчас ты должна помочь. Если мы его обнаруживаем, ты не вмешиваешься.

Макс задержал взгляд на моей руке, все еще придерживающей бок. Я мгновенно отдернула ладонь. Что ее там держать, если уже почти не болит. Фадеев посмотрел как-то странно: на лице – вина, которой не должно быть. Я же сама виновата. Торопливо кивнув, я прыгнула в машину.

Похоже, Хранители задействовали все силы, чтобы найти мракаура. Лишь острое зрение вампира могло заметить в темных, скованных ночью подворотнях, парках и затемненных закоулках быстрые тени волков. Так же, как и мы с Максом, Хранители патрулировали улицы на машинах. Фадеев искоса поглядывал на меня, безмолвно спрашивая, но я отрицательно качала головой. Силу мракаура я не чувствовала. Что он делал в торговом центре? Почему появился в мегаполисе и не ищет ли он Колесникова? В голове возникала куча вопросов, но ни на один из них ответа я дать не могла. «Елизар был прав», – мелькнуло в сознании. Они появились. И это второй раз за две недели.

– Злата, ты не думаешь, что тогда в лесу могла почувствовать именно его? – предположил Макс.

Навстречу нам на скорости проехал серебристый седан с Хранителями света.

– Я не уверена. Силу я не чувствовала. Если это был он, то находился очень далеко. – Покачав головой, я оттянула ремень безопасности от своего бока: он уже почти не болел, но трение ремня было неприятным. – Скорее всего тогда я действительно устала.

О том, что я уже чувствовала похожий взгляд, я сознательно умолчала. Странностей во мне и так хватает. У Макса бесконечно звонил мобильный. Хранители переговаривались, но сообщить ничего не могли. Час безрезультатных поисков, но даже «ауди» найти не удалось. Мракаур бесследно исчез.

Ответив на очередной звонок, Фадеев сильно нахмурился, а закончив говорить, повернулся ко мне:

– Звонил Фомин. Сейчас подъедут Елизар и Марк.

– Они примут участие в поисках? – Я облегченно вздохнула.

В прошлый раз Елизар обнаружил Охотников практически сразу. Вероятно, Юрий Петрович решил положиться на парней и в этот раз. Но Макс развеял мои надежды:

– Охотника больше не ищут. Только вампиров, которые, возможно, были с ним.

– Макс, ты шутишь? – не поверила я.

– К сожалению, не могу рассказать больше, потому что и сам не знаю. – Макс выглядел необычно: рассеян, задумчив, бледен. Но заговорить об этом я не успела, почувствовав силу Елизара и Марка.

Черный «порше» на огромной скорости догнал, подрезал и замер, перекрывая путь внедорожнику Макса. Тагашев появился из машины первым, и я опешила. Красивое лицо Елизара было таким же бледным, как и у Макса, но помимо этого его искажала маска гнева.

– Я отвезу тебя домой, Злата! – Елизар распахнул дверь джипа с моей стороны и наклонился, отстегивая мой ремень безопасности.

– Может, объяснишь, что происходит? – Фадеев напрягся.

Не обращая на него внимания, Елизар чуть ли не выволок меня из машины. Моего взгляда он избегал, зато поднял глаза, метающие молнии, на Макса.

– Тебе объяснить, что входит в обязанности охранника? – зарычал он. – Лучший Хранитель света был рядом, а она, – Елизар кивнул в мою сторону, – чуть не погибла. Ты хотя бы представляешь, на кого она нарвалась, Макс? – выплюнул слова Тагашев, испепеляя Фадеева взглядом. – Только один мракаур обладает способностью не обнаруживать себя – Кирилл Чернов, ведущий Охотник Виктора Коншина!

Я начала хватать ртом воздух, хотя и плохо представляла, что значит «ведущий». Скорее всего главный. Злой тон Тагашева напугал. Вспомнив Охотника, я мелко задрожала. Макс вцепился в руль, и ровные, измельченные в сильных кулаках куски остались в его руках.

– Не нужно обвинять Макса, – сдавленно прошептала я. Из груди Фадеева вырвался стон, будто данная ситуация причиняла ему нестерпимую боль. – Объясни хотя бы что-нибудь, – попросила я.

Добиться от Елизара чего-то вразумительного оказалось невозможным. За него ответил Марк:

– Кириллу Чернову подчиняются все Охотники. Странно, что он появился здесь. – Внешне парень выглядел спокойно: одна рука – в кармане брюк, в другой – ключи, но на лице читалось волнение. – Виктора Коншина он покидает крайне редко. Единственное возможное объяснение – Лев Колесников. Виктор знает, что Хранители не смогут обнаружить Кирилла и наверняка после первой неудачной попытки послал его на разведку.

– А точнее, он узнал все, что собирался узнать, – прогремел Елизар. – В торговом центре он вышел на охоту, уже не боясь, что его обнаружат, потому что собирался исчезнуть сразу после того, как утолит жажду. Но вмешалась девушка. Всего лишь студентка! И просто случайность, что он оставил ее в живых.

Я съежилась. Но мысль о том, что я спасла жизнь двоим смертным, пусть и случайно, заставила расслабиться.

– Почему Хранители больше не ищут его?

Елизар сверлил взглядом Макса, по-прежнему избегая моих глаз, но все же ответил:

– Кирилл уже за территорией верлафов, и искать его бесполезно. Хранители попытаются найти вампиров, если таковые были с ними, но это больше профилактическая мера. Сомневаюсь, что они кого-то найдут. Фомин позвонил нам слишком поздно. Поехали, Злата. Николай попросил, чтобы я отвез тебя домой. А ты, – обратился он к Максу, – поедешь к Вязину, позже и с Марком. Думаю, у Николая накопилось к тебе много вопросов.

Он резко отстранился от джипа и, схватив меня за руку, потащил к «порше». Впервые за все время моя рука казалась теплее, чем рука Тагашева.

– Я бы скорее дал себя разорвать, чем знать, что она подвергается опасности, – услышала я позади надсадный голос Фадеева.

Елизар распахнул дверцу, дождался, пока я сяду, и щелкнул в темноте ремнем безопасности. Затем молча обошел машину и сел за руль. Взвыв турбинами, машина на огромной скорости понеслась в сторону города верлафов. Неудивительно, что они с Марком приехали так быстро. Стрелка спидометра упала вправо, да так там и осталась. Через двадцать минут дорога сузилась. Деревья обступили темной стеной. Мы приближались к городу. Я поглядывала на Елизара. Он молчал. Челюсти плотно сомкнуты, смотрит на дорогу, выхватываемую светом фар.

– Ты злишься? – едва слышно спросила я. – Макс действительно не виноват. Это была его смена, и находиться со мной постоянно он не мог. Я сама пошла по магазинам. Ничего ведь не произошло!

Тагашев резко затормозил, съехал на обочину. Наконец он взглянул на меня. В темноте его лицо казалось высеченным из мрамора, и лишь глаза оставались живыми, но там плескалась боль. Резко наклонившись, сгреб меня в охапку и смял мои губы неистовым, горячим, требовательным поцелуем. Этот поцелуй оказался прекраснее, чем в моих снах. Сердце заскакало галопом. Кто-то стер четкие рамки так называемой дружбы. Но разве я против?! Ладони Елизара обхватили мое лицо, заковывая его в желанный плен. Тело мгновенно расслабилось, подчиняясь исступленным ласкам. Слишком долго я ждала его поцелуя. Губы приоткрылись, отвечая. Руки заскользили по его плечам, бокам, спине. Елизар прижал меня сильнее, зарываясь в длинные волосы пальцами. Нащупав край футболки, я нерешительно остановилась, а потом скользнула под нее и коснулась обнаженной кожи: твердой, горячей, гладкой. Тагашев вздрогнул и резко отстранился от меня.

– Прости, – хрипло сказал он, отворачиваясь к окну. – Не знаю, что на меня нашло. – Его дыхание сбилось.

Я откинула голову на подголовник. Голова кружилась, а пульс учащенно скакал.

– Я ведь нравлюсь тебе? – медленно спросила я, едва справляясь с дыханием.

Вопрос прозвучал скорее как утверждение, слишком уж красноречивым был поцелуй. Тагашев не поворачивался.

– Ты обещала быть осторожной. Но не сдержала обещание. Охотник что-нибудь говорил тебе, Злата? – спросил Елизар, напрочь проигнорировав мой вопрос.

– Пара незначительных фраз. Он просто издевался. Ты не ответил, – настаивала я.

Протянув руку, положила ее Тагашеву на плечо. Накрыв ее своей, Елизар сжал пальцы, а затем повернулся. Лицо было непроницаемым.

– Ты очень красива, а я всего лишь мужчина. Прости, этого больше не повторится.

– Я не против, если это повторится, – прошептала я, страстно желая оказаться в его объятиях. Вновь ощутить вкус его губ.

– Ты должна научиться защищать себя. Я буду тренировать тебя, Злата. – Тагашев убрал мою руку со своего плеча, будто не слыша или не желая слушать меня.

– Сам сказал, что я красива, а ты всего лишь мужчина. – Теперь и я не желала прислушиваться к его словам о каких-то пресловутых тренировках. – Елизар, пожалуйста, не отталкивай меня!

Он как-то неестественно подался вперед, словно желая припасть к моим губам, но быстро отвернулся и завел двигатель машины. Может, показалось? Снова невозмутимая маска и только челюсти сжаты плотнее, чем следует. Мне бы так научиться справляться с эмоциями.

– Ты не нужна мне, Злата! Считай, что ты не нравишься мне. Поцелуй – это всего лишь минутная слабость. – Совсем будничный тон, но отсекающий все живое, лишающий надежды, приводящий в отчаяние.

Я вздрогнула и, глубоко вдохнув, опустила голову. В уголках глаз скопились слезинки. Щелкнув ремнем безопасности, распахнула дверцу еще стоящей машины. Обида? Боль? Нет, не было ничего. Странная усталость и бессилие. Что-то мешало дышать. Мне бы глоток свежего воздуха. Всего один, чтобы прийти в себя, доехать до дома, лечь. Как же утомил сегодняшний день. Подозрительно спокойно я вышла из машины. Земля резко качнулась, темные деревья медленно подступили, словно сделав огромный шаг к дороге. Похоже, даже запас сил вампира исчерпал себя. Обочина резко приблизилась, лес опрокинулся, и я погрузилась в темноту.


Глава 16 Наказание | Затемненная серебром | Глава 18 Наставник