home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Вечеринка

Как и обещал, Макс заехал без пятнадцати шесть, презентовав мне целую коробку с плитками любимого шоколада. Увидев его, я рассмеялась:

– Мы с тобой как близнецы.

На Максе были джинсы и рубашка с коротким рукавом стального цвета, накинутая поверх светлой футболки. На мне было короткое вязаное платьице совсем такого же оттенка, как и его рубашка.

– Тебя это смущает? – хмыкнул он.

Покачав головой, я взяла законченный пейзаж из ущелья, уже оформленный в раму и упакованный в оберточную бумагу, который собиралась подарить Альбине. Макс распахнул дверцу, предлагая сесть за руль.

– Балуешь меня? – вскинула я бровь. Не раздумывая, скользнула внутрь внедорожника, отметив, что руль он поменял.

– Ты против? – закрывая дверь, улыбнулся он.

Через десять минут мы с Максом входили в сад, который изменился кардинальным образом. Газоны и кусты аккуратно подстрижены. Клумбы пестрят астрами, георгинами и розами спокойных сиреневато-розовых оттенков. Новая резная беседка, но стол, покрытый нежно-лимонной скатертью, стоит прямо на мягкой зеленой траве, по которой хочется пройтись босиком. Обязательно сделаю это позже. Вокруг стола – удобные плетеные кресла с мягкими сиденьями и спинками в яркую желто-зеленую полоску. Большая яблоня рядом с беседкой хвастается аппетитными румяными яблоками, которые совсем недавно казались зелеными. А возле живой изгороди, через лужайку, растет несколько кустов винограда с темно-синими тяжелыми кистями. Прямо за домом – большие мягкие садовые качели, на которых солнечным днем приятно поваляться с любимой книгой в руках.

Похоже, мы с Максом пришли первыми, но нам навстречу уже спешили Альбина и Марк. Елизар в темных брюках и светлой рубашке возился возле мангала. Видела его только утром, а казалось, не встречались целую вечность. Кровь мгновенно застучала в висках. С трудом оторвав от него взгляд, я протянула Альбине картину:

– Это напоминание о нашей встрече. Может, найдешь ей место в одной из комнат.

Альбина развернула упаковку.

– Водопады! В столовой будет смотреться идеально. Спасибо.

Макс протянул Альбине огромную прозрачную коробку с фруктовыми пирожными и хмуро посмотрел на приближающегося Елизара. Тот неторопливо подошел и улыбнулся, но как-то неестественно. Я умоляюще переводила взгляд с одного на другого.

– Наверное, я должен извиниться. – Елизар протянул руку Максу. – Я рад, что ты все же пришел.

– Не мог огорчить очаровательную хозяйку. – Фадеев тепло улыбнулся Альбине и протянул руку Тагашеву.

Две сильные ладони встретились в рукопожатии: чуть дольше, чем следует, и чуть крепче сжаты. В глазах – не холод, настороженность и легкая неприязнь. От Марка это не ускользнуло.

– Макс, пойдем поможем Елизару, – предложил он. – Должны же мы оставить девчонок наедине и дать им возможность посплетничать.

– Конечно, Марк. – Макс улыбнулся мне и пошел к небольшой площадке первым.

Елизар на миг задержался рядом со мной. Сквозь неестественную маску дружелюбия проступили плохо скрытые досада и сожаление. Что с ним? Расстроен приходом Макса, раздосадован, что мы пришли вместе, или не рад меня видеть? Утром смеялся, а сейчас смотрит так, будто огорчен, что я вообще здесь. Сглотнув слюну, я опустила голову, теряясь в догадках, но в следующий момент замерла… На вымощенной дорожке появились Размаевы. Хозяева поприветствовали их. Ринат не сводил с меня глаз, а Елена чуть ли не висла на Елизаре.

– У вас такой красивый сад, – щебетала девушка.

– Мы старались, – улыбнулся Тагашев. – Хотя нам, конечно, во многом помогли Роман, Кира и Злата.

Сделав вид, что лишь сейчас заметила меня, Елена поджала губы: мол, а эта что здесь делает? «Взаимно!» – с горечью подумала я, глядя, как нежная рука с розовыми ноготками вцепилась в предплечье Елизара.

Боль полоснула с новой силой, разрывая изнутри. Отвернувшись, я пошла к столу, собираясь расставить сложенные горкой светло-зеленые тарелки. Елизар вовсю убеждал, что девушке рядом с ним грозит чуть ли неминуемая смерть, но совсем не против, чтобы рядом находилась Размаева. Резко захотелось присесть, а еще лучше – уехать домой, но чувства показывать нельзя, да и невежливо получится. Дрожащими руками я расставляла тарелки, раскладывала салфетки и столовые приборы, при этом глубоко вдыхая свежий вечерний воздух: очень глубоко, будто испытывая недостаток кислорода.

– Не покажешь дом? – услышала я голос Елены.

– Конечно, – спокойно сказал Тагашев.

Из-под ресниц я наблюдала за тем, как они скрылись за углом коттеджа. Услужливое сознание начало рисовать картину: Елизар целует Елену. Тихо вздохнув, я продолжила свое занятие, хотя хотелось завыть настоящим волком.

– Помочь? – спросил Ринат. Он неторопливо шел по траве. Остановившись рядом со мной, кивнул в сторону стола.

Я молча протянула стопку салфеток, совсем не тяготясь его присутствием, точнее, не видя его, а слыша как-то издалека.

– Вижу, вы очень рады друг друга видеть, – хмыкнул Ринат. – Хотя сестренке, кажется, уже без разницы. Тагашев мгновенно заставил забыть о неприязни. – Он приблизился чуть ли не вплотную. – Пришла с цепным псом? – переключился он на меня.

– Ринат, пожалуйста, отстань, – попросила я, не в силах вообще о чем-либо говорить.

– Злата, ты уже на стол накрыла! – Альбина дружелюбно улыбнулась и отобрала у Размаева салфетки. – Мы справимся. Если хочешь, можешь помочь парням, – мягко обратилась она к Ринату.

Он понимающе кивнул и нехотя направился к мангалу.

– Прости, но я должна была пригласить их. Это вроде ответного приглашения, мы были у них на вечеринке и обойти их вниманием было бы невежливо. Я не сказала тебе вчера, так как боялась, что ты не придешь.

Наступив себе на горло, я улыбнулась:

– Все в порядке, не стоит переживать. Мы учимся в одной группе и видимся каждый день, проблем нет.

Она пристально посмотрела на меня и мгновенно все поняла:

– Злата, Елена сама пристает к нему, а Елизар просто учтив. Она безразлична ему. Даже с их вечеринки он ушел очень рано.

– Я в норме, а у тебя, кажется, еще гости. Иди встречай, а я пока нарежу овощи, – машинально хватаясь за разделочную доску, сказала я.

Елизар и Елена появились довольно скоро. Я украдкой наблюдала за ними. Тагашев, улыбался, а вот на лице Елены – явное разочарование и за его руку больше не цепляется. Елизар свернул с дорожки и направился ко мне.

– Злата, пойдем с нами к костру, – позвал он.

Может, все не так плохо и Альбина права? Может, действительно исполняет обязанности гостеприимного хозяина? И с вечеринки Размаевых ушел раньше. Казалось, что может быть глупее ревности, да и ревновать я не имею права, но легче стало, только когда Елизар, оставив Елену на дорожке, подошел ко мне и пригласил присоединиться.

– Да, я иду. – Не обращая внимания на злобу, выступившую на лице Елены, я улыбнулась.

Елизар понимающе смотрел, будто догадываясь, о чем я думаю, и желая успокоить.

– Злата, Елена – всего лишь гостья, – тихо сказал он. – Только, похоже, я испортил ей настроение.

– Интересно чем? – не выдержала я, продолжая украшать зеленью уже нарезанные овощи.

Тагашев взял веточку петрушки и протянул ее мне. Отправив ее в тарелку, я тут же получила еще одну.

– Этого я тебе не скажу. – Он взял оставшуюся зелень и запихнул ее в центр овощной композиции.

– Отказался показать ей свою спальню? – невинно спросила я.

– Почти угадала. – Елизар взял меня за руку и повел по мягкой траве. – Сказал, что дом она может осмотреть самостоятельно, а мне нужно помочь Марку.

Покусывая губу, я едва смогла скрыть счастливую улыбку. Не торопясь мы шли к мангалу, где Марк сыпал очередными шутками и слышался непрерывный хохот.

– Пока мы жарили шашлык, Елизар прогуливался с двумя красивыми девушками. И где справедливость? – пожаловался Марк.

– Я уже тороплюсь на помощь, – хмыкнул Тагашев.

Встав рядом с Максом, я улыбалась, слушая анекдоты, рассказываемые Марком и Максом, и наблюдая за парнями. Марк, излучая веселье и беззаботность, смог притянуть к себе всех. Напряжение между Тагашевым и Фадеевым постепенно сгладилось, а Елена если и злилась, то не показывала этого.

Гости подтягивались. Вскоре появились Николай и Ирина с огромным тортом.

– Не помешаем, молодежь? – весело спросил Вязин, вручив торт хозяйке.

– Мы так рады, что вы нашли время приехать, – рассмеялась Альбина.

– Теперь понимаю, чью красоту наследовала моя ученица. – Тагашев улыбнулся маме.

– Очень рада познакомиться, Елизар, – мягко сказала Ирина. – Злата много рассказывала о тебе.

– Надеюсь, не только плохое. – Елизар предложил опереться на его руку, чтобы галантно проводить ее к центру всеобщего веселья возле пылающих жаром углей.

– Только хорошее, – рассмеялась она, положив изящную ладонь на его локоть.

Двор заполнялся гостями. Марк включил ненавязчивую музыку и зажег разноцветные садовые фонарики, разбросанные по уютному саду и придающие ему волшебную таинственность. Шашлык был готов, и Альбина позвала всех за накрытый стол. Мужчины говорили о футболе и машинах. Альбина увлеченно рассказывала о новой школе танцев, пригласив всех желающих посещать занятия и напомнив мне, что я уже записана в ее пока еще небольшую группу. То и дело слышались шутки и взрывы хохота, и даже Елена с Ринатом смеялись и много говорили, хотя по виду девушки я поняла, что ей не очень весело. Она сидела рядом с Елизаром, но его бесконечно втягивали в разговоры, и к Елене он обращался нечасто. Николай попросил Альбину станцевать для нас, и, к восторгу всех приглашенных, они с Марком исполнили зажигательную румбу, вызвав громкие аплодисменты. Затем Николай пригласил Ирину на медленный танец, и многие присоединились к ним. Тагашев разговаривал с Натальей Разиной и Романом. Елена танцевала с одним из Хранителей. Ко мне потянулись сразу две руки – Макса и Рината. Я мгновенно вцепилась в руку Фадеева, вызвав на губах Рината кривую усмешку, а в глазах Макса – удовольствие.

– Ты такая хрупкая. – Он улыбнулся, обняв меня за талию.

– Макс, прекрати меня смущать, – рассмеялась я.

– Не буду. – Парень сжал мою ладонь, потерявшуюся в его руке.

Мы кружились в танце, а я украдкой поглядывала на Елизара. Ненадолго он остановился возле их соседки (Лариса, кажется), но, болтая с ней, грустно смотрел на меня. Знать бы, о чем он думает. Елизар направился к Николаю, и они, отойдя в сторону, начали о чем-то говорить.

По лицам я поняла – разговор серьезный. Вязин нахмурился и кивнул, слушая быструю речь Елизара, затем расстроенно покачал головой и вздохнул. Танец закончился. Улыбнувшись Максу, я выскользнула из его рук и медленно пошла по траве, двигаясь по окружности, приближаясь к Николаю и Елизару, вслушиваясь в их разговор. Нехорошо, конечно, но серьезные лица обоих интриговали.

– Значит, существует нечто такое, о чем вы не догадываетесь, – услышала я голос Елизара. – Он взялся за Колесникова, и очень рьяно. Биохимик знает что-то, но сам не придает значения своим знаниям. Возможно, он изучал защиту клана. Что-то должно быть, Николай.

– Защиту клана нельзя изучить или уничтожить, она не может быть во что-то заключена, Елизар. Я говорил тебе об этом. Лев никогда не изучал защиту и никогда не создавал оружие. Оружия против вампиров не существует. Даже представить не могу, что ему нужно. Колесников молчит, советники безмолвствуют, и все теряются в догадках.

Николай разгорячился, но, проявив секундную слабость, быстро справился с эмоциями.

– Нужно перенести лабораторию под защиту клана, – сказал Елизар. – Коншин не должен заполучить биохимика. Мы не можем допустить, чтобы он добрался до его разработок, пусть даже самых безобидных.

– Это невозможно, Елизар. Лаборатория под землей занимает огромную территорию, – возразил Николай. – Чтобы перенести ее сюда, нам придется раскопать половину города и снести дома. Лаборатория защищена как никогда. Хранители света охраняют периметр круглосуточно. Стены под землей – толстый слой металла, изображения с видеокамер передаются в академию, и в случае нападения остальные Хранители узнают об этом незамедлительно. Лаборатория неприступна.

Внезапно музыка замолчала, фонарики погасли, погружая сад в темноту. Секунда – и все стало как прежде. Гости переглянулись, но продолжили разговоры и танцы, очевидно списав все на скачок напряжения, и лишь Марк внимательно взглянул на Елизара. Тагашев, в свою очередь, невозмутимо посмотрел на Вязина:

– Я всего лишь показал, что можно сделать с видеокамерами. Точно так же можно отключить любые компьютеры. А если уничтожить спутниковую связь, то без связи останется не только город клана, но и весь мегаполис.

Вязин вздохнул:

– Значит, мы возьмем под охрану и спутниковые передатчики… – Заметив меня, Николай прервал разговор. Светлые брови взметнулись вверх. – Подслушиваешь?

– Ваши лица интриговали. Я не смогла пропустить, – покраснела я и, уже не таясь, подошла к ним. – То есть ты не знаешь, зачем Виктору Колесников? – спросила я у Николая.

Вязин мгновение раздумывал, но затем покачал головой:

– Нет, Злата. Я не знаю.

– Первый раз об оружии я услышала от Макса. Ты тоже подозреваешь, что Коншину нужно оружие? – Я повернулась к Елизару. – Охотники придут снова? Чернов ведь появился не случайно?

– Злата, я всего лишь предположил. – Тагашев пожал плечами. – Забудь о Кирилле, об Охотниках и о том, что слышала. Лучше пойдем потанцуем.

Мгновенно отрешившись от проблем, я протянула Елизару руку. Удерживать в голове серьезные мысли, когда он рядом, очень сложно.

– А если это будут два танца подряд? – уточнила я.

– Их будет два, – пообещал Тагашев.

– Не попади под ее маленький каблучок, – хмыкнул Николай. – Из Макса она веревки вяжет, мягкие и пушистые, а он об этом даже не подозревает.

Я недовольно поджала губы.

– Этого не случится, – пообещал Тагашев Николаю и, взяв меня за руку, повел к вымощенной площадке возле беседки.

Обо всем плохом было тотчас забыто. Я нежилась в горячих объятиях, молясь, чтобы музыка длилась как можно дольше. Вечерний, чуть прохладный воздух пропитался запахом ночных фиалок, а в надвигающихся сумерках фонарики казались разноцветными светлячками.

– Ее ты тоже пригласишь? – не удержалась я от вопроса, покосившись на Елену, танцующую с одним из Хранителей.

К счастью, парней оказалось больше, чем девушек, и она танцевала все время.

– Я говорил тебе, что она – наша гостья, – лукаво улыбнулся Тагашев, но, заметив мой свирепый взгляд, покачал головой. – По-моему, ей и так не скучно, она танцует без перерыва. К тому же я упоминал, что не люблю танцевать.

– Тогда почему пригласил меня?

– Я должен был тебя отвлечь. Ты много думаешь об Охотниках. Перестань бояться. Страх перед противником уменьшает силу вдвое и заставляет заранее сдаться. В сражении голова должна быть ясной и холодной, никакие эмоции не должны завладевать тобой.

Естественно, осознавать, что тебя пригласили, только чтобы «отвлечь», было неприятно, но я об этом почти не думала. В сознании мгновенно возник Кирилл. И как не бояться такого? Он же уничтожит, даже не задумываясь, испытываешь ты страх или нет. День подошел к концу, а это значит, что скоро кошмар повторится. Не спать всю ночь я не могу, хотя и откладываю момент отхода ко сну. Но потом, когда воевать с тяжелеющими веками становится бессмысленно и глаза закрываются сами, приходит он – страшный, безжалостный и огромный. Вздрогнув, я сглотнула слюну и посмотрела на Елизара.

– А если противник сильнее и ты заранее знаешь, что у тебя нет шансов? – прошептала я.

Елизар немного отстранился.

– Злата, что за вопросы? Я говорил о любом противнике. Пусть он втрое сильнее и больше тебя, ты не должна бояться, – наставительно сказал Елизар, совсем как на тренировке. – Забудь о Чернове! Ваша встреча была случайной.

«Легко ему говорить», – содрогнувшись, подумала я. С такой силой и способностями, как у него, можно никого не страшиться. Если бы он все время был рядом… Но он даже из снов ушел, уступив место кошмарам.

– Не могу. С момента нападения он снится мне каждую ночь. Разрывает и сжигает. Такое чувство, что это не случайно. Есть еще кое-что, – добавила я, не зная, почему решила рассказать ему. – За несколько дней до его нападения я чувствовала чей-то взгляд. Макс предположил, что это мог быть сам Кирилл, хотя я и сомневаюсь.

– Злата, ты напугана. Взгляд – это странно, но он мог тебе просто показаться. Ты пытаешься найти какую-то связь, но я уверен, что ее нет.

– Могло показаться три раза подряд? – спросила я. Елизар внимательно посмотрел на меня. – В первый раз это было в ущелье. Помнишь, я рассказывала тебе о сне? – Елизар кивнул. – Тогда мне приснился застывший водопад, в котором я увидела силуэт девушки, и тогда же я почувствовала взгляд в первый раз. Он как будто находился в глубине моего сознания. А потом в застывшем зеркале воды я видела вас с Марком возле ворот клана и еще несколько картинок, которые менялись одна за другой. Когда мне приснился этот сон, я даже не предполагала, что увижу тебя хотя бы еще раз, – прошептала я. – Во второй раз я почувствовала его, когда вы проходили защиту. Я не придала этому значения, пока не встретилась с Черновым.

Не отрываясь, я смотрела на Елизара, боясь найти в его лице осуждение или непонимание, но он был задумчив и внимателен.

– Что было еще в твоем сне? Помимо того, о чем ты рассказала.

– Было подземелье со стенами, покрытыми кровью, что-то вроде темного коридора – тюрьма или клетки, – поморщилась я. – За решетками сидели смертные. Решетки были из какого-то странного металла, он светился изнутри. – Я задрожала, словно снова заглянула в неподвижный водопад. – Это место напоминало бойню. А еще был предмет под землей, источающий серебристое свечение, что-то небольшое и плоское с надписью, но надпись я не разглядела. – Я немного помолчала. – Было нападение Охотников на оборотней. Тогда я даже не знала, что мракауры способны левитировать. Конечно, сон – это глупость, но взгляд не дает покоя.

Елизар перебирал мои пальцы в руках.

– Сон – это не глупость, – наконец сказал он. – Подвал, который ты видела во сне, существует на самом деле. Мы с Марком видели его в одном из особняков Виктора Коншина. Ему удалось получить сплав металла, который способен выдержать силу вампира. Решетки – из этого сплава. Там действительно клетки, и иногда он держит там людей на случай, если кто-то из его свиты проголодается… если, конечно, клетки не заняты вампирами, которых он хочет уничтожить. – Тагашев нахмурился. – А ты видела его, даже не подозревая о его существовании.

Я ощутила ужас. В голове всплыл разговор с биохимиком. Он тоже говорил о необычном металле. Значит, он существует на самом деле, а я, даже не представляя, как он выглядит, видела его в своем сне.

Елизар внимательно смотрел на меня. Успокаивающая волна разлилась по телу.

– Расскажи о предмете, – попросил он.

– Я рассказала обо всем, что видела. Черная мягкая земля и серебристый предмет, – пожала я плечами. – Почему ты спросил? Это может быть чем-то важным?

– Я не знаю. До того, как ты увидела то, что под землей, ты видела поверхность? Может, территория клана или другое место?

– Я не видела, что на поверхности. Что происходит, Елизар? – сипло спросила я, начав беспокоиться.

– Не знаю. – Он неопределенно качнул головой. – Возможно, в тебе есть способность видеть то, что недоступно другим. Где было нападение Охотников?

– В окрестностях города, – прошептала я, чувствуя, что ноги начинают подгибаться.

«Еще одна способность?» – подумала я. Не слишком ли их много для одного оборотня? Хотя трансформация у меня действительно необычная. Но тогда получается, что сон с Кириллом может сбыться. Озаренная страшной мыслью, я замолчала. Музыка начала доноситься словно издалека.

– Куда уходят вампиры после смерти?

– Возможно, туда, где они не испытывают жажды, – рассеянно ответил Елизар, погрузившись в свои мысли. В темных глазах появилась боль. Такой же взгляд, какой я видела, когда мы были в комнате отдыха. Затем, будто только расслышав мой вопрос, с ужасом уставился на меня, осознав, почему я спросила его об этом. – Я никогда не позволю, чтобы с тобой что-то случилось, слышишь, Злата! – Он сжал меня настолько крепко, словно боялся, что Кирилл появится немедленно. – Кошмары с Кириллом – это всего лишь твой страх. Забудь о нем. Твое видение и кошмары не связаны между собой!

Стараясь меня успокоить, он несколько раз накрыл меня теплой волной. Тело мгновенно расслабилось.

Улыбнувшись, я выскользнула из его объятий. Судя по свирепому виду Елены, мы протанцевали не два танца. «В торговом центре тебя не было», – подумала я. Может не оказаться и в другом месте, ведь мы встречаемся только на тренировках.

– Елизар, ты все же должен стать ее партнером по танцам! – Альбина, пританцовывая, подошла к нам. – Во-первых, тебе это нравится, четыре танца подряд для тебя – рекорд, а во-вторых, вы чувствуете малейшее движение друг друга.

– Мы разговаривали о страхе и его негативных влияниях в сражении, поэтому не заметили, что танцев было четыре. – Тагашев улыбнулся. – А по поводу партнера мы уже говорили. – Он будто пригвоздил девушку к площадке, давая ей понять, что разговор окончен. – Вам придется поискать кого-то другого.

– О каком партнере идет речь? – Макс неожиданно возник за спиной.

Кажется, я видела его с Аркадием, хотя и не уверена. Совершенно была поглощена Елизаром.

– О партнере по танцам. – Альбина расстроенно посмотрела на Елизара.

– Попробуйте уговорить Макса, – предложил он и, не глядя на меня, пошел к столу, где сидели Николай с Ириной, Аркадий и Наталья Разина.

– Альбина, я не смогу заниматься у тебя, – виновато сказала я, но, заметив, как огорчилась девушка, добавила: – Во всяком случае постоянно. Максимум – раз в неделю.

– В вампирах заложена природная грация, поэтому даже одного раза в неделю будет достаточно. – Лицо подруги мгновенно просветлело. – Я попрошу Елизара перенести ваши воскресные тренировки на утро, и тогда по вечерам ты сможешь посещать мои занятия. Осталось найти пару. – Она вопросительно посмотрела на Фадеева.

– Я согласен, – улыбнулся он. – Не могу сказать, что люблю танцевать, но готов помочь. Может, начнем прямо сейчас? – Макс взглянул на меня. – Мы будем танцевать, а Альбина посмотрит, подхожу ли я на роль твоего партнера.

Рассмеявшись, я подала ему руку:

– Просто скажи, что хочешь меня пригласить.

– И тогда ты откажешься, а так у меня есть очень веский предлог. – Он подмигнул и обнял меня за талию. – Ты просила тебя сопровождать, но оставила в одиночестве, – пожаловался он, – однако четыре танца загладят твою вину.

– А говоришь, что не любишь танцевать. Спасибо, что согласился стать моим партнером. Ни один охранник не согласился бы на это. Только друг, – тепло сказала я.

Фадеев перехватил мою руку и покружил меня.

Остаток вечера промелькнул почти незаметно и очень весело, если не считать того, что мне все же пришлось станцевать один танец с Ринатом. При этом Размаев неистово прижимал меня к себе, стараясь пробежать руками по бедрам, и шептал на ухо сомнительные комплименты. После этого танца я торопливо схватила фотоаппарат и стала без перерыва щелкать всех присутствующих. Макс постоянно отбирал камеру. Подозреваю, что большая часть памяти будет загромождена моими снимками. Скоро начали расходиться первые гости, в числе которых была и Елена. С Елизаром она так и не танцевала, и я злорадно порадовалась. Возможно, это меркантильно и мелко, но от правды никуда не денешься. Душа так и пела. Николай с Ириной засобирались домой, спросив меня, не поеду ли я с ними, но Фадеев сделал такое расстроенное лицо, что мне пришлось отказаться, к тому же мы с Кирой намеревались помочь Альбине убрать со стола. Позже, провожая нас с Максом, Тагашев с улыбкой протянул мне коробочку моего любимого шоколада:

– Ты очень старалась на занятиях всю неделю, и я решил поощрить тебя, лакомка.

Я кусала губу, чтобы не расхохотаться. Учитывая коробочку, подаренную Максом, у меня появился месячный запас шоколада.

– Спасибо, – поблагодарила я.

– У меня для тебя есть еще один сюрприз. – Тагашев лукаво посмотрел на меня, давая понять, что сюрприз мне очень понравится.

– Не много ли для одного вечера? – криво усмехнулся Макс, распахивая дверцу машины. Похоже, шоколадки задели парня.

– Сегодня я беседовал с Николаем о твоих тренировках по боям группой, – не обращая внимания на Макса, сказал Елизар. – Это важная часть обучения. Ты не должна пропускать занятия. Он поговорит с Фоминым, и уже завтра ты будешь тренироваться.

– Я же не понимаю их, – нахмурилась я. – Фомин сказал, что я одиночка.

– И тем не менее он назначил тебе наказание – патрулирование вместе с Хранителями. Стоит попытаться. Прислушивайся к себе и к волкам, попробуй предугадывать их движения, а сама можешь говорить с ними, просто оборачиваясь. Ты можешь делать это прямо во время боя, не теряя в силе и скорости. Не хочу банально повторяться, но трансформация у тебя необычная и ты должна использовать это. – Тагашев помог мне сесть во внедорожник. Наклонившись, защелкнул ремень безопасности.

Глядя на его манипуляции, Фадеев хмыкнул.

– Все-таки не доверяешь, – кивнул он в сторону ремня. – Вампиру ремень безопасности без надобности.

– Правила существуют для того, чтобы их соблюдали, – обезоруживающе улыбнулся Тагашев, захлопывая дверцу.

Странно, они помирились, но норовят вежливо наговорить друг другу колкостей, а руки пожимали, сверля друг друга взглядами. Вздохнув, я включила автомагнитолу.

Через десять минут я тепло попрощалась с Максом. Вернувшись домой, первым делом включила компьютер и, подсоединив фотоаппарат, просмотрела фотографии. Но найти хотела ту единственную, которую вставлю в рамку. Наконец она была найдена. На фотографии – Елизар, Альбина, я и Марк. Рука Тагашева нежно придерживает меня за талию. Кажется, он счастлив и улыбается. Темные глаза отливают бездонной глубиной, а еще там нежность. Я распечатала фотографию и, вставив в серебряную рамку, поставила на компьютерный стол. «Хочешь ты этого или нет, но теперь я могу смотреть на тебя сколько пожелаю», – грустно подумала я.


Глава 19 Ангел-хранитель | Затемненная серебром | Глава 21 Бой группой