home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Испытание

Напрочь проигнорировав Макса, распахнувшего дверцу прокатного внедорожника, и намеренно пропустив мимо ушей его слова: «Я твой охранник, и ехать ты должна со мной», – я села рядом с Альбиной на заднее сиденье «ниссана».

– Что-то мне не по себе становится, – шепотом сказала она.

Девушка обхватила себя руками, ежась от страха. Я успокаивающе погладила ее плечо.

– Поволноваться мы еще успеем, – вздохнула я. – Ты не спала всю ночь. Думаю, отдохнуть тебе не помешает.

Джип медленно покинул парковку и устремился за внедорожником Макса, расстроенного до крайности. Успокаивать его я не собираюсь, пусть помучается.

Выехав на федеральную автостраду, мы приостановились рядом со ждущими нас машинами, в которых сидели Хранители света, Кира и Роман. Эскорт из четырех черных внедорожников набрал скорость. Альбина, утомленная бессонной ночью, положила голову мне на плечо и скоро заснула. Марк, заткнув уши наушниками, откинулся на спинку сиденья и, закрыв глаза, слушал музыку. Могло показаться, что он спит, но брови парня хмурились и иногда он вздыхал. Елизар, сидящий за рулем, всю дорогу молчал. Иногда в зеркале заднего вида я видела его непроницаемое лицо: сосредоточен на дороге и замкнут. Иногда бросал обеспокоенные взгляды на Альбину или Марка. Конечно, он переживает за свою семью, любой бы переживал.

Время словно стекало по капле, совсем как загустевший мед, утомляя своей длительностью. Горы становились ниже, сглаживались, уменьшались в размерах и скоро остались позади. Солнце давно перевалило к закату. Уже убранные пшеничные поля тянулись нескончаемой полосой: огромные, бескрайние – до самого горизонта, рыжие в свете ослепляющих лучей солнца, выжженные жарким августом. Кое-где виднеются черные живые островки. Они двигаются, перемещаются. Это птицы. Огромные стаи пернатых склевывают потерянные комбайном колосья. От шума машин на автомагистрали стаи пугаются, поднимаются в воздух, роятся и плавно перетекают живой темной массой по небу, образуя причудливые картинки. Покружив, птицы снова садятся.

Выпив банку холодного кофе, я перестала смотреть на надоевший пейзаж за окном. Одно и то же на протяжении многих километров. Засунув пустую банку в подстаканник, в очередной раз взглянула в зеркало заднего вида. Темные глаза перехватили мой взгляд. Елизар едва заметно улыбнулся, но улыбка получилась грустной.

Аэропорт краевого центра встретил нас переполненной автостоянкой и толпами снующих отдыхающих в пестрых летних одеждах и с чемоданами наперевес. Юг, ничего не поделаешь. Море как магнит притягивает туристов, хотя до него отсюда еще километров сто. Но нам – на северо-запад. Аэропорт – лишь небольшая остановка. Я тронула Альбину за руку. Она мгновенно открыла глаза, проснулась.

– Немного отдохнула? – заботливо спросил Марк. Он убрал наушники и, повернувшись, посмотрел на девушку.

– Да. – Из груди Альбины вырвался вздох.

Елизар заглушил двигатель. Расслабленно откинувшись на спинку сиденья, он наклонил голову сначала в одну сторону, затем в другую, разминая затекшую шею. Позвонки захрустели. К машине подошел Фадеев. Виновато взглянув на меня, он наклонился к оконному проему.

– Машину можете оставить на стоянке, а что с ней делать дальше, будет видно. – Елизар едва заметно кивнул. – Альбина, ты как? – Макс заглянул в салон, улыбнувшись девушке.

– От страха хочется удрать, – пожаловалась она.

– Не переживай, – успокоил Макс. – Не думал, что скажу это, но мне хочется, чтобы у вас все получилось.

– Спасибо, – хмыкнул Марк. В его лице не было страха, лишь легкое беспокойство.

Я мысленно улыбнулась. Фадеев нашел общий язык и с мракаурами, и с девушкой. В душе порадовавшись за охранника, взглянула я на него хмуро. Он молча распахнул дверцу и протянул руку. Проигнорировав его, я вышла, дожидаясь, пока выйдет и Альбина. Ноги девушки подкашивались от страха. Марк подхватил ее под руку и, улыбаясь, что-то зашептал на ухо. Лицо Альбины разгладилось, на бледных щеках появился румянец.

Скоро мы подходили к трапу частного самолета Николая Вязина. Всего лишь пересекли здание, и минут пять ехали на предоставленных аэропортом машинах.

И только теперь я увидела Киру и Романа. Они стояли возле самого трапа в окружении троих Хранителей. На лицах обоих – виноватые улыбки. Я остановилась.

– Прости, – прошептала подружка. – Мы держались до последнего. Макс увидел Романа, когда он возвращался, и вскоре приехал к нам. Я соврала, что ты на массаже, в надежде, что он уедет, но Фадеев никуда не торопился. Через два часа он начал беспокоиться, а потом взял у администратора ключи, вошел в твой номер и обнаружил одежду Альбины. Он разозлился так, что выбора у нас не осталось. Пришлось рассказать частичную правду, – всхлипнула Кира. – Мы сказали, что ты познакомилась с созданными вампирами и они пригласили тебя на прогулку. Макс даже не накричал: побледнел и, выхватив мобильник, бросился к джипу.

Совсем забыла о вещах Альбины. Подозреваю, Кире и Роману пришлось нелегко. Скрыть от Фадеева что-либо очень трудно: конечно, он сразу почувствовал запах чужих вампиров. Я взглянула на Макса. Надо же, смирный, смотрит виновато, раскаивается. Ягненок в шкуре волка. Вздохнув, я повернулась к Кире:

– Не расстраивайся. Ты же знаешь, с ним всегда сложно.

– Все в порядке, – пробормотала подружка. – Он переживал за тебя.

Мы поднялись по трапу и вошли в салон. Только я собралась сесть рядом с Елизаром, как на плечо опустилась тяжелая рука Макса. Зло сузив глаза, я резко обернулась.

– Твое место рядом со мной, – едва слышно сказал он. – Пожалуйста.

Молча глядя в синие глаза, я раздумывала целую вечность. Макс кажется усталым и измотанным. Под глазами залегли темные круги. Но ведь это только на первый взгляд. Скажи только слово поперек – и мгновенно взорвется. Возможно, я к нему несправедлива, ведь ради меня готов на многое, но как можно мириться с присутствием того, кто выводит из себя? «Привыкнешь. Он отличный парень», – мысленно передразнила я Николая, стараясь подражать его интонации. Только ведь не привыкла. Ругаюсь с ним постоянно, а он, обладая взрывным характером, не остается в долгу: паясничает, насмехается.

Макс умоляюще смотрел на меня. Молчание затягивалось. Трое Хранителей света, приподнявшись с занятых мест, прислушивались. Им любопытно, как я обзову Макса, когда начну кричать. О наших перепалках знает половина клана. Чертыхнувшись и злясь на себя, я поднялась на цыпочки, стараясь дотянуться до уха Фадеева. Он мгновенно наклонился.

– Я сяду рядом с тобой, но это ничего не значит, – прошипела я.

Вздохнув, повернулась к Елизару и развела руками. Тагашев понимающе кивнул. На Макса я не взглянула. Прошла вдоль салона, села в кресло и сразу отвернулась к иллюминатору. Должна сидеть с тем, с кем не хочу, делать то, что не нравится, и еще испытываю при этом угрызения совести. Я скрипнула зубами.

Фадеев осторожно сел рядом. Откинув голову на спинку кресла, повернулся ко мне. Молча разглядывает. Но долго молчать не будет. Я не ошиблась. Большая загорелая рука накрыла мою.

– Прости, забияка.

– Прощаю. Не злюсь. Отстань, – сквозь зубы процедила я.

– Звучит обнадеживающе, – вздохнул он и сгреб мою ладонь. Пальцы Макса едва заметно подрагивали. – Ты не представляешь, что я испытал, когда узнал, что ты познакомилась с вампирами и они увезли тебя. Злата, тебе нужно было рассказать мне обо всем. Ты доверилась незнакомым вампирам, но не доверяешь своему охраннику.

Я повернулась к Максу, собираясь высказать все, что думаю по этому поводу. Но, встретившись с ним взглядом, резко захлопнула рот, не проронив ни единого звука. В синих глазах проступила боль: дикая, безысходная. Он действительно страдает. Сердце, израненное им вчера, дрогнуло. Внутри что-то сжалось от жалости к нему. Странно видеть его таким. Лучше бы ругался или кричал. Тогда было бы легче его игнорировать, а злиться можно сколько угодно.

– Мы оба знаем, что ты не поверил бы мне, – сказала я.

Дрожащие пальцы Фадеева коснулись моей щеки. Повернув голову, я сбросила его руку.

– Почему ты думаешь, что я монстр, ничего не способный понять? – В тихом голосе Макса проступила горечь. – Когда я ранил тебя, готов был умереть сам. Почему ты решила им помочь, Злата? – внезапно спросил он.

Я нахмурилась. Ничего не стоило соврать или отмахнуться, но что-то остановило. Губы парня подрагивали. Глаза умоляли… только вот о чем? Не злиться? Простить? Сказать правду? Вряд ли кому-либо из верлафов понравится моя правда. «А все ли дело в Елизаре?» – неожиданно для себя подумала я. Да, он мне нравится, и расстаться с ним я не в силах. А если бы не нравился, предложила бы я им присоединиться к клану верлафов? В сознании возникли лица Марка и Альбины. Да! Я не задумалась бы ни на минуту.

– Они другие, – медленно произнесла я. – Такое чувство, что я знаю их вечность. Они притягивают к себе словно магниты, особенно Альбина.

Губы Макса изогнулись в доброй улыбке:

– Да, Альбина – потрясающая девушка. Марк – вздорный, но он мне нравится.

Он ничего не сказал о Елизаре, но я почувствовала благодарность. За то, что поверил, хоть и не сразу. С пониманием отнесся к Марку и Альбине. Глядя на него, я улыбнулась.

Кира и Роман тихо переговаривались с Елизаром. Соседство мракауров больше никого не смущало. Марк что-то рассказывал сидящим позади Хранителям, и иногда оттуда слышался приглушенный смех. Опустив козырек на иллюминаторе, я смежила веки, чувствуя, что чем больше проходит времени, тем большее смятение охватывает душу.

– Макс, как все будет происходить? Как они будут преодолевать защиту? – дрогнувшим голосом спросила я.

– Не знаю, забияка. Защита невидима для нас и для смертных, а мракауров в клане до этого не было.

Ответ Макса заставил задрожать. Остаток полета я сидела как на иголках.

В аэропорту огромного мегаполиса, территорию которого защищали верлафы, Хранителей света значительно прибавилось. Мало того, среди смертных слишком много красивых лиц. Тоже Хранители, но зачем их столько? Заинтересованно смотрят на нас. Глаза сужаются, останавливаясь на мракаурах. Под одеждой угадываются костюмы для трансформации. Николай пообещал, что, даже если Елизар и Марк не пройдут защиту, их не тронут. Где-то внутри меня свернулся колючий ледяной ком. Я задумалась. Нога соскользнула со ступеньки трапа. Потеряв равновесие, я рухнула вниз. Фадеев мгновенно подхватил меня.

– Злата, все будет хорошо. В любом случае они не пострадают, – сказал он еле слышно.

Похоже, на моем лице эмоции проступали так, что и читать не нужно. Натянуто поблагодарив Макса за поддержку, я уперлась в его грудь, стараясь оттолкнуть. Он медленно разжал руки и отступил.

Я приблизилась к побледневшей Альбине и успокаивающе сжала ее пальцы.

Макс, подошедший следом, заискивающе посмотрел на меня:

– Только не начинай кричать сразу. Ты должна поехать со мной. Это приказ Николая, – тут же добавил он, увидев мою реакцию. – Защиту они должны попытаться пройти сами. Мы можем только наблюдать.

Бросив на Елизара отчаянный взгляд, я чуть не разрыдалась. Тагашев выглядел расслабленным, да и Марк тоже. Похоже, чем ближе испытание, тем спокойнее они становились. Елизар улыбнулся, а Марк весело подмигнул. Рассевшись по машинам, мы двинулись по направлению к территории клана.

Город верлафов располагается в двух часах езды от мегаполиса: скрытый среди лесов, тихий и уютный, обнесенный высокой стеной из природного серого камня. Можно сказать, огромная, хорошо защищенная крепость. Простояв в пробке, мы наконец вырвались на скоростную магистраль и двинулись к северу от мегаполиса. Эскорт – впечатляющий. Четыре джипа и три представительских седана. Через полчаса мы свернули с магистрали на узкую извилистую дорогу, ведущую к городу верлафов и в итоге упирающуюся в контрольно-пропускной пункт. Мелкие населенные пункты, окружающие мегаполис, давно остались позади. Теперь нас обступил старый лес, тоже принадлежащий верлафам. Люди считают, что леса принадлежат государству, но их чиновники знают, что они принадлежат частному лицу. Для всех смертных, кроме доноров, город закрыт. Конечно, люди знают, что среди леса скрывается городок, но принимают его за огромный закрытый коттеджный поселок. Усиленная охрана, видеокамеры по периметру. Сюда не проникнешь и даже случайно здесь не заблудишься – Хранители сразу обнаружат и направят в другую сторону.

Помимо основного въезда, в городе двое ворот: огромные, металлические, монолитные. Ими пользуются только Хранители света. Даже сверху территорию города не разглядеть. Аномальная зона, искажающая очертания, как говорят люди, но это объясняется нашей защитой. Откинувшись на спинку сиденья, я закрыла глаза, нервно теребя пальцы на руках.

Защита… Странная древняя сила, о происхождении которой не знают даже верлафы. Много слухов, много легенд. Одни считают, что здесь когда-то упал метеорит и его излучение по каким-то причинам не пропускает мракауров. Другие говорят, что сама природа создала уголок, закрытый для зла. Но мне больше всего нравится легенда о Надии и Михаиле. Я начала вспоминать…

Молодой охотник Михаил преследовал медведя. Выпустив стрелу, он ранил огромного страшного зверя, и раненый медведь начал уходить, уводя за собой Михаила дальше и дальше. Целый день парень преследовал огромное чудовище и забрел в непроходимый лес. Место было проклятым. Люди обходили его стороной, считая, что здесь живет ведьма-оборотень.

Среди непроходимых лесов жила Надия, прекрасная девушка-вампир. Напрасно ее боялись. В ней не было зла или жестокости, ненависти или ярости. Девушка была наделена необыкновенными способностями: исцелять, говорить с животными, ей подчинялись стихии. Люди, заплутавшие в лесу, рассказывали, что выбраться им помогала белая волчица. Как и всем вампирам, Надии нужна была кровь. Она охотилась, а утолив жажду, заставляла смертного забыть о ней. Чудесным был укус Надии: он на время дарил укушенным смертным молодость и красоту. Именно в этот лес и зашел Михаил.

Медведь потерял много крови и двигался медленнее и медленнее. Но и Михаил устал, выбился за день из сил, и зверь почувствовал это. Разъяренный, он набросился на парня. Огромные когти и клыки рвали, ломали, наносили смертельные раны. И тогда появилась она – белая волчица. Обернувшись девушкой, Надия начала говорить с медведем на непонятном языке, тихо, успокаивающе. Хищник отступил от парня, попятился, а затем бросился бежать. Девушка склонилась над умирающим юношей и, коснувшись его груди, исцелила раны.

С этого дня Надия и Михаил полюбили друг друга. Это был странный союз, заключенный, казалось, на небесах. Но однажды случилось страшное. Михаил отправился на охоту, а Надия осталась дома. Утро сменилось днем, а на смену ему пришел вечер, но Михаил не возвращался, и тогда прекрасная девушка поняла, что ее возлюбленному угрожает опасность. Надия бросилась на поиски Михаила и быстро его нашла. Но опоздала: над парнем склонился мракаур. С белых клыков стекала кровь – он утолил свою жажду. Разгневанная девушка уничтожила мракаура, но исцелить Михаила уже не смогла. Никого нельзя вернуть из царства мертвых. Убитая горем Надия сожгла возлюбленного, развеяла его пепел по ветру, а затем окружила эти места могущественной силой, чтобы ни один вампир с черным сердцем не смог нарушить посмертный покой любимого. После этого Надия навсегда исчезла…

Очень печальная легенда, больше похожая на сказку. Во-первых, ни один верлаф не может обладать такими способностями, во-вторых, любовь вампира к смертному кажется неправдоподобной. Людям сложно конкурировать с силой и красотой вампиров. А нас не интересуют смертные. Романтичная сказка о несчастной любви, нагоняющая тоску. Зря я ее вспомнила. Тыльной стороной ладони я смахнула набежавшую слезинку. Но расстроила меня совсем не легенда. Неважно, каким образом появилась защита, она существует и защищает наш клан. Позволит ли она мракаурам ступить на нашу землю? А если нет, что предпримет Николай? Страх сковал с новой силой. Я прислонилась головой к прохладному стеклу. Взгляд затуманился, даже бегущие мимо деревья я едва различала. Машины приближались к городу вампиров.

Руки Макса повернули меня к себе.

– Ты так боишься, что они не пройдут? – Он всмотрелся в мое лицо. Обида? Боль? Его взгляд такой странный…

– Вспомнила легенду, – покачала я головой, снова отворачиваясь и дрожа от холода, несмотря на то что вечер был довольно теплый. Похоже, нервы сдали совсем.

В темноте вырисовывались серые стены контрольно-пропускного пункта и автоматические ворота: высокие, монолитные, с острыми пиками наверху. Из горла вырвался сдавленный всхлип. Машины остановились на площадке перед въездом, дверцы хлопнули. Хранители вышли наружу, встали небольшими группами возле автомобилей. Собраны, настороженны, взгляды прикованы к черному BMW. Елизар, Марк и Альбина неторопливо вышли. Распахнув дверцу, я выскочила из машины, бросаясь к Елизару.

– Я должна пойти с вами, – прошептала я, схватив его за руку.

Елизар улыбнулся и покачал головой:

– Ты же слышала, что сказал Макс. Защиту мы должны пройти сами.

Елизар легко сжал мою ладонь и, глядя в глаза, выпустил ее. Затем повернулся и медленно пошел к воротам, немного впереди Альбины и Марка. Я инстинктивно подалась вперед, шагнув за ним, но Макс удержал, обняв меня за плечи. Когда он приблизился, я не слышала. Распахнув глаза, я следила за Елизаром, Марком и Альбиной, сходя с ума от беспокойства. Хранители молчали. Было ощущение, что за происходящим наблюдает весь лес. Тихо. Так тихо, что уши закладывает. В какое-то мгновение мне показалось, я чувствую взгляд. Но вот откуда, понять не смогла. Я быстро обернулась к лесу. Темные кроны деревьев будто застыли.

Тихое скольжение металла. Я торопливо повернулась к въезду. Автоматические ворота медленно поползли вбок, открывая путь. Все было спокойным, но лишь до того, как к воротам приблизились мракауры и созданный вампир.

Воздух начал густеть, словно стены города окутывала тончайшая пленка тумана. Перестав дышать, я задрожала. Что случится, если они не пройдут? Об этом я даже не задумывалась! Макс плотнее прижал меня к себе, стараясь унять мою дрожь, но и сам он напряжен. Вибрирующая пленка стала плотнее, она двигалась, поблескивая неяркими пятнами. Затем появилось серебристое свечение, накрывшее куполом весь город. Застучав зубами, я сжала кулаки, впиваясь в ладони ногтями. Елизар, Марк и Альбина приблизились к самому краю защиты. Щит вспыхнул ярким серебряным светом, преграждая им путь. Хотелось зажмуриться, чтобы не видеть, что последует дальше, но оторвать взгляд я была не в силах. Крик застыл в груди. «Пропусти их, – мысленно обращалась я к защите, словно она могла меня слышать. – Пожалуйста… пожалуйста, пропусти!»

Мерцающий край щита коснулся лица Елизара, скользнул по шее, двинулся к груди, затем окутал все тело. Светящееся покрывало, словно пожирая, скрывало под собой Марка и Альбину. Тело мое обмякло, ноги подкосились. Я начала спиной съезжать по Максу, но он удержал, не давая свалиться. На миг яркая вспышка света ударила по глазам. Щит вспыхнул и погас. Тагашев первым сделал шаг на территорию города верлафов…

Зажмурившись, я прислонилась затылком к мощной груди Макса, все еще стоящего за спиной.

– Они сделали это, – расслабленно прошептала я. – Мракауры в клане. Они прошли!

– Поверить не могу! – Макс все еще зачарованно смотрел на ворота. – Щит казался живым. Мы привыкли, что он невидим, и совсем не задумываемся о том, что он существует… То, что я видел сейчас, похоже на магию. Поверить не могу, – снова выдохнул он, но я уже не слушала его.

Бросившись к автоматическим воротам и чуть не сбив с ног Марка, я попыталась обнять всех троих. Хранители оживленно переговаривались: очевидно, не только Макса потрясло поведение защиты. Некоторые начали рассаживаться по машинам, а некоторые ошарашенно смотрели на необычных мракауров.

– В какой-то момент мне показалось, что щит не пропустит, но вы прошли, – шептала я.

– Я тоже думала, ничего не выйдет. – Альбина смеялась, но в карих глазах блестели слезы. – Сначала нас сковало ледяным холодом. Щит будто высасывал из нас воспоминания, а потом он стал теплым и будто ласкал. Ваша таинственная защита необыкновенна, – заливалась слезами девушка. – Могущественная и грозная, страшная и прекрасная.

– Эй, – крикнул Марк, – хватит разводить сырость. Не могу сказать, что это было лучше, чем секс, но адреналин до сих пор зашкаливает.

Мы с Альбиной расхохотались. Разжав руки, я взглянула на Елизара:

– Ты прошел. Вы прошли. Николай встретится с вами. Я смогу ему все объяснить и попытаюсь убедить…

Меня перебило покашливание Макса за спиной. Я оглянулась. Пряча глаза, охранник переминался с ноги на ногу.

– Не знал, что все будет именно так, но я рад за вас. – Фадеев улыбнулся Альбине, затем, будто решившись, повернулся ко мне: – Злата, я должен отвезти тебя домой. Прости, но это приказ Николая, – потупился он.

Я чуть не задохнулась от такой несправедливости.

– Ты решил выдавать информацию порциями? – зашипела я. – Боишься, что я буду злиться? Я задушу тебя, Фадеев! – Голос повысился до визга. – Мне нужно поговорить с Николаем, и ты меня не остановишь.

– Недолго длилось наше перемирие, – вздохнул охранник. – Николай хочет поговорить с ними сам. Думаю, он знает о твоей пристрастности и решил избавить себя от твоих убеждений и обиженных воплей. – Макс был тверд. – О его решении ты узнаешь позже. А теперь шагай к машине! Звонить по телефону и топать ногами запрещено. Если будешь сопротивляться, мне придется тащить тебя волоком.

– Ах ты… – запнулась я, не в силах найти обидное слово, чтобы высказать все свое негодование. Руки сжались в кулаки.

– Вы все время так дружны? – улыбнулся Елизар.

– Ты даже не представляешь, насколько избалована эта девчонка! – сквозь зубы процедил Фадеев, выходя из себя. – Врагу не пожелаю такой подопечной!

– Я позвоню тебе, – грустно пообещала Альбина. – Каким бы ни было решение Николая, спасибо тебе! Ты чем-то напоминаешь мне младшую сестренку. – Девушка всхлипнула.

Обняв Альбину, я вздохнула и пошла к ненавистной машине, успев наградить Макса испепеляющим взглядом. Приказ Николая – закон для всех, и я не исключение. Несмотря на злость и отчаяние, остается только набраться терпения и ждать. Протопав к машине, я села на заднее сиденье, захлопнув дверцу перед самым носом Макса. Он усмехнулся и, распахнув переднюю дверь, сел рядом с водителем.


Глава 5 Санкция | Затемненная серебром | Глава 7 Ожидание