home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4 Прогулка


Диана отпустила экипаж с условием, что через четыре часа он будет ожидать их тут же.

Вечер начался с чинной прогулки. Сначала две дамы шли впереди и болтали о пустяках, молодым людям пришлось следовать за ними.

- Так они всю дорогу будут болтать о платьях, - заметил Дмитрий.

- Оля решила узнать всю историю костюма за этот век, - вздохнул Игорь. - Вот научный склад ума. Зачем ей эти мелочи? А это и есть Пратер?

- Нет. Диана побоялась везти нас туда. Пратер на берегу Дуная. А это просто один из парков, где вечером собирается молодежь. Так, смотри, афиша.

Дмитрий устремился к тумбе, он приглядывался, чтобы прочесть надписи.

- Как интересно, - сказал он. - Что-то подобное я видел сегодня в газете. Монгольфьер.

Игорь подошел к нему.

- Что нашел? - спросил он.

Диана обернулась, потому что голоса молодых людей сзади стихли. Они отстали уже шагов на тридцать.

- Что это они там затеяли? - спросила Диана встревожено.

- О, за ними глаз да глаз, - отозвалась Ольга.

- Глаз да глаз? - уточнила Диана. - Это такое выражение.

- Эл так говорит, когда Игорь и Дмитрий собираются вместе. Дмитрий что-нибудь затевает и использует Игоря, как компаньона. Нужно срочно их отвлечь, они впутают нас в авантюру.

- То же самое говорил об Эл и Дмитрии, я не забыла.

- А ему, если честно, пары не требуется, чтобы чудить. Он ищет компанию, чтобы потом меньше вины на него легло, - объяснила Ольга.

Откровенно говоря, Диане не хотелось стать свидетельницей какой-нибудь выходки Дмитрия.

- Я уже тревожусь, - вздохнула она.

Диана тут же вернулась и предложила разбиться на пары, якобы для безопасного сопровождения дам. Ольга в обиде на Дмитрия, взяла под руку Игоря, а Дмитрий стал спутником Дианы. Он галантно предложил взять его под руку, едва она, повинуясь ситуации, просунула свою руку в перчатке ему под локоть, Дмитрий тут же взял ее кисть другой рукой и уже не отпускал. Она смиренно шла на пол шага сзади, ему приходилось во время разговора оборачиваться к ней.

Ольга и Игорь шли впереди. Это предложила Ольга, заметив, что ей неприятно, весь вечер видеть, как Дмитрий распушает свой хвост перед Дианой. Игорь был благодарен Димке за его издёвку над Ольгой. Она шла рядом, сначала вслушивалась и озиралась по сторонам, потом ее глаза стали наполняться счастьем. Она осознала, где находится, в какой обстановке, что опасности вокруг никакой. Достаточно лишь быть не слишком заметным. Она начала вдыхать воздух, она улыбнулась ему.

- Что вы там обнаружили? - спросила Диана у Дмитрия.

- Монгольфьер, - ответил он.

- Я думала вы выбирали представление в опере, - поддержала разговор Диана. - Что вы ожидаете от полета на воздушном шаре? Острых ощущений?

- Любопытство, - ответил Дмитрий. - Это как после космического лайнера управлять парусником.

- Дмитрий, это не слишком своевременное сравнение. Осторожно выбирайте выражения.

- Никто не слышал. Зато оно очень верное.

- Я узнала, что вы патрульный. Некоторые детали будут весьма своевременны. Могу я немного вас инструктировать? - спросила Диана.

- В чем же?

- В манере вести себя, - ответила она. - Оля сказала, что вы не обидитесь, но можете начать шутить. Так вот я прошу вас не шутить.

- Обещаю. Я буду чуть язвителен, но сдержан.

- Вы очень свободно держите себя. В эту эпоху воспитанные молодые люди держаться с достоинством и сдержанно.

- О, да, - согласился Дмитрий, в его тоне она уловила обещанную язвительность.

- Продолжайте, что такое вы собирались мне возразить?

- У меня есть друг, в будущем, вернее подружка. Я ее с детства знаю, она еще подросток, но очень чуткое и наблюдательное создание. Так вот, она обожает заключать пари. И я, кажется, знаю, почему она так делает. Хотите, я заключу с вами пари ее способом? Я буду иметь в виду, что вы меня плохо знаете, а, следовательно, я могу схитрить.

- Но это низко.

- От вас не потребуется сделки с совестью. Вы будете жертвой моих уловок. Видите, я предупредил.

- Я не заключаю нечестных пари с оговорками, - отказалась она.

- Я изложу суть вопроса, и вы согласитесь. Мне продолжать?

- Я могу привлечь в свидетели наших спутников?

- Разумеется.

Диана прибавила шаг и скоро они догнали Ольгу и Игоря.

- Можно мне вас привлечь в жюри? - спросила она у них. - Дмитрий хочет заключить пари.

- Нет, нет, нет, - стала протестовать Ольга. - Диана, я уже предупреждала вас.

- Я бы согласился с опасениями, но каково пари и его условия? - Игорь хотел быть нейтральным.

У него возник естественный мужской интерес к тому, как Дмитрий увлекает девушек. Сначала откровенные взгляды, теперь пари. Дмитрий победит, нет спору, но как?

- Вы решитесь? Вас трое. Я один, - подначивал Дмитрий. - Диана пари ваше и мое. Они лишь будут свидетелями.

Диана смотрела, как Ольга бросает на нее предостерегающие взгляды. Игорь стремиться к нейтралитету.

- Вы расскажете суть пари, а условия мы выдвинем независимо друг от друга, - заявила она.

- А как иначе? - искренне удивился Дмитрий.

- Что ж. Извольте.

- Итак. Диана утверждает, что местные манеры отличаются сдержанностью и тактом, который мне чужд. Согласен. Я считаю, что любое время полно разнообразием. Прогуливаемся, как прежде, даже поужинаем, я надеюсь. Я не делаю ровным счетом ничего, что нарушало бы местное благообразие. Я тих и кроток. Если мы увидим, хоть один пример, который бы нарушал покой нашей прогулки и привлек бы внимание всех гуляющих, как нечто оскорбительное в обществе воспитанных людей, то мое пари считается выигранным. Если мы вернемся домой без всяких эксцессов по пути, то я проиграл.

- Дмитрий вы полагаете, я пригласила бы вас в подобное место? - возмутилась Диана.

- Я не имел в виду ничего такого, Диана. Я жду ответа. Я витиевато изложил суть?

- Ваш немецкий правильный, - ответила она. - Хорошо. Мне будет интересна сегодняшняя прогулка. У нас появилась неожиданная цель для исследований.

- Условия? - спросил Дмитрий.

- А какую повинность вы назначили бы себе сами?

- Любая ваша воля, - ответил он.

- Слишком самоуверенно.

- Вы считаете меня таким. Готов расплачиваться за свои пороки.

- Я создам для вас образ на время работы. Вы согласитесь с тем, какую легенду я предложу вам, будете ей следовать, слушать мои указания, - предложила Диана.

- Это слишком, но я согласен.

- Ваша очередь.

- Я буду спорить на деньги. Согласны?

- Но мои скромные возможности не компенсируют ваши требования, я подозреваю, - ответила Диана.

- Я рискну, - ответил Дмитрий. - Вы оплатите мой монгольфьер. Я не требую его покупать, но с вас устройство полета и его оплата.

Тут Ольга рассмеялась, он прикрывала губы рукой в перчатке, отворачивая в сторону голову, не могла справиться с приступом смеха. Игорь заметил.

- Вам повезло Диана, он милосерден сегодня.

- Милосерден? Зря ты так сказал. Вы полетите со мной, Диана, - ужесточил условие Дмитрий.

- Я еще не сказала: "да", но уже чувствую некий подвох в вашей затее, - заметила Диана.

- Это - нет? - засомневался Дмитрий.

- Это - да, - ответила Диана с вызовом.

- Тогда продолжим прогулку, - предложил Дмитрий.

Ольга опять взяла Игоря под руку, а Диана отошла от своего кавалера на пару шагов. Они шли рядом, Дмитрий заложил за спину руки и иногда улыбался, глядя, как Диана погрузилась в осмысление их договора.

Они свернули в аллею, где оказалось сразу несколько ресторанчиков и своеобразных площадок для танцев. Музыка стала громче.

- Посмотрим, как танцуют? - предложила Ольга.

- Сама попробовать не решаешься? - спросил Игорь.

- Нет, - с опасением сказала она и посмотрела на Дмитрия.

- Не бойся, я не дам ему вытащить тебя в круг, на этот вечер я - твой партнер. Согласна?

- Я начинаю радоваться, что он занят Дианой. Это пари. На что он рассчитывает?

- На везение. А он, как мы знаем, самый везучий парень на свете.

Игорь так посмотрел на Диану, что Ольга чуть вздрогнула и утратила свое безоблачное легкое настроение. Конечно, если сравнивать спокойную, сияющую обаянием Диану с ней, то проигрыш очевиден. Оля наблюдала за ней все время, пока они были вместе. Диана представляла образчик аристократической натуры, которая умеет скрыть свои недостатки, как внешние, таки и прочие за отточенным образом, состоящим из хороших манер, осторожных взвешенных фраз, учтивости и, конечно, гардероба. Оля пожелала, чтобы Димка выиграл пари.

Через полчаса Дмитрий и Диана, которая оказалась даже настойчивее его, увлекли их в один из танцевальных залов, где местная молодежь собиралась потанцевать. Тут выяснилось, что они имеют представление лишь о вальсе, остальные были им в диковину. Потом Диана вспомнила, что дальше есть зал, где в репертуаре преобладают вальсы, что там собираются любители музыки маэстро Штрауса.

Оркестр был небольшой, зато играли музыканты так увлекательно, что пары редко останавливались, чтобы передохнуть. И тут были не слишком искусные танцоры. Атмосфера подействовала на стажеров. Игорь, уверенно кивнув Ольге, пригласил ее на вальс. Они стоили друг друга, двигались скованно, но правильно.

- Помнишь, что говорили нам на уроках? Доверься мне. Чем свободнее будешь чувствовать себя ты, тем легче будет и мне, - говорил он. - Не смотри на окружающих, слышишь, как дышит музыка. Это дыхание.

- У меня голова закружиться, - сказала она.

- По большому кругу. Держи взгляд на одной точке. Хорошо. У тебя получается. Просто слушай меня, во время танца можно разговаривать. Я буду тебе подсказывать.

Ольга стала чаще поворачивать голову. На другом конце зала Дмитрий без особенного напряжения кружил Диану. Оба высокие они выделялись в толпе. Дмитрий поймал ее взгляд и подмигнул. Оля поняла, что он рад видеть их танцующими. Она посмотрела на своего партнера. Игорь был сосредоточенно серьезен, взгляд его был отстраненный. Он слушал музыку, но не наслаждался ею, а вчитывался, чтобы уловить порядок своих действий. Ольге стало интересно, она решила ему не мешать, расслабилась и позволила телу слушаться его посылу. Она едва не закричала от восторга, когда вальс, наконец-то, стал вальсом, вращением, слаженным движением двоих. Танец кончился, восторг был таким сильным, что она прильнула к партнеру и поцеловала его в щеку.

- Мы смогли, - пошептала она. - Получилось.

- Хочешь передохнуть или еще? - спросил он.

Заиграла другая музыка.

- Это полька. Минута наблюдений и мы сможем. Танец вольный, - сказал он.

Его лицо светилось счастьем, он так же был рад их успеху. Польку они пропустили. Весь танец они обменивались счастливыми взглядами и смеялись над другой парочкой. Диана учила Дмитрия танцевать, он не боялся быть смешным, зато смешил окружающих. И Диану.

Потом были еще два вальса. Потом разгоряченный Дмитрий вынырнула на них из толпы.

- Вы еще не проголодались? - спросил он.

- Если честно, я не знаю, чего мне хочется больше! - восторженно ответила Ольга.

- Приятно видеть какое чудо сотворил наш музыкальный гений. Вот, что значит чувствовать ритм. Ты порхаешь, как бабочка. Рассказам бы не поверил, так сам видел.

- Спасибо, от тебя звучит, как двойная похвала.

- Тогда следующий танец за мной, - предложил он.

- Я тебя боюсь.

- Попробуй, - уверенно сказал Игорь.

С Дмитрием у нее получилось не хуже, да и двигался он свободнее и уверенно, словно только и делал, что вальсы танцевал.

- На что ты рассчитывал, когда заключал пари? - не удержалась от вопроса Ольга.

- На удачу и человеческое безрассудство.

- Темнеет уже, проиграешь.

- Еще ужин впереди. Не ставь на мне крест.

- Как так?

- Поставить крест означает, что ты хоронишь мои надежды раньше времени.

Он сделал еще один круг и остановился около Игоря и Дианы.

- Я голоден, - заявил он.

- Я знаю, где можно вкусно и недорого поужинать. Придется пройтись. Зато там великолепные десерты. Это ресторанчик на краю парка, рядом с фонтаном, там уютно, - рассказывала Диана.

Они двинулись дальше по алле, стемнело и фонарщики стали зажигать газовые фонари. После танцев настроение у всех стало легким. Музыка доносилась из разных концов парка.

- Атмосфера сказочная! Который раз ловлю себя на мысли, что вижу сон, - призналась Ольга, отрываясь от Игоря и делая несколько па, вальсируя. - Это прекрасно!

Дмитрий посмотрел на Диану с улыбкой, хотел сказать, что так Ольга выиграет для него пари, но увидел доброжелательный взгляд Дианы, и промолчал.

Пары и группы гуляющих не обратили на ее восклицания внимания. Из разных концов аллеи доносился смех. Никакого духа строгости в помине не было. Дмитрий было подумал, что Диана выиграет пари.

Они свернули с аллеи на другую дорожку, и скоро вышли к фонтану. Тут было не меньшее веселье, чем на эстрадах парка. Несколько одиноких музыкантов играли наперебой в разных концах дорожек. Атмосфера стала чуть хмельная.

На лужайке слышался хохот. Дмитрий поймал ухом этот шум и сделал вид, что потерял руку Дианы. Он подался в сторону, будто бы ему показалось что-то. Его промедления было довольно, чтобы почти на него к фонтану выскочил с лужайки молодой человек без сюртука в рубашке и жилете с развязанным галстуком, а за ним целая компания пьяных молодых людей. Гуляющие вокруг фонтана либо развеселились, глядя на компанию, либо шарахнулись прочь. Трое из пьяных стали громко петь. Тот, что был в рубахе, полез в фонтан.

- Нужно позвать жандарма, - охнула одна из дам.

- Молодежь, спасения нет от этих гуляк, - ворчал пухлый пожилой мужчина.

Дмитрий втянул щеки, чтобы не улыбнуться, склонился и краем глаза глянул на Диану и стажеров.

- Тео! Теодор! Мальчик мой, ты простудишься! - крикнул уже залезшему в фонтан юноше один из его собутыльников. - Вылезай. Я согрею тебя!

Он махнул над головой наполовину пустой бутылкой вина.

- Не смей говорить мне этого! Ты как моя тетушка! Заткнись, Макси!

- Вылезай, негодник, тебя заберут в полицию, ты попадешь в газеты!

- Я! Я наконец-то прославлюсь! - орал пьяный в фонтане. - Я! Теодор! Барон фон…

Он не устоял на ногах и повалился на гранитное ограждение фонтана. Там он затих, так и не предав огласке свое имя.

- Он утонет! Помогите! - завопил его товарищ, размахивая бутылкой.

Однако спасать утопающего никто не спешил. Люди кругом смеялись или возмущенно выговаривали недовольство.

Дмитрий подошел к своим друзьям и, сунув палец в ухо, потряс им.

- Мне послышалось или они орут, как пьяные голландские матросы? - спросил он у всех.

Диана ничуть не смутилась, она посмотрела с улыбкой и ответила:

- Признаюсь, я проиграла.

Раздался свисток.

- Полиция, - вздрогнула Ольга.

- Не по нашу душу. Простите, мое человеколюбие не позволяет мне оставить бедного Теодора, - сказал Дмитрий.

Он быстро метнулся к фонтану, на ходу снимая перчатки, без промедлений схватил обмякшее тело и вынул из воды. Дружки купальщика подоспели и оттащили его в темноту парка прежде, чем в свете фонарей появился первый жандарм. Дмитрий так же быстро вернулся к друзьям, словно был ни при чем.

Свидетели стали быстро расходиться. Диана увела их от фонтана.

- Что это было? Геройство? - спросила она у Дмитрия. - Выигранного пари вам мало?

- Да Бог с вами, Диана. Это просто мужская солидарность. Ну, где это видано, чтобы барон, титулованная особа, купался в фонтане?

- Я же признала свой проигрыш. Мне десять раз сказать, что я признаю.

- Ни единого раза больше. Ужинать, - предложил Дмитирий.

Игорь вдруг пожал ему руку.

- Везунчик ты, - провозгласил он.

- Как всегда.

- Вот она мужская солидарность, - посетовала Ольга. - Ты на его стороне?

- А ты сомневалась? - удивился Игорь.

- Ольга, по вашему выражению лица, заметно, что я изначально была в одиночестве, - вздохнула Диана.

Ольга смущенно пожала плечами.

Ужинать они пришли не в ресторанчик, Диана не точно определила тип заведения. Это была таверна, шойриге, расположенная в полуподвале дома, выходившего одним фасадом к парку. К ним быстро подошел человек в длинном фартуке, официант, перечислил блюда, из которых Диана и Дмитрий на перебой выбрали горячее и закуски. Дмитрий настоял на приличном количестве вина, чем вызвал одобрение официанта и осуждающие взгляды остальных.

- Откуда такая осведомленность? - удивилась Диана.

- Интеллектуальная накачка, - отшутился Дмитрий.

Когда блюда были поданы, у Ольги разбежались глаза.

- На ночь. Столько? - удивилась она.

Напрасно она сомневалась, прогулка, танцы и веселье разожгли аппетит. Дмитрий и без того не страдал его отсутствием и прилично много пил, не взирая на упреки, и требовал, чтобы ему составляли компанию. Когда они закончили ужин и вышли на воздух, Дмитрий был уже достаточно пьян, уверял, что твердо стоит на ногах, но не отпускал руку Дианы, а та не смела возражать.

- У меня голова кружиться, - пожаловалась Ольга, усердно выговаривая слова. - Димка, ты демон-искуситель. Ты нас напоил.

- Я не пьян, можете на меня положиться, - заверил Игорь.

- Ты покачиваешься, - заметила Ольга.

- Это ты покачиваешься, поэтому тебе кажется, что покачиваюсь я, - ответил тот.

- Да, он не пьян, если так длинно говорит, - смущаясь, сказала Диана.

Она с некоторым разочарованием поняла, что Дмитрий наверняка спланировал этот момент, что она не смогла проконтролировать процесс поглощения вина. Она ощущала, как ее голова перестала быть ясной, словно мир отделен от нее тонкой стенкой. Что Дмитрий уже не держит ее за руку, а придерживает за талию, поскольку ее качало, как всех.

- Хмель нужно прогулять, он пройдет, - заверил Дмитрий. - Диана, вы должны мне монгольфьер.

- Где же я его найду поздним вечером. Уже темно, - возразила она мягко, потому что ощущала вину оттого, что не может исполнить его желание.

Она уже не думала о нем, как о заносчивом и чуть бестактном парне, который бросает слова на ветер. Он все делал так, как говорил, а говорил он то, что думал, определенно. Она поймала себя на мысли, что смотрит ему в глаза. Он смотрел пристально, освещение было слабым и казалось, что его глаза горят в сумерках.

- Вам тоже плохо? - спросил он.

- Нет. Я чувствую себя нормально.

- Вот видите, Диана тоже не чувствует опьянения. Просто у вас практики маловато. Стажеры. Это называется быть под мухой.

- Нам пора ехать домой, - с некоторым сожалением сказала Диана.

- Домой. Уже? Я думал веселье только начинается. А как же монгольфьер? - Димка говорил, чуть запинаясь, но она почувствовала, как он вдруг уверенно стал стоять на ногах, уж если кто из них не пьян, так это он.

- Тебе влетит от Эл, - пригрозила Ольга.

- Э-э, нет. Это вам влетит. Я предупредил, что напьюсь, - заверил Дмитрий. - Хотите скрыть следы преступления - пошли гулять дальше.

- А как же экипаж? - спросила Оля.

- Ну, это элементарно, - заверил Дмитрий. - Я же штурман. Нам прямо по аллее, потом направо. Дойдем до туда, отпустим человека. Ну, очнитесь, вы же в самом веселом городе Европы. Какой воздух! Какая музыка! Ой, а вино было какое чудесное, я бы еще мог выпить.

- Нужно возвращаться, - с опасением заметил Игорь.

- Самым веселым городом Европы всегда считался Париж, - очнулась от размышлений Диана. - Ольга, вы умная девушка, как ему удалось нас напоить?

- Теперь, Диана, вы знаете о нем больше. С ним нельзя спорить и пить, - заключила Ольга. - У него большой опыт в обеих областях. И еще в третьей…

Тут Дмитрий оторвался от Дианы и подошел к друзьям.

- Я не против, вернуться домой без вас, - прошептал он. - Дорогу вы знаете. Кучер вас доставит. Давайте мы как-нибудь заблудимся, а?

- Давайте проверим нашу ориентацию. Срежем через парк, - предложил Игорь и взял Ольгу под руку.

- Вперед! - скомандовал Дмитрий.

Они вернулись к фонтану, потом прошлись по узкой аллейке, намереваясь вернуться туда, где танцевали, где был свет фонарей. Диана не смогла возразить троим сразу, а когда она и Дмитрий снова очутились среди танцующих, вторая пара пропала.

- О, Боже, - вздохнула Диана.

Она выскочила на аллею, выискивая знакомую пару, повернулась, нашла поворот, где они вынырнули из темноты. Дмитрий догнал ее, когда она вот-вот могла сама потеряться. Он не дал ей уйти с освещенной аллеи. Она поняла, что искать поздно.

- Ничего страшного. У них хорошие отметки по пилотажу, я их сам учил, - заверил Дмитрий.

Диана посмотрела ему в глаза, они смеялись.

- Ты подстроил все? Да? Ты не пьян совсем.

- Ты чуть-чуть пьяна, и быстро бегаешь в таком состоянии и наряде. Я действительно еще совсем не пьян, предлагаю сравнять шансы.

- Мы их потеряли! - возмутилась он не громко.

- Да, - уверенно кивнул он. - Предлагаю загладить горечь потери весельем. Идем искать монгольфьер.

- Я пожалуюсь твоему командиру.

- Обязательно. Я сам на себя пожалуюсь. Завтра. Диана, пожалуйста. Если ты меня бросишь одного, я окончательно напьюсь и полезу в фонтан. Кто меня оттуда достанет? Я тяжелый.

- Это шантаж. И никуда вы не полезете.

- Почему барону можно, а мне нельзя? Говори мне ты, пожалуйста. Один вечер, к черту этикет. Забудь гору своих обязанностей и забот, строгого господина Ванхоффера и его правила. Я видел, как тебе нравится танцевать. Давай прогуляемся немного. Я доставлю тебя домой невредимой. Я же спасатель. Тебе никого не надо опекать, особенно меня. Как раз будет наоборот. Разве тебе не хочется иногда насладиться временем, которое ты изучаешь. Вот оно вокруг, живое, доброе.

Взгляд его стал таким ласкающим, дрогнуло что-то внутри, а потом на душе стало тепло.

- Я ничего не обещала кроме полета, - предупредила она, высвобождаясь из его рук.

- А я ничего больше не просил. Пари больше не будет.

- Я догадываюсь, что у тебя на уме.

- Правда? А я сам этого еще не знаю. Расскажешь по дороге?

- Ты ведешь себя как мальчишка. Самонадеянный мальчишка.

- Но тебе же нравиться, - заявил он.

- Как тебе удается?

- Что?

- Быть таким?

- Это загадка. Я таким родился на свет.

Она отошла на безопасное расстояние, он в ответ засмеялся. Диана сделала серьезное лицо и вернулась, уверенно взяв его за локоть.

- Не терпится увидеть, как развлекается патруль. Сделаешь что-нибудь не по инструкции, я сдам тебя твоему командиру и Ванхофферу под арест.

- Ой, как страшно. Не сделаю. Я - профессионал.

Вечер продолжился весельем, танцами, прогулкой по ночному парку и несколькими порциями вина.

Они поймали фиакр и катались по ночному городу, поскольку оба были все еще слегка пьяны, то весь путь до заветного адреса пытались петь какие-то крестьянские песни и хихикали, как дети. Возница отпустил в их адрес шутку, Дмитрий попробовал острить в ответ, но Диана вовремя зажала ему рукой рот. Они свернули в переулок, Диана расплатилась с возницей и потащила гостя к черному ходу.

- У парадной двери всегда дежурят ночью, - сообщила она. - Не хочу показываться на глаза дежурному.

Они подкрались к двери черного хода. Диана собиралась открыть дверь, а Дмитрий озирался по сторонам. Хотя в состоянии легкого опьянения, ему все казалось нипочем.

Диана не могла попасть ключом в скважину замка.

- Давай помогу, - предложил он.

- Помоги, - согласилась она.

Он забрал у нее ключ и за секунды открыл дверь.

- Мы опять должны говорить друг другу "вы", - напомнила она.

- Мы почти друзья, - сказал он.

- Ты что и в темноте видишь?

- Почти, - прошептал он над самым ее ухом - У меня… слух острый.

Лестница на второй этаж была освещена тусклым ночным фонарем, по свечению схожим с газовым.

- Пользуетесь альтерна…тивными источниками э…нергии, - произнес он запинаясь.

- Т-с-с, - проговорила она.

- Датчики движения. Нас все равно идеен…тифицируют. Ты не каждый день так по..оздно возвращаешься. Разок можно.

Диана поняла, что он прав, но старалась ступать тихо и ровно. Ее качнуло, он подоспел и подхватил за талию.

- Это лишнее. Я лучше тебя стою на ногах, - сказала она.

Дмитрий заметил, как она вздохнула.

- Черт, а где моя комната? - спросил он. - Правда, я совершенно не хочу спать.

Она отворила дверь второго этажа. Потом повернулась.

- Да, ты заблудишься, - задумчиво сказала она. - Придется тебя проводить.

Она хотела пройти, но натолкнулась на него.

- Можно вопрос? - прошептал он.

- Да.

- Он неприличный. То есть, он в этом времени неприличный.

- Отпусти меня и спроси, - ответила она.

Он опять смотрел на нее как уже много раз за этот вечер. Ей постоянно казалось, что он кинется целовать ее, на этот раз она была убеждена, что не сможет не ответить. Он за вечер вскружил ей голову. Она пыталась пугать его тем, что она старше. Он заявил, что он старшее ее лет на пятьсот, а по другим параметрам они вообще еще не родились, угроза не подействовала. Она надеялась, что он начнет делать неприемлемые для его рамок поступки, что вызовет ее недовольство и прервет их прогулку. Нет. Он окончательно расположил к себе своей уверенностью и органичностью поведения. Этот парень, если и патрульный, то просто самородок в плане адаптации и воспитания. У нее была масса вопросов, ответы на которые можно было узнать только тут, на базе, и только в приватной обстановке. Ей довольно было бы остаться с ним наедине и поговорить, но как? Едва ли он удовольствуется беседой.

- Где здесь кухня? - проговорил он.

Вопрос был неожиданный.

- То есть? Что неприличного в кухнях? - переспросила она.

На самом деле он только что хотел признаться, что люди для него не только тело напротив и набор звуков и запахов, что он чувствует окружающее глубже. Ее дыхание чуть сбивалось, а пульс был чаще, он хотел узнать у нее и, в том числе, у себя самого, кто из них больше желает поцеловать другого. Хмельное состояние приносило ему успокоение, поэтому и хотел сначала спросить разрешения, в трезвом виде, он приступил бы к действиям. Он во время передумал, его здравый смысл не пьянел.

- Я жутко голоден. Молодое вино пробудило мой зверский аппетит.

- Мы не оставляем еду на завтра.

Дмитрий осмысливал ее слова, потом вынес заключение с некоторой задержкой.

- Мне сойдет сухой паек. Сыр, хлеб, в конце концов, яичница. Все, что можно съесть.

- Тогда тебе сюда, пройдем и спустимся в кухню.

- Ты соображаешь быстрее меня, - похвалил он.

- Ты больше выпил. Я думала ты свалишься.

- Я? Ни в коем случае. Я пьянею ненадолго, быстро отхожу. К утру выветрится.

- А вот мне придется расплачиваться головной болью, - пожаловалась она.

- Выпьешь ас..пирин. А, ну его же еще не изобрели. Или уже открыли?

- Умолкни и ступай тише, - предупредила она, открывая перед ним другую дверь.

- Легко.

Они вошли в кухню. Диана зажгла лампу.

Он все же решился, поцеловал ее в щеку, так, из благодарности.

- Спокойной ночи. Вечер был чудесный, фройляйн Диана. Я сам найду, что можно съесть.

- Садись к столу. В этом времени женщина должна накормить мужчину, - сказала она.

Она шарила по полкам в поисках съестного. На столе появился окорок, сыр, масло, овощи.

- Да мы пируем. Я не съем все один. То есть съем, но мне одному не удобно.

Она повязала фартук, раздула огонь под маленькой конфоркой портативной плитки, которой пользовались дежурившие ночью. Скоро на сковороде шкворчала яичница с ломтиками свинины.

- Какой аромат, - протянул Дмитрий, чувствуя, как трезвеет.

Диана жевала ломтик сыра, наблюдая, как он ест. Этот парень ничего не делал наполовину. Она никогда не общалась с патрульными, не ее специфика, но этот человек не слишком подходил под определение патрульного. Он был совершенно адекватен и вел себя как завсегдатай этих мест. Он знал город, бегло общался на немецком, причем, вворачивая такие обороты, которые он видимо в голове переводил с другого языка. Она позволила ему разгуляться, ради научного интереса. При ней прежде никто из "гостей" так "не бузил", не заключал выигрышного пари, не напивался, не вытаскивал из фонтана пьяного, не пытался познакомиться с тем, кто летает на воздушном шаре и все за один вечер, длившемся не так уж долго. Она позволила ему потерять из виду друзей. Он не растерялся, не расстроился, не собирался их искать. Он это подстроил. На укоризненные замечания он вообще не реагировал. Не возражая ей и соглашаясь с упреками, он все равно творил, что хотел весь остаток вечера. Она увлеклась, наблюдая за ним, позволила себя повторно напоить, они веселились в фиакре. С ним было просто, беззаботно. Она мысленно повторила его имя: "Дмитрий". Русский с внешностью больше подходящей какому-нибудь восточному красавцу.

Ел он тоже вкусно.

- Изучаешь? - спросил он, облизывая губы, потом вспомнил о салфетке.

- Да, - лгать ему было трудно.

Хмель еще бродил в голове, она подалась через стол, делая вид, что вглядывается в его лицо.

- Кофе? - спросила она.

- С удовольствием. Лучше сварю я. Знаю концентрацию, которая сгонит опьянение, - предложил он.

Она протестующее замотала головой.

- Ты протрезвеешь и станешь другим, - произнесла она.

- Ошибаешься. Это я хмельной спокойный, а в обычной жизни могу такого наваять, сердце в пятки уйдет. Раз я тебе мил таким, то не стану пить кофе и трезветь. Даже выпил бы снова.

Она встала и, добыв бутылку вина, налила ему половину тонкого бокала.

- Рискнешь?

- О-о-о, кажется, тебе нужны мои секреты, - произнес он заинтересованно.

- Можно я спрошу?

- Сейчас угадаю. Ты хочешь знать, что я не спросил на лестнице?

- Да.

- Хотел узнать, кто кого первым кинется целовать.

Он поднял бокал посмотрел на свет и отпил глоток. Диана поймала его взгляд, неожиданно серьезный и глубокий. Стало чуть не по себе, утонуть можно.

- Угадал? - спросил он.

Она кивнула. Он сделал еще глоток.

- Рад, что не сделал, что хотел. Утром мы не смотрели бы в глаза друг другу. Я бы получил подзатыльник от Алика. Сейчас ты так смотришь на меня, что мне не хочется тебя целовать, это лишнее.

- Как я смотрю?

- Как человек, которому я просто интересен. Приятно. Ты авантюристка и вино тут ни при чем, - заключил он.

- Я давно так не отдыхала. А уж не напивалась невесть сколько! Мне нельзя по должности, но ты интересный собутыльник. Откуда ты знаешь город? Ты говоришь слишком бегло, быстро для адаптивного. Учил?

- Я патрульный. Всякое бывает.

- Не похож на патрульного. Хотя я вашу категорию знаю плохо.

- "На свете многое бывает, друг Горацио…", - перевел он на немецкий фразу из "Гамлета" и повторил то же на русском. - Есть многое на свете, друг Горацио, - потом снова по-немецки. - Нет. Здесь подошел бы язык Гёте.

- Я угадала. Ты знаешь русский, и имя твое - русское, - указав на него пальцем сказала Диана.

- Я шесть европейских языков знаю, два общегалактических, два наречия принятых в Галактисе и еще восемь внеземных могу понять. Поразил?

- На повал! Откуда?

- Жизнь так сложилась.

- Ты кем был до патруля?

- Какой объемный вопрос. Пилотом, спасателем, штурманом. Военным я был. Так точнее.

- Но тут нет войны, - она удивилась. - Ты был на войне?

- На нескольких. Зачем тебе? Это прошлое, - отмахнулся он.

- Боже, какого мужчину я не поцеловала, - взмолилась она.

Он погрустнел. Она поняла, что воспоминания уносят его куда-то далеко.

- Откуда ты знаешь Вену? С языком - понятно. А город? Ты тут был?

- Да, был. В прошлое задание. На-а, - он прищурил глаза, подсчитывая в уме. - На. Пятьдесят шесть лет впереди.

- Это же война! Военный? Но нам категорически запрещено наниматься в армию и участвовать в конфликтах!

- Мы - спасательная группа. Вернее были. Это теперь мы исследователи. Эл, Алик и я спасали потерянных наблюдателей еще совсем недавно. А пропадают они чаще во время военных действий, как ты знаешь из инструкции. Даже меньше, чем во время неудачных перебросок.

- Ты был в Вене в 1943 году.

- В конце мая. Мы искали парня, ему было двадцать три года. Вступил в немецкую армию добровольцем. Политическая идеология подействовала. Сдвинулся человек, решил, что он избранный. Это было тяжело. Кругом смерть, разруха в душах человеческих и безумие. А ты среди этого живешь и не имеешь права вмешиваться. Воевать самому было проще. Мы прошли за ним от Мюнхена, через Вену и Берлин и до самой Курской дуги. Вот таким вот крюком. Чудом нашли.

- Через Вену? Как-то сложно.

- Крюк сделали, ради того, что теперь ищем.

- Я не представляю тут войны, - с испугом в глазах сказала она. - Впереди будут две, потом еще. Одну из них я застану. Я еще не буду старой. Это будет страшно?

- Да.

- А Вена?

- Это был другой город. Напуганные люди, много военных, патрули на улицах, аресты, комендантский час. Свастика на афишных тумбах, - он тяжело вздохнул. - Мрачное впечатление. Я подобрал на улице томик Гёте и читал, когда мы ехали в поезде. Мы пол Европы прошли на восток. Без просвета. Беда.

- Вот почему ты сегодня кутил, как будто праздновал что-то.

- Встречу со старой доброй Веной. В этом году не произошло ничего значительного. - Он умолк, заложил руки за голову и улыбнулся ей.

Она посмотрела нежно и тоже улыбнулась.

- Э-э, я тебя расстроил. Я грустнею, когда начинаю трезветь.

- Нет. Заставил подумать, сколько ты видел.

- Я изменил миф о патруле? Мрачные люди, не вдающиеся в детали, без блеска интеллекта в несмежных областях.

- Ты особенный.

- Мы особенные, - уточнил он. - Мы все особенные.

Она дотянулась через стол до его руки и сжала.

- Хорошо, что я не поцеловала тебя.

- Это я тебя не поцеловал.

- Ты трезвеешь.

Он допил остатки вина из бокала, давая понять, что не все потеряно.

- Спать не хочешь? - заботливо спросила она.

- Нет. У меня особенность, я первые суток трое после переброски не сплю. Много ем и влюбляюсь.

- Тогда, давай еще поболтаем.

- Чего хочет женщина, того хочет Бог, - он поднял руки к потоку, вызвав у нее приступ смеха.

Ему нравилось, как она смеется. Мрачные мысли - долой.

Он смотрел в глаза девушке и испытывал необыкновенную нежность и тревогу. Она втекла в его пространство, в его жизнь, затронула что-то в сердце. Она была чем-то похожа на него. Друг? Другое? Опасно. Можно изливать душу Эл и знать, что она ловит твою мысль, знает что тревожит. Эл можно ничего не говорить, она все понимает без слов. А порой хочется выговориться. Диана вызывала другое чувство - сродства. Он удержал себя от пошлых ухаживаний и приобрел друга, это более приятная и надежная связь. Они установят душевный контакт, поделятся чем-то сокровенным, разойдутся, но станут от этого богаче.

- Не люблю много вспоминать, но знаю кучу забавных историй, - сказал он.

Она не стала угощать его вином дальше, но долго ловила в его глазах хмельные искры. Он говорил протяжно, медленно, воркующими нотами своего баритона. Хотелось глаза закрыть и слушать. Он смешил ее. Они говорили о разном, прыгая от темы к теме без всякого перехода. Задавали друг другу вопросы, очень личные, не стесняясь, отвечали. Ночь была чудесная. Ей хотелось отсрочить наступление утра, так хорошо было просто быть с ним рядом.

Дмитрий добрел до своей комнаты в пять утра. Диана валилась с ног, но уходить не хотела, пока он не настоял. До полудня он успеет отдохнуть, а вот Диане предстоит работать.

- Все-таки, я эгоистичный поросенок, - вслух тихо сказал он. - Розовый в горошек, хвостик колечком. Зато мысль моя работает.

Он придумал уловку. С утра он отправится к Эл, и попросит ее поговорить с Ванхоффером на счет Дианы. Потом он сделает вид, что она им очень нужна по делу на полдня и отправит ее спать. Идея была не такой уж наивной на первый взгляд.

Сквозь щель в приоткрытой двери он заметил, что в комнате Игоря горит свет. Игорь сидел у окна в кресле и смотрел в потолок. Дмитрий с первого взгляда понял, что он расстроен. Дмитрий тихо "втек" в комнату, дверь не скрипнула.

Игорь заметил его и посмотрел удивленно.

- А где Диана? Как же ты ее отпустил? - сказал он с грустной усмешкой.

- О-о-о. Что за женщина! - Дмитрий потянулся, взвешивая в уме тяжесть обстоятельств.

- Вы только вернулись? Она позволила тебе гулять всю ночь? - Игорь не жаждал ответа, потому что в общих чертах знал, что мог вытворять его изобретательный друг.

- А ты, почему не спишь? - задал Дмитрий встречный вопрос.

- Не спиться.

- Ты расстроен.

- Отстань.

- Из-за Оли. Елки-палки. Что? Опять? - простонал Дмитрий и всплеснул руками. - Она опять нашла повод для недовольства? Давай рассказывай.

- Димка, отвали. Мне твое участие не требуется. Кто угодно, только не ты и твои методы. - Игорь выглядел злым.

- Ну и дела-а.

Дмитрий подтащил себе кресло.

- Где они берут такую тяжелую мебель, - ворчал он. - Выкладывай свою беду. Я не отстану. Я вас домой отправил в радостном расположении духа. Куда вы завернули по дороге? Оля цела?

- Оля у себя. Рыдает, наверное.

- Я теряюсь в догадках. Ты что-то сделал? Или не сделал?

- Да ты тут тоже хорош со своим флиртом.

- Кто виноват, мы потом отыщем. Ты мне в двух словах скажи, что стряслось?

- Какая тебе разница, - с досадой выговорил Игорь и зажмурился. - Это наше с ней дело! Сугубо личное! Я не хочу, чтобы кто-то вмешивался!

Он цедил фразы сквозь зубы, не открывая глаз.

- Хуже чем я ожидал, - вздохнул Дмитрий. - Утро вечера, конечно, мудренее, но нам с утра уже работать нужно. Если ты не выложишь мне правду, я…

- Не выложу! - осек его Игорь. - Это моя комната и я попрошу тебя оставить меня в покое.

- Ладно. Ладно. Я уйду. - Он стал делать защитные движения и поспешно встал.

Дмитрий вздохнул уже за дверью. Утром ему влетит не только за ночное гуляние и Диану.



предыдущая глава | Река времени | Глава 5 Легенды