home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КОРОТКИЙ ВИЗИТ

Полёт STS-101

19 мая 2000 года

Мы стартовали!!!

После трёх неудачных попыток уже не верилось, что улетим. Мы втроём на средней палубе - Джим, Сюзан и я. Мы жмём друг другу руки , поздравляя с разрешением на старт . Ракета покачивается и отрывается от стартового стола . Это ни с чем несравнимое чувство полёта . Вибрации и гул носителя , смесь восторга и понимания опасности , связанных с работой такой сложной машины как Шаттл . И в тоже время покой от абсолютного доверия работе всех тех людей, которые готовили машину к старту и сейчас управляют полётом. Все идёт штатно, пороховики отделяются и вибрации заметно снижаются . Растёт перегрузка - субъективно она переносится труднее , чем при старте ,, Союза ,, .Там пилообразная перегрузка даёт короткий передых , а здесь она всё давит и давит . Нет , пожалуй на нашей ракете стартовать комфортнее , хоть и места в Транспортном Корабле значительно меньше. Операторы связи в Хьюстоне и во Флориде докладывают о ходе выведения - ,, Негатив ретёрн ,, - значит уже не вернёмся во Флориду на полосу в случае аварии носителя. ,, Ту энжин ТАЛ ,, - значит при отказе двигателя ( одного из них ) мы сможем перелететь через океан для аварийной посадки в Испании или Африке . Вот где могут пригодиться те самые ограничения старта . Двигатели отработали штатно, и мы на орбите. Джим уже отвязался , много перемещается и готовится снимать на видео отделившийся центральный бак шаттла. Не буду торопиться, первые минуты самые провокационные для болезни движения. Мы медленно переодеваемся , помогаем снять скафандры остальным членам экипажа . Нет , надо остановиться на минуту . Когда тошнит - не до чего нет дела . Прижимаюсь к стенке с локерами , кажется немного отпускает , но работать с постоянной оглядкой на самочувствие невозможно и я прошу Джима сделать мне укол, подавляющий симптомы болезни движения. Ух до чего же болюч , а может быть это у Джима неправильный диаметр иглы. Но странное дело - уже через 5-10 минут я напрочь забываю о ,,болезни движения ,, и продолжаю работать. А мы тренируемся перед стартом на вращающемся кресле, насилуем себя этой тренировкой, доводя до этой самой ,, болезни ,, . Не проще ли просто сделать укол и потерпеть один раз . Хороший опыт , надо не забыть рассказать об этом нашим специалистам и космонавтам .

Мы переодеваемся в ,,синие штаны ,, и рубашки - это наша полётная одежда . Наводим порядок на ,,нашей ,, средней палубе Шаттла. Кресла сняты и уложены , скафандры , шлемофоны - «говорящие шапки» , костюмы водяного охлаждения и всё остальное рассортировываем и укладываем по отдельным сетчатым мешкам. Так, вот летает чей-то пластиковый мешок, видимо мы его сбили со стены, работая с мешками . Хорошо, что на них нанесена маленькая цветная точка - идентификатор . В мешке часы , блокнот , медикаменты , ручки с карандашами . Что-то знакомое , точно это же мой. Убираю в отведенный для меня ящик, так оно надёжнее , а то в этой суете и потерять можно . Очень активная работа в первые 2-3 часа после выведения . Наша циклограмма работ после выведения на ,,Союзе,, более щадящая, там эти два часа заняты контролем состояния систем и манёвром , и успеваешь немного адаптироваться , сидя в ложементе . Время от времени ловлю себя на том , что сравниваю полёт на Шаттле и ,,Союзе ,, - интересный опыт, а другого у меня пока и нет. Немного отдохнём и вперед на лётную палубу . Пока мы возились с наведением порядка на средней палубе - ребята наверху открыли створки грузового отсека и перевели корабль из состояния ,,выведение,, - в состояние ,,орбитальный полёт,, . У Джима наш план-график , для тех , кто сидит на средней палубе - мид-дэке . Нам ещё предстоит приготовить спальники , установить фильтр-вентилятор и персонально моя работа - ,,ГИРА,, - расконсервировать и собрать схему потребления воды на камбузе . Я буду заниматься этим два раза в день - утром и вечером - меняя схему для ночной и дневной конфигурации . В моём блокноте схема , которую я приготовил ещё на Земле . Работы собственно на Шаттле у меня немного и поэтому я должен быть особенно аккуратен . Часто спрашиваю у Джима и Сюзан - как сделать то или это. У них здесь гораздо больше опыта , чем у меня , и я буду терпеливо учиться . Может быть во время «нашего» старта через год, всё это пригодиться .

Пока занимались обустройством мид-дэка - опоздал почти на 1 час с началом эксперимента. Это не критично, но надо впредь заводить будильник. Экран с цифрами на экспериментальной установке видно плохо, пришлось подсвечивать фонариком . Доложил в Хьюстон данные , надо учиться докладывать и вообще учиться говорить с ЦУПом по-английски - это одна из главных задач этого полёта для меня . Программа полёта - это обязательная программа , язык - личная .


20 Мая, второй полётный день

Сегодня условно-свободный день. Выполняю нехитрые эксперименты, которые мне поручили. До моей основной работы на станции - они мои, а на время ремонтов и замен в Функционально - Грузовом Блоке - их будет выполнять командир экипажа Джим Халсел. Меня больше смущают ни сами эксперименты, а постоянная корректировка планов. Каждое утро новая версия программы полета на день. Это для меня и странно и неудобно. Ещё перед стартом, во Флориде, Джим застал меня за переписыванием программы полета в мой блокнот. Говорит не надо этого делать, всё равно ещё несколько раз поменяют. Тогда это меня удивило - летим-то всего на неделю, неужели нельзя спланировать.

Но люди в ЦУПе Хьюстона хотят уточненный план, а, честно говоря, это больше похоже на желание найти самим себе работу. « Эни вэй», каждое утро время проведения работ корректируется и надо все эти изменения записывать в свой блокнот. Открыли люки с СПЕЙСХЭБ. Наверное, я буду спать здесь - много места, прохладно и есть большой иллюминатор. Приготовил дальномер для завтрашней работы, я буду вторым резервом измерения дальности и скорости сближения со станцией. Работы в общем-то немного пока , поэтому есть возможность посмотреть в окно, благо на лётной палубе их много.


21 Мая Полётный день - 3

Сегодня самое главное - это, конечно, стыковка. У меня дальномер и часть иллюминатора по оси стыковочного механизма. А это значит, что будет возможность наблюдать сближение и стыковку. Экипаж работает очень хорошо, даже не верится, что мы готовимся вместе всего около трёх месяцев. Сюзан работает с компьютером, успевает сверить параметры сближения и со мной и с Джефом. Джим Восс снимает фото, стараясь никому не мешать на лётной палубе. Командир - командует, пилот - рулит , Мэри-Элан контролирует работу стыковочного механизма. Мы всё ближе к Международной Космической Станции, наше назначение в экипаж и подготовка проскочили так быстро, что не верится , что мы почти дома. Очень красивое зрелище - приближающаяся станция. Она всё ближе и ближе и вот уже транспаранты на панели Системы Стыковки и Внутреннего Перехода и огни на станции говорят о том, что мы состыковались и МКС в режиме дрейфа. Ура, мы почти в станции!!! Крюки закрыты и теперь мы с МКС одно целое, но люки туда мы откроем только послезавтра, после выхода. ЦУП-Х поздравляет нас, а мы их. Напряжение спадает и уже через час я настолько привыкаю к этому состоянию, что забываю, что ещё какое-то время назад так волновался, а вдруг что-нибудь произойдет, и мы так и приземлимся не побывав на станции. Поздно вечером активизировал - фу, слово - то какое казённое, лучше провёл первый этап моего эксперимента «Астрокультура». А если точнее - перекачал биоактивную жидкость в мешок с семенами сои. Теперь они начнут расти, а послезавтра я буду их полоскать и сушить. Это эксперимент ученых с родины командира Джима Халсела - из Луизианы, поэтому я должен быть аккуратен особенно. Джимчик (Джим Восс) и Джеф готовят оборудование для завтрашнего выхода в открытый космос, а мы все стараемся им помочь, чем можем. День кажется очень долгим, и видно, что все уже порядком устали и пора разлетаться по спальникам. Впрочем, ещё пару слов об эксперименте «Астрокультура». Первая неожиданность - перчатки раздулись из-за общего сброса давления перед «выходом». Видимо на земле об этом не подумали заранее. На будущее, возможно, необходим будет клапан в перчаточном боксе для выравнивания давления внутри с внешним кабинным давлением. И ещё - ящик, в котором размещается установка , не закрывался из-за открутившегося винта на задней стенке .


22 МАЯ Полётный день -4

День «выхода». Моё участие - только помогать при необходимости. Помочь хотят все и поэтому слишком много суеты. Как мы с Юрой вдвоём делали «выход» на «МИРе»??? Джим и Джеф инспектируют американскую «стрелу». Она не совсем правильно была установлена ранее, с перекосом. Затем переносят и монтируют российскую «стрелу»- ГСТ. Она на месте и Джим благодарит ЦУП-Москвы и всех специалистов за саму конструкцию и за помощь в сопровождении «выхода». Нравится мне эта американская черта - не скупятся они на доброе слово. Моя главная задача сегодня - это второй этап « Астрокультуры». Хорошо, что все заняты выходом и на средней палубе спокойно. Этот этап должен быть закончен за 15-20 минут, иначе антибиотик убьёт семена. Ещё раз проверяю, всё ли готово, ещё раз просматриваю Бортовую Документацию, во время эксперимента руки будут заняты и листать её возможности не будет. Ну, вперёд! Делаю необходимые соединения, подаю жидкость с антибиотиком в мешок с семенами, перемешиваю «массируя» мешок и приступаю к откачке всей этой жидкой массы в отдельный пластиковый мешок, находящийся здесь же в перчаточном боксе. Места для манёвра совсем мало, а тут ещё раздутые перчатки. Впрочем, это не самая большая проблема. Ооо! - мешок оказывается мал для всей жидкости. Он уже полон, а в мешке с семенами ещё половина жидкости. Если быстро не найду выхода - семена могут погибнуть в растворе антибиотика. Что делать ??? Первое - надо доложить командиру. Он неохотно отвлекается от «выхода» и прилетает на среднюю палубу. Да, неприятная ситуация. Советует оставить всё как есть. Эксперимент мы, конечно, потеряем, но нашей вины тут нет. Так - то оно так, но на Земле ждут от нас результата. Командир улетел на лётную палубу обеспечивать «выход», а я остался один на один с проблемой и с острейшим дифицитом времени. У меня осталось только десять минут. Если ничего не придумаю - семена можно выбрасывать на помойку. Надо как-то удалить оставшуюся жидкость из мешка с семенами. Крышка ящика сделана из оргстекла и крепится двумя десятками винтов к корпусу, да ещё, наверняка, замазана герметиком. Нет, это слишком долгий путь. Справа и слева к перчаточному боксу крепятся перчатки. А что если попытаться снять перчатки или хотя бы одну из них? Хомут с винтом и нитки. Только бы она не была приклеена к вращающемуся шпангоуту. Слава Богу - нет. Готовлю полотенце и резервный пакет, хомут снят, за ним перчатка - кажется это выход. Выдавливаю остатки жидкости в полотенце и прячу его в пакет. Теперь перчатку на место и закрепляю хомутом. Кажется уложился во время. Далее всё штатно - пакет с семенами разрезан и мешочки с глиной помещены к семенам, полотенце в отходы. Но есть о чём поговорить со специалистами после полёта. ( Кстати шприц можно было бы заменить насосом - лягушкой, в этом ограниченном пространстве перчаточного бокса). Докладываю командиру, что эксперимент завершен. Он сочувственно качает головой, ещё не зная о положительном результате. Пусть это будет для него маленьким сюрпризом.

От такой работы получаешь удовлетворение. Хотя со стороны, наверное, это может показаться странным.


23 МАЯ Полётный день - 5

Сегодня наш день, теперь наступило наше время - время МКС-2. Это всё время подразумевалось даже внутри экипажа, что Джим, Сюзан и я - здесь для работы в станции. Мы приготовили всё необходимое для открытия люков в станцию, приготовили новый блок 800, преобразователь тока - ПТАБ и Блок Управления Преобразователем для первого дня работы. Ещё раз проверяю по своим записям в блокноте - всё ли мы приготовили. Да , кажется всё. Я умышленно не хватаюсь за всё сам, хотя руки чешутся. Конечно, мне, всё, что касается ФГБ, знакомо больше, чем моим будущим членам экипажа, но они должны получить максимум возможного опыта от этого полёта и я должен им в этом помочь. И сделать это нужно максимально не заметно и ненавязчиво. От этого получаешь дополнительный кайф. Мы с Сюзан открываем люки в станцию, снимаем стыковочную мишень и тросики. Работаем в перчатках - как хирурги. Устанавливаем осушители воздуха и переходим в ФГБ. Первостепенной важности задача - организация нормальной вентиляции в блоке. Мы с Сюзан прошли дополнительную подготовку в Центре Подготовки Космонавтов в Звёздном по этому вопросу. Шнур, с помощью которого воздуховод крепится к фланцу, не совсем удобен, и мы используем приготовленные нами пластиковые полоски. Изолируем воздуховоды специальными шумозашитными матами, один из металлических фланцев не подходит и приходится использовать пассатижи и молоток. Общее впечатление от атмосферы и температуры в ФГБ хорошее - тепло и сухо. Он, конечно, забит привезёнными ранее грузами, но нам главное подготовить рабочее место для замены первого аккумулятора - блока 800. Все стараются нам помочь, чтобы мы занимались только производительной работой. Спасибо им. По ходу приходится корректировать стереотип работы привычный для Шаттла. Джим предлагает читать Бортовую Документацию, а мы с Сюзан будем работать. Э… нет, так мы будем менять один блок 2 часа. У меня есть другое предложение - быстро просматриваем документацию, если есть вопросы - выясняем и работаем все. Я знаю, что они всё сделают и без бортовой документации, это скорее сила привычки. А уж на «МИРе» мы столько этих блоков 800 заменили , что можно работать вообще вслепую. Кажется, они меня пока не очень понимают - как это работать не по бортовой документации. Но это пройдёт. Если работа сложная, то без неё не обойтись. Но для этого случая вполне возможно. У них огромное желание сделать всё быстро и качественно и я стараюсь им помочь. Иногда показываю или делаю, как мы делали это на «МИРе». Всё-таки опыт - великая вещь. Командир прилетел и спрашивает, будем ли мы обедать в отведенное для этого время или после замены. Мы дружно решаем , что после окончания работы обед будет вкуснее. Завтра и в последующие дни работы будут аналогичные и поэтому опыт первого дня очень важен. Они всё-таки у меня молодцы.


24 МАЯ Полётный день - 6

Замерили уровень углекислого газа - СО2 в ФГБ , чтобы снять все подозрения на некачественную атмосферу. Данные такие же как в американском сегменте и в Атлантисе - а это значит , что вентиляция работает нормально. Очень много вопросов у журналистов о шуме в ФГБ. Замерили уровни шума со Скоттом в Гермоадаптере - самом шумном месте. Около 62 децибелл, то есть вполне прилично - уровень громкости нормального разговора. Джим Халсел сказал, что по его мнению в ФГБ тише , чем в Шаттле. Вот это действительно «наш ответ Чемберлену!!!» Заменили блок 800 номер 3. Много провозились с вентиляцией блоков 800. Пришлось снять часть крепежа, на свой страх и риск, но иначе ничего бы не получалось. Доложили в ЦУП, они долго думали, но в конце концов согласились, что нам виднее. Очень много ТВ репортажей. Интерес к нашему полёту понятен, особенно эта интрига с заменой экипажа, но иногда это мешает работе. Подготовили все кабели для предстоящей завтра работы с системой «Компарус». Я очень хочу привить эту привычку у моих коллег - готовиться сегодня к предстоящей завтра работе. Пока не всегда удаётся, но терпение - мой друг!


26 МАЯ Полётный день - 8

Утро началось с музыки, вернее песни для меня. Не знаю кто её предложил , но всё что я понял там пелось что-то о радуге. Хорошая традиция на шаттле - каждое утро звучит песня или мелодия посвящённая кому-то из членов экипажа. «ЭНИ ВЭЙ» - это было приятно. Очередной ТВ репортаж. Говорил по - русски. Должны же они почувствовать, что здесь есть и русский, да и в Хьюстоне достаточно переводчиков. Переносим и фиксируем доставленные грузы. Много документируем на фото и видео. Вечером окончательный осмотр , ЦУП - Москвы говорит, что все замененные блоки проверены и уже заряжаются. Мы закрываем люки и уходим из ФГБ. Может быть через год мы снова будем здесь. Наводим порядок в НОДе, опять устанавливаем осушители воздуха, изолируем воздуховоды межмодульной вентиляции. Стараемся работать спокойно и строго по Бортовой Документации - после удачно выполненной основной работы , было бы обидно ошибиться где-нибудь в мелочах. Много суеты. ЦУП-Хьюстона хочет видеть через телевидение всё что мы делаем, а это не помогает работе. Но вот наконец все необходимые люки закрыты. ЦУПы проверяют герметичность и теперь мы действительно отделены от МКС. Грустное это дело - закрывать за собой двери даже в надежде на скорую встречу. Это была только разминка, основная наша работа будет примерно через год во время полёта Второй Основной экспедиции на МКС- 2.


Жизнь вторая : « Я ЛЮБЛЮ ЗЕМЛЮ» | Дневник космонавта. Три жизни в космосе | ЖИЗНЬ ТРЕТЬЯ