home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Трагическая потеря слуги

Если все хорошо, слуга остается в доме до времени, пока не складываются обстоятельства для его или ее полюбовного расставания с хозяевами. К великому сожалению, порой в дело вмешивается Смерть и забирает у нас слуг прежде, чем мы готовы их отпустить, — как же нам пережить утрату? Разумеется, я вовсе не хочу сказать, что смерть слуги для нас трагедия такого же масштаба, как смерть близкого родственника, друга или даже знакомого одного с нами общественного положения. Слуга есть слуга, и порой бывший хозяин с трудом вспоминает их имена уже через несколько дней после их увольнения (если только он не ведет записи, как я). Однако иные слуги — скажем, особо искусные в работе, или обладающие приятной наружностью, или во всем нам послушные — находят уголок в нашем сердце. Стрясись с одним из них несчастье, пережить утрату гораздо труднее.

Например, случилось так, что одна наша служанка — ирландка Нора, ранее упоминавшаяся на сих страницах, — недавно пропала. В первый день ее отсутствия ходили толки, что она сбежала. Конечно, любой человек, знавший девушку, без тени сомнения понял бы, что она никогда не сделала бы подобного. Она была надежной, достойной доверия, преданной и почтительной служанкой. Я вообще пришла к заключению, что у ирландок характер гораздо покладистей, чему шотландских горянок, да и трудностей с языком у многих из них поменьше. Нора была одной из лучших в своем роде, чрезвычайно милой девушкой, чей привлекательный вид явственно свидетельствовал о достоинствах нрава.

К сожалению, она погибла вследствие несчастного случая. Объездчики обнаружили изуродованные человеческие останки рядом с железнодорожной колеей и немедленно сообщили о находке первому встречному, который оказался нашим старшим работником. Он сразу же опознал Нору (невзирая на тяжелейшие повреждения внешности, ошибиться было невозможно). В нашей деревне нет полицейского, но после прибытия констебля из Смоллера объездчики были арестованы, ненадолго, и освобождены, когда наш доктор Макгрегор-Робертсон обследовал место обнаружения останков и объявил, что смерть Норы наступила (конечно же!) не от рук земляков, а от колес несущегося поезда. Это подтвердилось спустя несколько дней, когда дальше по железной дороге, где-то между здешними местами и городком Батгейт, были обнаружены остальные части тела.

Доктор утверждает, что точное место происшествия установить нельзя, потому что поезд мог протащить тело Норы на любое расстояние. Ни один из машинистов никого на колее не видел. Тем не менее представляется очевидным, что бедняжка где-то вышла на рельсы и почему-то не заметила приближающегося поезда…

Похороны состоялись вчера. Я на них не присутствовала, поскольку была слишком расстроена и мой муж настоятельно посоветовал мне остаться дома. Разумеется, все глубоко потрясены, а я больше всех, ибо искренне любила милую девушку. Мне казалось, что в Норе я нашла (наконец-то!) идеальную служанку, всегда готовую угодить и вызывающую приязнь у всех без изъятия. Увы, она прослужила у меня всего лишь полгода…

Бедная, милая Нора! Боюсь, мне никогда не найти другой такой же. В подобных ситуациях люди, не связанные с покойным столь близкими узами, реагируют на смерть каждый на свой лад. Мой муж, например, главным образом обеспокоен, как бы не вышло скандала. Он просто в ужасе оттого, что подобная трагедия случилась не где-нибудь, а на нашей земле. Передо мной же встала печальная задача: упаковать и убрать на чердак немногочисленные вещи Норы. Насколько нам известно, родственников у нее нет, но я сохраню ее скудные пожитки и пару поношенных полинялых платьев на случай, если кто-нибудь явится за ними. До сих пор мне удавалось сдерживать свои чувства, но должна признаться, складывая одежду Норы, я немного всплакнула.


Здесь я отвлеклась от чтения, охваченная ужасным подозрением. Я уставилась на платье, надетое на мне. Честно говоря я почти ожидала, что вот сейчас оно спадет с меня истлелыми лоскутами и обратится в желтый прах на полу, но оно оставалось все такое же — серое, малость полинялое и тесноватое в титьках. Могла ли миссус отдать мне одежду покойницы? Если подумать, поступок вполне в духе «великой трагедии». Я не допускала, что моя миссус способна на такую мерзость, но все равно мне стало не по себе.

Потом я вспомнила слова и лошадиный гогот Хендерсона, спросившего про мою предшественницу: «Уж не на поезде ли она уехала?»

Так вот, значит, над чем он шутил — гнуснейшим образом.

Я пролистнула несколько страниц назад.



Заметки по поводу физиогномики и прочих вопросов | Наблюдения, или Любые приказы госпожи | cледующая глава