home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1. Общая характеристика

Изнасилованием, как известно, признается половое сношение с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Обстоятельствами, отягчающими уголовную ответственность, являются: совершение изнасилования, сопряженного с угрозой убийством или причинением тяжких телесных повреждений, либо совершенное лицом, ранее совершавшим изнасилование; группой лиц или изнасилование несовершеннолетней; особо опасным рецидивистом или повлекшее особо тяжкие последствия, а равно изнасилование малолетней. В последних трех случаях к виновному может быть применена высшая мера наказания.

Изнасилование всегда расценивалось как одно из самых тяжких преступлений против личности, и поэтому виновные в нем наказывались весьма сурово. Иначе и не может быть, поскольку половые отношения играют важную роль в жизни людей, влияют на уровень культуры общества, а сама половая потребность является одним из основных жизненных инстинктов. Понятно, что наказывается не эта потребность, а антиобщественные формы ее удовлетворения. Поэтому общество, предоставляя индивиду свободу в определении своих половых влечений, в то же время ограничивает средства и пути их удовлетворения. При этом цивилизованное государство стремится как можно реже прибегать к силовым мерам, но, повторяем, изнасилования караются везде. Справедливости ради следует отметить, что у нас отношение к этому преступлению в некоторых социальных группах, характеризующихся невысокой культурой, не то чтобы терпимое, но, во всяком случае, не достигающее уровня безусловного осуждения. В поведении насильника окружающие слишком часто находят множество различных оправданий, прежде всего его нетрезвое состояние (что действительно бывает часто) и якобы неправильное поведение самой женщины. Поэтому и относятся к таким преступникам как к неудачливым шалунам.

Надо признать, что, несмотря на очевиднейшую аморальность и преступность изнасилования, находились его защитники — конечно, из числа самых безнравственных людей. Например, небезызвестный маркиз де Сад (от его фамилии выдающийся немецкий психиатр Р. Крафт-Эббинг образовал известное всему миру понятие «садизм») писал: «Перейдем к изнасилованию, наиболее вредному, как то может показаться с первого взгляда, из всех видов распутства, ведь насилие якобы наносит человеку оскорбление. Однако же совершенно ясно, что насилие, совершение которого, кстати говоря, доказывается редко и с великим трудом, наносит ближнему несравненно меньше вреда, нежели воровство, так как, воруя, мы присваиваем себе чужую собственность, а насилуя, мы такую собственность только портим. Да и в чем, сверх того, обвините вы насильника, если тот ответит, что, в действительности, совершенное им злодеяние представляется весьма невинным, поскольку он, злоупотребляя объектом страсти, всего-навсего ускорил приближение того состояния, в котором подобный объект непременно бы очутился, вступив в брак или отдавшись любовному чувству».{16}

С такими, как де Сад, в полемику не вступают. Приведем лишь еще одно его высказывание: «Неужели люди поверят в такую нелепость, будто бы любовное наслаждение с матерью, сестрой или дочерью следует, вообще говоря, считать преступлением».{17} Без комментариев.

Не нужно забывать, что в периоды крупных социальных потрясений, в первую очередь войн, насилие над женщинами становится «привычным» делом наряду с ограблением и истреблением мирного населения.

Возвращаясь к «обычной» жизни, следует признать, что, к сожалению, в некоторых социальных слоях представления о норме и патологии в сексуальном поведении довольно существенно расходятся с принятыми в цивилизованном обществе. Слишком рано приобщаясь к алкоголю и сексу, девочки из этих слоев начинают вступать в половые сношения в 12—13, а иногда даже в 11 лет, причем первый сексуальный опыт очень часто носит насильственный характер. Печально, что их близкие воспринимают это довольно равнодушно, иногда родители даже разрешают своим 13—14-летним дочерям создавать некое отдаленное подобие семьи.

А. Б. Кошелкин, в течение ряда лет изучавший антиобщественные молодежные группы в городах Поволжья, установил, что эти группы в районах своего «господства» устанавливают собственные нормы поведения. В их число входит грубое принуждение несовершеннолетних девушек к половым актам. Например, представитель такой группы мог подойти на улице к незнакомой, но приглянувшейся ему девушке и цинично предложить ей вступить с ним в половое сношение. В случае отказа она рискует быть избитой сразу или потом, стать объектом издевательства и оскорблений.

В названных молодежных объединениях существуют так называемые «общие девочки»— забитые, униженные, презираемые подростки, переходящие из рук в руки, иногда в течение одного вечера. При этом их согласия, естественно, никто не спрашивает и, по существу, над ними все время творится насилие, о котором становится известно очень редко. Попытки же этих несчастных созданий вырваться из ада, частично созданного их же руками, их слабоволием, податливостью, неумелыми поисками иной жизни и иной судьбы, часто заканчиваются новыми издевательствами, новым насилием.

Поэтому к статистическим данным о количестве таких преступлений, как изнасилование, надо относиться с немалой долей скептицизма.

Тем не менее изнасилование — наиболее распространенное половое преступление. Его удельный вес среди других правонарушений на протяжении довольно длительного времени практически остается неизменным: по официальным статистическим данным и результатам выборочных исследований, изнасилования составляют 90—95% половых преступлений.

Количество последних не превышает 2—3% от числа всех преступлений.

Если взять динамику изнасилований за 10 лет, мы обнаружим ее волнообразный характер, как, впрочем, и всей насильственной преступности. Особенно сильно возросло количество изнасилований в 1989—1990 гг.— и в бывшем СССР, и в России. В эти годы в России совершалось 14,5—15,5 тысячи такого рода преступлений.

Уровень изнасилований в городах и сельской местности в пересчете на одно и то же число жителей и в абсолютном выражении почти равен. Это говорит об одинаковой интенсивности действия в городе и на селе всего комплекса явлений, обусловливающих совершение изнасилований. И там, и там остро стоит проблема влияния на совершение изнасилований недостатков в проведении совместного досуга. В городе ниже доля изнасилований знакомых преступникам девушек и женщин, здесь чаще нападают на одиноких женщин.

Очевидна проблема «сезонности» совершения изнасилований: наблюдения показывают, что больше всего они имеют место с мая по сентябрь. Именно с теплым временем года уже давно связывают увеличение количества названных преступлений, прежде всего имея в виду температуру воздуха, наличие зелени, возможность длительного пребывания на воздухе и в местах, где мало людей, и т. д. На наш взгляд, играют свою роль и некоторые биологические циклы у человека, влияющие на его сексуальную активность.

Немалая доля изнасилований происходит в квартирах, личных домах, общежитиях и на дачах. Понятно, что незнакомых женщин насилуют чаще всего в общественных местах (на улицах, в парках, лесопосадках, подъездах и т. д.) в вечернее и ночное время. Именно такие преступления чаще заканчиваются убийствами и ограблениями жертв и представляют наибольшую опасность.

Общественная опасность изнасилований тем более велика, что среди их жертв немало несовершеннолетних — 36,6%, по нашим выборочным данным. К таким подросткам можно присоединить немалую группу девочек и девушек, которые пострадали от развратных действий, не связанных с насилием. В целом можно сделать вывод о слабой защищенности несовершеннолетних, которые в силу небольшого жизненного опыта, беззащитности, доверчивости, иногда любопытства, любви к лакомствам, непонимания совершаемых с ними действий довольно легко могут стать жертвами сексуальных преступников. Понятно, какие тяжкие последствия в этом случае наступают для их психики, здоровья, отношения к людям и всему миру, жизни в целом. В нашей стране отсутствует система социальной помощи несовершеннолетним, ставшим жертвами сексуального посягательства.

Вслед за изнасилованиями наиболее распространенными сексуальными правонарушениями являются развратные действия в отношении несовершеннолетних женского пола, насильственное мужеложство и развратные действия гомосексуального характера в отношении детей и подростков мужского пола. Меньше всего выявляется таких преступлений, как понуждение женщины к вступлению в половую связь и половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости.

Сексуальные преступления, изнасилования в том числе, часто сопровождаются совершением других преступлений. По данным С. П. Поздняковой, преступные половые посягательства связаны с убийствами (15%), нанесением телесных повреждений (16,6%), заражением венерическими болезнями. В поведении одного преступника такие действия как бы усиливают друг друга, что практически приводит к тому, что совершаются все более опасные преступления.

Приведем для иллюстрации следующий пример, в котором помимо конкретных преступных действий будет проанализирован жизненный путь насильника и убийцы, дана оценка отдельным его психологическим особенностям, без чего невозможно понять причину его поведения.

Речь идет о группе, которая состояла из трех человек, но вся ее преступная активность целиком исходила от одного человека — Б., 37 лет. Остальные двое — Л., 40 лет, и ее дочь Т., 15 лет,— были лишь покорными статистами, точнее — его бессловесными рабынями, что достигалось им с помощью полного психологического подавления, внушаемого им страха, постоянных побоев, применения психотропных средств. Обе были его любовницами, и каждая знала об этом.

Б. ранее дважды привлекался к уголовной ответственности за развратные действия в отношении несовершеннолетних девочек, в связи с чем трижды находился на стационарном судебно-психиатрическом освидетельствовании. Все три раза ему устанавливался диагноз «Психопатия истерического круга со склонностью к сексуальным перверсиям», который не вызвал сомнений и был подтвержден при последнем освидетельствовании, выявившем у него такие присущие ему с детского возраста особенности характера, как подвижность, общительность, потребность всегда быть в центре внимания, стремление к лидерству и самоутверждению, эгоцентричность, завышенную самооценку, склонность к демонстративности и рисовке, а также повышенную возбудимость, раздражительность в сочетании с чувствительностью, восприимчивостью.

Однако, кроме указанных патохарактерологических особенностей, выявленных у Б., представляют интерес сведения о его личности, о его сообщницах и жертвах, позволяющие глубоко взглянуть на проблему «серийных преступлений», совершаемых на сексуальной почве. Они высвечивают некоторые медицинские, психологические, криминологические и виктимологические аспекты данной проблемы, позволяют наметить пути и возможности применения метода клинической сексопатологии в ее изучении.

Б., со слов его матери, родился в асфиксии, рос слабым, болезненным. В школе учился неплохо, был общительным, любил находиться в центре внимания, поэтому крайне болезненно реагировал на неудачи. Так, демонстративно, в присутствии товарищей пытался покончить с собой, когда у него «не пошла» учеба в педагогическом институте. В дальнейшем, во время следствия и суда, трижды предпринимал явные, на глазах у других суицидальные попытки. В том же русле следует оценивать его реакции возбуждения, раздражения, протеста, если кто-то выражал ему недоверие. В возрасте 21 года перенес черепно-мозговую травму.

У Б. с детства отмечались признаки преждевременного полового развития. Еще в детском саду он активно участвовал в играх с девочками со взаимным раздеванием, рассматривал их половые органы, дотрагивался до них. Ему нравилось подглядывать за женщинами в туалете, душе, пляжных кабинках. Он испытывал удовольствие от прикосновения к женщинам при езде в переполненном транспорте. В 8-летнем возрасте во время взаимных манипуляций на половых органах со сверстницей у Б. впервые произошел оргазм с семяизвержением. В 13-летнем возрасте он был совращен взрослой женщиной (28 лет), совершал с ней половые акты в рот. С этого времени, несмотря на возраст, его половая жизнь была достаточно регулярной. Сексуальными партнерами были девушки ненамного старше его, посещавшие вместе с ним спортивную секцию плавания. Желая избежать беременности, они редко допускали вагинальные («нормальные») половые акты, но легко соглашались на любые другие формы половой активности. В их отношениях преобладали глубокий петтинг (получение оргазма при двустороннем контакте без непосредственного соприкосновения гениталий), взаимные орально-генитальные контакты и анальные половые акты.

Особое отношение у Б. было к девочкам. Он рассказывает: «Девочек я стал замечать с детского сада. Они меня привлекали, был повышенный интерес к ним. Они меня не избегали, и мне вместе с ними удавались игры, манипуляции, связанные с раздеванием. Играя в «доктора», я девочек раздевал и разглядывал. Это до школы, но и потом, в школе, я ласкал девочек, если, конечно, они позволяли. Приятные воспоминания об этом остались».

В старших классах Б. увлекся психологией, после школы поступал в педагогический институт с целью, по его словам, изучать психологию пола, становление женской сексуальности. В этом можно видеть все тот же всепоглощающий интерес к сексуальной жизни, но уже в несколько более цивилизованной форме, в чем, как можно предполагать, сказалось и влияние его родителей, которые были педагогами. Вместе с тем нельзя не учитывать, что профессия педагога давала Б. легальную возможность общаться в школе с девочками, а следовательно, и совращать их.

Если Б. вел эмоционально насыщенную жизнь, то чувства его в той же сексуальной сфере были крайне бедны, а отношения к девочкам и женщинам очень слабо персонифицированными. Иными словами, ему было все равно, с кем вступать в сексуальный контакт, лишь бы они отвечали некоторым его требованиям, из которых основными были возраст, неразборчивость в связях и готовность откликнуться на первый зов. Имея множество женщин, он никогда не стремился к более или менее прочным отношениям. Женился в возрасте 28 лет, но вскоре с женой разошелся, так как в половой жизни с ней (а такая жизнь для него была важнее всего) не было, по его словам, остроты. Впрочем, Б. вообще ни к кому не чувствовал привязанности: в последние годы не поддерживал никакой связи с матерью (отец умер раньше), даже не знал, жива ли она.

Самым важным для Б. было стремление разнообразить свои сексуальные отношения, пережить новые ощущения, а в молодые годы — также выглядеть среди сверстников более опытным в сексуальных вопросах, пользующимся успехом у женщин. Во время обучения в институте он ставил перед собой задачу ежедневно иметь сексуальный контакт с новой партнершей, для чего придумывал наиболее легкие формы знакомства с девушками и способы ухаживания, которые позволяли бы быстрый переход к интимной близости. С целью избежать какой-либо привязанности со стороны партнерш, Б. старался избегать девственниц, а в отношении женщин применял различные нетрадиционные виды сексуальной активности. После третьего курса во время практики в пионерском лагере Б. впервые, по его словам, осознал свое повышенное сексуальное влечение к девочкам подросткового возраста (10—13 лет). В них, как он пояснил, его привлекала «неразбуженная женщина», их невинность и неопытность. Борясь со своим влечением, Б. уехал в город, досрочно прервав практику, так как понимал, что какие-либо сексуальные действия в отношении воспитанниц могут повлечь уголовную ответственность.

В последующем он утратил контроль над своими половыми влечениями и для их удовлетворения стал прибегать к обману. Знакомясь с девочками возле школ, Б. представлялся кинорежиссером и предлагал им показать свои актерские способности. Под этим предлогом приходил к ним домой, просил раздеться, продемонстрировать фигуру, походку, рассматривал их, прикасался к их телу. Такие действия Б. совершал регулярно в течение многих лет. В тот же период Б. жил с бисексуальной (с ориентацией на «свой» и «чужой» пол) сожительницей. По его просьбе она часто совершала гомосексуальные акты с подругами в его присутствии, после чего он имел половую близость с обеими. Как отмечал сам Б., такая форма половой активности устраивала его больше других, поскольку у его сожительницы часто менялись партнерши и это вносило необходимое разнообразие в его сексуальную жизнь. Кроме того, благодаря активности сожительницы он был освобожден от необходимости искать новых партнерш. Такая связь существовала около года и распалась из-за ревности сожительницы.

Закончив институт, около года работал в школе-интернате для детей, перенесших полиомиелит. Половая жизнь в браке его не удовлетворяла, казалась пресной, однообразной, ему недоставало новых сексуальных стимулов. Поэтому Б. продолжал под видом кинорежиссера систематически знакомиться с девочками, раздевать их, рассматривать, ощупывать, имитируя кинопробы. Этот способ знакомства был для него наиболее приемлемым, поскольку позволял быстро устанавливать контакт, злоупотребляя их неопытностью, входить в доверие к ним и объяснять необходимые раздевания. Пользуясь этим способом, он мог избегать длительных или повторных встреч, имел возможность в любой момент прекратить знакомство.

За эти действия в 1982 г. Б. впервые был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

После освобождения жена отказалась продолжать совместную жизнь, и Б. был вынужден уйти из дома. Не имея жилья, прописки, возможности устроиться на работу, не получая медицинской помощи, стал проживать у сожительницы и возобновил свои преступные действия в отношении девочек-подростков. Через 2 месяца был вновь арестован и осужден к трем годам лишения свободы.

Еще в колонии Б. исключал возможность возвращения к родителям, так как продолжал считать свои аресты и свое патологическое влечение к девочкам величайшим позором для семьи и старался лишний раз не напоминать многочисленным родственникам и знакомым на родине о своем существовании. Понимал также, что не сможет жить со своей женой и работать по специальности, как бы ему того хотелось. Поэтому, вернувшись из мест лишения свободы в 1988 г., обратился в органы внутренних дел, рассчитывая на поддержку и трудоустройство. Надеялся, что его профессиональные знания педагогики и психологии, а также преступного мира могут быть полезны милиции. Получив отказ и лишившись, стало быть, этой социальной поддержки, не стал искать другой, якобы понял, что не сможет вести нормальный образ жизни, удовлетворять, как все, сексуальные потребности, так как на собственном опыте убедился, что не способен контролировать свои поступки. Поэтому решил «жить в свое удовольствие», «взять от жизни все, не оглядываясь на общество», но понимал, что в конце концов будет строго наказан. Однако об этом старался не думать и его последующее поведение стало напоминать самоубийство, влечение к которому, как мы отмечали, у него было.

Б. в Москве нашел свою бывшую сожительницу, которая его не приняла, но познакомила со своей подругой Л., которая была несколько старше его, разведена и проживала со своей 14-летней дочерью. Будучи человеком образованным, эрудированным и внешне привлекательным, Б. сумел быстро расположить Л. к себе и стал с ней сожительствовать. Используя материальные затруднения Л. и злоупотребление ею спиртными напитками, а также ловко манипулируя привязанностью и чувствами к нему, постепенно полностью подчинил ее себе и вовлек в совершение преступлений. Сначала, не посвящая в подробности, как хозяйку квартиры, в которой он совершал преступления, затем шантажируя ее и отдавая похищенные у потерпевших вещи и украшения, а позже — и в качестве непосредственной участницы своих преступных действий. Он заставлял ее знакомиться с новыми жертвами, представляясь ассистентом режиссера, имитировать съемку «кинопроб» и помогать скрывать следы преступлений.

Отдельно следует остановиться на роли, которую сыграла в этой серии преступлений Т. В 14-летнем возрасте она была изнасилована неизвестным лицом, что спровоцировало у нее острый приступ шизофрении, по поводу которого она длительное время лечилась в психиатрической больнице. Б. принудил ее к сожительству, регулярно совершая с ней половые акты не только обычным способом, но также в рот и в задний проход. По своему усмотрению он давал ей различные психотропные препараты. Угрожая побоями и помещением в психиатрическую больницу, заставлял заводить на улице знакомства с будущими жертвами. Представляясь актрисой, она продолжала играть эту роль и в присутствии Б., всячески подбадривая девушек, стремилась развеять их сомнения и подтолкнуть к согласию участвовать в «съемках фильма». В «кинопробах» Т. по его указанию разыгрывала с девушками в его присутствии сцены лесбийской любви, якобы предусмотренные сценарием будущего фильма.

Можно сказать, что в этой серии тяжких преступлений Т. была не только преступницей, но и жертвой, так как организатор преступлений во зло использовал ее болезнь и обусловленные ею патологические личностные особенности. Важно учитывать, что ее жизнь сложилась крайне неудачно, даже трагически. Родители разошлись, когда ей было 5 лет, и отец в ее воспитании больше участия не принимал. Мать — алкоголичка со склонностью к антиобщественным действиям, часто била дочь, а когда та подросла, драки стали обоюдными, скандалы же настолько шумными, что даже вмешивались соседи. Т. часто уходила из дома, иногда к бабушке, иногда к знакомым, а однажды, во время такого ухода, она и стала жертвой насилия. Жить ей стало еще хуже, когда в доме поселился Б., которого она панически боялась.

Психологическое изучение Т. показало, что у нее выражен страх смерти, она постоянно насторожена, подозрительна, напряжена, всего боится, тревожность очень высокая. В психосексуальной сфере обнаруживаются признаки недостаточной дифференцированности объекта влечения с возможным преобладанием ориентации на партнеров своего пола. Весьма впечатлительна и внушаема. Признана невменяемой.

За два года Б. с соучастницами совершил более 20 преступлений. Он понимал, что не сможет бесконечно долго держать в полном подчинении Т. и Л., что рано или поздно кто-то из них может выйти из-под его контроля и он будет разоблачен. Поэтому в дальнейшем он, как признался в беседе, намеревался их убить, но не смог осуществить этого в связи с арестом.

Анализируя факторы, способствовавшие совершению Б. серии опаснейших преступлений, прежде всего следует подробно остановиться на его критериях выбора жертв и особенностях поведения последних. Прежде всего, знакомясь с потенциальной жертвой, он спрашивал, москвичка ли она. Эта информация была нужна ему, так как приезжие обычно имели с собой деньги для покупок. Кроме того, иногородние девушки обычно не имели в Москве знакомых или родственников, с которыми они могли бы созвониться и посоветоваться о своих дальнейших действиях. Как правило, эта первичная информация решающим образом влияла на намерение Б. совершить преступление. Если девушка представлялась москвичкой, то преступник, задав ей еще несколько малозначащих вопросов, знакомство прекращал. Кроме того, он придавал значение тому, как была одета жертва, предпочитая дорогую одежду, а также украшения из золота и драгоценных камней. Затем предъявлял жертве фальшивое удостоверение работника «Мосфильма», похищенное им у одной из первых жертв и в дальнейшем подделанное. При этом он заявлял, что ему, как «режиссеру», девушка понравилась, так как она подходит на роль в снимающемся советско-французском фильме из жизни дипломатов с эротическими сценами.

Следующим этапом знакомства с жертвой была длительная прогулка по центру Москвы с беседой, преследовавшей своей целью изучение характера, темперамента, привычек, отношения к сексу и других особенностей личности девушки, на которых он мог бы сыграть в процессе совершения преступления. При этом Б. выступал в роли заинтересованного собеседника и подробно выяснял историю жизни девушки, ее взаимоотношения с родственниками и друзьями. Он умело направлял рассказ будущей жертвы, пытаясь уловить мотивы, которые могли бы побудить ее к участию в «съемках» эротических сцен: честолюбие, любопытство, стремление заработать, истероидные черты. Преступник детально разрабатывал план своих действий, предлагая жертве все, о чем та мечтала: деньги, известность, «красивую жизнь», дальнейшее участие в съемках, в том числе и за границей.

После этого, если ему удавалось уговорить жертву (что обычно и происходило), предлагал ехать с ним на квартиру, где якобы производились кинопробы и уже проживала другая «артистка», роль которой играла Т. По приезде на квартиру предлагал девушке кофе, в котором были растворены психотропные препараты, причем жертвы ощущали необычно горький вкус кофе. Он предлагал также шампанское, чтобы «посмотреть», как девушки пьют вино, предлагал изобразить различные движения, походку, имитируя съемку этих сцен кинокамерой. Затем он предлагал девушкам раздеться и либо совершить половой акт с ним, либо гомосексуальные действия с Л. и Т. Большинство девушек, чья психика была подавлена действием психотропных препаратов, не могли сопротивляться и становились жертвами изнасилования или развратных действий, причем Б. совершал половой акт, как правило, в рот и задний проход, а иногда и во влагалище. Периодически под видом «витаминов» для «повышения работоспособности» заставлял жертв принимать таблетки психотропных препаратов.

Дальнейшие действия по отношению к жертве определялись им в зависимости от предполагаемой оценки жертвой сложившейся ситуации. Если девушка искренне заблуждалась в сущности совершавшихся действий и до конца оставалась уверенной, что присутствовала на пробных съемках, то на следующий день преступник отпускал ее, предварительно взяв адрес и телефон, чтобы «пригласить на съемки». В большинстве же случаев, когда жертвы понимали, что попали в руки преступной группы, их переодевали в старую одежду, снимали драгоценности и сажали в вагон метро или электрички, причем если Б. подозревал, что они могут запомнить его адрес и сообщить обо всем милиции, то предварительно давал жертве выпить порошок из смеси психотропных препаратов в дозе, которую считал смертельной.

Особый интерес представляют те жертвы, которые, будучи уверенными, что находятся вовсе не на киносъемках, а в преступной группе, вовлекались в действия этой группы и даже играли роль «актрис», знакомясь в городе с другими девушками и приглашая их на «съемки». Этих своих жертв-соучастниц Б. впоследствии убивал.

Многие из жертв сами не заявляли об ограблении и изнасиловании, а некоторых из них находили лишь после ареста Б. согласно его показаниям. Кроме того, большинство потерпевших отмечали, что он показался им интересным собеседником, даже обладающим «каким-то гипнотическим воздействием», и сумел уговорить их попробовать свои силы в кино.

Особенностью такого преступления, как изнасилование, является то, что в отличие от других преступлений против личности покушения на изнасилование составляют довольно значительную долю в общем показателе этого преступления — около 20%. Иными словами, каждое пятое сексуальное посягательство заканчивается более или менее «благополучно» для женщины. Следовательно, многие из них способны оказать достойное сопротивление насильнику.

Распространено мнение о том, что подавляющее большинство насильственных преступлений совершается в состоянии опьянения, а обыватели именно в нем видят их причину. Однако статистические данные говорят о том, что это не так. В частности, известно, что в момент совершения изнасилования в состоянии алкогольного опьянения бывает не более 50—55% насильников. Следовательно, нужно искать иные, более весомые, причины сексуальных посягательств.

Изнасилования, как и многие другие насильственные преступления, отличаются тем, что «серий» таких преступлений совершается сравнительно редко. Как правило, это нападения на незнакомых женщин в темное время суток в общественных местах (о них мы подробно расскажем ниже), значительно реже — в квартирах.

Т., 33 лет, вначале высматривал жертву около ее дома (все потерпевшие в возрасте от 13 до 17 лет) и под различными предлогами проникал вслед за ней в квартиру. Если там больше никого не было, хватал девушку за горло, бил в солнечное сплетение, связывал руки и насиловал. Всего им было совершено 11 подобных нападений.

По сравнению с другими тяжкими преступлениями против личности все сексуальные преступления, в том числе изнасилования, обладают высоким уровнем латентности. Это объясняется в первую очередь тем, что потерпевшие подчас сами не желают заявлять о происшедшем из-за боязни расправы или огласки. Исследование латентности изнасилований, проведенное Г. М. Резником, показало, что чаще всего о совершенном сексуальном посягательстве (по понятным причинам) не сообщают замужние женщины. Чаще заявляют о подобных преступлениях потерпевшие, которые были не только изнасилованы, но которым к тому же были нанесены телесные повреждения или (и) у них было похищено имущество.

Далеко не всегда становятся известны и факты половых сношений с лицами, не достигшими половой зрелости. В эти сношения вступают по согласию самой потерпевшей, однако очень часто первое половое сношение с ней происходит путем изнасилования, о котором не заявлялось. В последующем половые контакты сохраняются, иногда даже в рамках брака. Но это, так сказать, «счастливый» исход. Несравненно хуже, когда насилие имеет место в отношении малолетней да еще в одной семье и продолжается длительное время.

Так, М., 42 лет, алкоголик, вначале изнасиловал свою старшую дочь 8 лет и сожительствовал с ней в течение 4 лет, а затем предпринял попытку изнасилования младшей дочери, 5 лет. Обо всех этих фактах знала его жена, она же мать девочек, но никому не сообщала. Однако попытка изнасилования пятилетнего ребенка стала известна соседям, и М. был арестован.

Приведенные характеристики изнасилований позволяют выделить следующие группы этих преступлений по их внешним, объективным признакам, наиболее типичным ситуациям.

1.  Внезапные нападения на женщин, в том числе на малолетних девочек и несовершеннолетних, лиц преклонного возраста.

2.  Изнасилования, связанные с совместным свободным времяпрепровождением в малых группах.  Это преступление наиболее часто совершается несовершеннолетними и молодыми  взрослыми преступниками, нередко принимая форму группового изнасилования.

3.  Изнасилования, совершаемые в результате контактов (обычно досуговых) между мужчиной и женщиной, причем знакомство их часто бывает коротким по времени.

4.  Изнасилования   женщин,   находящихся   в   родственных и семейных связях с преступниками, а также являющихся соседями или товарищами по работе.

5. Иные случаи изнасилований.

Ненадлежащее, неосмотрительное поведение потерпевшей может наблюдаться во всех выделенных группах, но чаще во второй и третьей. Неосторожное поведение женщин, например когда будущие потерпевшие оказываются в безлюдных местах в вечернее или ночное время при том, что этого можно было бы избежать, характерно для первой группы данных преступлений.

Очень интересную классификацию изнасилований, основанную на четырех признаках, предлагает С. В. Виноградов.

1. Завершенность преступного посягательства. Все ситуации во время совершения преступления по этому признаку можно разделить на две группы:

    а) насильник совершил половой акт (78% изученных дел);

    б) имело место лишь покушение на изнасилование (22%).

2.  Характер криминальной ситуации:

    а) преступление сопровождается интенсивным применением физического насилия и (или) активным сопротивлением потерпевшей (72%);

    б) потерпевшая не оказывала преступнику активного сопротивления потому, что была подавлена его психическим насилием. Побои не применялись (21%);

    в) потерпевшая не оказывала сопротивления, так как находилась в беспомощном состоянии (7%).

3.  Характер предкриминальной ситуации:

    а) «внезапные» изнасилования, т. е. нападение преступника происходит неожиданно для потерпевшей; иногда даже без предварительного речевого контакта между ними (44%);

    б) «подготовленные»,  «бытовые» изнасилования: преступлению предшествовало длительное общение обвиняемого с потерпевшей, в том числе ее соблазнение (5%).

Предлагаемые классификации, которые отнюдь не исключают друг друга, имеют немаловажное практическое значение, особенно для предупреждения этих тяжких преступлений.


Глава II САМОЕ РАСПРОСТРАНЕННОЕ СЕКСУАЛЬНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ — ИЗНАСИЛОВАНИЕ | Сексуальные преступления. Чикатило и другие. | 2. Насильники