home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

ОПЕР

Москва, октябрь 1994 г., Шаболовка, 6. РУОП

Капитан милиции Владимир Морозов сидел в своем кабинете и в очередной раз просматривал видеозапись взрыва шестисотого «Мерседеса» возле банка. Закончив просмотр в замедленном режиме, капитан задумался и посмотрел в окно. Затем снял трубку телефона, набрал номер и стал ждать ответа. Наконец на другом конце он услышал знакомый голос.

– Товарищ полковник, – проговорил он, – капитан Морозов беспокоит! Пленку просмотрел. Похоже, это не он… Экспертизу? Сделали экспертизу. А что толку? Положим, зубы соответствуют. Направили данные в Америку. Там его лечил один дантист… Но все равно, это же неофициальная экспертиза… Я понимаю, что официальная не нужна. Но… Понял, товарищ полковник, буду!

Морозов положил трубку, встал из-за стола, собрал в папку какие-то бумаги, вытащил видеокассету, убрал ее в сейф и направился к выходу из кабинета…

Москва, Житная улица. МВД. Час спустя

Секретное совещание Главного управления по борьбе с организованной преступностью было назначено ровно на двенадцать часов. К этому времени в большой зал, где обычно проводились коллегии и планерки Министерства внутренних дел, съехались заинтересованные лица. Тут были хозяева – представители Главного управления, представители Московского регионального управления с Шаболовки, а также несколько представителей ФСБ, Главного управления уголовного розыска. Среди них был и капитан Морозов, приехавший с Шаболовки.

Все ждали появления руководителя совещания – заместителя начальника Управления полковника Сердюкова. Вскоре дверь открылась, и в зал вошел мужчина небольшого роста, одетый в гражданский костюм. Он приветливо поздоровался со всеми и тут же расположился за письменным столом, стоящим на небольшом возвышении, напоминающем то ли трибуну, то ли какой-то постамент. Сердюков достал папку с бумагами, осмотрел зал.

– Ну что, все присутствуют? Морозов здесь? – спросил Сердюков.

– Так точно, товарищ полковник! – отрапортовал капитан, слегка приподнявшись.

– Сейчас докладывать будешь! – сказал Сердюков и обратился к сидящим в зале: – Товарищи офицеры, я думаю, вы прекрасно понимаете, зачем мы тут собрались – по той же теме, по нашей основной. Сегодня мы с вами должны наметить новые меры борьбы в связи с изменениями в криминальной среде города Москвы, а также обсудим некоторые текущие вопросы. Все вы специалисты в этой области и прекрасно знаете, что криминальный расклад в нашей столице за последние три месяца существенно изменился. В апреле убили человека, мечтавшего быть крестным отцом московской мафии, хорошо известного всем Отарика.

В сентябре убили второго крестного отца – Сергея Ивановича Тимофеева, в криминальной среде носившего кличку Сильвестр.

Сегодня мы с вами должны выслушать специалистов и определить, кто же сейчас претендует на лидерство в преступном мире Москвы, а также прослушать доклад капитана Морозова, которому я поручил разработать одну из тем. Для начала давайте послушаем аналитиков из МВД.

Первым докладчиком был подполковник Березкин, который работал в аналитическом управлении МВД. Из его доклада следовало, что после убийства крупных лидеров в Москве начался так называемый обычный криминальный передел. На роль лидирующих претендовали несколько влиятельных фигур.

– Однако, – подполковник сделал паузу, – наметились определенные изменения и в самой криминальной обстановке города. Я хочу обратить ваше внимание на то, что после смерти Тимофеева-Сильвестра в его структуре…

– Какая еще структура? – перебил его Сердюков. – В банде! Говорите проще, товарищ подполковник!

– Так точно, товарищ полковник, в банде наметился раскол. Сейчас около двадцати бригад пытаются разделить его наследство.

– А что, наследство большое? – спросил Сердюков.

– Да, очень большое. Я подготовил специальную справку… Извините, она секретная, отпечатана в одном экземпляре. – Березкин протянул справку полковнику.

В последнее время Сергей Тимофеев все свои проекты, если, конечно, их можно так назвать, вел со своими главными партнерами – Никитой Угловым – бывшим сотрудником Хозу ГРУ, ранее судимым за хозяйственные преступления, и гражданкой Израиля Ольгой Лабинской, женой Сильвестра. Кстати, женившись на ней, авторитет взял ее фамилию, получил израильское гражданство и собирался выехать в Израиль. Они даже на подставные фирмы набрали кредиты более чем в 20 коммерческих банках. Деньги конвертировались и отправлялись в Швейцарию и Израиль на счета фирм «Севен старс Лтд», которыми руководил давний партнер Сильвестра Григорий Неймер. Общая сумма их денег – около 200 млн. долларов.

– Ничего себе! – сказал полковник, посмотрев на данные. – Круто банки и коммерческие структуры покойный Сильвестр под себя подмял! Впрочем, хоронить его еще рано… А теперь я хочу, чтобы перед нами выступил капитан Морозов, который разрабатывал одно из моих поручений.

Морозов встал, одернул пиджак и подошел к столу.

– Я по заданию руководства должен был изучить и разработать вопрос о гибели Сергея Тимофеева, – начал доклад капитан. – Прежде всего проанализировал видеопленки, которые мы взяли в банке «Барк». Кстати, допрошенный директор этого банка сказал, что Тимофеев к нему часто приходил за консультациями по акциям и ценным бумагам.

– Капитан, ближе к делу, – сказал полковник.

– Основываясь на оперативных источниках, мы пришли к выводу, что Сергей Иванович Тимофеев по кличке Сильвестр, возможно, жив. В пользу этого говорит и то, что Тимофеева, по информации наших источников, уже видели в Одессе и в Вене, в Австрии. Причем в Одессе он появлялся с местным уголовным авторитетом. Также его видели на Кипре, в Тамбове и даже в Москве в обществе следующих воров в законе, – Морозов взял из папки листок бумаги, где была записана фамилия.

– Это детали, – прервал его полковник. – Дальше!

– Тимофеев недавно приобрел роскошный дом в Израиле. Некоторые криминальные авторитеты в частных беседах говорят, что Сильвестр решил уйти от дел и в настоящее время живет в Вене и Израиле. Еще одним косвенным доказательством того, что Сильвестр жив, является тот факт, что его близкий друг Сергей Круглов по кличке Борода также инсценировал свою гибель, а сейчас живет в Латинской Америке. А накануне своей, так сказать, гибели Тимофеев появлялся у известного пластика…

– У кого? – переспросил Сердюков.

– У хирурга по пластическим операциям, – капитан опять достал листок с записями.

– Это детали! – снова прервал его Сердюков.

– Так вот, Тимофеев оговаривал с ним возможность пластической операции.

– Так была она сделана или не была? – спросил полковник.

– Товарищ полковник, мы пока еще не ведем разработку хирурга. Но в ближайшее время все выясним. По крайней мере, переговоры с ним, как информирует нас наружка, Тимофеев вел.

– Хорошо. Дальше что?

– По информации наших источников, Тимофеев неоднократно среди своих друзей высказывал мысль о том, что он хочет отойти от дел и больше не доверяет своим ореховским браткам.

– По какой причине он им не доверял?

– Тимофеев утверждал, что в любой момент кто-то из молодых может занять его место, несмотря на его авторитет. Таким образом, многое указывает на то, что Сергей Тимофеев, возможно, жив.

– Это все неточно, – сказал Сердюков раздраженно. – Плохо подготовился, капитан, плохо! Фактов мало, мало изучен предмет, нет данных по экспертизе. Сейчас мы эту тему временно отложим. Даю всем установку – у кого есть определенные источники, проработать вопрос о возможности имитации смерти Тимофеева. Задача ясна?

Москва, ресторан «Манила». Спустя 6 часов

В небольшом уютном ресторане с филиппинской кухней, расположенном в полуподвальном помещении, народу было немного. За столиком, стоящим у окна, откуда хорошо просматривался вход в ресторан, сидели двое мужчин. Один из них – невысокого роста, плотный, с седыми волосами, другой – более крупный, в светло-сером пиджаке, рыжеволосый, в очках с золотой оправой. Они медленно потягивали какие-то напитки.

Мужчина в очках был не кто иной, как крупный финансовый бизнесмен Андрей Ивашов, занимающийся акциями, векселями и другими финансовыми бумагами.

Андрей Ивашов окончил физико-математический факультет МГУ, некоторое время проработал в одном из НИИ. Когда началась перестройка и наступило время нового российского капитализма, он ушел в бизнес. Вначале занимался мелким бизнесом «купи-продай», затем перешел в банковскую систему. Потом он понял, что лучше всего разрабатывать какие-то серьезные финансовые операции.

Седоволосый мужчина был Николай Первухин, начальник службы безопасности банка, где работал Андрей Ивашов. В недалеком прошлом Первухин работал в Шестом отделе Московского уголовного розыска. Досрочно закончив службу, устроился начальником службы безопасности в банк к Ивашову, при этом продолжая поддерживать связи со своими бывшими сослуживцами, часть из которых осталась в уголовном розыске, а часть перешла в образованный год назад московский РУОП.

– Ну что, скоро твой капитан придет? – Ивашов взглянул на часы.

– Обычно он не опаздывает.

– Подождем еще минут двадцать и поедем!

Первухин кивнул.

Через несколько минут дверь ресторанчика открылась и в зале появился Владимир Морозов. Подойдя к столику, он поздоровался с присутствующими и обнялся с Первухиным.

– Ну что же ты, коллега, опаздываешь? – спросил Первухин.

– На службе задержали.

– А что такой невеселый?

– Да, – махнул рукой капитан, – полковник нагоняй устроил.

– Сердюков, что ли?

– Да, он.

– Он у вас теперь главный?

– Нет, он в Главном управлении работает. Я-то под Рушайло сижу.

– Понятно… И за что тебя надрючили?

– За Сильвестра.

– За Сильвестра? Так его вроде убили…

– Представляешь… – Морозов внимательно посмотрел на бизнесмена, сидящего за столиком.

– Не волнуйся, Володя, – успокоил его Первухин, – это мой хозяин и твой будущий хозяин, когда ты выйдешь на пенсию и уйдешь из своего РУОПа. Он тебя уже на работу берет. Так что ты там про Сильвестра говорил? Я им в свое время занимался. Интересная тема!

– В общем, слухи по Москве пошли, что Сильвестр жив.

– А ты сам-то в это веришь?

Морозов пожал плечами:

– Чуть позже все выяснится. Но как-то все неожиданно получилось. Обычно как бывает – хороним человека и больше о нем не вспоминаем. А тут – жив или не жив – черт его знает!

– Ладно, не об этом сейчас разговор. Здесь вот какое дело, коллега. У моего босса очень серьезный контракт намечается с одной известной фирмой. Я хочу, чтобы ты нам помог. Естественно, не бесплатно. – Первухин написал на салфетке несколько цифр.

Морозов кивнул.

– Его будущего партнера «крышует» одна известная тебе ОПГ.

– Что за бригада? – спросил Морозов.

– Да какая-то ореховская… Бригадиром у них – Дракон, известный тебе как заместитель того же Сильвестра. Вот видишь, как тесен мир! А теперь вместо них какие-то братки лезут, авторитет сразу поставили, как говорят мои «орлы». Короче, мы хотим одну сделку провернуть… Ты можешь сделать так, чтобы твои ребята поездили за ним и по указу президента задержали их?

– А в чем дело?

– Понимаешь, брат, – надо так! Не хочу тебе ничего говорить о деталях. Но нужно эту бригаду на время проведения сделки вырубить. Чтобы под ногами они не путались. А то слишком они наглые!

– Я не знаю… – проговорил Морозов. – Я же не один. Надо с ребятами поговорить из соответствующего отдела, ты же понимаешь… Все это будет недешево стоить. И минимум дней пять-семь людей по Москве покатать, посмотреть за этими пацанами. Потом что-то подложить надо, «закрыть» его и подержать…

– Да ты не бойся! С деньгами проблемы нет. Мой шеф вот такую сумму выделяет, – и Первухин снова написал на салфетке цифры.

– Да, это серьезно! – сказал Морозов, взглянув на салфетку. – Я поговорю с ребятами. Думаю, что они согласятся.

– Хорошо, будем считать, что договорились! Ну что, по рюмочке?

– Это можно! – улыбнулся Морозов. – Меня сегодня Сердюков так приложил, что расслабиться не помешает.

– Тогда можно сейчас в сауну поехать, телок заказать… Ты как насчет этого, Андрей Петрович? – обратился Первухин к Ивашову. Но тот отрицательно покачал головой:

– Я вот о чем хочу спросить твоего коллегу, Николай. Если, конечно, это возможно…

– А почему невозможно? Я думаю, что Володька Морозов через годик-два из РУОПа своего сбежит и к нам в службу безопасности придет, моим боевым заместителем! – Первухин похлопал Морозова по плечу.

– Простите, Владимир… Как ваше отчество? – продолжил Ивашов.

– Можно и без отчества, – улыбнулся Морозов.

– Володя, меня заинтересовал вопрос о Сильвестре. Дело в том, что я его немного знал. Не пересекался, правда, просто пару раз виделись. Проблем у нас с ним не было. Насколько, по-вашему, серьезно утверждение, что Сильвестр жив? У вас есть какие-то доказательства?

Морозов неопределенно пожал плечами.

– Доказательства противоречивые. Самое серьезное тут – утверждения двух источников, которые видели его, один в Одессе, другой в Вене, причем в обществе криминальных авторитетов.

– Скажите, Володя, в криминальном мире, который, как я понимаю, вы прекрасно знаете, разговоры, что Сильвестр жив, идут?

– Да, как ни странно, идут. Но это ни о чем не говорит. Был случай с его приятелем Сергеем Кругловым, известным под кличкой Борода, который сидел год назад с ним вместе в ресторане, потом вышел оттуда и как бы исчез. А потом вроде опять появился… были такие разговоры. А про Сильвестра разговоры идут, – повторил Морозов, – но пока нет никаких оснований с уверенностью утверждать, жив он или нет. Кто остался жив, так это Александр Цеборовский. Это и на видеопленке видно. Он выскочил из машины при взрыве.

– Значит, Цеборовский может знать, жив Сильвестр или нет? – тут же спросил Ивашов. – Кстати, а почему Цеборовский уцелел?

Морозов пожал плечами.

– На пленке видно, что взрыв раздался в тот момент, когда телохранитель подходил к машине. Сильвестр же, вероятно, решил ехать один, а своего телохранителя отослал по другим делам, а когда он включил зажигание, то сработало взрывное устройство.

– А почему этого телохранителя никто не искал? Он ведь свидетель убийства Сильвестра?

– Почему не искали? Искали. Только не очень настойчиво. У нас ведь убийства уголовных авторитетов не очень стараются расследовать.

– Телохранитель куда-то уехал из России? Его можно найти?

– Я думаю, что для нас это не такая большая проблема! – улыбнулся Ивашов.

– После гибели своего шефа он какое-то время «чалился» в СИЗО, несколько суток, а потом сбежал из России. Говорят, то ли на Кипре, то ли в Эмиратах, то ли в Израиле сейчас. Да его сейчас толком никто не ищет.

– Но, наверное, он очень много знал? – спросил Ивашов. – И самое главное, знал все коммерческие точки своего патрона?

– Да кого это интересует?

– Как сказать… Там же большие деньги крутятся.

Морозов о чем-то задумался и посмотрел в окно.


ЧАСТЬ I ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ СИЛЬВЕСТРА | Криминальная история России. 1995-2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль | Глава 2 ОРЕХОВСКИЕ