home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12

ОРЕХОВСКИЕ

Стас растерялся. Автоматически он своим телом закрыл Двоечника. Тем временем парень поднял пистолет с глушителем и навел ствол на голову Стаса. Тут у Стаса сработала реакция. Сильным движением он оттолкнулся от Двоечника, отчего тот упал в угол кабины лифта, а сам с криком бросился на киллера.

Парень успел нажать на курок. Но Стас не почувствовал боли. Он навалился на киллера всем телом и изо всей силы начал молотить его кулаками. Раньше Стас занимался боксом и был призером города. Отдубасив киллера, Стас почувствовал, что силы его покидают. Он упал на парня и лежал так почти без движения.

Киллер тем временем почувствовал, что соотношение сил изменилось. Он сумел вывернуться из-под Стаса и, схватив пистолет, рванулся в сторону лестницы и побежал вниз.

Двоечник выскочил из лифта и подбежал к Стасу.

– Стас, братишка, что с тобой? Тебя ранили? Зацепили, да? – кричал он.

На крик из квартир вышли соседи.

– «Скорую» вызовите! Быстрее! – продолжал кричать Двоечник.

Стас потерял сознание…

Спустя какое-то врем Стас открыл глаза. Он лежал в больничной палате. Около кровати стояла капельница. В палате никого не было, возле кровати стоял небольшой стул. Стас осторожно стал ощупывать свои руки и ноги. Все цело, слава богу! Он не помнил, что произошло, только чувствовал резкую боль в боку. Он провел рукой по боку и обнаружил плотную повязку. Немного повернувшись, он увидел, что туда же подведены какие-то трубочки. Тогда он снова зажмурился и открыл глаза, пытаясь сообразить, не сон ли это.

Дверь открылась, в палату вошла хорошенькая девушка в белом халате.

– Что, больной, проснулись? – с улыбкой проговорила она. – Хорошо, что вы пришли в себя!

Через несколько минут в палате появился мужчина в очках с золотой оправой, похожий на врача.

– Станислав Чернов? Как вы себя чувствуете? – спросил он.

Стас, сглотнув горькую слюну, хотел громко ответить, но еле прошептал:

– Хорошо…

– Главное, вы не волнуйтесь, – продолжал мужчина, – все страшное уже позади. Вы хоть помните, что с вами случилось?

Стас отрицательно помотал головой.

– Вас привезли вчера в больницу в тяжелом состоянии. У вас была большая потеря крови вследствие ранения. Ночью вам сделали операцию. Сейчас вы под капельницей, вам требуется полный покой. Я еще раз повторяю – страшное позади, вы будете жить, но нужно время для полного выздоровления. – Врач, слегка похлопав Стаса по плечу, вышел из палаты.

Девушка, улыбаясь, продолжала смотреть на Стаса.

– Вы – Стас, я знаю, – сказала девушка. – Вам передают большой привет ваши друзья, в частности Игорь.

«Двоечник», – подумал Стас.

– А где он? – спросил он.

Девушка, понизив голос, оглянулась и, наклонившись к Стасу поближе, произнесла:

– Он скоро придет, чуть попозже, когда врачи уйдут. А я – ваша персональная сиделка, буду за вами ухаживать.

– А как же зовут сиделку? – спросил Стас.

– Меня зовут Тамара..

– Тамара, Томочка, – тихо проговорил Стас и взял девушку за руку. Ему очень захотелось почувствовать тепло руки девушки, может быть, для того, чтобы еще раз удостовериться в том, что он жив.

Медсестра дала ему какую-то таблетку, и Стас очень быстро уснул.

Сколько он проспал, Стас не знал. Открыл глаза оттого, что почувствовал – рядом кто-то есть. Над ним склонились два человека – женщина в белом халате и мужчина, тоже в халате. Но это были не врачи – халаты были просто наброшены на плечи, поверх обычной одежды. Женщина, заметив, что Стас проснулся, быстро достала какую-то бумагу и сказала:

– Станислав Чернов? Я – следователь Московской городской прокуратуры. Моя фамилия Жилкина. А это, – она кивнула в сторону мужчины, – старший оперуполномоченный Главного управления уголовного розыска ГУВД Москвы, майор Жданов.

Мужчина пристально смотрел на Стаса и ничего не говорил.

– Мы должны допросить вас по факту покушения на вашу жизнь, – продолжала женщина.

Стас тут же вспомнил инструкцию, которую давал им Двоечник: не давать никаких показаний, все только на суде.

– Никаких показаний я давать не буду – отказываюсь, – тихо проговорил Стас.

– Послушайте, Станислав, – снова начала женщина, – вы чего-то недопонимаете. Мы допрашиваем вас не в качестве обвиняемого, а как свидетеля, точнее – даже потерпевшего. Необходимо установить заказчика и исполнителя, кто был замешан в покушении на вас.

– Я же сказал – никаких показаний давать я не буду! – повторил Стас.

– Вы поймите, что это касается не только вас! Покушение на убийство является тягчайшим преступлением, поэтому, желаете ли вы или не желаете расследования, мы будем его проводить. Более того, препятствование расследованию влечет за собой… – Женщина достала томик Уголовного кодекса, чтобы прочитать Стасу статью.

– Я сказал – показаний давать не буду! – уже громче сказал Стас. – Я плохо себя чувствую, голова болит. Я же все-таки в больнице нахожусь!

Стас специально сказал это, чтобы от него поскорее отстали.

– Хорошо, мы придем в следующий раз. – Женщина встала и направилась к двери. Майор пошел за ней, но неожиданно остановился, снова подошел к Стасу и, наклонившись к нему, улыбнулся и сказал:

– Послушай, Стас, я прекрасно понимаю всю ситуацию. Конечно, ты можешь следаку говорить что угодно, но со мной, с простым опером, ты поговоришь, потому что я тебя насквозь вижу и хочу предупредить…

– О чем предупредить? – спросил Стас.

– Не волнуйся, мы с тобой без протокола разговариваем.

Стас молчал, не зная, что ответить.

– Я хочу предупредить тебя, чтобы ты выбирался из этой дыры поскорее, пока не поздно. Короче, вся бригада Двоечника приговорена. Я активно занимаюсь ореховской братвой и могу сказать, что всем вам конец. После смерти «папы», то есть убийства Сильвестра, у вас будет война, в результате которой практически все пацаны из вашей бригады будут ликвидированы.

Стас молча слушал.

– Я не понимаю, о чем вы говорите! – тихо сказал он.

– Да все ты понимаешь! – махнул рукой майор. – Зря ты так. Мы бы сейчас быстро установили твоего заказчика и вышли на исполнителя. Разобрались бы со всеми!

Стас ничего не говорил.

– Откуда вы все знаете? – наконец произнес он. – И если вы все знаете сами, то зачем мне вопросы задаете? Какая ореховская братва? Какие бригады?

– Ладно тебе, Стас! – усмехнулся майор. – Ты думаешь, мы не знаем, кто ты? Ты – правая рука бригадира Двоечника, которого ты и прикрыл… Кстати, не знаешь, как его найти?

– Никакого двоечника я не знаю, и троечника тоже, – ответил Стас резко.

Майор задумался.

– Зря ты так говоришь! Вам приговор уже давно вынесен. А знаешь, почему?

Стас снова покачал головой.

– Потому что все ваше наследство, которое вам оставил «папа», то есть Сильвестр, никак не поделено и не обозначено. Сейчас братва ваша из разных бригад будет тыкаться, стараясь ухватить лакомые кусочки. А поскольку все эти кусочки ни за кем не закреплены, то каждый будет считать, что именно он обделен. Поэтому быть войне. А ребята вы отчаянные, бескомпромиссные, – майор улыбнулся. – Мы давно занимаемся разработкой ореховской группировки и многих прекрасно знаем. Кстати, многие из ваших активно нам помогают. Но я вижу, что ты сегодня не в духе, – махнул рукой майор. – Я как-нибудь загляну к тебе со своими ребятами на предмет, так сказать, душевной беседы…

Стас отвернулся к стене, показывая, что больше не хочет разговаривать ни с кем.

– Ладно, Стас, не болей, выздоравливай! – произнес майор на прощание и вышел из палаты.

Стас задумался. Странно, почему этим делом занимается городская, а не районная прокуратура? Неужели действительно есть какая-то разработка по ореховской братве? А майор прав по части наследства! На самом деле, все коммерческие точки никак не закреплены и не обозначены. И каждый сейчас будет стараться тянуть одеяло на себя. И, конечно, кровушка польется… Но где же Двоечник? Почему ни он, ни пацаны не приходят его навестить?

Вскоре Стас снова заснул.

Проснулся он под вечер от какого-то постороннего шума. Он открыл глаза и увидел, что по палате ходят несколько человек в белых халатах. Присмотревшись, Стас узнал Двоечника, Гарика, Дэна и других ребят из бригады.

– Пацаны! – обрадованно произнес Стас.

– Стасик, братишка! – Двоечник наклонился над кроватью и ласково потрепал его по плечу. Остальные тоже подошли ближе. Каждый хотел поприветствовать Стаса.

– Что со мной случилось? – спросил Стас.

– Да пуля тебе бок зацепила, но не смертельно. Мы деньги сразу заслали врачам. Тебе сделали операцию, палату подобрали, телку в белом халате подставили. В общем, все в порядке.

– А майора со следаком тоже вы наняли?

– Какого майора? – заинтересовался Двоечник.

Стас рассказал о недавнем визите.

– Ладно, не бери в голову, – усмехнулся Двоечник, – это их работа. Предъявы никакой они тебе подогнать не могут. Ты же сам потерпевший! Да, кстати, в твое отсутствие Дракона завалили…

– Где, когда? – удивился Стас.

– После смерти Культика – мы его похоронили пышно…

– Где?

– На Котляковском. Так вот, буквально на следующий день Дракон пытался взять власть в свои руки, причем начал работать жестко. Его бригада поехала к паре бригадиров, им морды начистили и сместили. А на следующий день его завалили…

– Каким образом?

– Он на джипе ехал, ему колесо проткнули, он вышел посмотреть, тут его и шлепнули, царство ему небесное!

«Да, веселая картинка намечается! Выходит, майор прав…» – подумал Стас.

– А я тут еще долго буду? – спросил он.

– Нет, врач сказал, что еще недельку полежишь. А мы тебе пышные проводы устроим.

– Куда?

– Мы тебя на курорт пошлем. С телками!

– Не, у меня Тамара есть…

– Кстати, давай ее телефончик! Мы позвоним ей, вызовем, пусть сюда придет, навестит отважного парня! Мы тебе тут всякой ерунды прислали, глянь! – И Двоечник показал на тумбочку, уставленную дорогими соками, фруктами, конфетами. Там же стоял и небольшой букетик цветов. Двоечник с улыбкой добавил: – А это главный наш подарок!

Один из пацанов подошел к двери и открыл ее. В дверь робко вошла светловолосая девчонка с большими клипсами в ушах, в наброшенном на плечи белом халате.

– А это тоже наш подарок – так сказать, успокаивающее средство! – Двоечник подтолкнул девушку к кровати Стаса. – В общем, ты тут выздоравливай, а мы тебя завтра снова навестим!

– Погоди, Двоечник, мне нужно с тобой пару фраз перетереть! – сказал Стас.

– Понял! – И Двоечник жестом показал, чтобы все, включая девушку, покинули палату.

Через несколько мгновений палата опустела.

– Что ты думаешь по поводу того инцидента? – тихо спросил Стас. – Кто заказал, кто исполнитель?

– Как кто? Враги!

– Кто – внешние или наши?

Лицо Двоечника посерьезнело.

– Стас, мы сами голову ломаем. Сами следствие устроим, но найдем гадов! Но пока – лишь догадки, поэтому ничего говорить не буду.

– Но хоть скажи – наши или?..

– Наши, наши. Хотя, впрочем, теперь они уже стали чужими. Но ты не волнуйся – пацаны тебя будут охранять. Мы двоих пацанов поставили около палаты. С врачами уже перетерли, договорились. А через недельку ты отсюда выйдешь. Все, братишка, не грусти, пей лекарства, – улыбнулся Двоечник. – Извини, дела!

Через неделю Стас выписался из больницы. По этому поводу был устроен пышный прием в одном из ресторанов. В посиделках участвовала бригада в полном составе. Стол был богато сервирован. Двоечник неоднократно выступал с речами по поводу Стаса, говорил, что он – настоящий друг, отважный парень и бесстрашный боец.

В середине вечера в ресторане появились новые гости, среди которых был, как ни странно, Витоха. Он после смерти Культика стал бригадиром. Подойдя к Двоечнику и поздоровавшись, он бесцеремонно уселся между ним и Стасом, показывая свое привилегированное положение. О чем-то пошептавшись с Двоечником, Витоха наклонился к Стасу и сказал:

– Ты настоящий пацан! Я горжусь тобой! Я мечтаю, чтобы ты работал со мной и был моей правой рукой.

Витоха произнес эти слова тихо, чтобы их не слышал Двоечник.

«Витоха хитрый, – подумал Стас. – Не случайно он мне это говорит! Какую-то игру затеял. Только что это за игра?»

К концу вечера Двоечник вытащил из кармана большой конверт и протянул его Стасу.

– Здесь тебе путевка в теплый Таиланд – тебе и твоей Верке, – сказал он.

Вера – девушка, которая приходила с ними к нему в палату, смущенно взглянула на Двоечника, затем наклонилась к Стасу, показывая, что теперь они с ним вместе.

Две недели, проведенные в Таиланде, оказали благоприятное влияние на Стаса. Он поправил свое здоровье, рана почти зажила – остался небольшой рубец.

Вернувшись в Москву, в холод и дожди, он сразу обратил внимание, что лица ребят какие-то грустные. На первой же стрелке ему рассказали, что в его отсутствие погибли еще несколько человек из ореховской группировки.

– Слава богу, у нас никого не зацепило, – сказал Двоечник. – Но все становится сложным. Началась война. Фонари стреляют налево и направо.

– А с чего ты взял, что это бригада Фонаря? – спросил Стас.

– Нет, теперь уже не бригада Фонаря, а все, в том числе и внешние враги. Кстати, тебе в ближайшее время предстоит стрелка с басманной группировкой. Они уже назначили одну стрелку, но менты помешали. Короче, ждем звонка от них снова.

Стас понял, что на стрелку с басманными поедет он. Он кивнул, показывая, что информацию воспринял.

Двоечник похлопал его по плечу, как бы подтверждая свое расположение к нему.

– Кстати, как у тебя дела? – спросил Стас. – Больше не было никаких инцидентов на квартире?

– Да я давно уже ее поменял! – улыбнулся Двоечник. – Та квартира «засвечена». Теперь я каждый месяц квартиры меняю – пацаны мне снимают. Береженого бог бережет! Между прочим, – добавил он, – тут по другим бригадам информация дошла, что многие пацаны уже в земле лежат. У нас своя аллея на Котляковском кладбище образовалась…

– Какая еще аллея? – не понял Стас.

– Ее так и называют – Ореховская аллея. Там пацаны лежат. Правда, наших нет, – Двоечник сплюнул через плечо, – пока бог миловал. Ладно, продержимся!

Вскоре Стас понял, что на сегодняшний день основная политика заключалась в том, что Двоечник не пытался у кого-то что-то отнять. Напротив, он старался сохранить все коммерческие структуры за собой.

– Послушай, – спросил Стас, – а ты не думал заняться бизнесом? Может, нам с тобой отойти от этого кровавого криминала?

– Да какой из меня бизнесмен! – махнул рукой Двоечник. – Я только и умею делать то, что делаю сейчас. А потом, как я пацанов брошу? Ты смеешься, братишка? Бизнесмен – это не для меня. Вон Витоха – тот пытается заниматься недвижимостью, чем-то еще торгует…

– Витоха? – переспросил Стас.

– Да. Я слышал, он больших успехов достиг. Бригада его немного расширилась. Только один минус есть.

– Какой?

– Жаден он, говорят. А лавэ загребает немалые…

Двоечник слукавил. Наиболее жирным куском являлся рынок, расположенный недалеко от Кунцева, ранее называвшийся Горбушкой, прозванный так за близость его к Дому культуры имени Горбунова. Это был стихийный рынок, где торговали компакт-дисками, видеокассетами, аудиокассетами и прочим. Соответственно торговцы были частными лицами, иногда появлялись небольшие фирмы. За аренду мест платили большие деньги. Каждые выходные Горбушка представляла собой что-то вроде большого муравейника, и все люди с приличными деньгами.

Когда Стас впервые увидел эту точку, он растерялся от количества людей на рынке.

– Видишь, Стас, сколько денег приносит эта точка! – сказал Двоечник. – Теперь мы должны во что бы то ни стало сохранить выделенную нам территорию на Горбушке.

– И это все принадлежит нам? – недоверчиво спросил Стас.

– Нет, конечно, не нам. Здесь и одинцовские, и кунцевские, и другие бригады задействованы. Но кусочек от пирога имеем и мы, и нам это нужно обязательно удержать. Так что будешь какое-то время смотрящим на этом куске рынка.

Теперь по выходным Стас с бригадой ездил на Горбушку, время от времени прогуливаясь по аллейкам, заставленным лотками, оберегая труд и спокойствие тех торговцев, которые продавали музыкальную продукцию москвичам и приезжим. Но однажды произошел неприятный инцидент. Один из торговцев сказал, что на него «наезжает» некая группировка и требует стать под их «крышу». Стас с Дэном и Гариком встали неподалеку от этого торговца, ожидая, когда появятся представители неизвестной группировки, которая предъявляла претензии их коммерсанту.

Вскоре трое черноволосых парней небольшого роста появились возле продавца. Тот сразу же подал условный знак. Стас с Дэном медленно подошли вплотную к ребятам. Гарик остался на всякий случай позади.

– Здорово, пацаны! – проговорил Стас, протягивая руку.

Парни поздоровались.

– Пойдем побазарим! – предложил Стас.

Ребята, совершенно не испугавшись, отошли в сторону.

Пройдя несколько шагов и покинув многолюдные аллейки рынка, Стас свернул на пустырь.

– Ну что, пацаны, в чем проблема? Что вы от нашего коммерса хотите? – спросил он.

– А с чего ты взял, что он ваш? – неожиданно спросил парень, стоящий рядом со Стасом. – Этот лох с нами работать хочет!

– Вы, собственно, кто? Представьтесь, ребята!

– Мы? – переспросил тот же парень, нахально улыбаясь. – А вы кто?

– Мы из Орехова.

– А, ореховские, что ли? Это которых сейчас всех подряд стреляют после смерти Сильвестра? – Парень продолжал нагло ухмыляться.

Стас понял, что этих ребят голыми руками не возьмешь.

– Ну, с нашими делами мы сами разберемся, – оборвал он парня. – Ты скажи, сам-то откуда такой шустрый? С кем работаешь?

– Мы казанские.

– Ясно, – протянул Стас. – Те знаменитые казанские моталки? Тяп-ляп кинопленка, жилплощадки и прочее? – Он решил показать свое знание сложной структуры казанской группировки. – Их почти всех в своем городе пересажали, так они решили к нам в Москву приехать?

Парень продолжал улыбаться.

– Вот что, пацаны, я хочу вам сказать, – продолжал Стас. – Ничего у вас не выйдет. Тут наша территория, и ловить вам тут нечего. Я ясно выражаюсь? – Он показал, что разговор окончен.

– Яснее некуда. Посмотрим… Тебя как зовут? – неожиданно спросил парень.

– Стас.

– А погоняло есть?

– А зачем мне погоняло? Я на Стаса откликаюсь. А тебя как, не Шустрик случайно?

– Меня зовут Марат. А кликуха – Мирза. Может, слышал такого?

Стас понял, что перед ним находится не кто иной, как знаменитый казанский киллер, который уложил в землю немало русских и который ничего не боится.

– Нет, такого погоняла слышать не приходилось.

– Ладно, будь здоров, не кашляй! – Мирза повернулся и медленно пошел в сторону рынка.

Стас подошел к Дэну.

– Ну, что думаешь?

– Наглые какие! – ответил тот. – Много наглых видел, но таких…

– Ты хочешь сказать, что он наглее нас? – Стас похлопал своего приятеля по плечу.

Ребята, улыбаясь, пошли к рынку.

В этот же вечер случилась новая неприятность. Пока Стас с Дэном тусовались на Горбушке, зазвонил телефон Стаса и почти одновременно запищал пейджер Дэна. Им было приказано явиться в бильярдную на Елецкой, причем срочно.

– Так, что-то случилось! – сказал Стас. – Давай быстрее!


Глава 11 АДВОКАТ | Криминальная история России. 1995-2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль | Глава 13 ПЛАСТИК