home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ЧАСТЬ III

АВТОРИТЕТ КОША

Орехово, 1998–2002 годы

В двенадцать часов дня к небольшому банку, расположенному в четырехэтажном здании в центре Москвы, подъехал серебристый «Ровер» с тонированными стеклами. Из машины вышел мужчина лет тридцати пяти, худощавый, с темными волосами, роста примерно сто семьдесят пять сантиметров.

Через несколько секунд с заднего сиденья появился крупный мужчина примерно того же возраста, с большой головой. Они о чем-то пошептались, кивая на здание банка. Здоровяк залез обратно в машину, а худощавый направился к дверям. Подойдя к охраннику, он сказал:

– Мне к председателю правления, к Игорю Михайловичу Миронову.

– Одну минуточку, – охранник взял рацию, стоящую на столе. – Как вас ему представить?

– Я – крупный акционер этого банка. Но моя фамилия ничего ему не скажет. Дело в том, что я – наследник крупного акционера. Один акционер скоропостижно скончался. А у меня есть все полномочия и документы.

– Может быть, вас примет заместитель председателя правления банка? – спросил охранник. – Комаров курирует работу банка с крупными акционерами…

– Нет, у меня весьма деликатное дело, и этот вопрос может решить только председатель правления. Поэтому наберите Игоря Михайловича!

Охранник связался с секретарем председателя правления. После недолгих переговоров охранник нажал на кнопку, и специальный турникет отодвинулся в сторону.

– Вам на третий этаж, – сказал охранник. – Прямо по коридору увидите большую дубовую дверь. Там и сидит председатель.

– Ничего, найду! – улыбнулся посетитель.

– Минутку, уважаемый, разрешите посмотреть, что у вас в портфеле. У нас такой порядок.

– Да ладно, ребята. Все нормально.

Медленно поднявшись на третий этаж, осмотрев все вокруг, мужчина сделал еще несколько шагов и остановился перед дверью с табличкой «Туалет». Оглянувшись и не увидев никого в коридоре, мужчина вошел в туалет, поднял верхнюю крышку сливного бачка и, вытащив из чемоданчика темный предмет, упакованный в полиэтиленовую пленку, положил его в бачок. Затем, спустив воду, мужчина вышел и подошел к зеркалу, поправляя волосы. После этого он вышел в коридор и направился к дубовой двери.

Войдя в просторную приемную, он подошел к секретарше и приветливо улыбнулся.

– Я к Игорю Михайловичу.

– Как вас представить? – спросила девушка.

– Дело в том, что моя фамилия ничего не скажет Игорю Михайловичу. Скажите ему, что я по наследству крупного акционера.

Секретарша еще раз улыбнулась, подняла телефонную трубку и сказала:

– Игорь Михайлович, тут к вам по наследству крупного акционера. Вы примете?

В ответ прозвучало какое-то шипение. Секретарша положила трубку и сказала:

– Игорь Михайлович примет вас ровно через две минуты. Пока присядьте!

Посетитель медленно подошел к креслу и сел в него.

– Может быть, вы разденетесь? – спросила девушка.

– Нет, нет, спасибо, у меня разговор буквально на несколько минут. Время дорого! К тому же меня знобит немного.

Вскоре на столе зазвонил телефон.

– Вы можете пройти, – сказала секретарша.

Посетитель открыл дверь и оказался в большом кабинете. За столом сидел мужчина лет сорока пяти, в темном костюме с желтым галстуком. Он внимательно смотрел на монитор ноутбука, стоящего на ореховом столе. Увидев посетителя, он снял очки и показал на кресло. Посетитель сел.

– Я внимательно вас слушаю! – сказал председатель правления банка. – У меня времени, – он взглянул на часы, – три минуты. Сможете уложиться?

– Постараюсь, Игорь Михайлович, – начал мужчина. – Я представляю очень солидную организацию, состоящую из серьезных людей, которые были одно время у вас крупными акционерами. Так получилось, что прошло время, а мои товарищи никакие денежные операции не совершали в силу определенных обстоятельств.

– Простите, вы можете себя назвать? – прервал его председатель правления.

– Мое имя вам ничего не скажет. Зовут меня Илья Николаевич. Так вот, пришло время платить.

– Так назовите организацию или своих партнеров! – сказал Игорь Михайлович, откидываясь на спинку кресла.

– Охотно! Сергей Иванович Тимофеев.

– Сильвестр?! Когда это было… – сказал банкир. – Действительно, я знал Сильвестра, точнее, Сергея Ивановича.

– Но вы не только знали его, но и работали в тесном контакте. На первом этапе он вам делал, извините, «крышу», а на втором этапе вы стали партнерами. Он давал вам общаковские деньги на раскрутку. Так вот, Игорь Михайлович, эти деньги вы так до сих пор нам и не вернули.

– А что, много денег? – спросил банкир.

– Прилично. Вот тут написано, посмотрите! – Он протянул банкиру листок бумаги. Тот взял его и поднес к глазам.

– Ого! – присвистнул он. – Что-то я таких цифр не припомню!

– А тут еще проценты набежали, – продолжал посетитель, – за то время, которое прошло. Так что цифры вполне обоснованные. И еще – небольшой аванс за будущую работу…

– А вы что, думаете, что я нуждаюсь в какой-то «крыше»? – улыбнулся банкир. – Послушайте, как вы сказали, вас зовут – Илья Николаевич? Так вот, Илья Николаевич, у меня времени мало с вами разговаривать. Я не хочу вас обидеть, но мне кажется, что ваш визит несерьезный и никакого интереса для меня не представляет. Так что если вы имеете какие-то претензии, я охотно могу соединить вас с нашей службой безопасности, и она поговорит с вами на любом языке, который будет вам понятен. – Банкир протянул руку к звонку.

– Одну минуточку! – остановил его посетитель. – Мы поступим так. Чтобы вы убедились, что мы – люди серьезные, – неожиданно тон посетителя изменился и стал более властным и жестким, – мы в ближайшее время кое-что предпримем.

– Это что, угроза? – спросил банкир.

– Зачем же? – улыбнулся посетитель. – Это реальность. Мы вам позвоним в ближайшее время. А вы подумайте о нашем предложении! А сейчас мне пора идти. Надеюсь, я вас не обидел?

Банкир, улыбаясь, развел руками:

– Не то что не обидели – вы меня просто развеселили!

Он взял пульт и включил видеомагнитофон, стоящий на столе. Отмотав немного назад, он нажал на кнопку. На экране тут же появилось изображение посетителя, разговаривающего с председателем правления банка.

– Как видите, – произнес он, – когда мне будет скучно, я смогу включить запись, посмотреть на ваше лицо и вспомнить о веселых минутах нашего разговора.

– Я понял вас, Игорь Михайлович! – сказал посетитель. – Вы человек находчивый и остроумный, в какой-то мере предусмотрительный. Но вся беда в том, что все предусмотреть практически невозможно, потому что выигрывает тот, кто первый наносит…

– Что наносит – удар? – спросил председатель правления, вставая.

– Я этого не говорил! – улыбнулся посетитель. – Будьте здоровы! Берегите себя, Игорь Михайлович! – И он быстро вышел из кабинета.

Банкир тут же нажал на кнопку и, соединившись с начальником охраны, сказал:

– Ерохин, проследи за клиентом, который вышел, поставь за ним «наружку»!

Тем временем посетитель вышел из банка, огляделся. Серебристого «Ровера» он не увидел. Тогда он достал мобильный телефон и набрал номер.

– Алло! Какая машина? Понял…

Через несколько секунд к подъезду банка подъехал темно-вишневый «Фольксваген Пассат». Мужчина подошел к машине, открыл переднюю пассажирскую дверцу и спросил:

– Вы по заказу Белова?

Водитель кивнул.

– Отлично! – Мужчина сел в машину и сказал: – В центр, пожалуйста!

Машина тронулась. Тотчас же со стоянки банка за ней двинулся джип «Мицубиси Паджеро» темно-синего цвета. Мужчина, посмотрев в заднее стекло и увидев джип, слегка улыбнулся. Тут зазвонил мобильник.

– Как прошло? Все нормально, все идет по плану. Подхватите меня у универмага! – сказал мужчина. Затем, положив мобильный телефон в боковой карман, сказал водителю:

– К универмагу «Московский»!

– Так мы же только что мимо него проехали! – удивился водитель.

– Ничего, развернешься и поедешь обратно!

Водитель покачал головой, но развернул машину навстречу «Мицубиси Паджеро» и выехал на противоположную сторону, направившись к универмагу. Джип резко развернулся и понесся за ними.

Подъехав к универмагу, мужчина протянул водителю пятьдесят долларов и сказал:

– Подождешь минут двадцать, заберешь меня. И никуда не уезжай, понял?

Водитель кивнул.

Мужчина вышел из машины, вошел в магазин и быстро направился в противоположный конец универмага, где был выход на другую сторону. Там его уже ждал серебристый «Ровер».

– Белок, гони! – усевшись, скомандовал он.

– Ну как встреча прошла?

– Великолепно! Задача выполнена. Цифру, которую я объявил, я ему засветил, себя показал.

– Ну и что он?

– Как и следовало ожидать, серьезно не воспринял.

– Ну что же, – проговорил мужчина, сидящий за рулем. – Значит, будем предоставлять ему веские аргументы? Так, Коша?

– Конечно, Белок, как и договаривались! Все идет по плану, братишка!

Через несколько минут они выехали за пределы города и, проехав несколько километров по Кольцевой, свернули на дорогу, ведущую к небольшому населенному пункту. В переулке их ждал джип «Мерседес» черного цвета. Двери открылись, и из машины появились трое парней в черных кожаных куртках.

Подойдя к джипу, Коша с Белком поздоровались с ребятами за руку.

– Ну что, пацан с вами? – спросил Коша.

– Конечно, – ребята ухмыльнулись. На заднем сиденье сидел мальчик лет шести-семи.

– Знаешь, как звонить папке на работу? – спросил Коша.

Мальчик кивнул.

– Да ты нас не бойся! Мы ничего плохого тебе не сделаем! Говори, какой у него мобильный?

Мальчик назвал цифры. Коша тут же набрал номер.

– Алло! – Услышав голос банкира, он тут же передал трубку мальчику.

– Алло, папа? Это я! – прокричал мальчик.

Тут трубку перехватил Коша:

– Игорь Михайлович, это опять я, Илья Николаевич. Как видите, мы своих слов на ветер не бросаем. Что будем с вашим сыном делать?

В ответ раздался крик:

– Немедленно отпустите ребенка!

– Не надо кричать, – спокойно ответил Коша, – потому что все это не в вашу пользу. Да, я забыл вам сказать, – пусть ваши люди из службы безопасности, которые так неудачно преследовали нас на «Мицубиси», осмотрят туалет. Там вам сюрприз приготовлен. Правда, пока он не включен. Так что саперов вызывать не надо. Но я не советую вам куда-либо обращаться. Сроку вам – ровно одни сутки. Сумму вы знаете. Если через сутки положительного ответа не будет, соответственно ждите не очень приятных известий. – И Коша положил трубку.

– Все, пацаны, – обратился он к ребятам, – везите парня на базу, а мы с Белком по делам поедем!

Они снова сели в машины, но теперь в «Ровер» сели трое верзил с ребенком, а Коша с Белком – в джип. Джип направился в город.

Вскоре они снова выехали на Кольцевую. Проехав немного, свернули в сторону крупного торгового сооружения – оптового рынка. Оставив машину на стоянке недалеко от рынка, Коша с Белком прошли на территорию. Спросили у охранника:

– Послушай, где тут дирекция? Нам насчет аренды поговорить надо.

– Вон в том двухэтажном здании.

– Спасибо, братишка.

Коша с Белком направились к указанному зданию.

– Белок, ты остаешься на месте и подстраховываешь меня, – сказал Коша. Он вошел в здание, бесцеремонно открыл дверь кабинета директора и ввалился туда.

– Здорово, Ракита! – сказал он. – Как здоровье, как дела?

– Коша, – ответил директор, – я все приготовил. Только не стреляйте!

– Видишь, как у нас все гладко с тобой идет! – ухмыльнулся Коша.

Директор достал из-под стола чемоданчик и передал его Коше. Тот взял и открыл его. Там лежали доллары в банковских упаковках.

– Сколько здесь? – спросил Коша.

– Пятьсот тонн, как и договорились.

– Честно?

– Гадом буду!

– А теперь послушай меня внимательно, Ракита, – сказал Коша. – Мы тебе уже кое-что доказали, завалив твоего корешка, который пытался выступать против нас. Тебе нужны еще какие-нибудь другие доказательства, касающиеся тебя?

– Нет, не нужны. Все нормально, пацаны!

– Ты поднимешься, ты толковый парень! Только вот что еще имей в виду: двадцать процентов… Нет, двадцать пять процентов, как в старые времена, при Сильвестре, будешь отстегивать нам ежемесячно. Понял меня, Ракита? – Коша достал пистолет с глушителем и направил его в лицо испуганного директора. – Это тебе напоминание! Люди мы серьезные, ты это уже понял.

– Только больше семью не трогайте! – попросил директор.

– Ну, ты же у нас умненький, Ракита, ты же лавэ сразу прислал! Не то что некоторые! И взрывать тебя не надо было, и шлепать у подъезда…

– Да я все законы и порядки знаю, сам через это проходил!

– Ладно, давай, не кашляй! – сказал Коша и, прихватив чемоданчик, направился вниз. Там его ждал Белок.

– Ну как? – спросил он.

– Все нормально, – Коша показал чемоданчик.

Белок пошел к стоянке автомобилей, а Коша – в противоположную сторону.

К вечеру Коша позвонил банкиру.

– Ну что, Игорь Михайлович, ты созрел?

– Полную сумму мне найти не удалось, – тяжело вздохнул банкир, – но часть я собрал.

– Какую часть?

– Половину.

– Хорошо. Через два дня приедем за второй половиной. А завтра за этой к тебе приедет наш человечек. Он позвонит тебе и скажет, что от меня. Передашь ему «дипломат». И вот что еще – без глупостей и самодеятельности, банкир! Ладно? Сына получишь, когда вторую половину отдашь.

– Но вы же обещали!

– Я обещал – когда полностью с нами рассчитаешься. Все, разговор окончен! Через два дня позвоню.

В этот же вечер человек, направленный Кошей к банкиру, получил часть денег.

На следующий день ровно в полдень серебристый «Ровер» плавно припарковался у высокого стеклянного здания, на котором была вывеска «Первая Московская нефтяная компания». Коша молча вышел из машины и направился к стоящей неподалеку от входа бежевой «шестерке». Подойдя к водителю, он улыбнулся. Затем сел на заднее сиденье и поздоровался с двумя ребятами, сидящими в машине.

– Ну как дела, пацаны? – спросил он.

– Ничего, сидим отдыхаем, ждем… Чего делать-то будем?

– Сейчас определимся, – ответил Коша. Он вытащил мобильный телефон, достал листочек и набрал записанный там номер.

– Девушка, соедините меня, пожалуйста, с Вагировым! Это из «Лукойла» беспокоят, помощник вице-президента. Фамилия моя Петров.

– Одну минуточку! – ответила девушка. Вскоре Коша услышал голос Вагирова.

– Привет, это снова я, – сказал Коша, – я вам вчера звонил. Так что вы скажете по поводу наших предложений? Что, не понял?..

На другом конце послышался отборный мат.

– Все понятно, господин Вагиров! Жаль, что вы сами выбрали такую судьбу… – Коша нажал на кнопку отбоя. Он разорвал на мелкие кусочки листок с записанным на нем номером нефтяного магната и выбросил в окно.

– Ну что, пацаны, значит, фотографию его вы видели. Ждите, когда на обед выйдет, и решайте с ним вопрос. Как все сделаете – позвоните.

– Все сделаем в лучшем виде, – произнес один из ребят, улыбаясь.

– Давай, Парашютист, удачи тебе! – Коша вылез из «шестерки».

«Ровер» направился в сторону ресторана…

Минут через сорок из офиса нефтяной компании вышел мужчина лет сорока пяти – сорока восьми, в сером костюме, с седыми волосами, кавказской национальности. Его сопровождали двое охранников. Подойдя к своему «Мерседесу» и осмотревшись, мужчина сел в машину. Тотчас же в машину сел один из охранников. Другой сел в сопровождающую машину. «Мерседес» медленно стал выезжать с площадки, пытаясь выйти на Садовое кольцо. Но как только машина поравнялась с бежевой «шестеркой», раздался мощный взрыв. «Шестерку» разнесло вдребезги. Взрывной волной накрыло и «Мерседес» Вагирова. Оттуда выскочил охранник, сидевший на заднем сиденье. Одежда на нем горела. Он сделал несколько шагов и рухнул на землю.

К горящим машинам стали сбегаться люди. Двое ребят, которые недавно сидели в «шестерке», медленно подошли к серебристому «Мерседесу» и посмотрели на обгоревшую машину, убедившись, что все мертвы. Затем, отойдя в сторону, один из ребят достал мобильный телефон, набрал номер и коротко сказал:

– Работа выполнена успешно.

К концу дня в небольшом ресторанчике сидели двое – Коша и Белок. Ужиная, они о чем-то разговаривали.

– Ну что, Белок, – Коша поднял фужер, наполненный сухим французским вином, – давай выпьем за удачу! То, что мы с тобой задумали, сбывается благодаря тому, что мы соединили свои усилия!

Белок, улыбаясь, тоже поднял фужер и чокнулся с Кошей.

– Ну, почти все сбывается… Чтобы все сбывалось – такого в жизни, наверное, не бывает, – усмехнулся Коша. – Но пока на восемьдесят процентов у нас с тобой все получается! Давай выпьем за удачу!

– Дай бог! – сказал Белок. – Послушай, Коша, а я недавно вспоминал, как все было два года назад, как мы с тобой начинали…

– Да, ты тогда, по-моему, не очень-то верил в этот проект, – сказал Коша, внимательно посмотрев на Белка. Тот пожал плечами:

– Почему же не верил? Если бы не верил, то не вошел бы в дело.

– А помнишь, как мы с тобой встретились?

Белок, улыбаясь, кивнул.

– Конечно, ведь это было всего два года назад, – добавил Коша…

Москва, 1996 год

Четыре год назад Игорю Кошелеву было всего тридцать лет. В его жизни никаких особых событий не было. Жил он скромно, звезд с неба не хватал.

Родился в небольшом подмосковном городе Домодедово, там же провел детство, окончил школу, оттуда был призван в армию. Отслужив два года, попытался поступить в институт – безуспешно. Какое-то время работал в Домодедовском аэропорту, затем пытался устроить собственный бизнес.

Вместе со школьным товарищем Игорь открыл в Домодедове небольшую продуктовую палатку. Затем, подкопив немного денег, Игорь продал палатку и перебрался в Москву. Вначале с тем же партнером он открыл небольшой магазинчик в Орехове-Борисове.

Магазинчик торговал сигаретами и спиртным. Дела шли не очень хорошо, так как большую часть прибыли отдавали за аренду магазинчика и расплачивались с поставщиками. А тут – наезд ореховской братвы.

Сначала Игорь заупрямился, отбил первый наезд. Но на второй приехала команда в составе двадцати человек и здорово поколотила Игоря с его компаньоном. Но и тогда Игорь не сломался. Он сказал, что скорее продаст или сожжет магазинчик, но платить никому не будет. Вот тогда с ним и познакомился Сильвестр.

Приехал Сильвестр на следующий день после второго наезда, с двумя ребятами, на беседу. Сильвестр сумел убедить его. Он говорил:

– Твое дело – торговать, думать о контрактах, о прибыли. А все, что касается охраны, – это наши проблемы. Кроме того, мы тебе поможем и с должниками разобраться. Если кто-нибудь тебя «кинет» или обманет, мы решим эти вопросы. А много мы не просим – всего лишь двадцать шесть процентов.

Тогда Игорь думал, что Сильвестра можно будет обмануть и занизить цифру, но тот сразу предупредил, что никто его еще никогда не обводил вокруг пальца, поэтому лучше жить спокойно, в мире и согласии. Игорь стал платить Сильвестру.

Но вскоре он обратил внимание, что те охранники и кассиры, которых Сильвестр направлял к нему в магазинчик, уже обзавелись крутыми «тачками», отдыхали на дорогих курортах, многие купили себе квартиры, то есть прибыль, которую получали боевики группировки Сильвестра, была значительно выше, чем прибыль от их магазинчика. Игорь сблизился со многими боевиками, которые в дальнейшем стали бригадирами у Сильвестра. Они часто заходили к нему в магазин, набирая выпивку и пиво, Игорь снабжал их в счет двадцати шести процентов.

Игорь знал от многих боевиков, что Сильвестр – очень богатый человек, что он сумел за короткое время подчинить себе множество коммерческих структур, которые он либо «крышевал», либо работал с ними в качестве партнера. А партнерство его заключалось в том, что он отдавал им деньги на прокрутку, а коммерсанты, прокручивая деньги ореховской братвы, превращали их в миллионы.

Затем у Игоря началась черная полоса. Взорвали Сильвестра. Его «крыши» стали меняться каждые полгода. То была команда Двоечника, то команда бригадира по кличке Хохол, хотя никакого отношения к Украине он не имел, затем был Витоха. Но все они погибали.

Наконец разорился сам Игорь. Просто один из поставщиков перестал с ним иметь дела, так как ему было невыгодно работать на реализации. Тогда Игорь стал искать оптовиков, у которых можно было дешево выкупить продукты, а затем продавать самому. Прибыль была бы значительно больше. Но первая попытка оказалась неудачной.

Игорь попал на мошенника. Было в то время очень популярным «кидать», то есть мошенники под видом крупных оптовиков показывали клиентам каталоги, продукцию на складе, а потом, когда клиент делал предоплату, выяснялось, что каталоги фальшивые, а склад к ним никакого отношения не имеет. «Оптовика» же найти было невозможно. Вот таким мошенником оказался один поляк, который выдал себя за серьезного бизнесмена, а на самом деле он был обыкновенным кидалой.

Так Игорь в один момент потерял все – магазин, деньги и еще в долги залез.

Никакого желания заниматься бизнесом у него не было. Он размышлял, что теперь делать. Но все чаще он вспоминал прежнюю жизнь при Сильвестре, как работали боевики. Но идти рядовым боевиком в какую-либо группировку у Игоря не было ни малейшего желания. Игорь не хотел терять независимость. Вот тогда у него и родилась мысль – создать собственную бригаду и «бомбить» коммерсантов.

Но создать бригаду было очень трудно. Надо было набрать людей. Конечно, по Орехову бродило много брошенных боевиков из разгромленных бригад, потерявших своих лидеров. Можно было кого-нибудь набрать. Но Игорь понимал, что для того, чтобы собрать бригаду, необходимо иметь первоначальный капитал.

Кроме того, нужно было иметь серьезный авторитет. А у него не было даже физической силы, он не был «качком», никогда не занимался боксом или восточными единоборствами. Авторитет нужен был Игорю, чтобы подчинить себе боевиков. Ведь в любой момент они могли взбунтоваться. А что он им противопоставит?

Получать разряд Игорю по возрасту уже было поздно. Значит, нужно было найти надежного напарника.

Вот тогда и состоялась первая встреча с Сергеем Беловым. Познакомились они банально. Как-то Игорь поехал отдохнуть в Сочи. Там они и встретились, разговорились. Каково же было удивление Игоря, когда он узнал, что здоровенный парень, сидящий на пляже с девушкой, оказался тоже из Домодедова!

Белов оказался бывшим работником подмосковного СОБРа. Тогда они еще больше сблизились и нашли много общих точек. Белов знал многих ореховских, многих «паковал» самолично, участвуя в облавах и задержаниях. Игорь стал рассказывать о своих знакомых.

Потом Игорь узнал, что Белов уволился – надоели бесконечные командировки в Чечню. Он устроился в частное охранное предприятие, которое создали бывшие менты – кто в МУРе раньше работал, кто в ГАИ, кто во вневедомственной охране, а были и просто пожарные. Но работать мальчиком на побегушках Белову тоже не хотелось.

Игорь неожиданно предложил:

– Послушай, а что, если нам свою бригаду создать?

– Бригаду создать – дело нехитрое, – ответил Белов, – но ты сможешь пацанов кормить? Ведь им нужно каждый месяц зарплату выплачивать, они кушать хотят! Кроме того, ты думаешь, как деньги зарабатывать?

– Есть у меня одна мыслишка, – проговорил Игорь, – по-моему, очень интересная. – И он рассказал Белову о своем плане.

План был простым. Ведь Сильвестр имел очень большие деньги и коммерческие структуры. Нужно просто выйти на его общак и его коммерческие точки. Кроме того, нужно переписать всех бизнесменов, которые раньше ему платили, а теперь от дел отошли и стали коммерсантами.

– Это те люди, у которых есть деньги, – говорил Игорь. – Вот с них и будем все выжимать.

– Хорошо, – сказал Белов, – предположим, что мы найдем этих людей, список составим, проверим их. Это дело нехитрое. Пацаны из моего ЧОПа помогут собрать информацию. Ну, а команду-то из кого наберем?

– С командой сложнее… Я не хочу брать бывших ореховских. Их не воспитаешь. Да и уважать нас с тобой они вряд ли будут.

Белов пожал плечами.

– Ты – бывший мент, я – коммерс и бывший военный. Какой авторитет у нас?

– Да, тут ты прав, – улыбнулся Белов.

– Спортсмены? У них все основано на силе и на мускулах. Если что – они нам с тобой по башке дадут.

– Послушай, – неожиданно предложил Белов, – у меня вот какая идея. Давай мы с тобой бывших военных возьмем!

– Офицеров, что ли?

– Необязательно, можно и прапорщиков. С ними проще найти общий язык. У меня кое-какие связи есть в этой среде. Многие оголодали там, хотят нормальные деньги зарабатывать. Соберем единомышленников, объясним им ситуацию, дадим расклад. Но только самое главное – у нас должен быть общак. Мы с тобой, если создаем команду, получаем пятьдесят процентов, остальное – в общак. А там уже делим. Как ты на это смотришь?

– А что? Давай попробуем! – ответил Игорь.

– Считай, договорились! Давай-ка выпьем за это дело!

Через несколько дней они вернулись в Москву. За это время был составлен план работы. Он состоял из нескольких пунктов. Необходимо было найти костяк людей, купить оружие, технику и подготовить список тех, на кого нужно было первоначально «наезжать». На выполнение этих пунктов ушло около трех месяцев.

Людьми в основном занимался Белок. Он часто разъезжал по небольшим военным городкам Подмосковья.

Вскоре в составе бригады было двенадцать, затем четырнадцать, а потом шестнадцать человек. Белок взял на себя и оружие. Через воинские части, откуда были набраны в бригаду прапорщики, он сумел законтачить с офицерами, которые отвечали за оружие, что-то купил у ребят, которые привозили оружие из Чечни. Затем они вышли на команду, которая занималась контрабандой оружия из Приднестровья.

Первое время в бригаде были всего две автомашины. Под штаб-квартиру облюбовали одно кафе. Теперь нужно было составлять список потенциальных клиентов, с которых можно получать деньги. Коша стал сосредоточенно вспоминать знакомых боевиков, бригадиров, коммерсантов, с которыми раньше работал Сильвестр. Кое-какой список вырисовался. Затем Белок через свои связи «пробил» этих людей. Треть из них были убиты, но остальные были живы и здоровы. Некоторые из них, правда, поменяли место жительства, а некоторые – даже фамилии. Но поиск их был делом времени.

Теперь нужно было разработать концепцию будущей программы. Она заключалась в том, что они – наследники Сильвестра. Сильвестр когда-то вложил в бизнесменов деньги, а теперь они пришли эти деньги получить.

– А если нам не поверят и просто-напросто пошлют? – спрашивал Белок.

– Тогда мы будем проводить силовые акции, – ответил Коша. – Акции должны быть безжалостными. Мы должны наносить человеку удар по самому его больному месту, тогда у него не будет никакого выбора. Лично я к этому готов. А ты, Белок?

– А куда мне деваться? Выбор сделан…

Коша с Белком решили, что нужно команду сначала обкатать, прежде чем браться за серьезные дела. Если ребята пойдут сразу «наезжать» на бизнесменов и бандитов, то те могут дать серьезный отпор, а ребята растеряются и потеряют боевой дух. Лучшим способом тренировки и определенной закалки, а главное – получения навыка, была служба наемниками.

Вот и стали Белок с Кошей через свои связи в криминальном мире браться за выполнение «устрашающих» заказов.

К тому времени в Москве, по криминальным понятиям и криминальным раскладам, выгоднее было в качестве ликвидаторов и киллеров использовать так называемых наемников по вызову из провинции.

Это было удобно. В случае чего стрелки падали не на них, а на исполнителей. А во-вторых, костяк группировок оставался неприкосновенным, люди не гибли, не подставлялись. И, в-третьих, была возможность «скинуть» тех же самых наемников. Выполнит задание киллер – а потом его шлепнуть. Тогда получается двойная выгода – платить не надо и все концы в воду.

Бригаде Коши и Белка пришлось первое время проходить через такие испытания. Часто их люди выполняли задания, а потом вместо вознаграждения шла расправа. Вот тогда Белок с Кошей выходили на арену сами и лично уничтожали лидеров тех бригад, которые обманывали их боевиков.

Через полгода у бригады был определенный боевой опыт. Но, помимо опыта, Коша придавал большое значение связям с правоохранительными органами. Не случайно Сильвестр заимел высокопоставленных покровителей как на Лубянке, так и в МВД. Безусловно, для многих криминальных авторитетов иметь милицейских информаторов было большим делом.

Всегда можно было получить предупреждение в случае подготовки какой-то операции, если, конечно, информатор имеет доступ к разработке конкретной бригады.

Всегда можно получить информацию о человеке, задержанном за перевозку оружия, а иногда можно и договориться о его освобождении за деньги. Все это широко практиковалось с начала девяностых.

Коша прекрасно знал, что многие сотрудники милиции жили не только на зарплату, а получали дополнительную «надбавку» либо от коммерсантов, либо от бандитов, которым они продавали свои услуги.

В этой части особенно помог Белок. Как бывший сотрудник СОБРа, он знал многих руоповцев, которые за деньги оказывали определенные услуги криминальному миру. Да и как может лейтенант РУОПа разъезжать на джипе стоимостью пятьдесят тысяч долларов при зарплате не более сотни? Поэтому Белок и свел со многими работниками РУОПа и Главного управления внутренних дел Москвы знакомства, и те стали снабжать Кошу и Белка информацией.

На первом этапе, поскольку бригада Коши еще не «засветилась», его интересовала информация о коммерсантах и бандитах, которые были замешаны в крупных сомнительных сделках или криминальных аферах. Заработав немного денег, Коша с Белком стали активно тусоваться в ночных клубах, казино, в модных ресторанах, где бывал московский криминалитет и полукриминальные коммерсанты. Вскоре у них появились кое-какие связи в том мире. Затем – новые заказы. Особенно в услугах Коши нуждались, как ни странно, коммерсанты. Слишком часто в это время они «кидали» друг друга.

Как-то Кошу в одном ночном клубе познакомили с одним солидным клиентом, сотрудничество с которым сулило очень выгодные переспективы.

Алик Туманян являлся американским гражданином, который вместе со своим старшим братом уехал из родной Армении в Штаты лет десять назад.

Однажды Коша с Белком сидели в ресторане в компании Алика Туманяна. Ресторанчик, располагавшийся в центре города, был небольшой, уютный. Музыки в нем не было. Алик специально выбрал этот ресторан, чтобы спокойно поговорить о будущем заказе, который должны были выполнить Коша с Белком.

После недолгого разговора на общие темы Алик подвинул к себе фужер с мозельским вином, сделал глоток и посмотрел на своих собеседников. Коша тут же понял, что сейчас начнется серьезный разговор.

– Дело следующее, – сказал Алик, сделав небольшую паузу, будто подыскивая слова. – Пару лет назад мы с моим братом, Самвелом Туманяном, работали с одним банкиром, Артемом Овсянниковым. Так получилось, что эта гнида – только так его можно назвать, – Алик снова отпил вина из фужера, – нас «кинула». А мы вложили практически все наши бабки.

– И сколько вы вложили? – спросил Коша.

– Двадцать «лимонов».

– Ого! – присвистнул Белок. – Сумма серьезная!

– Но кто же знал, пацаны? – развел руками Алик. – Работали почти год, никаких сбоев, все было нормально!

– А чем занимались? – поинтересовался Белок.

– Да всем, на чем можно сделать деньги. Помните, была такая фирма – «Русская Америка»? С ними мы закручивали бизнес. И сахаром торговали, и продуктами… Всем, чем попало. И самое главное – работали с этим Овсянниковым пятьдесят на пятьдесят: мы вкладывали бабульки, он от начала до конца отслеживал контракт по схеме. Мы обеспечивали американскую сторону контракта или европейскую. И что обидно – все шло по нарастающей. Начинали с «лимона», потом на пятерку перешли, потом на десятку, а потом – на двадцатку. Кто бы мог подумать?..

– Короче, он тебя «кинул», – понимающе кивнул Коша.

– Обидно – столько работали, а он…

– А так и бывает, – сказал со знанием дела Коша, как будто он хорошо знал, как «кидают» людей. – Сначала он тебе, так сказать, нарастил, завлек в ситуацию, а потом понял, что из тебя больше ничего не выжать, и обрубил концы.

– В арбитраж подавал, «наезд» пробовал на него сделать? – поинтересовался Белок.

Алик достал пачку сигарет, закурил, медленно выпустил дым.

– Так, пытались кое-что сделать… С арбитражем, конечно, глухо. Нам его не выиграть. Там кто больше денег задвинет, тот и выигрывает. Плюс, – Алик сделал паузу, – Артем в столице сидит, а мы за бугром. Он больше людей знает, ему и карты в руки.

– Это точно, – кивнул Белок. – А с «наездами» пробовал?

– Обращался к разной братве… но ничего не получилось. Этот перец с охраной ездит. Причем охрана у него омоновская.

– У-у! – протянул Коша. – Это усложняет дело!

– Пацаны, но вы же люди серьезные! – сказал Алик. – Мне вас рекомендовали и сказали, что вы решаете все вопросы.

– Так что тебе от нас нужно? – спросил Коша, хотя догадывался, что ответит Алик.

– Прежде всего хотелось свои бабки обратно получить. Лучше всего, чтобы этого человека кто-либо на время в гости позвал, – Алик резко обернулся и посмотрел по сторонам. Убедившись, что в ресторанчике, кроме них, никого нет, он отпил очередной глоток мозельского и посмотрел на Кошу, словно изучая его реакцию.

Коша, постукивая по столу ножом, улыбнулся:

– Только и всего?

– Ну, если, конечно, это не возымеет реакцию, тогда… – Алик пальцем провел на столе черту, что означало ликвидацию.

– Понятно, – сказал Коша и повернулся к Белку. – Что ты думаешь?

У них уже была разработана схема разговора. Белок сделал небольшую паузу и сказал:

– ОМОН, охрана… Дело серьезное, очень непростое. Плюс твой перец, как ты его называешь, тоже человек непростой.

– Я вам скажу, где он живет, где у него дача, с кем он кружится…

– Кстати, с кем он работает? – поинтересовался Коша.

– Есть одна бригада… Точнее, не бригада, а структура, достаточно серьезная. Возглавляет ее некий Тарас. Не знаю, фамилия это или имя. В ваших кругах он известен под кличкой Циклоп.

– А, Циклоп? Знаю, – кивнул Коша. – Это человек авторитетный.

– А живет Овсянников в поселке по Киевскому шоссе, место называется Гоголево. Там Циклоп купил несколько участков. Так что он работает с Циклопом. Хотя, говорят, что он еще с кем-то деньги прокручивает.

– Понятно, – сказал Коша. – Вопрос, сам понимаешь, нелегкий и требует серьезной подготовки и серьезных вложений. Какие твои условия, коммерсант?

– Обычно в таких случаях берут тридцать процентов, – осторожно заговорил Алик, внимательно глядя на Кошу и Белка. Но, быстро поняв, что номер не пройдет, он опустил глаза и снова поднес к губам фужер.

– Нет, братан, – покачал головой Коша, – не знаю, кто на такую работу подпишется. А если и подпишется, то на полный провал… Как ты думаешь? – Коша посмотрел на Белка. Тот утвердительно кивнул.

– ОМОН, Циклоп… Сам понимаешь. Здесь с тридцатью процентами никак нельзя! – продолжил Коша.

– Какие ваши условия? – спросил Алик.

– Мы всегда работаем за пятьдесят процентов. Хотя здесь с тебя можно было взять и семьдесят… Слишком много риска… ну ладно, не будем нарушать нашу традицию. Согласен на пятьдесят? Если да, то мы беремся.

Алик, помолчав немного, достал из кармана калькулятор и хотел его включить, но передумал и сказал:

– А собственно, что я считаю? Десять лимонов ваших получается.

– Да, десять. Плюс проценты еще с него возьмем, – уточнил Коша. – Проценты – наши целиком.

– А мне проценты?.. – нерешительно спросил Алик.

Ребята отрицательно покачали головами.

– Нет, ничего. Во-первых, неизвестно, сколько мы получим. Мы же не знаем, сколько у него денег. Может, он их уже спустил, может, сам в долгах. Расскажи нам лучше про охрану!

– Не надо про охрану, – остановил Алика Коша. – Ты скажи нам, где банк находится. Больше ничего не нужно.

– Ну что, коммерсант, решаем вопрос? – ухмыльнулся Белок.

– Я должен с братом поговорить. Его деньги тоже там лежат.

– Сколько тебе времени нужно?

– Нисколько, – ответил Алик, доставая из бокового кармана мобильный телефон. – Сейчас в Штаты позвоню, брата найду, и сразу решим этот вопрос. – Он взглянул на часы.

– А сколько сейчас там времени-то? – спросил Коша.

– Раннее утро. Он еще спит. Главное, чтобы мобильный был включен!

Алик быстро набрал длинный телефонный номер. Коша с Белком смотрели по сторонам и старались понять, что задумал этот американский армянин.

Тем временем Алик громко заговорил:

– Алло, Самвел? Ты меня слышишь? Здравствуй, братишка! Как твои дела? Извини, что так рано звоню – дело неотложное! Помнишь, мы с тобой говорили про нашего друга? Есть хорошие ребята, проверенные, надежные, с хорошей репутацией. Но они берутся за пятьдесят процентов… Да, цифру я им назвал. Что думаешь?.. Нет, это ребята серьезные! Согласен или нет? Надо ответить сейчас… Понял, братишка. Целую, обнимаю. Скоро буду, увидимся!

Алик закрыл крышку телефона.

– Дай посмотреть, что за аппарат! – заинтересовался Коша.

– Да ничего особенного, обычный «Эрикссон»…

– У нас в России такого нет, – и Коша стал разглядывать аппарат.

– Осторожно, не нажми кнопку, а то меня на деньги поставишь за соединение с Нью-Йорком! – улыбнулся Алик.

Коша нехотя протянул ему телефон.

– Ну что, согласен брат, – сказал Алик.

– Прекрасно! – кивнул Коша. – Двадцать процентов предоплата, и мы начинаем работать.

– Двадцать процентов?! – Алик вытаращил глаза. – Это же очень серьезные деньги!

– А ты что думал, что мы несерьезные люди? Откуда мы знаем о твоих намерениях? Это будет гарантия.

– Ребята, но у меня с собой и денег таких нет… – развел руками Алик.

– Но у тебя есть кредитная карточка? – спросил Белок. – Я видел, ты доставал из кошелька деньги, а там их несколько – золотые, платиновые… Сними чуток лавэ, и тут же начнем работать!

Алик тяжело вздохнул:

– Я должен два дня подумать.

– Слышь, Белок, – Коша толкнул Белка локтем в бок, – на двадцать «лимонов» он может решить вопрос за одну минуту, позвонив своему брательнику! А на двадцать процентов он будет два дня думать! Мне кажется, что какое-то фуфло идет или развод! Пойдем, братишка! По-моему, мы не на того человека попали. Только надо за столик заплатить!

Коша, нахмурившись, поднялся и посмотрел на Алика. Тот быстро заговорил:

– Нет, ребята, что вы! Я согласен! Я имел в виду не подумать, а найти способ, как перевести и получить деньги.

– А что тут сложного? Есть специальная компания, «Вестерн Юнион» называется, по-моему, – сказал Коша. – Вот и переведи! Потеряешь несколько процентов, зато получишь десять «лимонов» и будешь жить на пять с плюсом через какое-то время!

– Кстати, о времени, – заговорил Алик. – Как долго вы будете… работать?

– Это, братишка, не от нас зависит. Но могу точно сказать – тема очень хорошая. Мы же как бы в доле, тоже хотим десяточку побыстрее получить! Ну что, по рукам?

– По рукам, – улыбнулся Алик. – За это надо выпить!

– Давай, – кивнул Коша. – Только я ничего, кроме минералки, не пью.

– Что, в завязке, что ли?

– Нет, по жизни… Все время голова светлая и руки крепкие должны быть.

– А ты? – Алик обратился к Белку.

– Нет, почему? Я могу…

– Он тоже в завязке, – оборвал Белка Коша. – Он ничего не пьет.

Посидели еще некоторое время, потом расплатились и ушли.

Усевшись в припаркованный неподалеку «Мерседес», Белок спросил у Коши:

– Ну, что ты думаешь?

– Не так легко этого перца взять будет… Я покруче придумал! Мы с тобой сначала этого армяшку похитим, с братика деньги скачаем, а потом уже и перца возьмем… Только делиться с ним не будем. Думаю, тридцаточку мы с тобой в ближайшее время заработаем! – усмехнулся Коша.

– Ну ты даешь! Так вот почему ты у него аппаратик-то взял?

– Конечно, я же сразу проверил! Телефончик Самвела я запомнил, – Коша достал из бардачка листок бумаги и записал телефонный номер. – Так что когда за бабульками поедем, армяшку этого и прихватим! Надо будет местечко надежное найти.

– Может, квартиру снимем?

– Нет, никакой квартиры не надо. Нужно наших пацанов зарядить, чтобы сняли коттедж с бассейном. И чтобы подвальчик был обязательно, чтобы там эта гнида кричала и слышно ничего не было.

– А с перцем как будем?

– С этим посложнее. То же самое – надо снять коттедж, желательно по Киевке. Я уже разработал схему.

– А если омоновцы?

– А это уже, братишка, по твоей части! – усмехнулся Коша. – Короче, у меня такой планчик. Сначала пацанов посадим, пусть покатаются за Овсянниковым, посмотрят, где он бывает, что и как. Потом доложат по местам. А потом посмотрим, в каком месте его лучше прихватить.

– Здорово! – восхитился Белок. – Коша, ты прямо академик! Ну, криминальных наук, конечно…

– Ладно тебе, братишка! Все крупные деньги – криминальные, так что… Я – академик по зарабатыванию денег. А в криминал, сам понимаешь, мне не очень хочется. Я не романтик этого дела.

– А кто романтик-то? Воры только всякие, старой формации.

– Мне кажется, что с этим делом тоже все закончено. Все сейчас в бизнесе. А деньги, как тебе известно, не пахнут.

Неожиданно зазвонил телефон. Коша взял трубку. На другом конце он услышал голос одного из бригадиров – Миши Звонкова по кличке Звонок.

– Слушай, тут такое дело, – проговорил Миша. – Помнишь, был один киллер, который из тюрьмы сбежал?

– Ну, помню. А чего ты по трубе об этом говоришь, в открытую? Ты что, опять напился?

– Нет, Коша, тут дело серьезное! Короче, мы отдыхаем сейчас в одном казино. Он тут с нами сидит!

– Да ты что?!

– Короче, он с тобой встретиться хочет. Дело выгодное. У него к нам предложение есть.

– Задержи тогда этого артиста. А мы сейчас подъедем.

Коша повернулся к Белку.

– Ну что, братишка, фортуна к нам повернулась лицом! Помнишь киллера, который из тюрьмы сбежал? По фамилии Слонин, а кличка у него была Слоник. Короче, он с одной братвой работал. А сейчас, как я понял, он хочет с нами начать дело. Поехали, пробьем пацана, что у него за виды!

– А вдруг это подстава?

– Какая еще подстава? – улыбнулся Коша. – Мы же не при делах! У тебя ничего нет с собой? Ни волыны, ни наркоты?

– Ничего абсолютно! – закрутил головой Белок.

– Тогда чего нам бояться? Мы отдыхать едем. А по поводу Алика – отличная тема будет!

– Ты что, хочешь Слоника к этому делу привлечь? – спросил Белок.

– Зачем? У нас более крутые интересы.

Через несколько минут Коша с Белком уже были в ночном клубе. Зал был полон. Коша без труда отыскал Звонка, который сидел за столиком вместе с членами своей бригады. Сухо поздоровавшись, Коша сел на стул, который ему тут же уступил один из подчиненных Звонка. Осмотревшись, Коша внимательно взглянул на Звонка.

– И где же твой красавец-носорог? – спросил он.

– Сейчас подойдет, шеф! – ответил тот. – Они, по-моему, в туалет пошли…

– Хорошо, понял. А что за телки?

– Как обычно… Интересуешься? Подогнать тебе их бригадиршу? Может, вон тех двоих снимем? – сказал Звонок.

– Послушай, Звонок, – тихо проговорил Коша, – что-то не в ту сторону ты звонишь! Когда это мы с тобой вместе девок пялили? Что-то не помню!

– «Папа», извини! – тут же остановился Звонок. – Что-то снова понесло меня…

– Ты со своими пацанами можешь это делать, а мы с серьезными людьми знакомство водим! А ты, Звонок, как был ореховской шпаной, таким и остался.

Коша посмотрел на свои золотые часы «Ролекс», словно показывая – вот какой у меня будильник, не то что твоя пластмассовая дешевка! Звонок снова заговорил:

– Коша, я тут… Раз такой расклад пошел… – Звонок пытался объяснить свое слишком возбужденное состояние. – Короче, я его тут увидел и заговорил с ним, тему держать. А он и говорит: пацаны, я в принципе вас сам искал. Я ему: как же? Ты же с этими работаешь! А он отвечает: я не хочу больше с ними дела иметь. Короче, хочу работать с вами. И называет тебя конкретно, понимаешь?

– Ну и где же твой Слоник? – Коша стал озираться по сторонам.

– Да вон он идет!

Коша оставался спокойным и даже не обернулся в сторону приближающегося киллера.

Вскоре к столику подошел парень невысокого роста, крепкий. Он приветливо кивнул головой и сел на стул, внимательно взглянув на Кошу.

– Слушаю тебя! – сказал Коша.

Слоник посмотрел по сторонам, показывая, что вокруг слишком много свидетелей.

– А пацанам никак нельзя пойти погулять? – спросил он тихо. – Разговор серьезный…

– Базара нет! – ответил Коша и обратился к ребятам: – Пацаны, погуляйте немножко!

Все, кроме Белка, встали. Слоник посмотрел на Белка, словно спрашивая, почему он остался.

– Это моя правая рука, – тут же сказал Коша. – Мы с ним как братья, и у меня от него секретов нет. Так что, если он уйдет, я уйду тоже.

Слоник немного помолчал, раздумывая, и кивнул.

– Может, выпьем? – предложил Коша.

– Я ничего, кроме сока и минералки, не пью, – ответил Слоник.

– Лицо твое мне знакомо…

– Ты же знаешь, кто я, – улыбнулся Слоник.

– Как же ты лыжи сделал с крытки?

– Да так, случайно… Фортуна обломилась, я ее и использовал.

– Говорили, что ты в Грецию сбежал или на Кипре загорал… А тут вдруг здесь сидишь…

– Ты что, думаешь, что это не я? – вновь улыбнулся Слоник.

– Нет, твоя карточка у нас по всем программам телевизионным показывалась! Ты у нас прямо звездой телеэкрана стал, – улыбнулся Коша.

– Так что, у нас про это разговор пойдет?

– У тебя есть другая тема? – посерьезнел Коша.

Весь свой разговор Коша строил так, чтобы было ясно: если ты, Слоник, будешь предлагать какое-то дело, то все равно я буду хозяином положения. Коша прекрасно знал основы криминальной дипломатии и четко их придерживался.

Слоник отпил немного сока, снова посмотрел на Кошу.

– Короче, есть такая тема, пацаны… Вы знаете, с кем я работал.

– Слышали… – неопределенно ответил Коша.

– У нас с ними разрыв произошел.

– Если не секрет, – спросил Белок, – на какую тему? Женщину не поделили или что?

– Да в основном по финансам… Короче, я от них отошел. И если хотите, я могу с вами работать.

Коша ожидал этого предложения – собственно, именно за этим он сюда и приехал. Но сразу соглашаться он не хотел – решил показать авторитет.

– Я не знаю… Брат, как ты думаешь? – Коша вопросительно взглянул на Белка. Тот уловил настроение своего напарника и понял, что соглашаться сразу ни в коем случае нельзя.

– Ты сказал, что с пацанами расстался… А никто с их стороны претензий нам предъявлять не будет? – спросил он.

Слоник улыбнулся.

– Пацаны, вы вообще слышали про мои дела, что и как?

Коша кивнул головой:

– Конечно, слышали.

– У меня есть список людей, которые хотят мне предъяву выставить, и список большой. А если вы насчет «хвоста», который за мной идет, то хочу сразу сказать, что он идет за мной сто процентов, и он не маленький. Но если это вас пугает, я могу уйти… – Слоник привстал со стула.

Коша понял, что теперь его поставили в нелегкое положение.

– Ну что, Коша, решайся, если ты такой крутой, как себя показываешь, если никого не боишься и собираешься покорить Москву! Тебя это предложение не должно пугать.

– Нет, братан, – сказал Коша, – твоя биография, твоя история, а также люди, которые тебя будут искать, нас совершенно не волнуют.

Неожиданно в разговор вступил Белок.

– Мы прекрасно понимаем, – сказал он, – что тебя ищут и «погоны», и братва, и воры, – Белок специально выделил последние слова.

Коша перебил его:

– Ты правильно сказал, брат, – он взглянул на Слоника, – люди мы серьезные. И ты тоже парень проверенный. Только ты тут про финансовую сторону говорить начал… Какие твои предложения?

– Я всегда работаю пятьдесят на пятьдесят, – ответил Слоник.

Коша с Белком засмеялись. Слоник удивленно посмотрел на них.

– Что, я что-то не то сказал?

– Нет, ты сказал все правильно, – ответил Коша, – просто фраза такая… Мы так тоже все время говорим, работаем так же.

– Значит, у нас с вами все совпало? – улыбнулся Слоник.

– Послушай, – обратился к Белку Коша, – а он мне нравится! Такой же наглый, как мы с тобой! – Он протянул руку Слонику. – Давай! Пить мы с тобой не будем – все равно ты не пьешь… Кстати, а с подругой своей ты расстался? Красивая была баба…

– Какая это? – ухмыльнулся Слоник. – У меня много красивых было.

– Ну ты, парень, даешь! – засмеялся Коша.

– А почему ты интересуешься? Адресок срубить хочешь, что ли? Я своих баб никому в аренду не даю, даже если я с ними и расстался.

Теперь Коша понимал, что официальная часть разговора практически закончена.

– И как ты будешь работать? – спросил он.

– Да все по той же специальности, по которой раньше работал. А вы мне хотите предложить перейти к вам в офис?

– А у нас и офиса нет, – развел руками Коша и, улыбнувшись, посмотрел на Белка. – Точнее, есть, но мы очень редко в нем бываем.

– Как это нет? – улыбнулся Белок. – Да у нас, считай, уже четверть Москвы! В любой банк приедем, в любую финансовую корпорацию – и тебе любой кабинет дадут!

– Значит, братишка, у меня вот какая ситуация… – продолжал Коша уже серьезно. – Есть тут несколько заказов. Скажу честно – нашим пацанам до тебя еще очень далеко, зеленые они совсем.

– Это я понял, когда с вашим Звонком разговаривал, – усмехнулся Слоник.

– Кстати, про Звонка… Как ты на нас вышел? Расскажи!

– А как выйти на крутых ребят? Очень просто. Тут особого ума не требуется. По ресторанам, по казино помотался, кое-кого из пацанов раньше знал – на стрелках видел, кое-кого спросил. Приехал сюда и вычислил вашего Звонка. Его тут каждый халдей знает!

– А что, он тут часто бывает? – спросил Белок.

– Не знаю… Когда я сказал, что мне нужно со Звонком повидаться, мне его тут же показали.

– Звонку надо по башке дать, – обратился Коша к Белку, – чтобы он свои фотографии везде не рассылал! Значит, – он снова посмотрел на Слоника, – ты нас методом тыка вычислил?

– Можно сказать и так. А что, вы хотели, чтобы я вас через МУР или Интерпол искал?

– А ты знаешь, мы, между прочим, перед ними совершенно чистые, – подчеркнул Коша.

– У меня другая информация, – улыбнулся Слоник. – Осталась на вас кое-какая пыль. А что касается моего списка, кто меня ищет, то и вас начинают искать. Информация по Москве пошла…

– Да ладно! – махнул рукой Коша.

– Вы что, думаете, что я случайно оказался тут с вами? – сказал Слоник. – Я и пришел к вам, потому что вы – крапленые, такие же, как я. Прежде чем выбрать, к кому прийти, в какую команду влиться, я анализ провел – нанял одного кагэбэшника бывшего. Он раньше организованной преступностью занимался. Я ему и заказал такой анализ.

– И сколько стоит такая работа?

– Пять штук ему дал – он мне полностью дал расклад на всю криминальную Москву: кто за кем стоит, какая у кого вражда, какие претензии имеются, какие предъявы «погоны» готовят…

– Послушай, а ты мне телефончик этого кагэбэшника не нарисуешь? – спросил Коша.

– Так у вас же вроде тоже есть специалист, – Слоник показал на Белка.

Тут Коша понял, что перед ним не просто киллер, а человек, который прекрасно знает ситуацию и ориентируется во всех подводных течениях криминального мира. Да, с ним будет непросто!

– Я вижу, что ты парень с головой, – сказал он. – Ну что, как мы договоримся?

– Я думаю, что договариваться мы будем в другом, более надежном месте, – ответил Слоник. – А сейчас оставь мне номер своего мобильника, я тебе позвоню.

– Записывай.

Слоник усмехнулся.

– Я никогда ничего не записываю, все запоминаю.

– Ну, ты и вправду суперкиллер! Так тебя окрестили?

– Лучше ты зови меня Супермен, Джеймс Бонд, – улыбнулся Слоник.

– Хорошо, пусть будет так. Кстати, давай мы тебя будем Женей звать!

– Почему Женей?

– Ну зачем я буду твою кликуху говорить? Говорят, мобилы тоже слушают. А так – Женя и Женя.

– А ты кто будешь?

– Я – Коша, как был, так и буду.

– Договорились! Ну, когда встречаемся?

– Ты телефон запомнишь?

– Все запомнил, – сказал Слоник после того, как Коша назвал ему номер. – Созвонимся через пару дней.

– Да, встретимся, перетрем ситуацию. Я подумаю, какие у нас с тобой заказы будут.

– Кстати, Коша, – сказал Слоник, – ты знаешь, с какой цифры я начинаю работать?

Коша удивленно посмотрел на него.

– Меньше, чем вот столько, я за работу не беру, – Слоник быстро показал один палец.

– Штука баксов? – усмехнулся Белок. Слоник покачал головой.

– Да, штука. Только ты еще шесть нулей к этой штуке пририсуй!

– Значит, пятьсот на пятьсот получается, – сказал Коша.

– Да, но это минимум. Лучше бы двушку сразу заказывать. Не мелочевкой же заниматься!

Коша встал, показывая, что разговор окончен, пожал на прощание руку Слонику.

Когда Слоник ушел, Коша сказал:

– Послушай, Белок, он действительно парень-кремень! Будем с ним работать.

– А я думал, ты его хочешь в одноразовые зачислить…

– Ты что – такого кадра и в одноразовые?!

– А подставы тут никакой нет? – неожиданно спросил Белок.

Коша пожал плечами.

– Да если какая-то заготовка и будет, мы с тобой все равно все вычислим. Мы же с тобой непростые ребята!

– Далеко не простые, – усмехнулся Белок.

– Ладно, давай отдыхать.

Прошло два месяца после того, как Коша и Белок начали работать с беглым киллером Слоником. Расчеты Коши оказались правильными. Информация о том, что Слоник стал работать на его бригаду, со временем должна была просочиться по разным каналам. Так и случилось. В этом плане Коша не ошибся. Уже очень скоро половина Москвы знала, что Слоник работает на Кошу. Более того, стали говорить, что Слоник и раньше работал на Кошу, прикрываясь своими земляками из бывшей бригады.

Теперь на Коше лежали подозрения в ранее совершенных заказных убийствах, которые раньше выполнял Слоник. Коша часто ловил недобрые взгляды со стороны представителей других группировок Москвы, когда появлялся в ресторанах, ночных клубах и казино.

Как-то Белок сообщил Коше, что за ними поставлена «наружка». Было ясно, что скорее всего ищут не Кошу с Белком, а именно Слоника.

Но была тут и положительная сторона. За это время Слоник смог устранить несколько весьма одиозных фигур из криминального мира, а также финансовых воротил.

Теперь Коша работал по следующей схеме. Он выбирал наиболее выгодную для себя коммерческую или финансовую корпорацию, проводил с ними блиц-переговоры на предмет того, что хочет иметь с них долю, и после этого устранял главного оппонента, который препятствовал такому сотрудничеству. В большинстве своем люди соглашались с поставленными условиями, так как прекрасно понимали, что следующими жертвами могут стать они. Такая схема, в которой участвовал Слоник, работала безукоризненно. За это время Коша стал совладельцем крупных коммерческих и финансовых структур.

Что же касается предложения Алика Туманяна, то уже на следующий день после встречи Коша провел собрание своей группировки. Он выложил все карты. Сказал, что они будут работать по поводу похищения Артема Овсянникова, банкира из «РТР-Банка», что цель их – не убить его, а просто похитить. Поэтому все члены группировки стали отслеживать маршруты, по которым перемещался Овсянников.

Коша с Белком сидели в одном из ресторанчиков и обсуждали, на каком месте лучше всего прихватить Овсянникова. Ситуация складывалась непростая. Артем Овсянников, как говорил Алик, действительно пользовался охраной из милиционеров. Правда, не омоновцев, а сотрудников вневедомственной охраны, то есть тех, кто осуществляет охрану определенных объектов. Но одеты они были в омоновскую форму – в пятнистые комбинезоны, сами охранники были высокими, крепкими, и ни у кого не возникало сомнений в том, что это – настоящие омоновцы. Артем специально купил бронированный джип, поставил на крышу синюю «мигалку», получил блатные номера и посадил в машину бойцов охраны. Сам же он ездил на бронированном «Лексусе».

Мест, которые посещал Артем, было немало. Но в Москве похищение проводить было слишком опасно. Другое дело – Подмосковье.

Армянин не обманул. Жил Артем в подмосковном поселке Гоголево, что по Киевской трассе, километрах в двадцати пяти от Москвы. Особенностью этого поселка было то, что от шоссе до него нужно было проехать по узкой дороге километров пять. Дорога была окружена лесом и кустарником. Тут можно было оставить засаду, захватить джип и машину Артема.

К этому времени по указанию Коши было снято два коттеджа. Один был приготовлен для Овсянникова, а другой, как задумали Коша с Белком, – для Алика Туманяна.

За прошедшее время Алик два раза слетал в Америку, и деньги, которые он обещал заплатить, давно были отданы. Настало время для его похищения.

Коша придумал хитроумную операцию. Он знал, что у Овсянникова есть служба безопасности, в которой работали бывшие менты. Он специально пустил дезинформацию, что Алик Туманян якобы активно ищет встречи с Артемом. Информация сработала. Вскоре Коше доложили, что Овсянников усилил свою охрану.

– Теперь дело остается за малым, – говорил Коша Белку. – Если мы похитим Артема Овсянникова, то все будут думать, что это дело рук Алика. А Туманяна нам нужно спрятать.

– Конечно, иначе его сразу возьмут, а он расколется!

– Точно. Так что, братишка, нам скоро с тобой волей-неволей придется проводить сразу две операции. Я думаю, что мы их выполним.

Но операции пришлось отложить, так как Слоник расстрелял бизнесмена с женой около торгового центра. Естественно, правоохранительные органы стали искать его. Коша немедленно отдал приказ, чтобы Слоник уехал в Грецию.

– Хватит, – сказал Коша, – наследил много. Пускай уезжает и отсидится там, а то нас самих скоро возьмут!

Коша получил информацию от Белка, который узнал все от своих бывших коллег – оперативников.

Вскоре Слоник покинул столицу и направился в теплую Грецию, где у него имелась вилла, – так сказать, на заслуженный отдых.

Теперь Коша сосредоточился на самом главном. Он рассчитывал, что пора заканчивать акции. В один из дней, когда операция была полностью готова, он решил проинспектировать членов бригады, которые должны были участвовать в похищении Артема Овсянникова. Подъехав к выбранному месту похищения, он внимательно осмотрел его.

– Посты поставите здесь, – сказал Коша ребятам, – машину остановите здесь. Вторая машина будет метрах в десяти. Сразу подъезжаете и блокируете дорогу.

– А если машина с охраной?

– Наши люди будут сидеть в кустах, с этой и с этой стороны, – Коша показал на перелесок. – Если охрана зашевелится, то начинайте стрелять из автомата. Патронов не жалейте! Никто не должен уйти. Если что – бросьте в джип гранату. Но это при том условии, если будет активное сопротивление. Кстати, я тоже буду сидеть в машине и контролировать ситуацию. Завтра начинаем!

На следующий день ровно в девять утра несколько машин с ребятами из команды Коши были на Киевской трассе, возле неширокой дороги, ведущей в Гоголево. Коша с Белком были одеты в форму омоновцев. Лица их скрывали маски с прорезями. Нашивки на куртках говорили об их принадлежности к элитной спецназовской группе «Барс». У каждого был автомат, небольшие пистолеты. У Белка в руках – рация. Он исполнял роль начальника ОМОНа. Для этой операции привлекли одного бывшего гаишника, уволенного за пьянство. Он должен был изображать сотрудника ГИБДД, стоять недалеко от машины, в которой сидели Коша с псевдо-омоновцами, и остановить машину Артема Овсянникова. По плану, разработанному Кошей, после остановки и проверки машины они должны были подъехать к ней, и Белок, как командир спецподразделения, задерживал Овсянникова.

Для этого специально было изготовлено постановление Московской городской прокуратуры о задержании Артема Овсянникова. Все должно было пройти в течение пяти минут. Расположившиеся в кустах должны были осуществлять прикрытие в том случае, если со стороны охраны Овсянникова будут предприняты попытки сопротивления. Более того, ребята из бригады Коши наняли два «КамАЗа», которые должны были тут же перекрыть дорогу на выезде, изображая поломку машин, чтобы охрана Овсянникова не смогла их догнать.

Коша волновался. А вдруг план не сработает? Вот, собственно, и криминал… Нет, все должно получиться! Пусть даже у Овсянникова пять человек охраны, в их машине тоже пятеро и в кустах подмога, значительно превосходящая силы противника. Поэтому все должно пройти как надо.

Гаишник Владимир Симонов, не так давно уволенный из органов за пьянство, нервничал. Он ходил вдоль своей бежевой «шестерки», помахивая полосатым жезлом, и поглядывал на часы. За рулем машины сидел одетый в милицейскую форму Звонок. Он должен был подстраховывать гаишника. Коша же с Белком и с другими членами бригады сидели в джипе, где было место и для Овсянникова. Наручники были уже приготовлены.

Вскоре на дороге показался черный «Лексус» с тонированными стеклами, за ним – джип «Мицубиси».

– Ну вот, клиент пошел! – сказал Коша, достав переговорное устройство. На другом конце послышался голос Звонка:

– Понял тебя, Коша!

– Я же предупреждал тебя – никакого Коши, а цифры «1» и «2»! – зло проговорил Коша.

– Понял, – повторил Звонок. – Извини, братан, волнуюсь!

Коша выматерился и подумал: ну вот, связался с козлами!

Машина поравнялась с «шестеркой». Рация Звонка специально оставалась включенной, чтобы Коша мог слышать все, что происходит на дороге.

Владимир Симонов медленно показал жезлом на обочину, приказывая «Лексусу» остановиться, вразвалку подошел к машине. Из «Лексуса» выскочил водитель и сразу стал показывать свои документы: водительское удостоверение, техпаспорт, доверенность. Но Симонов, не обращая на него внимания, подошел вплотную к машине.

– Машину осмотреть надо, уважаемый! – сказал он.

Тут сзади остановился джип, из которого выскочили несколько человек, также одетые в пятнистую форму – личная охрана Овсянникова.

– Послушай, уважаемый, – один из охранников показал Симонову удостоверение сотрудника милиции, – здесь свои едут. Так что давай не будем эту канитель разводить!

Но Симонов знал, что на этом этапе его миссия закончена. Тут же Белок, нажав на газ, резко вывернул руль, выскочил из кустов и направился к «Лексусу». Поравнявшись с машиной, Белок выскочил и закричал:

– Подмосковный СОБР!

Ребята, держась за автоматы, выволокли из машины Овсянникова.

– В чем дело, командир? – закричал старший охраны. – Мы же свои, тоже менты!

– Спокойно, служивый! – Белок показал ему поддельное удостоверение командира подмосковного СОБРа. – Постановление прокуратуры Москвы на задержание Артема Глебовича Овсянникова! – Белок развернул листок с текстом.

Овсянников, одетый в темное кашемировое пальто, непонимающе хлопал ресницами.

– Это какое-то недоразумение! – наконец произнес он. – У меня ничего запрещенного в машине нет!

– Не волнуйтесь, мы вас надолго не задержим, – Белок еще больше стал входить в роль командира спецподразделения. – Просто вас необходимо доставить в прокуратуру для дачи показаний. После этого вы тут же будете отпущены.

– А почему меня задержали здесь? Я мог бы и сам подъехать…

– Извините, у нас предписание – сделать именно так. Все объяснят в прокуратуре.

– Хорошо, – сказал Овсянников. – Я позвоню?

– Нет, уважаемый, это запрещено!

Коша почувствовал, что ситуация может выйти из-под контроля. Сейчас Артем Овсянников должен принять решение. Одним из вариантов может быть команда, что это засада. Тогда охрана начнет стрелять, им придется отвечать тем же. Но этого не случилось. Овсянников кивнул своему водителю и сказал:

– Немедленно позвони замминистра Иванову и зампрокурора – ты знаешь кому, расскажи об этом. А вы, ребята, запишите номер машины! – повернулся он к охранникам.

Белок надел на Овсянникова наручники.

– А меня могут сопровождать? – спросил Овсянников.

– Нежелательно. Все останутся здесь. Мы сообщим потом, куда за вами приехать.

– А куда вы меня везете?

– Я же сказал – в областную прокуратуру. Вот постановление на ваше задержание!

Начальник охраны непонимающе пожал плечами, достал мобильный телефон и стал набирать какой-то номер.

– Уходим! – шепотом приказал Коша. Белок, услышав, понимающе кивнул.

Через несколько минут Овсянников уже сидел на заднем сиденье. Машина развернулась и поехала в сторону Киевского шоссе. Гаишник тем временем стал проверять документы и содержание багажника «Лексуса» Овсянникова. Машина с охраной тут же устремилась за ребятами, но Коша знал, что сейчас сработают нанятые водители «КамАЗов». Как только они выехали на Киевское шоссе, Коша махнул рукой – пора! Два «КамАЗа» выскочили на узкую бетонку и затормозили. Один из водителей открыл капот и стал ковыряться в двигателе.

– Все, уходим! – сказал Коша.

Тут Овсянников недоуменно взглянул на Кошу. Он не понимал, в чем дело и при чем тут грузовики.

– Ребята, вы кто? – спросил он.

– Не волнуйся, все будет нормально, – ответил Коша. Он выхватил из бокового кармана платок, смоченный хлороформом, и поднес его к носу банкира. Тот задергался, попытался увернуться, но через несколько секунд уронил голову на грудь и заснул.

– Кажется, все получилось! – сказал Коша. Он взял рацию.

– Звонок, уходим! Все в порядке. Что у тебя там?

– Они за вами рванули. А Володька тут водителя шманает! – Звонок засмеялся. – То ли огнетушитель, то ли аптечку ищет!

– Все, скажи, чтобы сворачивался. Уходим! Симонову форму отдашь, поймаешь тачку и езжай в город.

Через несколько минут, убедившись в отсутствии «хвоста», машина свернула с Киевки, въехала в еще один поселок, где был приготовлен коттедж.

Заехав во двор, Коша на ходу снял с себя милицейскую форму, приказал своим бойцам вытащить все еще спящего Овсянникова из машины. Его поместили в подвал, который находился рядом с бассейном и бойлерной.

– Так, одну операцию мы провели успешно, – сказал Коша. – Через два дня проведем вторую.

Коша рассчитал все правильно и четко. Именно два дня им нужно было для того, чтобы все поняли, что Артема Овсянникова никто не задерживал и не арестовывал, а что это было чисто бандитское похищение. Теперь необходимо было, чтобы все средства массовой информации – газеты, радио, телевидение – сообщили об этом случае. Самое главное – чтобы об этом узнал Туманян. Настала его очередь…

На следующий день практически все газеты и программы новостей вышли с сенсационным сообщением о беспрецедентном, наглом по своему характеру похищении банковского воротилы Артема Овсянникова. Тут же появились всевозможные версии журналистов, одной из которых была такая, что накануне Артем Овсянников имел неприятный телефонный разговор с одним из своих финансовых оппонентов, кредитором Аликом Туманяном, который высказывал угрозы в его адрес. Теперь следственные органы, как сообщалось в газете, активно ищут Туманяна.

– Все, ловушка захлопнулась! – сказал Коша, взял мобильный телефон и набрал номер Алика.

– Алик, – сказал он, – ты газеты читал?

– Читал, – ответил тот. – Здорово! Просто класс!

– А ты «Коммерсант» читал?

– Да, читал.

– Ты обратил внимание, что там на тебя стрелки падают?

– Да ну, никаких доказательств по этому поводу нет! У меня стопроцентное алиби.

– Прекрасно! Ты с человеком поговорить хочешь?

– Конечно, хочу!

– Давай встретимся. Тебя Звонок привезет, он знает куда.

Через несколько минут позвонил Звонок. Вскоре, следуя указаниям Коши, он встретился с Туманяном и увез его в коттедж.

Алик был в приподнятом настроении. Он вошел в подвал с надеждой увидеть там Овсянникова и высказать ему все, что думает о нем, по полной программе…

Коша рассчитывал на это. Он впустил Туманяна к Артему, дал им поговорить минут сорок. Сам он при этом внимательно наблюдал и прослушивал разговор через установленную в подвале видеокамеру. Разговор сводился к многочисленным угрозам со стороны Алика, а затем и Артема, оба говорили, что другому вскоре будет очень плохо. Алик говорил о том, что Артему плохо уже сейчас, так как он сидит в подвале, а Артем – что скоро он отсюда выйдет и устроит Алику большие неприятности.

Разговор с Артемом не привел к каким-то результатам. Он просто послал Алика и никакие двадцать миллионов платить ему не собирался.

Алик вышел из подвала, и Коша повел его на улицу.

– Ну что, поехали, поговорим с тобой спокойно, что делать дальше, – сказал он. – Тут недалеко есть небольшой ресторанчик. Только Белка с собой захватим. Он тут дачу одну арендует…

– Без вопросов! Коша, ты не думай, он сломается! Он обязательно сломается! – стал уверять Кошу Алик. – Я в этом уверен! Пусть ребята с ним поработают плотненько – побьют его, к потолку подвесят, и он точно сломается!

– Нет проблем! – улыбнулся Коша. – Куда он денется!

Вскоре они подъехали ко второму коттеджу, где их поджидали Белок с несколькими членами бригады. Те молча взяли под руки Алика, надели наручники и увели в такой же подвал. Там они прицепили наручник к металлической трубе. Вскоре появились Коша с Белком.

– Ну что, Алик, ты нам проблему устроил, – сказал Коша.

– Да вы что, ребята? Какая проблема? – почти закричал Алик.

– Нас уже все ищут, и это ты нас подставил. Поэтому теперь вопрос стоит следующим образом. Как ты понял, этот Артем оказался крепким парнем, и он просто так не сломается. Как же нам с тебя теперь бабульки обещанные получить?

– Ребята, да вы в легкую их получите! Только нажмите на него!

– Бесполезно, – ответил Коша. – Мы уже нажимали.

Конечно, Коша лукавил. Никаких серьезных мер к Артему Овсянникову никто не применял.

– Нам нужно свои деньги получить, – продолжал он. – И поскольку ты нам проблему устроил, причем серьезную, тебе остается одно – позвонить своему брату Самвелу и попросить у него десять «лимонов». Иначе, извини, придется тебя здесь похоронить… Ну что, будешь звонить?

– Никогда! Ах вы, шакалы!

– Ну что же, мы пойдем с Белком кофе попьем, а ребята немножко с тобой разомнутся.

Коша с Белком вышли. Через пару минут со стороны подземной комнаты раздались крики Алика:

– Не бейте, сволочи, не бейте так сильно! Куда же вы бьете? Фашисты, мерзавцы!

– А ребята его не зашибут? – поинтересовался Белок.

– Такого указания они не получали, – ответил с улыбкой Коша.

– Это еще не значит, что они этого не сделают.

Минут через десять они снова спустились в подвал и увидели окровавленное лицо Алика Туманяна.

– Ну что, Алик, – произнес тихо Коша, – созрел или продолжим?

– Давайте мобильник, буду брату звонить! – простонал Алик.

– Только вот что, звонить будешь со своего мобильника. – Коша обернулся к Звонку: – Где его труба?

Звонок быстро достал из бокового кармана телефон Алика, который ребята отобрали у него.

– Ты позвонишь, – продолжил Коша, – скажешь, что попал в неприятную ситуацию, что похитили тебя люди Артема Овсянникова. Понял? И что с тебя требуют десять «лимонов». Передачу денег будем проводить по безналу, вот на этот счет, – Коша достал из кармана листок бумаги, на котором были записаны счета одной подшефной коммерческой структуры. – И без глупостей! Сроку тебе – два дня. Через два дня денег не будет – пусть брат заказывает венок на твою могилу. А могилу мы тебе сделаем хорошую, обещаем! И еще, – одно лишнее слово в отношении меня или Белка или еще кого-либо… – Коша достал из кармана пистолет. – Твоя жизнь тут же кончится, – добавил он, привинчивая к стволу глушитель. – Понял меня?

Алик молча кивнул.

– Давай звони!

– Не берет отсюда, – вскоре сказал Алик, несколько раз попытавшись набрать номер брата в Нью-Йорке. – Надо выйти из подвала.

– Отвяжите его! – приказал Коша.

Через несколько минут ребята вывели Алика на веранду. Алик снова набрал номер. В Америке в это время уже была ночь.

– Самвел, – начал говорить Алик и хотел перейти на армянский, но Коша тут же произнес:

– Стоп! Говори по-русски!

– Самвел, беда со мной! Люди Овсянникова меня похитили! Десять «лимонов» требуют. Выручай, иначе меня убьют! Два дня сроку дали!

На другом конце раздавался крик брата.

Коша особенно не ставил на этот вариант, по принципу «выстрелит – не выстрелит». Получит он деньги по этому каналу или не получит – с Овсянникова уж сто процентов будет нужная сумма.

Тем не менее через два дня Самвел Туманян деньги на выкуп Алика прислал. Артем Овсянников так же через два дня позвонил своему главному бухгалтеру и потребовал, чтобы двадцать миллионов немедленно перечислили на одну офшорную кампанию на Кипре. Теперь нужно было выпускать обоих.

Но Коша раздумывал: оба были свидетелями, и каждый из них мог выдать его с бойцами.

Через Звонка Артем Овсянников потребовал, чтобы к нему немедленно привели Кошу. На следующий день Коша приехал в коттедж, спустился в подвал, где находился Овсянников. Теперь к тому относились гуманно – никто его не бил, давали хорошую еду, один раз – даже выпивку.

Коша подошел к Овсянникову.

– Как я понимаю, ты тут старший? – обратился к Коше Овсянников. – Ты Коша?

Коша молча уселся на стул и посмотрел на Артема.

– Я вот что хочу сказать… Я обещание свое выполнил – бабульки вам задвинули. Теперь выпускай меня!

– А если я не выпущу? – неожиданно спросил Коша.

– А если не выпустишь… Уже есть информация, что Алик Туманян никакого отношения к моему похищению не имеет, а все это сделал ты, Коша. А теперь ты послушай, с кем я работаю. Ты про Тараса, конечно, слышал?

– Про Циклопа, что ли?

– Да, и не только он. Есть очень серьезные люди, – и Овсянников назвал несколько фамилий, среди которых был крупнейший криминальный авторитет, крупный олигарх и известнейший политик. – Ты понимаешь, что завязки у нас на самом высоком уровне – от криминального мира до начальников из МВД. Так что, сам понимаешь… А информацию по поводу тебя я уже дал, и скоро ты об этом узнаешь.

– Ну что же, – сказал Коша, – в таком случае выхода у меня нет. – Он похлопал Артема по плечу. – А то, через кого ты информацию передал, меня совершенно не волнует. Кстати, скажи, через кого?

Овсянников только улыбнулся.

– Не скажешь – только хуже будет. – И Коша послал своих боевиков на «разговор» с Артемом. Вскоре послышались ужасные крики. Артем просил, чтобы его перестали бить.

Минут через десять наверх поднялся один из боевиков и, ухмыляясь, сказал:

– Все сказал, «папа»! Звонку бабки забашлял, он и скинул информацию о тебе!

– Где эта паскуда?! Немедленно найти! – закричал Коша. Он тут же выхватил из кармана мобильник и стал набирать номер Звонка. Но телефон не отвечал.

– Может, уже в ментуре сидит? – предположил Белок.

– Давай звони своим операм, пусть информацию дадут. У него Звонков фамилия. Пусть скажут, где он! Любые деньги отдам, только чтобы живым доставили! Я с ним, с сукой, поговорю!

– А с этим-то, банкиром, чего делать будем? – спросил Белок.

– А что с ним делать? В земле места много. – Коша посмотрел на боевика. Тот понимающе кивнул и вышел.

Через несколько минут жизнь Артема Овсянникова закончилась. Он был застрелен одним из боевиков из пистолета с глушителем. А еще через некоторое время был похоронен в лесу недалеко от коттеджа.

Теперь главным было достать Звонка. Но тут произошло неожиданное событие. Позвонил один из боевиков, которые охраняли Алика Туманяна, и взволнованным голосом прокричал:

– Коша, братишка, извини, Алик сбежал!

– Немедленно ко мне! – закричал в трубку Коша.

– Коша, бля буду, я тут ни при чем! Кто-то его освободил! Извини меня, я тут ни при чем!

– Так, значит, и этот свалил! – Коша посмотрел на Белка. – Все, круг замыкается. Квартиры нам с тобой нужно срочно менять.

– Да мы и так всю жизнь на съемных квартирах!

– А что делать, братишка, если жизнь такая?

К вечеру, когда они поменяли квартиры, у Коши зазвонил мобильник.

– Это Коша? – раздался незнакомый голос.

– Да.

– Слушай сюда! Меня Тарасом зовут, погоняло – Циклоп. Поговорить с тобой надо, перетереть одну тему.

– Кому надо – тебе или мне?

– Брат, не зарывайся, очень прошу! Тебе надо и мне. Давай сегодня в шесть часов у «Глобуса», знаешь?

«Глобусом» называли «Арбат».

– Ладно. Приезжай один. Я тоже один буду.

– Без вопросов! В шесть буду.

Положив трубку, он подумал: вот, собственно, и все…

– Что делать будем? – спросил Белок.

– Как что? Собирай бригаду по полной программе, со стволами. Окружите этот хренов ресторан, меня подстрахуете. А я поеду на стрелку.

Ровно в шесть Коша в сопровождении одного из боевиков медленно вошел в зал ресторана. На входных дверях висела табличка: «Ресторан работает по спецобслуживанию». За столиком он увидел фигуру мужчины лет сорока, плотного, лысоватого. Он держал в руке фужер с каким-то напитком. Рядом на столике лежала пачка сигарет. Вокруг никого не было, только скучающий официант стоял у стойки бара. Коша сразу понял, что это и есть Циклоп. Дав команду своему телохранителю остаться у дверей, он медленно подошел к столику Циклопа.

– Здорово, – сказал Коша.

Циклоп, как бы показывая, что он тут хозяин, показал на стул:

– Садись! Что пить будем?

– Минералочки…

– Коля, – обратился Циклоп к официанту, – минералки!

– С газом или без? – уточнил официант.

– Без газа, – ответил Коша.

– Так вот ты какой, Коша, – проговорил Циклоп. – Много слышал о тебе! Давно хотел познакомиться с тобой поближе.

– Что же не познакомился? Позвонил бы, встретились… Я тоже про тебя много слышал.

– Ты когда в Москве появился?

– А в чем базар? Что ты тут раньше стал работать, а я потом появился, что ли? Так дело не в этом…

– Да, ты прав, конечно. Говорят, ты со Слоником работал?

– Претензий много? Так это вы к нему обращайтесь. Я тут не при делах. Да, встречался со Слоником, пару раз переговаривал, не более того. А вообще, я не знаю, о чем с тобой говорить. Я слышал, тебе кто-то втер непонятку в отношении меня, так сказать, интриги разные в нашем мире бывают…

– Все это так, – кивнул головой Циклоп. – Сплетни разные ходят… Человечка ты нашего похитил, бабки срубил. А бабки общаковские!

Коша молчал.

– Ты, наверное, не знал, что в этого коммерса, Артема Овсянникова, наши бабульки вложены, нашей команды. Плюс к тому еще очень серьезные люди кое-что вложили. А ты, Коша, пришел и сразу человечка взял, без всякого толка и понятия. На деньги коллектив поставил. А так делать нельзя.

– Я не пойму, о чем разговор, Тарас! – сделал удивленные глаза Коша.

Тарас сделал паузу.

– Ничего не понимаю! – продолжил Коша. – Какая мне предъява готовится? Какие деньги я срубил, у кого? Я к этому никакого отношения не имею!

– Послушай, Коша, – тихо проговорил Тарас, – ты совершенно не врубаешься, о чем я говорю! Тебе доказательства нужны, да?

Коша кивнул.

– Хорошо, будут доказательства!

Тарас быстро полез в боковой карман. Коша напрягся. Неужели он сейчас достанет ствол и завалит его прямо в ресторане? Что ж, сделать это достаточно легко – и ищи-свищи, кто его завалил… Официанты никогда ничего и никому не скажут. Коша пожалел, что не взял с собой ствол. Но пронести его было бы тяжело, так как в последнее время почти все рестораны были оборудованы «рамой» на входе – для обнаружения металлических предметов.

Тарас достал из бокового кармана маленький изящный телефон. Коша расслабился. Тарас набрал номер.

– Алло, кто это говорит? – произнес Тарас строго.

Коша понял, что он говорит с кем-то из своих подчиненных.

– …далеко? Дай ему трубку!

Тарас замолчал. Коша снова заволновался. Наконец к телефону подошел тот, кто ему был нужен.

– Алло, твое погоняло Звонок, что ли? Слушай меня внимательно. Тут твой «папа» сидит. Скажи ему то, что нам сказал. Понял меня? – строго спросил Тарас и передал трубку Коше.

Коша взял трубку и поднес к уху.

– Алло, – сказал он. Тут же он услышал знакомый голос Звонка, своего бригадира.

– Коша, бля буду! Они меня к потолку подвесили! Короче, все им сказал. Не обижайся, Коша, не было возможности терпеть! Извини, все про армяшку сказал и про этого Овсянникова! Короче, не было другого варианта, прости!

Коша, не сказав ни слова, вернул телефон Тарасу.

– А теперь, Коша, что скажешь? – с ухмылкой спросил тот.

– Что сказать? Ну, поймали моего пацана, к потолку подвесили. Так он признается в чем угодно!

– А-а, значит, тебе этих доказательств мало? Тебе нужно сказать адрес коттеджа, где вы держали Артема и армяшку? Это тебе дороже будет! Твоя жизнь и так уже ничего не стоит. Хочешь, я тебя завалю прямо здесь? – сказал Тарас, опустив руку в карман пиджака.

– Да ради бога, вали здесь! После этого проживешь три минуты, до двери не успеешь дойти, потому что тебя тоже завалят.

Тарас улыбнулся.

– Короче, Коша, бабульки общаковские верни, иначе я тебе гарантирую, что половина Москвы за тобой охоту начнет! Положат тебя, рано или поздно!

Коша встал из-за стола так резко, что стул упал на пол. Он показал этим, что очень недоволен разговором.

– Тарас, я бы сказал тебе одно слово, да боюсь нарушить обещание больше не ругаться. Себя береги!

Коша направился к двери. Тарас закричал ему вслед:

– Смотри, широко шагаешь, штаны порвешь! Тебе жить осталось очень мало, Коша! Понял меня? Заказывай себе службу и готовь памятник надгробный!

Дойдя до двери, Коша заметил, что охранника возле нее нет. «Ладно, – подумал он, – сейчас я его накажу!»

Выйдя из ресторана, он увидел свой «Мерседес» и джип. Рядом стояли двое охранников и о чем-то разговаривали между собой.

«Козлы, – подумал Коша, – даже за обстановкой не смотрят!»

Он хотел направиться к ним, но неожиданно из-за поворота выскочил какой-то парень на мотоцикле. Сидящий сзади него выдал автоматную очередь почему-то не в сторону Коши, а в сторону бронированной машины. Двое охранников рухнули на землю. Коша резко бросился на землю, поняв, что парни перепутали его. Мотоциклист развернулся и стал осматриваться. Из машины выскочил охранник и стал стрелять по мотоциклу. Парень развернулся и понесся в сторону.

Коша быстро подбежал к «Мерседесу» и закричал:

– Гони быстрее!

Машина резко развернулась и понеслась в сторону Садового кольца. За ней поехал джип с охраной.

Коша лихорадочно соображал, что ему делать. Может, на квартиру не ехать? Он решил отправиться в один из пансионатов, отпустив охрану. Теперь он никому не доверял. Не случайно Тарас говорил загадками, что-то готовится.

Коша решил затаиться на время. Только его водитель Сева остался с ним в пансионате. Коша решил никому не сообщать, где он. Все вопросы решал по мобильному телефону.

Спокойное пребывание Коши в загородном пансионате длилось два дня. Потом начались звонки. Сначала появились какие-то бригадиры, которых Коша толком не знал, стали предлагать ему встретиться, поговорить на предмет какой-то темы. Неожиданно позвонил взволнованный Белок:

– Коша, у нас большие проблемы! Нужно срочно встретиться!

Коша сам заволновался.

– Хорошо, – ответил он, – приезжай ко мне, – и назвал адрес пансионата. – Только будь поаккуратнее! И приезжай один.

Через час приехал Белок. Быстро подойдя к Коше, он проговорил:

– Коша, бардак! Короче, не знаю, что случилось, но за два дня, пока ты отдыхал и телефон отключил, у нас отстрел начался. Пятерых из бригады положили. Бригада взбунтовалась, тебя требуют. Люди Тараса вышли на некоторых пацанов, замутили тему… Короче, воевать никто не хочет против половины Москвы, хотят тебя выдать. Плохи дела, уезжать надо! Причем срочно.

– Послушай, Белок, – остановил его Коша, – это не в моих правилах. Я дела не бросаю, если не довел его до конца. А что касается бригады, то чихать мне на нее! Новую наберу, одноразовую. Ты вот что, – добавил он, – стрелку назначь на завтра, на шесть часов, около гаражей. Знаешь, наше место недалеко от Строгино.

– Без вопросов! А почему ты такое место выбрал?

– Так надо. Пусть все будут, я приеду, разберусь.

Белок пожал плечами:

– Парень, ты что задумал?

– А ты, – немного помолчав, проговорил Коша, – ты своим ментам про эту стрелку сообщи. Пусть они приедут, накроют всех.

– Так тебя же тоже…

– Не волнуйся. И еще вот что… Ты мне брат, Белок?

– Конечно, брат.

– Можно тебе поручить важное дело?

– Конечно, без проблем!

– Вот, держи! – Коша вытащил из тумбочки тридцать тысяч долларов. – Здесь тридцать тысяч, вот еще двадцатка. Пусть будет всего пятьдесят. Если я погибну, похорони меня нормально. На Хованском кладбище, чтобы могила была нормальная. Пусть пацаны придут, кто жив останется. Пусть простятся со мной.

– Ты чего, Коша? – удивленно спросил Белок.

– Сам понимаешь, все может быть в этой жизни. Слишком много на меня охотников, в том числе и из бригады нашей.

Когда Белок ушел, Коша тут же вызвал своего водителя Севу.

– Вот что, Сева, у тебя завязки с «вояками» есть какие-то?

– Есть у меня знакомый прапорщик, – ответил Сева, немного подумав. – Раньше мы у него кое-что покупали…

– Взрывчатка нужна. Съезди к нему, а?

– Что именно нужно?

– Без разницы. На твое усмотрение. Только чтобы с дистанционным управлением. Это нужно сделать срочно. Держи! – Коша сунул Севе пять тысяч долларов. – И с деньгами не скупись. Срочно нужно! Машину свою возьми. Постарайся сделать это сегодня.

Сева взял деньги и тут же уехал.

Теперь Коше необходимо было сделать еще одно дело. Он вышел на территорию пансионата и стал осматриваться. Неподалеку он увидел крупного парня, играющего в бильярд. Коша подошел к нему и предложил сыграть партию.

После окончания партии партнеры пошли посидеть в бар. Коша уже узнал, что парня зовут Егор, он приехал из Саратова, пробовал заниматься коммерцией, что-то связанное с обувью.

Коша сразу предложил ему работать на него.

– Хочешь работать у меня водителем? Оклад три тысячи баксов в месяц.

– Ты что, шутишь? – не поверил Егор.

– Получи аванс! – Коша достал три тысячи долларов и положил на стол.

– А что нужно делать?

– Возить меня.

– А чего так много-то? Водила вроде дешевле стоит…

– Работа хитрая. В чем-то опасная. Вот, например, мне на разборочку нужно ехать… Что, струсил?

– Нет, – ответил Егор, – не струсил.

– Да ты не бойся! Тебя не тронут. Если шлепнут, то только меня. А вообще, ты мне нравишься. Мы с тобой одного роста, одного телосложения. Так что на тебе еще штуку! Завтра поезжай купи что-нибудь приличное из одежды!

Теперь Коша стал разрабатывать оставшуюся часть плана. Пока все складывалось хорошо.

Вечером приехал Сева и привез взрывное устройство.

– Вот, – Сева протянул пакет Коше, – с дистанционным. Все, как просил.

– В дно нашего «мерина» ночью поставить можешь?

– Без вопросов. Только зачем это нужно?

– Надо, Сева! Все вопросы потом.

Сева пожал плечами и пошел исполнять приказ.

На следующее утро Коша снова вызвал к себе Севу.

– Короче, я решил «соскочить», – сказал Коша. – И я хочу взять тебя с собой за границу. Денег у нас море – общаковские.

– А Белок? – удивленно спросил Сева.

– С Белком пока подождем. Его надо проверить на вшивость, не «сдаст» ли он. Я чувствую, что в бригаде происходит. Или ты хочешь к ним перебежать? Ты мне скажи, если что, я тебя с миром отпущу…

– Что ты, Коша, я с тобой до конца! – стал уверять его Сева.

– Отлично, Сева! Значит, я в тебе не ошибся! Значит, план такой. Я тут лоха нашел. Завтра ты ему дашь ключи от машины, а сам… – Коша наклонился и стал шептать что– то Севе на ухо. Тот внимательно слушал, то кивая головой, то отрицательно качая. План, разработанный Кошей, казался Севе фантастическим и неправдоподобным…

На следующий день случилось то, что должно было случиться. В назначенное время на пустыре возле гаражей Кошу ждала вся бригада. Боевики хотели расквитаться со своим шефом – просто сдать его людям Тараса, которые находились недалеко от места встречи.

Коша подъехал на «Мерседесе». За рулем сидел Егор, одетый в костюм. Коша вышел из машины. Тут же зазвонил мобильный телефон. Члены бригады, стоящие недалеко, увидев своего шефа, автоматически опустили руки в карманы, чтобы достать оружие. Они подозревали, что Коша может выкинуть что-то неординарное. Но Коша помахал им рукой – не надо ничего, сейчас мы поговорим – и показал, что ведет по телефону очень важный разговор. Он неожиданно снова уселся в «Мерседес».

Далее непосвященному было трудно понять ситуацию. Коша сел в машину и плотно закрыл дверцу с тонированным стеклом, через которое ничего не было видно. Минуты через три раздался сильный взрыв. Машину охватил столб пламени. Боевики услышали крик о помощи.

Из машины вывалился человек с полностью обгоревшим лицом. Боевики узнали в нем Кошу. Тотчас же человек рухнул на землю. Все рванулись к машине, стали рассматривать лежащего на земле. Кошу опознать было невозможно.

Вдруг завыли сирены, и пустырь окружил наряд ОМОНа.

Спустя какое-то время все боевики из команды Коши были арестованы и посажены в специальные машины. Их доставили на Петровку и в РУОП для последующих допросов.

Белок наблюдал за происходящим в бинокль издалека и не мог понять, что там творится. Он был удивлен и разочарован. С одной стороны, удивлен тем, что Коша так легко позволил уничтожить себя, а разочарован, потому что больно уж мудреную схему Коша задумал. Вероятнее всего, что-то не сложилось…

Наверняка Коша в очередной раз задумал какую-то хитрую аферу. Но, видимо, она сорвалась, и все так нелепо закончилось.

Тем не менее слово, данное Коше, Белок сдержал. Через три дня его похоронили на Хованском кладбище и поставили на могилу памятник. Газеты потом скупо отметили смерть криминального авторитета Коши, зато подробно описали памятник, который воздвигли его друзья.

Через какое-то время Белок собрал вокруг себя единомышленников из тех, кто остался, и возглавил бригаду, работая преимущественно в Подмосковье. Долго еще он пытался искать какие-то выходы, чтобы узнать, куда перевел деньги Коша. А их было немало – более тридцати миллионов.

«Как нелепо Коша „соскочил“! – думал Белок. – И прихватил с собой все деньги… Лежат они где-нибудь в швейцарском банке или в офшоре на Кипре… Попробуй найди!» Он смирился с потерей.

Постепенно Белок увяз в криминальных разборках, был ранен, но от преследования ушел и залег на время на дно, чтобы не маячить на горизонте.

Прошло полгода…

Хорватия, побережье Средиземного моря

Коша со своим бывшим водителем Севой сидели в уютном ресторанчике на набережной Адриатического моря и любовались окружающим видом. А вид и в самом деле был потрясающий. С одной стороны подступают горы, заросшие соснами, а с другой – синее море.

Коша, потягивая натуральный сок, время от времени поглядывал вдаль. Затем, вспомнив о чем-то и взглянув на часы, неожиданно обратился к Севе:

– Почти полгода прошло, как мы с тобой тут оказались.

Сева кивнул.

– Да, полгода! Здорово ты все придумал, Коша! Одним разом все проблемы решил.

– А ты как думал? – довольно улыбнулся Коша. – Все благодаря… – Коша похлопал себя по голове, показывая, какие серьезные извилины у него в мозгу. – Я подумал, что рано или поздно меня все достанут – и криминал, и братва, и «погоны», и, самое главное, Тарас. Да и в бригаде начались разборки. Гнилые ребята оказались, мутные! Поэтому оптимальный вариант – «соскочить». В бега подаваться – рано или поздно найдут. Вот я и придумал свою собственную смерть. Еще Белку приказал памятник мне построить…

– А как же ты Егора уговорил?

– Да я его не уговаривал! Просто заплатил ему три штуки, пообещал взять водилой с большим окладом и в качестве испытания взял его на эту стрелку. Он еще очень старался и не знал, что практически уже покойник!

– И зачем ты это сделал?

– Ты обратил внимание, что он был моей комплекции, совершенно такой же? Я на него такой же костюм надел, как у меня, на всякий случай. Первоначально я хотел его показать, но потом пошел на более рискованный вариант – показался сам перед братвой, чтобы все меня видели, а потом благодаря твоему звонку сел в машину и тут же вышел из задней двери незаметно, приказав Егору оставаться. А потом, когда перед взрывом повалил сильно дым, я быстро скрылся, а затем прогремел настоящий взрыв. А дальше как было – сам прекрасно знаешь.

– Потом – все произошло очень четко, – улыбнулся Сева. – Я, как ты мне приказал, нажал на кнопку дистанционного управления и – бабах! – машина взлетела на воздух. И Коша, он же Егор, попал на небеса…

– Да, все отлично! Ни у кого не было никаких сомнений! Пацаны, наверное, до сих пор думают – как же нелепо Коша опростоволосился!

– А уж Белок – тем более…

– Ладно, хватит об этом! – махнул рукой Коша. – Главное, мы с тобой «упакованы» – бабульки у нас с тобой серьезные имеются, на счетах все лежит. Так что живем, отдыхаем…

– Жаль, конечно, что мы с тобой пока еще в подполье, появиться не можем.

– Да подожди, Сева, тебя что, так сильно в Россию тянет? Мы с тобой тут бизнес замутим! Поживем несколько годков, а когда все забудется, многие уже в землю лягут, тогда мы с тобой и появимся на родине!

– А Тарас как?

– Если он поверил в нашу сказку, тогда все в порядке.

– А если нет?

– А если нет – искать нас будет. – Но, – Коша пожал плечами, – маловероятно, что он нас найдет.

Сева задумчиво посмотрел на своего шефа и сказал:

– Ты знаешь, я думаю, что все же тайное всегда становится явным…

– Нет, я все предусмотрел. Все нормально! И Хорватию мы с тобой не случайно выбрали. Тут виза не нужна. Если что – поедем в Черногорию, там же недалеко Кипр, так что всегда спрятаться сумеем! С нашими-то деньжатами! К тому же через неделю греки обещали греческие паспорта дать. Я уже шестьдесят тысяч баксов отправил им. Так что будем мы с тобой Папандреусами или Теодоракисами!

– По-моему, Теодоракис – это какой-то греческий музыкант…

– Да какая разница! – усмехнулся Коша. – Главное, греками будем.

– А пластику делать не собираешься?

Коша задумчиво посмотрел на Севу.

– Да ну, зачем, и без пластики обойдемся! Все, хватит о разной фигне говорить, поехали лучше к Наде!

– Мы же вчера там были…

– А сегодня к Надьке в публичный дом новых телок из Москвы привезли. Свеженькие, молоденькие, местные их еще не трахали. Мы с тобой первыми будем! Я с ней еще вчера договорился, чтобы мы первыми были.

Через некоторое время они подошли к серебристому открытому «Мерседесу», сели в машину и направились в сторону города. Проехав несколько сот метров, они остановились около красивого белоснежного коттеджа с небольшой светло-коричневой оградой, на воротах которой было написано «Массажные комнаты». Коша с усмешкой посмотрел на Севу:

– Да, югославы спокойно живут, пишут «Массаж», а на самом деле, как сам понимаешь, тут все по полной программе! Ну что, поехали?

– Поехали! – улыбнулся Сева.

Вскоре ребята подошли к воротам и нажали на кнопку звонка, с улыбкой глядя в расположенную на самом верху видеокамеру. Дверь открылась. На пороге их встречала сама хозяйка – полногрудая рыжеволосая Надя, бывшая их соотечественница, несколько лет назад удачно вышедшая замуж за югославского строителя, а до этого промышлявшая проституцией. Супружеская жизнь Нади с югославом не сложилась, и вскоре он, оставив Наде немного денег, уехал в Америку. Надя же осталась тут. Поскольку ничего, кроме как торговать своим телом, она не умела, а в ее сорок лет ложиться в постель было поздновато, она и открыла публичный дом. Своего бывшего сутенера Григория, который остался в Москве, она быстро нашла, и он стал подбирать ей девушек для югославских ночных клубов. На самом же деле девушки прибывали только в один бордель и занимались обслуживанием местных жителей, а также русских ребят, которые по тем или иным причинам находились в Хорватии.

Что касается Коши и Севы, то они у Нади были самыми почетными клиентами, которым разрешалось практически все.

Ребята прошли в уютный холл и расположились на мягких кожаных диванах. Девушка, одетая в красивую униформу, подала напитки. Рядом стоял столик с фруктами. Надя села рядом и взяла в руки чашечку с кофе.

– Девушки только вчера прибыли. Свеженькие, московские…

– Сколько их? – спросил Коша.

– Пока шестеро. Ожидается еще четверо. Девушки подготовленные. Две из них работали в ночных клубах, топлесс танцевали.

Коша ухмыльнулся.

– А на морду-то хоть ничего?

– Мордашки симпатичные.

Затем Надя позвонила в маленький звоночек, и со второго этажа по лестнице стали медленно спускаться шесть вновь прибывших девушек. Все они были одеты в купальники. Кое у кого сверху был просто кусок прозрачного материала.

Коша внимательно рассматривал каждую из девушек, словно оценивая и решая, кого из них взять. Наконец он показал на крашеную блондинку, подошел к ней вплотную и спросил ее имя.

– Меня зовут Лера, – ответила девушка.

– Отлично! Пойдем, Лера, посмотрим, что ты умеешь!

Через несколько минут они оказались на втором этаже в специально приготовленной комнате. Там стояла большая двухспальная кровать, рядом тумбочка с телевизором и стереосистемой, а на потолке – огромное зеркало. Рядом с комнатой находилось джакузи. Это была одна из лучших комнат в борделе Нади.

Коша сразу уселся за стол. Лера, зная свое дело, быстро подошла и стала расстегивать его брюки. Через несколько мгновений Лера с Кошей уже занимались любовью…

После небольшого сексуального развлечения уставший Коша откинулся на подушку.

– А ты здорово все делаешь! – сказал он.

– Прошла хорошую школу! – улыбнулась Лера.

– И где же ты трудилась?

– Ой, – Лера махнула рукой, – в нескольких клубах на Новом Арбате…

– На Новом Арбате? Я там часто бывал.

– Ты знаешь, мне твое лицо тоже знакомо… Как тебя зовут, если не секрет?

– Да какой секрет – Максимом, – соврал Коша.

– Макс… Макс… У меня такое впечатление, что я тебя где-то видела.

– У меня отличная память. Ты меня нигде не могла видеть. Если бы ты меня видела, то и я тебя тоже видел. А я бы точно запомнил твое лицо!

– Может быть, я видела тебя по телевизору или в газетах?

Коша рассмеялся.

– Да вроде меня никогда не печатали нигде и не показывали… В президенты я не собирался, депутатом тоже не был. Я бизнесом здесь занимаюсь. Из России давно уехал.

– Ну, значит, я просто ошиблась. Лицо у тебя просто такое…

Затем она вновь придвинулась к Коше и стала гладить его рукой по животу.

– А ты завтра придешь ко мне? – спросила она. – Хозяйка говорит, что ты очень богатый, крутой…

– Твоей хозяйке язык нужно отрезать! – резко ответил Коша. – Но к тебе я точно приду.

– А ты никого другого заказывать не будешь? Ты мне не изменишь?

– Ты что, на меня глаз положила? – усмехнулся Коша.

– Ты такой славный… В сексе ты – герой!

– Мы на пару дней в командировку слетаем, а потом я к тебе сразу приду.

– А ты точно никого из подружек брать не будешь? – снова спросила Лера.

– Пока ты меня устраиваешь… Только ты вот что – я твоей Наде деньги забашляю, чтобы ты тоже ни с кем, только меня ждала. И еще – если чего узнаю, – а узнаю я сто процентов, – то смотри… – Он провел ногтем по нежной щеке Леры.

– Да что ты! Я – никогда, я буду только тебя ждать!

– Хорошо, – улыбнулся Коша. – Я бабки хозяйке оставлю. А это – тебе! – Он вытащил триста баксов и положил их на стол. – Это тебе типа чаевых. С хозяйкой не делись. Я и так ей нормально денег дал.

Вскоре Коша вышел из борделя в сопровождении верного Севы.

Как только они уехали, Лера поднялась к себе в комнату и приняла душ. Затем она вышла на балкончик, села и уставилась вдаль, о чем-то задумавшись. Неожиданно она вспомнила о чем-то и взяла мобильный телефон. Полистав маленькую записную книжку, Лера набрала номер и стала ждать.

– Алло, Руслан? Это Лера говорит. Привет! Давно не виделись!

На другом конце что-то невнятно пробормотали.

– Русланчик, – продолжала Лера, – у меня такой вопрос к тебе… Тут один человечек есть, – твой хозяин им интересовался, Тарас… Ну, помнишь, ты нам еще газеты показывал, фотографии? Я не помню, как его зовут, – какой-то криминальный авторитет, Гоша, кажется… Да, Коша, правильно. Так вот что я хотела спросить… Сколько бабок ты мне отстегнешь, если я скажу, где он?

В ответ раздался такой громкий голос, что Лера даже отодвинула трубку подальше от уха.

– Нет, так наезжать на меня не нужно, я же тебе сама позвонила, добровольно! Я не могу сказать, где я… Что значит, что ты меня вычислишь? Что, мне ничего не полагается? Вы так всегда – пообещаете, скажете, что не обидите, а как до дела дойдет, так… В общем, я хочу десять тысяч… Конечно, долларов! Не местных же… Записывай адрес. Только он тут будет через три дня. Да, точно, он. Я его сразу узнала.

Прошло три дня. Коша сдержал свое слово. Он мотался с Севой на Кипр за деньгами. Вернувшись в Хорватию, он первым делом поехал в бордель к Наде. Но каково же было его удивление, когда он узнал, что Леры нет!

– Лера ушла в город по делам, – почему-то испуганно сказала Надя.

– Что это ты ее отпустила? – спросил Коша. Он знал, что в борделе у Нади существовало строгое правило: девушек одних никогда в город не выпускать. А их документы она забирала сразу же после их прибытия.

– Да так получилось… Приболела она, за лекарством пошла. Да ты не волнуйся, скоро она будет! Хочешь – возьми Ирочку или Катю… Давай я девочек приглашу?

– Ладно, – махнул рукой Коша, – я ее дождусь. Я обещал ей. Влюбилась она в меня, наверное!

– Смотри, как хочешь! У меня дела, – сказала Надя, – я, пожалуй, пойду…

Уход хозяйки тоже показался странным. Коша чувствовал, что тут что-то не то – уж больно все неожиданно получилось. Девчонка неожиданно пропала, пускай и на время, и хозяйка свалила… Обычно она никогда не уходит, пока клиент девочку не возьмет.

Неожиданно распахнулись все двери. В холл, где сидели Коша с Севой, ввалилась группа вооруженных людей. В основном это были полицейские. Бормоча что-то на местном языке, они быстро уложили Кошу с Севой на пол лицом вниз.

Коша посмотрел на Севу и увидел его испуганное лицо. Он понял – ведь у каждого из них за пазухой был пистолет…

– Не дрейфь, корефан! – тихо сказал Коша. – Откупимся!

Их доставили в ближайший полицейский участок. Коша сразу сказал, что не понимает местного языка и требует переводчика. Один из югославов сказал по-русски:

– Будет тебе переводчик!

Через полчаса к полицейскому участку подъехала темно-синяя «БМВ» с немецкими номерами. Из машины вышел плотный парень лет тридцати пяти, коротко стриженный. Войдя в полицейский участок, он поздоровался с комиссаром, о чем-то с ним пошептался, и тот провел его в комнату, где сидел Коша. На Коше уже были надеты наручники.

– Я ваш переводчик, – сказал парень, – меня зовут Руслан. Перед тем как пригласить адвоката – а адвокат должен быть обязательно местным, – я бы хотел с вами переговорить.

Коша понимающе кивнул.

– Послушай меня, Руслан, – сказал он, – у меня много денег. Я тебе заплачу, только выдерни меня отсюда! Поговори с ними, узнай, сколько они денег хотят, чтобы всю эту волынку со стволами замять!

– Боюсь, что у вас будут большие проблемы. Сюда уже летят русские полицейские. У вас с ними было что-то? Говорят, на тебе, Коша, несколько убийств лежит…

Коша внимательно посмотрел на Руслана.

– Ты кто, парень? – тихо спросил он, сразу сообразив, что тут нечисто.

– Ты Тараса помнишь?

– Какого еще Тараса?

– Циклопа. Так вот, я от него. Рассчитываться будем на родине.

– Не надо никакой родины! Пусть меня здесь судят! Пусть двушку, трешку, пятерик дадут, но я лучше здесь отсижу!

– Понятное дело, что ты тут хочешь остаться! – усмехнулся Руслан. – Только кто же тебя тут оставит? Слишком много на тебе бабулек висит. Тебе, можно сказать, личный бухгалтер нужен! Так что, Коша, поедешь ты на родину, в снежную Россию. А там у тебя выбьют все бабульки – у Тараса крепкие связи с ментами. Потом засудят по всей строгости российского закона – ведь на тебе много эпизодов разных. Жаль, стрелка своего, Слоника, ты не сберег…

– А что с ним? – спросил Коша.

– Говорят, убили его… Хотя трудно сказать, правда ли это. И поедешь ты в зону что-то типа «Белого лебедя», одну из самых суровых зон. Так что, паренек, я пока при тебе переводчиком и личным телохранителем побуду, и что главное – совершенно бесплатно!

Коша отвернулся…


ЧАСТЬ II ОРЕХОВСКАЯ БРАТВА | Криминальная история России. 1995-2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль | Глава 1 АДВОКАТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ