home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

БАНДИТСКАЯ ВОЙНА

Глеб проснулся от резкого телефонного звонка. Он автоматически протянул руку к телефону, стоящему рядом с кроватью. Однако он молчал. Значит, звонит мобильный. А вставать Глеб не захотел. После вчерашнего голова раскалывалась, сил почти не было.

Вчерашнее задержание Глеба и допрос в РУОПе были очень странными. Главная странность заключалась в том, что их неожиданно приняли и так же неожиданно, допросив, через пару часов почему-то отпустили. Могли бы, для приличия, хотя бы закрыть по тому же указу, на тридцать суток.

И следующей странностью было то, что поведение Болта было весьма подозрительным. Когда Глеб вышел из здания РУОПа, он специально остался подождать Болта. И тут он увидел, как Болта выводит какой-то руоповский начальник.

При этом он протянул ему руку на прощание. Это было очень странным. Неужели между ними есть какие-то взаимоотношения?

И откуда руоповцы знали о его нелегальном посещении Бутырки и о встрече с Цирулем? Откуда они узнали время встречи с сотрудником прокуратуры? Может быть, Болт стукач?!

Странно, крутого из себя строит, а тут… «Ладно, ребята подъедут, обменяемся информацией», – подумал Глеб. Он перевернулся на другой бок.

Жена лежала рядом. Он притянул ее к себе, пытаясь приласкать.

– Не надо, Глеб, не надо, – проговорила она, – я очень нервничала вчера, устала. – И она отвернулась от него к стенке.

Да, после ее вынужденного заточения, когда она находилась в квартире Макара, она резко изменилась. Ладно, сейчас не время разбираться…

Телефон зазвонил снова. Кто же это мог быть?

Глеб подошел к телефону и взял трубку. Звонил Антон.

– Глеб, надо срочно встретиться.

– Что случилось?

– Есть кое-какие новости.

– Подъезжай ко мне, – сказал Глеб.

Минут через тридцать он умылся, оделся. Вскоре подъехал Антон.

– Слушай, Глеб, здесь такая история. Что-то тут не то, – стал объяснять Антон. – Вчера, когда вас закрыли менты, я в машине остался сидеть. И там среди нас был один братишка, он с Болтом вместе работает уже второй год. Он мне случайно проговорился. Оказывается, Болта менты раза четыре забирали и каждый раз тут же выпускали целым и невредимым, никто его пальцем не трогал. А те, с кем его закрывали, – двое на зону пошли, одного так отмутузили, правда, потом выпустили через тридцать суток. А Болта ни разу не тронули!

– И какой вывод делаешь?

– Что-то тут не то. По-моему, он с ментами снюхался! И потом, братишка этот, самое главное, такую фразу сказал, что, мол, Болт знает каких-то шишкарей больших из московской ментовки, покровители они его. Правда, сказал, что они якобы за лавэ работают, но я так не думаю.

– У меня тоже такие подозрения появились, – сказал Глеб. – Надо Болту проверочку устроить.

– А мы имеем на это право? – спросил Антон. – Все же предъява серьезная.

– Знаешь что, – сказал Глеб, – давай-ка мы с тобой опять в Мытищи рванем! Во-первых, ребятам «мерина» нужно вернуть, они не при делах оказались, а во-вторых, мы справочки на Болта наведем. Вроде бы он там часто тусуется.

Через час-полтора Глеб с Антоном и еще с несколькими ребятами подъезжали к знакомому кафе в Мытищах, где они конфисковали машины.

Из кафе вышел мужчина, который вопросительно посмотрел на ребят.

– Ну что, мужичок, так смотришь? – спросил Антон. – Мы тебе чего, деньги, что ли, должны?

– Нет, что вы, ребята, – сказал сотрудник кафе, – вы мне ничего не должны.

– А чего тогда так смотришь?

– Я на машины ваши смотрю.

– Вот мы и пригнали машины. Надо их хозяевам вернуть, – сказал Антон. – Можешь им позвонить?

– А кому вернуть-то?

– Да ладно дурачком-то прикидываться! Ты знаешь, о ком мы говорим!

– Ладно, сейчас я попробую, – и сотрудник кафе повернулся и вошел в кафе.

Вскоре неожиданно к кафе подъехало несколько машин – «девятка» и две «восьмерки». Оттуда вышли ребята во главе с Рыжим. Глеб подошел к нему, протянул руку и улыбнулся.

– Ну вот, братишка, извини, что так получилось, – сказал он. – Ты действительно не при делах. Вот тебе твои тачки, и еще держи за моральный ущерб, возьми! Здесь пять косарей. – Глеб протянул Рыжему сверток. – Ты не в обиде на меня?

– Да ладно, все бывает! Вы такие возбужденные, разгоряченные прошлый раз приехали! Я пытался вам объяснить, но вы ничего не рубили! Пойдем в кафе, посидим, побазарим!

Через несколько минут все уже сидели в кафе. Глеб преследовал единственную цель – навести справки про Болта. Но это была тема достаточно деликатная, поэтому к ней нужно было подходить издалека.

Они долго говорили о разных людях, которые часто бывают в Мытищах. Наконец Глеб осторожно спросил:

– А Болт что за фигура? На чем авторитет строит?

– Болт? – медленно проговорил Рыжий. – Знаешь, я и сам не пойму, что это за фигура. С одной стороны, он в авторитете, с другой – раньше бригада у него была, но бригада развалилась. Ездят с ним три-четыре пацана постоянно, тусуется он со всеми, все его знают. Еще говорят, что у Болта какие-то связи то ли в МУРе, то ли в РУОПе московском. Иногда он сам, когда выпьет, начинает хвастать – я любого закрыть могу и любого освободить!.. Мол, связи у него бешеные. Но мы серьезно его не воспринимаем, знаем, что он потрепаться любит.

Эти слова для Глеба и Антона были самыми главными. Все, теперь, можно сказать, есть доказательства, что у Болта грязные связи. Осталось лишь тихонечко потрясти его, проверить.

– Ну что, давай, – Глеб взял мобильный телефон, – звони ты Болту!

Через несколько минут Глеб говорил с Болтом.

– Ну чего, братишка, как ты там, после вчерашнего?

– Да все нормально. А у тебя как?

– Тоже ничего. Нормально домой доехал?

– Да, все в порядке. А менты-то вчера, Глеб, передо мной извинялись, – сказал Болт, – руку жали! А я им как пригрозил одним знакомым ментом!

– Слушай, Болт, мне нужно с тобой срочно переговорить, – сказал Глеб. – Именно по твоим связям.

– Ты далеко сейчас?

– В Мытищах я, в кафе, в стекляшке отдыхаю. Подъезжай, переговорим.

Болт приехал минут через сорок. Они сели за столик, и Болт стал с упоением рассказывать, как он был в РУОПе. Суть его рассказа можно было выразить несколькими словами: менты – лохи, а он крутой.

– Ладно, Болт, ты крутой, кремень, – похлопал его по плечу Глеб. – Я знаешь что хотел тебе сказать? Тачка у тебя классная.

– «Чероки» вообще очень хорошая модель, – довольно сказал Болт.

– Пойдем салон посмотрим!

– А чего это ты интересуешься?

– Да купить хочу.

– У меня, что ли?

– Зачем у тебя? В салоне куплю, новую. Ты мне просто покажи, что там внутри, как все работает.

Они подошли к машине. Глеб специально сел за руль и пригласил Болта сесть на место пассажира. Тот сел. Тут же сзади сел Антон.

– Собственно, система – ничего сложного, – сказал Болт. – Здесь – аэрокондишн, – стал он показывать на кнопки, – а это…

Но Глеб перебил его:

– Это кнопка регулирования зеркал? – и он показал на кнопку слева.

– Да.

– А это подогрев сиденья?

– Точно.

– А это?

– А это – блокиратор дверей.

Глеб нажал на кнопку. Двери тут же закрылись.

– Ну что, Болт, поехали, прокатимся? – сказал Глеб.

– Вообще-то у меня времени нет.

– Да ладно, мы ненадолго, – и Глеб, запустив двигатель, рванул с места.

Машина стремительно набрала скорость. Через несколько секунд они уже углубились в лес.

– Давай проверим, как в лесу машина ходит! – сказал Глеб.

– Слушай, Глеб, хватит машину портить! Я только сегодня ее помыл, – сказал Болт. – Вся в грязи будет!

– Ничего, мы тебе машину помоем, все будет нормально, – успокаивал его сидящий сзади Антон.

Вскоре они въехали на небольшую поляну. Тут же сзади остановилась сопровождающая их машина, из которой вышли двое пацанов.

– Ну вот что, Болт, с тобой есть серьезный разговор, – сказал Глеб. Он подошел к ребятам, ткнул носком в землю и велел: – Копайте вот тут.

Ребята стали копать.

– А что они копают? – поинтересовался Болт.

– Тебе могилу.

– Ты что, Глеб, братан?! Ты что, ерша гонишь или на вшивость меня проверяешь?

– А что тебя проверять? Проверять уже нечего. Ты, Болт, стукач! Ты нас вчера ментам сдал! И вообще, говорят, ты у них штатный информатор.

– Откуда ты взял? Ты что несешь, братан? – вызверился Болт.

– Мне опер один сказал, – соврал Глеб.

– Да ты что?

Тут Антон достал пистолет, взвел курок и поднес его к виску Глеба.

– Видишь, какой у меня ствол? С глушителем. Сейчас курочек нажму – и твои мозги вылетят.

– Да вы что, ребята! – уже почти молил Болт. – Какая ментура? Какие сведения? Да, у меня есть связи, но я ни на кого не стучу! Вы чего, ребята? Это же западло!

– А что же ты с майором так тепло прощался? Я слышал твой разговор с ним, – опять брал его на пушку Глеб, – как он тебя благодарил.

– Да ты знаешь, за что он меня благодарил? – начал оправдываться Болт.

– Все, Болт, – сказал Глеб, – тебе конец. Я сам лично кончу тебя, – и он взял пистолет из рук Антона и поднес его ко лбу Болта. – Ну, подойди ближе к могиле!

– Постой, Глеб! Я важную информацию тебе дам, только ты не стреляй!

– Какую еще информацию?

– Очень важную. Я знаю, кто ваше лавэ схавал! Не будешь в меня стрелять?

– Ты сначала скажи, там посмотрим.

– Нет, если не дашь слово – ничего не скажу! – почти кричал Болт.

– Ладно, даю слово, что не завалим тебя, – сказал Глеб. – Кто?

– Ястреб. Ему менты помогали, бывшие гэбэшники. Они какую-то охранную фирму создали, и он с ними последнее время очень плотно общался. А сейчас он частично деньги за границу вывез.

– А что, он прямо все деньги взял?

– Насчет всех не знаю – он кому-то деньги возил, с кем-то делился, кому-то послал, конечно, ментам отчислил. Но большая часть у него.

– Ты понимаешь, что ты говоришь? Откуда тебе это известно?

– Знаю, – сказал Болт. – У меня прослушивающее устройство было, и я один раз его записал.

– А где устройство?

– Дома у меня.

– А зачем записывал?

– Да хотел потом Ястребу ультиматум поставить, чтобы он со мной тоже поделился.

– И почему же не поставил?

– Не успел – он уехал.

– Да, Болт, – сказал Глеб, – информация действительно ценная. Ну что, Антон, как, оставим гада жить?

– Оставим.

– Тогда вот что, Болт, я решаю так. Слово тебе дал, поэтому не завалим мы тебя. Антон, возьмешь ребят, поедете с Болтом к нему на квартиру, возьмешь эту пленочку с записью разговора Ястреба по поводу лавэ.

Антон кивнул.

– А у тебя, Болт, единственная возможность остаться живым, – и Глеб дал знак. Один из ребят быстрым движением вытащил из машины видеокамеру, которую Глеб приготовил заранее, на случай записи признания Болта. Он быстро навел камеру на Болта.

– Ну, Болт, – приказал Глеб, – мы сейчас твои показания на видео запишем, и ты свободен.

– Не обманешь? – спросил Болт.

– Нет. Повтори свое признание.

Болт дрожащим голосом, запинаясь, стал повторять все, что касалось Ястреба.

– А теперь еще раз о своих связях с ментами скажи!

– Да вы чего, ребята!

– Давай, давай, – Глеб поднес к его уху пистолет.

Болт стал рассказывать, что два года назад он был задержан руоповцами и тогда же его завербовали стучать на братву. В знак поощрения руоповцы вытаскивали его из всех передряг, даже когда Болт попадался с оружием и с наркотиками, когда его принимал уголовный розыск или криминальная милиция.

– Ну вот, видишь, с такой биографией, – сказал Глеб, – тебе в столице делать нечего. Ты это прекрасно понимаешь.

Болт кивнул, соглашаясь.

– Ты из какого города приехал?

Болт невнятно назвал свой родной город.

– Вот туда и возвращайся. Там ты в авторитете будешь. Там никто не знает, что ты в Москве накрутил. Биографию начнешь с чистого листа. А тут ты меченый, Болт. Тут тебе не жить. Понял меня?

– Понял, понял, Глеб, – ответил Болт.

– Давай, – и Глеб похлопал его по плечу. – Антон, сделаешь все как я велел.

Антон снова кивнул. Затем Глеб сел в машину и поехал. Ребята же, посадив Болта в его джип, отвезли его на квартиру, взяли кассету с записью разговора Ястреба со спецслужбами и вскоре вернулись к Глебу.

На следующий день Болт покинул столицу и уехал в свой родной город. Больше о нем никто не слышал.

Глеб вернулся домой. Он был удовлетворен, так как раскрыл Болта как ментовского стукача и, самое главное, узнал, кто взял деньги. Теперь оставалось найти Ястреба. Он прячется где-то за границей. «Ничего, мы его найдем!» – думал про себя Глеб.

Зазвонил телефон. Взяв трубку, он услышал взволнованный голос Антона:

– Глеб, Игнат тут двоих наших пацанов завалил!

– Где? – закричал Глеб.

– У автостоянки. Машину ставили, его люди подъехали.

– Откуда ты знаешь?

– А он мне потом позвонил и сказал, что всех так порешит, если мы к нему в бригаду не перейдем.

– Про меня что знает?

– Нет, про тебя ничего не знает.

– Значит, так, давай срочно собирай ребят, поедем с Игнатом разбираться!

Через час почти вся бригада Глеба была в сборе. Глеб быстро начертил план.

– Вот тут сервис, он там любит свои тачки ремонтировать. Сейчас, – он обратился к двоим пацанам, – вы поедете и пробьете ситуацию. Если он там – быстро отзвоните нам, мы подъедем и разберемся с ним.

После того, как Глеб отправил двоих ребят в автосервис, он отпустил остальных пообедать при условии, что те не выключат свои мобильные телефоны и будут следить за пейджерами, так как в любой момент может поступить сигнал тревоги и экстренного сбора.

После того, как все уехали, Глеб остался один. Он подумал – был бы жив Костя, такого бы не было! Ему совершенно не хотелось разбираться с Игнатом, с которым у него были общие дела до последнего разрыва.

Он вспомнил дни рождения, когда Игнат приходил к нему и он приходил к Игнату, дарили подарки, поднимали тосты, желали друг другу добра и здравия. А сейчас ситуация изменилась. Но все изменения исходили от Игната. Глебу неприятно было заниматься такими разборками, тем более со своими бывшими товарищами.

Но что делать, такова жизнь, которую мы выбираем. Жизнь ставит нам условия, а нам необходимо их решать. И если ты не решишь эту задачу, тогда ее решит твой противник. И тогда можешь рассчитывать только на свои собственные похороны.

Его размышления прервал телефонный звонок.

Это была Люська. Она интересовалась, как у него дела, спрашивала, почему давно к ней не приезжал.

– Знаешь, – сказал Глеб, – я сейчас одну проблему решу и скоро загляну к тебе. Ты же замуж собиралась! – вспомнил он.

– Да вот раздумала, – сообщила Люська, – все из-за тебя. – И добавила: – Приезжай, Глеб! Я тут в Таиланд съездила, загорела. Полюбуешься моим телом.

– Хорошо, – усмехнулся Глеб. – Жди меня к десяти вечера. Если ничего не изменится, я приеду. – Он рассчитал все. Если Игнат приедет ремонтировать машину, делать ТО, скорее всего он сделает это до восьми вечера, так как с одиннадцати часов он любит проводить время в различных ночных клубах – тусоваться там, снимать девчонок.

Поэтому он вряд ли будет жертвовать временем для обслуживания своей машины в вечернее время. Конечно, он может оставить машину и уехать на другой. Но, зная Игната, Глеб решил, что тот не будет свой шестисотый «Мерседес» менять на более дешевую машину, поэтому дождется его. К тому же машина его бронированная, а в последнее время Игнат ездил только на таких.

Снова зазуммерил телефон. Звонили ребята из сервиса.

– Подъехал! – сказали они. – Точнее, пока не он, а его машина с водителем. Но он ожидается в ближайшее время.

– Откуда вы это знаете?

– Мы прослушку поставили, – объяснил парень, – и слесарь спрашивает водилу Игната, когда хозяин приедет. Тот сказал – через час-другой.

– Отлично! – сказал Глеб. – Ждите, скоро подъедем!

Он быстро дал тревожное сообщение остальным членам бригады – немедленно собраться в условленном месте. Через двадцать минут все были в сборе. Вскоре подъехала и специальная машина с оружием. Последнее время Глеб отказался от перевозки оружия всеми членами бригады. Это дело рискованное, всех принять могут.

Пусть лучше кто-то один рискует. Для этого в бригаду был нанят специальный человек, в прошлом работник милиции, который имел милицейское удостоверение. Конечно, он уже был на пенсии, не у дел, но пенсионное удостоверение работника МВД также давало зеленую улицу.

Любой гаишник, любая патрульная группа, остановив отставного милиционера, всегда спокойно отпустит его. Все же, как-никак, бывший коллега! Расчет Глеба был верным. Но пришлось проверить этого милиционера, так сказать, на профпригодность и – надежность.

Испытательный срок в несколько этапов проверки он прошел нормально. Он очень хотел получить деньги, – а деньги были немалые, – и это перебороло все остальное.

Глеб, встретившись с ребятами, распределил обязанности – кто будет стоять на машине у входа, кто прикрывать сбоку, третьи берут на себя функции атакующих. Огонь должен вестись с трех точек. Еще одна машина была резервной, на случай ранения или резкого отступления.

Такую тактику Глеб посчитал наиболее удачной и наиболее полезной.

Подъехав к автосервису, они, согласно плану, каждый заняли свои места. Глеб сел в машину и стал ждать. Вместе с ним в машине сидел оружейник, отставной милиционер. Глеб взял бинокль ночного видения. Уже стемнело, но бинокль позволял отчетливо видеть происходящее. Правда, все было в зеленых тонах. Видно было дворик автосервиса, как несколько мастеров в одинаковых форменных комбинезонах возились с «Мерседесом» Игната.

Наконец Глеб заметил, что работа закончена. Мастера взяли тряпки и, нанося специальную полироль, стали протирать машину. «Если протирают, – подумал Глеб, – значит, ждут хозяина».

Неожиданно зашипела рация. Глеб взял миниатюрную рацию системы «Стандард» и нажал на кнопку приема.

– Глеб, они подъезжают! – сообщил находящийся недалеко от автосервиса парень, выполняющий роль наблюдателя.

– Сколько их?

– Три джипа. Стекла тонированные, поэтому не видно, сколько человек сидит.

Это усложняло ситуацию. Глеб не мог представить, что будет, если все три джипа окажутся заполненными людьми. По пять человек – получается пятнадцать человек. У Глеба же было меньше. Но есть преимущество – внезапность. Он быстро включил рацию и сообщил всем членам группы, закрепив за каждой группой по машине.

Взяв в руки бинокль, стал внимательно наблюдать. Милиционеру, сидящему за рулем, Глеб приказал включить двигатель, чтобы не было сбоев. Он не случайно взял в водители милиционера. В случае непредвиденной ситуации, если будет какая-то облава, Глеб рассчитывал, что милиционер прикроет его.

Вскоре джипы медленно въехали во двор автосервиса. Глеб внимательно смотрел. Из машин вышли незнакомые ребята. Этих ребят Глеб никогда не видел. Может быть, это не Игнатовы люди, а приехала другая группировка или вообще посторонние?

Из других джипов вышло еще несколько парней. Уже было человек двенадцать. Но никого из них Глеб на знал. Это были не люди Игната.

Рация зашипела.

– Глеб, это не Игнат, какие-то другие люди.

– Хорошо, сидим ждем!

Приехавшие ребята стали оживленно разговаривать с механиками. Некоторые открыли капоты джипов, вероятно, показывая неисправности. Механики что-то говорили. Было ясно, что это совершенно посторонние люди.

Глеб взглянул на часы. Время приближалось к девяти вечера. Если в течение получаса Игнат не появится, то все – можно отложить операцию до следующего утра. Хотя, с другой стороны, Игнат может прислать человека забрать машину. Тогда нужно будет проследить за машиной.

Неожиданно он услышал визг тормозов и увидел, как выскочил «Мерседес» двести тридцатой модели, с круглыми фарами. В последнее время такая машина стала наиболее популярной в Москве. И тут дверцы машины открылись, и оттуда вышел улыбающийся Игнат с несколькими ребятами.

Они подошли к незнакомым людям из джипов и стали тепло с ними здороваться. Все, они знакомы! Но теперь ситуация осложнялась. Как теперь стрелять в Игната, если рядом совершенно посторонние люди, не имеющие никакого отношения к нему? И, соответственно, никаких претензий у Глеба к ним тоже нет.

Размышления заняли не более тридцати секунд. Он услышал выстрел. Кто-то из ребят Глеба не выдержал и произвел первый выстрел. Игнат моментально пригнулся, схватившись за колено. Тут же ребята, приехавшие на джипах, вытащили пистолеты.

Кто-то побежал к джипу и вытащил автомат. Завязалась перестрелка. «Все, попали в глупейшее положение, – думал Глеб. – Какой же идиот это сделал?»

Но выстрелы уже раздавались со всех сторон. Все точки, откуда вели огонь люди Глеба, были моментально вычислены, и теперь со стороны сервиса шел ответный огонь. Люди, приехавшие в автосервис, стреляли вовсю.

«Теперь уже не объяснишь, что мы не имеем к ним никаких претензий, – думал Глеб. – Все, заварилась каша!»

Кто-то из слесарей выскочил с автоматом и тоже стал стрелять. Глеб дал команду отходить. Теперь, конечно, ни о каком Игнате не могло быть речи.

Они уехали. Через несколько минут все должны были встретиться на пустыре. Вскоре туда подъехала последняя машина.

– Ну что, все целы?

– Двоих зацепило, – задыхаясь, сказал Антон.

– Кто первым выстрелил?

Все молчали, опустив головы.

– Еще раз спрашиваю – кто стрелял?

Вновь тишина. Глеб был вне себя. Операция сорвалась. Мало того, что два члена его бригады получили ранения и теперь будут проблемы, так как с ранениями просто так в больницу не обратишься. Значит, надо будет искать частного врача.

И самое главное – они предупредили Игната, что за ним начинается охота. Правда, с другой стороны, Игнат может подумать, что велась охота за той бригадой, что подъехала на джипах. Ведь никто не видел, что это были люди Глеба.

Он спросил:

– Вас никто не видел?

– Нет, Глеб, – ответил Антон, – никто. Какая-то непонятка произошла. Раз была чужая бригада, да плюс Игнат подъехал – попробуй определи, за кем была охота!

– Спугнули мы птичку, – сказал Глеб. – Теперь, конечно, он примет меры безопасности.

Расстроенный провалом операции, Глеб решил к Люське не ехать. Лучше отправиться домой, к жене.

Однако на следующий день известие, которое принес Антон, показало Глебу, что Игнат – очень осторожный человек, – просчитав все, практически раскрыл их. Дело в том, что в тот же вечер Игнат позвонил Антону и, отматерив его отборными словами, пригрозил жестокой расправой не только в отношении самого Антона, но и всех остальных.

Он четко расшифровал, что это была работа их бригады. Однако имя Глеба не упоминалось.

«Это хорошо, – думал Глеб, – значит, пока он меня не подозревает».

В этот же день он снова собрал ребят на разбор полетов. Глеб опять сказал о преждевременности начала стрельбы.

– Вы что, пацаны, забыли, что все делается по команде? Я руковожу операцией, я даю распоряжения. Почему же кто-то из вас стрелял?

Все молчали. Конечно, Глеб понимал, что сейчас виновный не объявится, так как никто не признается. Ведь каждый понимал, что в случае его признания будет неминуема суровая кара, вплоть до смерти. Поэтому желания признаваться ни у кого не было. Теперь Глеб решил действовать по-другому.

– Будем вести скрытое наблюдение за Игнатом, – сказал он. Глеб разделил бригаду на четыре группы. Каждая должна ездить на разных машинах. Он выдал специальные приборы для скрытого наблюдения и прослушивающие устройства тем, у кого их не было.

Каждой группе он велел вести дневник, где фиксировалось время, маршруты Игната, а также время пребывания в различных местах. На всю операцию Глеб отвел четыре дня. За это время необходимо было вычислить те объекты, где часто бывает Игнат, а затем, уже в зависимости от этих объектов, возможно проведение еще одной, новой операции. Кроме того, Глеб приказал всем сменить адреса и переехать на другие квартиры.

Однако на следующий день, после первых результатов слежки за Игнатом, Глеб опять получил неприятную новость. Игнат оказался хитрым и расчетливым человеком. Он опять угадал дальнейшие шаги Глеба и сделал то, о чем Глеб не подумал.

Он нанял себе специальную милицейскую охрану. Глеб слышал, что существует в подразделениях милиции вневедомственная охрана и можно заключить с ними официальный договор, чтобы работники милиции охраняли обменные пункты, входы в офис и так далее. Кроме того, такие подразделения практиковали и частную охрану, когда группа вооруженных милиционеров сопровождает кого-либо из бизнесменов. Игнат выбрал именно эту форму обслуживания.

Вероятно, он выдал себя за крутого бизнесмена и нанял милицейскую охрану. Теперь Игната сопровождали четыре милиционера, двое из которых ехали в его бронированном «Мерседесе», а двое сопровождали его на джипе, которым Игнат снабдил их. Таким образом, Игнат передвигался по городу на двух машинах с милицейской охраной. Расчет Игната был верен на сто процентов. Попробуй затеять перестрелку с органами!

Глеб был вне себя. Как же так? Он всегда считал Игната недалеким человеком, рассчитывающим на свое вероломство и силу, а тут его хитрость и осторожность перечеркнула все планы Глеба!

Нужно было придумать что-то новое. Но что?

Почти целый вечер Глеб перебирал различные варианты. Наконец в голову пришло единственно правильное решение. Теперь оставалось только взорвать машину Игната.

Но проблема была в том, что у Глеба не было взрывников, никто этим делом не занимался. Значит, надо было искать взрывника.

На следующий день Глеб дал указание членам своей бригады найти взрывника. Часть группы поедет в строительные организации, которые ведут взрывные работы, связанные с прокладкой дорог или с разрушением домов.

Другая поедет в воинскую часть, которая располагалась в небольшом подмосковном городке. Глеб просчитывал два варианта. Либо он найдет взрывника из строителей, либо среди военных.

Однако на следующий день Глеб получил новое сообщение. Во-первых, Игнат со своей охраной практически никогда не расставался. Единственное – на всех стрелках, которые проводил Игнат, охрана сидела недалеко от него и со стороны наблюдала за Игнатом.

Таким образом, достать Игната в городе было практически невозможно. Единственный вариант, когда Игнат отпускал свою охрану, – когда он приезжал домой ночевать.

Вскоре Глеб через свою нелегальную слежку узнал, что Игнат сейчас ночует в Подмосковье, в одном из коттеджей, который он отобрал у одного из своих «подшефных» коммерсантов.

Коттедж был выстроен из красного кирпича и стоял за кирпичным трехметровым забором. Единственная возможность проникнуть внутрь – железные ворота, через которые он въезжал и выезжал из коттеджа. Охрана ждала его у этих ворот.

Проникнуть на территорию коттеджа было невозможно, так как коттедж охраняли три или четыре огромные собаки московской сторожевой породы.

Кроме того, найти взрывника также оказалось задачей нелегкой. Строительные организации не имели своих взрывников, а вызывали их откуда-то со стороны, как выяснили люди Глеба. Что же касается воинской части, то они нашли одного прапорщика, начальника воинского склада, который охотно предложил им продать гранаты, патроны. Но что касается взрывчатки, у него ее не было. «Что ж, – думал Глеб, – покупать гранаты и забрасывать ими машину?» Но это крайний вариант, так как забрасывать надо с близкого расстояния. А так близко осторожный Игнат их не подпустит. Значит, надо искать новые пути решения проблемы.

Удачное решение подсказал Антон.

– Послушай, Глеб, – сказал он, – вот видишь, – и показал фотографию коттеджа, где жил Игнат, – вот это окно гостиной.

– Откуда ты знаешь?

– Мы смотрели вечером. Это окно находится на втором этаже. На первом у него гараж, мастерская, сауна, бассейн, – стал объяснять Антон. – Мы навели справки у одного местного сторожа. А это гостиная. Кроме того, Игнат любит смотреть вечером телевизор, зажигать камин. Видишь? – и Антон показал на трубу на крыше. – Это каминная труба. Вечером камин очень хорошо виден. Таким образом, – Антон подвел итог сказанному, – Игнат вечером около одиннадцати часов, когда возвращается, садится в гостиной у камина и смотрит телевизор.

– И что ты предлагаешь?

– Я предлагаю следующее. Есть гранатометы, можно по этому окну выстрелить из гранатомета.

– Ну ты даешь! А кто у нас из гранатомета стрелять умеет?

– А чего особенного? Я могу пальнуть.

– А ты когда-нибудь из гранатомета стрелял? – поинтересовался Глеб.

– Никогда. Но мы же из стволов тоже не умели когда-то стрелять! Научились же!

– Да, научились, и достаточно метко, примерно так, как на последней разборке в автосервисе, – поддел его Глеб.

– Но я тут при чем? – начал оправдываться Антон.

– Ладно, – сказал Глеб, – как мы гранатомет найдем?

– Да к прапорщику поедем, переговорим, деньги хорошие пообещаем. У него связи есть, он найдет.

На следующий день они поехали в воинскую часть к знакомому прапорщику. Воинская часть находилась недалеко от Москвы. Проехав через сосновый лес, они оказались у КПП с надписью «Посторонним вход воспрещен». Большой шлагбаум, стандартная будка.

Антон выскочил из машины, но тут же вернулся и взял с сиденья пакет. В нем лежало несколько бутылок водки и блок сигарет.

– Сейчас мы его вызовем! – сказал он Глебу.

Антон протянул пакет солдатам, сидящим в будке. Один из них тут же выскочил из будки. Вероятно, побежал за прапорщиком.

Минут через пятнадцать Глеб увидел, как солдат с прапорщиком направляется к КПП. Прапорщику на вид было лет сорок – сорок пять. Он был невысокого роста, лысоватый, с русыми волосами. Он сразу узнал Антона и тепло с ним поздоровался.

Глеб медленно вышел из машины и подошел к ним. Антон тут же представил его:

– Это мой товарищ, – и почему-то назвал Глеба Макаром.

Глеб кивнул.

– Ну что, поможешь нам гранатомет достать? – обратился Антон к прапорщику.

– Ребята, я же вам уже говорил, что гранатометов у меня нет.

– У знакомых спроси. Что, в Российской армии нет гранатометов?

– В нашем батальоне гранатометов нет.

– Но ты же говорил, что какие-то связи имеешь! Гена, давай, помоги!

Прапорщик отрицательно мотал головой.

– Нет у нас гранатометов! Гранаты берите, патроны – пожалуйста, нет проблем. Но гранатометов нет. Не рожу же я тебе его!

– Слушай, Гена, – вступил в разговор Глеб, – я дам тебе пять тысяч баксов за каждый гранатомет. А мне нужно три-четыре штуки. Сделаешь?

Прапорщик внимательно посмотрел на Глеба. Тем временем Глеб вытащил из кармана пачку долларов.

– Вот аванс, – и он протянул две тысячи долларов. – Постарайся, нам очень нужно!

Прапорщик тяжело вздохнул и, спрятав деньги в карман кителя, развел руками:

– Ну что с вами сделаешь! Придется к соседям съездить. Завтра возьму отгул и съезжу. Может, у них выкуплю.

– Послушай, Гена, во сколько нам завтра подъехать? – спросил Антон.

– Давай часов в пять подъезжай.

– Значит, у КПП в пять часов?

– Да, договорились.

На прощание пожав Глебу и Антону руки, прапорщик ушел обратно на территорию части.

Глеб с Антоном сели в машину.

– А ты не много ему денег отбашлял? – спросил Антон. – Можно было и тысячей отделаться.

– Да я ему и десятку бы дал, только бы сделал все быстрее! Проблему с Игнатом надо решать как можно быстрее, а то он ее сам решит, и не в нашу пользу.

Антон кивнул, соглашаясь с доводами Глеба.

Прапорщик не обманул. На следующий день в пять часов вечера три гранатомета марки РПГ-18 лежали в машине Антона.

– Вот, все в порядке, – вернувшись в Москву, сообщил он Глебу и показал на гранатометы.

Теперь Глеб никому не стал поручать проведение операции, а решил все сделать сам. В этот же вечер они с Антоном поехали к коттеджу, в котором жил Игнат.

Коттедж находился в ближнем Подмосковье, не далее десяти километров от Кольцевой дороги. Это было живописное место, удачно выбранное для постройки коттеджного поселка новых русских.

Все коттеджи были одинаковыми – из красного кирпича, с высокими заборами, с разноцветной черепицей крыш – зеленого, коричневого цветов. Коттедж, где временно жил Игнат, они нашли без труда, так как Антон неоднократно бывал возле него.

На место будущей операции Глеб приехал заранее, около семи часов вечера. К тому же перед самым выездом поменяли машины. Глеб специально дал указание ребятам, чтобы они купили какой-нибудь старенький «жигуленок».

Таким образом, Глеб ехал на «ВАЗ-2106», бежевой полуржавой «шестерке». Глеб специально взял эту машину, чтобы быть неприметным. К тому же после операции машина будет уничтожена – сожжена в лесной чаще.

Подъехав, Глеб открыл багажник. Там лежали три гранатомета.

– Одноразовые, – пояснил Антон.

– То есть?

– Выстрелишь – и выбрасывай.

– Как из него стрелять-то? – спросил Глеб.

– А вот так берешь, – Антон взял один гранатомет и приставил его к плечу, – наводишь, а вот тут нажимаешь крючок спусковой – и все, полетела бандура! Сшибает только так. Грузовик взорвать можно. Может полкоттеджа разнести.

– Конечно, хочется верить, – улыбнулся Глеб и подумал: «Если, конечно, опять он нас вокруг пальца не обведет. Да нет, никуда он не денется, приедет ночевать!»

Они встали недалеко от коттеджа, чтобы было хорошо видно дорожку, ведущую к воротам. Глеб достал бинокль. Гранатометы они заранее перетащили в салон. Стрелять из гранатомета должен будет Антон по указанию Глеба.

Еще один паренек сидел за рулем, второй с автоматом, на случай непредвиденной ситуации. Кроме этого, у Глеба тоже был ствол – «ТТ» венгерского производства. Глеб молчал. Все должно было решиться сегодня. Либо они завалят Игната и на том закончатся все их проблемы, либо Игнат сам с ними разберется.

Прошло часа два, но никто не появлялся. Глеб несколько раз выходил в небольшой лесок по малой нужде. Всегда, когда он волновался, ему часто хотелось мочиться.

Наконец Глеб сел в машину и задумался. Неожиданно в его кармане зазвенел пейджер. Глеб достал пейджер. Пришло сообщение: «Они едут. „Ауди-80“ и „шестисотый“. Сообщение пришло с пункта наблюдения, который был установлен перед въездом в поселок.

Антон бросил вопросительный взгляд на Глеба, как бы спрашивая, едут ли они. Глеб утвердительно кивнул головой, приложив палец к губам.

Вскоре показалась черная «Ауди-80». Она остановилась возле коттеджа. Из машины выскочили несколько человек. Двое сразу же осмотрели кусты, а один прошел возле коттеджа. Вероятно, это была охрана Игната. На сей раз она была не милицейская – братва его провожала. Затем один, взяв рацию, что-то сказал.

Вскоре подъехал «Мерседес», а за ним черный джип с милицейской охраной. «Мерседес» тут же въехал в открытые ворота, а джип остался. Ребята встали около ворот, все закурили.

«Интересно, почему же они не уезжают? – думал Глеб. – Может быть, ждут указаний босса или просто после окончания рабочего дня решили покурить вместе, обменяться новостями?»

Время текло очень медленно. Наконец «Ауди-80» и милицейский джип, медленно развернувшись, поехали в сторону Москвы. Но Глеб видел, что какие-то люди остались в коттедже. Что это за люди, сколько их?

Затем Глеб взял в руки бинокль и навел его на коттедж Игната. По освещенным окнам он проследил весь маршрут. Вот они вышли в коридор, прошли через первый этаж, оказались на втором. Ну вот, все!

Свет в гостиной зажегся. Глеб навел резкость у бинокля. Он видел, как передвигались какие-то силуэты, но кто именно – отчетливо видно не было. «Эх, – подумал Глеб, – жаль, прослушивающего устройства нет, а то бы точно определили!»

– Ну что, – тихо спросил Антон, вытаскивая из-под ног гранатомет, – шарахнем?

– Погоди, там же люди, они могут пострадать!

– Наверное, каких-нибудь телок из ночного клуба снял! – сказал Антон. – Если так будем ждать, никогда его не завалим!

– Погоди, у меня есть одна мысль. Ты помнишь его телефон?

– Конечно, помню.

– Давай! – Глеб достал из кармана мобильный телефон. Антон продиктовал номер мобильника Игната. Глеб быстро набрал номер. На другом конце трубки раздались гудки, потом Глеб услышал голос Игната.

– Алло, слушаю!

Глеб немного помолчал, потом сказал:

– Игнат, это Глеб говорит. Алло!

– Глеб? – переспросил Игнат. – Какой Глеб?

– Как какой? Ты что, забыл? Твой братишка, – сказал Глеб.

На другом конце провода воцарилось молчание. Чувствовалось, что Игнат растерялся. Он не ожидал такого звонка.

– Какой Глеб? Откуда? Тебя же нет! – услышал Глеб.

– Как меня нет? Я тут.

– Тебя же убили!

– Когда же это произошло?

– Тебя же убили на автостоянке! Ребята видели, как тебя завалили!

Теперь Глебу стало ясно, почему неожиданно возникла засада на автостоянке, которой пользовались ребята. Тем более, Глеб это прекрасно помнил, что в этот день он дал свою машину одному из пацанов, чтобы тот заправил ее бензином.

«Теперь все ясно, – подумал Глеб, – значит, они меня вели! Значит, они знали, что я снова влился в бригаду! Значит, Игнат дал указание убрать меня!»

Теперь Глебу стали ясны причины той нелепой перестрелки, где погибли его товарищи. Стало ясно, что Игнат дал указание не устранить двоих ребят, которые были незначительными фигурами, а нацеливался именно на него, на Глеба.

Просто исполнители перепутали, они ориентировались по машине и посчитали, что в ней и находился Глеб.

– Как видишь, я жив, – продолжил Глеб. – А скажи мне, Игнат, зачем ты завалил Костю и казначея?

– А ты как думаешь? У одного власть, у другого лавэ, они оба мне мешали, – ответил Игнат.

Глеб специально стал кричать в трубку:

– Алло, алло, я тебя не слышу! Игнат, ты где находишься?

– Я хорошо тебя слышу.

– А я тебя не слышу, какая-то изоляция. Ты что, в помещении?

– Да, в помещении.

– Подойди к окну помещения, я очень плохо тебя слышу.

Глеб быстро направил бинокль на окно гостиной. Он увидел, как какая-то темная фигура подошла к окну. Человек держал в руках телефон.

– Ну как, теперь лучше слышно?

– Да, теперь лучше. Так, значит, говоришь, что меня нет в живых? Значит, выходит, что приказ дал ты, Игнат?

– Какая разница, я или не я? Все равно тебя скоро не будет, Глеб. Мы тебя найдем, из-под земли достанем, – начал угрожать Игнат.

– А зачем меня искать? Я тут рядом, – сказал Глеб и тут же дал знак Антону. Тот быстро кивнул и вскинул на плечо гранатомет. – Ты даже можешь на меня посмотреть, если хочешь. Я под твоим окном нахожусь. Не видишь меня?

Глеб увидел, как Игнат отодвинул штору и стал всматриваться в темноту, поднеся ладонь к глазам, вероятно, электрический свет мешал ему. Затем он услышал в трубке:

– Эй, вы, погасите свет, ничего не видно!

Все, сейчас свет погаснет, и возможности убрать Игната не будет! Глеб быстро махнул рукой, давая сигнал Антону. Тот прижал гранатомет к плечу, но почему-то медлил. В коттедже погас свет.

– Алло, алло, – говорил Глеб, – Игнат, ты меня слышишь?

– Да, слышу, но не вижу.

– Сейчас увидишь, – ответил Глеб. В ту же минуту раздался выстрел, и из гранатомета вылетел мощный снаряд, который, как ракета, с шумом понесся в сторону коттеджа. Секунда – раздался мощный взрыв.

Глеб только увидел, как рухнула стена коттеджа, соединяющая два окна, как моментально вспыхнуло пламя. Вероятно, снаряд попал в одну из труб газового отопления и газ, вырвавшись наружу и соприкоснувшись с пламенем от снаряда, тут же с большой силой рванул.

В дальнейшем Глеб видел, как стала обваливаться крыша коттеджа.

– Уходим! – закричал он.

Все заскочили в машину, водитель резко нажал на газ, и бежевая «шестерка» рванула в сторону ворот.

– Ты куда едешь? – закричал Глеб.

– Мы только там сможем развернуться, – стал говорить водитель. – Дорога узкая, только там можно развернуться! – повторял парень.

Неожиданно ворота коттеджа распахнулись, и оттуда выскочили несколько человек с автоматами. Они открыли огонь по приближающейся машине. Глеб на ходу выбил лобовое стекло и стал стрелять из «ТТ». Паренек на заднем сиденье стал передергивать затвор автомата, но его почему-то заклинило. Практически стрельбу вел только Глеб.

– Сейчас я шарахну по ним, – сказал Антон, вытаскивая гранатомет. Но тут же Глеб увидел, как пуля попала Антону в голову и он упал замертво.

Водитель, пристегнувшись, летел прямо на стреляющих ребят. Еще мгновение – и Глеб почувствовал острую боль в плече. Теперь и он не мог стрелять. Вся надежда – на водителя.

Водитель приблизился к стреляющим почти вплотную. Глебу казалось, что еще секунда – и их машина либо взорвется, либо их прошьют автоматные очереди. Но тут водитель резко ударил по тормозам и развернул машину почти на полном ходу.

Машина еле устояла на колесах. Водитель дал задний ход. Теперь машина шла задом прямиком на стреляющих. Те стали отступать. «Только бы не попали в бензобак!» – думал Глеб, держась за раненое плечо. Одежда была уже влажной от крови.

Машина рванулась вперед. Через несколько секунд они уже скрылись за поворотом.

Глеб, с трудом перебарывая боль, повернул голову назад, чтобы посмотреть на сидящих там ребят. Он увидел, что оба мертвы. У Антона и у парнишки, который так и не успел воспользоваться своим автоматом, были прострелены головы. Вероятно, пули влетели через разбитое заднее стекло.

Вскоре они подъехали к машине, где в резерве находилось два человека. Ребята быстро перетащили раненого Глеба в джип. Глаза их расширились от ужаса. Они увидели мертвых Антона и молодого пацана. Глеб еле выдавил:

– Похороните их.

Потом он повернулся к водителю и сказал:

– Машину сожги поскорее.

Тот кивнул:

– Все сделаю, Глеб!

Двое ребят, укладывая Глеба на сиденье, приговаривали:

– Ничего, Глеб, все будет нормально! Успеем к врачу! Сейчас поедем!

Джип на огромной скорости летел в сторону Москвы. Глеб знал, что сейчас его везут к врачу, к тому самому хирургу, с которым они познакомились еще три года назад и который время от времени за деньги лечил их при легких ранениях, а также от венерических болезней, которые иногда подхватывали ребята после общения с проститутками.

Врач жил в Митино, в новостройке. Ребята летели туда на бешеной скорости. В пути Глеб несколько раз терял сознание от сильнейшей боли. Ему казалось, что рука у него не действует.

Врач тут же спустился вниз, осмотрел Глеба и вынес диагноз:

– Я ничем не могу помочь, ребята, – он покачал головой. – Его нужно срочно везти в больницу. Если вы промедлите, он умрет от потери крови.

– Да, но там менты, они же сразу возбудят дело о ранении!

– Выбирайте. Иначе он умрет через час, самое большее – через два. Очень большая потеря крови.

Выхода не было. Глеба повезли в больницу. Через несколько минут он уже лежал на операционном столе. Над ним ярко светила мощная лампа. Люди в белых халатах склонились над ним. Кто-то сделал ему укол. Глеб ничего не мог говорить. Медсестра ласково сказала ему:

– Ничего, сейчас ты заснешь, и больно не будет, – и стала водить около его глаз рукой. Но Глеб уже ничего не видел и не чувствовал. Он потерял сознание…


Глава 14 ПОВОРОТ В СУДЬБЕ | Криминальная история России. 1995-2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль | Глава 16 СМЕРТЬ В ЛЕФОРТОВО