home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



26

Шлюпка шла к берегу тихо, лишь вода тихо поплескивала под носом и лопастями весел, бесшумно двигавшихся в хорошо смазанных уключинах. Темный берег, похожий в этом месте просто на изломанную линию, медленно приближался. Силуэт яхты, едва заметный на фоне часто бликующей воды и звездного неба, казался не настоящим, словно его из бумаги вырезали и на окружающую действительность наклеили.

На берегу снова несколько раз вспыхнул и погас огонек, и сидящий на носу шлюпки Байкин ответил тем же, открывая и закрывая окошко фонаря. Нас ждали.

Вчера я встретился в городе с Анисимом, и мы, обсудив все детально, решили, что яхте надо уходить из порта открыто, официально, со всем экипажем на борту. Чтобы не вызывать лишних вопросов, которые неизбежно возникнут, если боевая группа останется на берегу, а судно уйдет. Поэтому сейчас Анисим с лошадьми должен был нас ждать за Угловым мысом — довольно подлым местом с каменистым дном и множеством подводных скал, куда боятся подходить суда, особенно по ночам, но куда не так уж сложно подобраться на лодке, особенно ориентируясь по сигналам с берега. И вот эти сигналы сейчас и подавались, если, конечно, Анисим жив и здоров, и за него не делает это коварный враг, раскусивший наш хитрый замысел.

Берег все ближе и ближе, над лодкой словно облако повисло, настолько сильно ощущается напряжение. Я сам, пытаясь разглядеть возможные угрозы, вцепился в карабин с глушителем так, что руки вспотели, пришлось обтирать их об штаны.

Пляжа в этом месте не было, лодка ткнулась увешанными кранцами носом прямо в камень, Байкин бросил конец и чьи-то руки ловко подтянули шлюпку, прижав к берегу. Будь сейчас волнение, или не указывай нам Анисим путь, мы бы даже не подобрались так близко, это единственное пригодное для высадки место надо знать.

— Пошли! — скомандовал я, выскакивая следом за Петром на камень. — И осторожно, скользко здесь!

Анисим, а это был он, подсветил фонарем, сказал:

— Вон туда, левее забирайте, за тем плоским камнем уже галька, можете прыгать.

Раз камень, второй, затем этот самый плоский, размером с баркас, а за ним уже галька, точно. И за галькой трава начинается.

— Все, давайте обратно! — крикнул я гребцам, убедившись, что вся боевая группа без происшествий перебралась на берег.

Лодку оттолкнули и затем Анисим с помощью Фрола продолжали подсвечивать им фонарями, которые теперь работали за створные знаки. Все, высадились.

— Далеко идти? — спросил я после того, как мигнули уже с борта "Аглаи", показав, что шлюпка пришвартовалась.

— Нет, рукой подать, вон за тот холмик — да и все, — сказал Анисим. — Там и лошади.

— Без происшествий?

— Вроде бы без. Но сам понимаешь, лошадей с нами много, и следов они много оставляют. Если есть хвост, то нам его так просто не обнаружить. "Нам" — это в смысле я не один, еще с лошадьми человек.

— Ничего, с утра проверимся, — уверил его я. — Нас теперь много и специалисты по этому делу найдутся.

Подразумевал я Фрола, разумеется. Следопыт и есть следопыт. А заодно спросил:

— Кстати, а с тобой кто?

— Николай. У меня работает и всегда работал. Он не в городе был, а там, куда мы едем.

— Понял.

Что-то примерно такое я и думал.

— Сапоги у всех высокие? — спросил Анисим. — Тут змей полно, так что в ботиночках обычных лучше бы не ходить.

— У всех, у всех, не дурные здесь собрались, — успокоил его Байкин. — Ты веди давай, в лагере все обсудим.

Идти и правда пришлось недалеко, минут пятнадцать, не больше. Шуршала под ногами трава, дул с моря легкий ветерок, и даже земля под ногами была вполне ровной, никто почти что и не спотыкался. Вскоре послышалось короткое негромкое ржание, а как ближе подошли, так я и запах лошадей учуял. Лагеря пока Анисим не разбивал, лишь лошадей сбатовали, и рядом с ними я увидел высокого, худого жилистого мужика с растрепанной бородой, вооруженного коротким кавалерийским или абордажным, как здесь принято называть, рычажным карабином.

— Лошадки хорошие, у Макара Кривого взял, а он лошадей и разводить, и учить умеет. У кого своей конюшни нет, все к нему обращаются, — пояснил Анисим. — Знакомься, Николай это.

Мужик молча протянул мне сильную руку, коротко тряхнул мою.

— Алексей, — представился я ему и снова повернулся к Анисиму: — То есть наем семи лошадей при одном всаднике подозрений не вызовет?

— Не семи, а девяти, еще в запас две, мало ли что, и у Николая своя, а вот насчет того, что подозрений не будет — за это не поручусь, — сказал Анисим, но, похоже, только в силу присущей ему привычки сомневаться во всем. — Но такое тоже бывает: приходит один, а коней берет на целую группу.

— Понятно.

— Ладно, лошадей и сбрую к утру разберете! — повысил голос Анисим. — Дальше я вам не обслуга. А пока ночуем.

Вскоре загорелся костер, лошадей разбатовали, но отпускать не стали, даже стреножив, просто опасаясь того, что с ними может что-то случиться. По чьей-то злой воле, разумеется. Против той же воли выделили караулы, по два бойца за смену. Тут уже деваться некуда, Анисим прав — и такое количество коней не укроешь, если за нами кто-то следить решил, а вот с костром караульные даже скрытней будет, ночью огонь и внимание притягивает, и наблюдать мешает.

Свободные же от дежурства расселись у костра кругом, взялись чай кипятить, а Петр начал выкладывать еду, что с собой прихватили.

Где-то отчаянно заорала ночная птица, и прежде чем кто-то успел вопрос задать, Николай сказал:

— До леса отсюда рукой подать, просто в темноте не видно его. Там орет.

— Путь лесом будет?

— Поначалу. И потом, когда уже от места к Зимнему лежбищу пойдем, почти все время лесом выйдет. Но дорога есть и лес чистый, это тебе не джунгли.

— Понял.

Лес тут, на Овечьем, примерно как тот, в каком я Павлом в прятки играл, действительно чистый и вполне сухой. Засаду в таком устроить легко, и следы от прохода десяти лошадей скрыть не получится. А вот насчет того, что засаду нам устроят до встречи с тем человеком, за которым мы едем — сомневаюсь очень сильно. Смысла нет. Так.

Где он прячется — никто не знает, а то заинтересованные лица, кто бы они ни были, давно приняли бы меры по его захвату и устранению. Значит, в идеале, если есть хвост, за нами должны следить дотуда, а уже после напасть. Если достаточно сил. Или просто посадить стрелка на дороге, такого, вроде нашего Фрола, да и снять нужного человека одним метким выстрелом.

Что это все значит? То, что надо выявлять слежку до того, как мы дойдем до места. Способы есть и выявлять будем. А вот дальше решения будем принимать по мере развития ситуации. Но готовиться надо ко всему.

Перебравшись к Анисиму, спросил тихо:

— Карта дороги с собой есть? Теперь уже можно, никуда информация не уйдет.

Анисим до сих пор держал маршрут в секрете, видать, не доверяя до конца нашим способностям хранить тайны. Сейчас же, выслушав меня, он просто кивнул и полез в свою сумку за картой. Повернувшись к свету костра боком, развернул ее, сказал:

— Смотри. Вот здесь мы…, - он вытащил из кармана перочинный нож и откинул узкое лезвие, пользуя его вместо указки. — Вот так пойдем, вот дорога. Раньше дальше лес рубили и по ней возили, так что она нормальная. И идет она вот так…, - он ткнул острием в изгиб узкой серой линии, — здесь к побережью сворачивает. Там старая лесопилка и маленькая пристань, раньше там доску грузили на баржу и возили в Вольный. А вот тут поворот и идет на плантацию, видишь?

— А такая петля почему?

— Холм здесь крутой, дорога обходит.

— На него с обратной стороны подняться можно?

— Можно… наверное. Я сам не поднимался. Николай! — окликнул Анисим помощника. — Подь сюда на минутку, вопрос к тебе есть.

Николай тихо пересел к нам, не сказав ни слова. А заодно и Байкин подтянулся, усевшись по-турецки.

— Ты вот этот холм помнишь? Ты ведь там часто бываешь.

— Помню. Я с него пару раз кабанов стрелял. Они вот так ходят, к водопою, — его толстый палец скорее закрыл нужную часть карты, чем показал маршрут кабаньего движения.

— То есть на холм с этой стороны подняться можно? — уточнил я, сорванной соломинкой показав на обратную сторону изгиба дороги.

— Отсюда? Можно. Отовсюду можно. А что ты хочешь?

— Место для засады подобрать. Но не просто засады, а с хитростью…

— Не, там место плохое, — сразу сказал Николай. — Вершина почти голая, видно будет. Засаду надо вот тут делать, если действительно надо, — он тоже выдернул травинку из земли, сломал пополам и уголком показал на место в карте. — Тут ручей, берега крутые, его только по мосту. Мост узкий и дорога видишь какая?

Точно, дорога к мосту шла по прямой. Метров…

— Сколько здесь? Двести?

— Чуть больше ста, я думаю. Но все это время они будут на тебя прямо идти. Если вообще будут.

— Так, хорошо, — кивнул я. — Но этого мало, нам затяжной бой не нужен. Кстати, Анисим, сколько людей может выставить тот, кто…, - я чуть задумался над формулировкой, — … кто может за нами идти, так скажем?

— Ну, на нашего человека зуб конкретно у Никона Большого, так что именно его и опасаться в первую очередь. Под рукой у него десятка два человек обычно, а сколько собрать может…, - Анисим усмехнулся, — надо будет — и сотни три соберет.

— А сейчас ему надо? — уточнил я.

— Ему всегда надо, да не думаю, что он что-то узнает. А если узнает, то успеет. Так что в самом худшем случае — десятка два, я так думаю.

— Десятка два для нас все равно много, — вздохнул Байкин.

— Много, — согласился с ним я. — Но это если с ними в драку лезть. А нам такое без надобности. Нам бы лучше оторваться и уйти.

— В десять-то лошадей? — подал голос прислушивавшийся к разговору Фрол. — По таким следам я нас с закрытыми глазами найду, наощупь.

— На берегу нас могут поддержать, сам знаешь. Но это при условии, что погоня не на пятках будет. Леонтий, — обернулся я к нашему гранатометчику, — ты ракеты не забыл часом?

Вообще-то я весь отряд пере высадкой сам проверял, но у меня такое вечно, все боишься, что забыл что-то важное. Вроде и знаешь, что не забыл, а все равно.

— Весь комплект с собой, — вялым сонным голосом отозвался здоровяк, уже улегшийся спать.

— Ага, это хорошо, — я снова переключился на карту. — Так, а это плантация, получается? Чья она, к слову?

— Она вроде земли на продажу, — откликнулся Анисим. — А я за распорядителя. Николай за объездчика.

— А по факту?

— А по факту тебе знать не надо. Не обрабатывается сейчас земля, уже год как.

— А что там есть?

— Дом с подвалом, пара сараев маленьких и один большой. Конюшня пустая. Все требует ремонта.

— Посторонние часто там бывают?

— Почти никогда, — Николай потрогал жестяную кружку, остыла ли, но пить не стал, видать, горячий еще чай. — Кому туда ездить? Только если покупатели. Она в стороне от всех дорог.

— И оттуда всего одна дорога, вот сюда, откуда мы и свернем? — уточнил я.

— В том и дело, что нет, — снова заговорил Анисим. — Есть еще от плантации тропа вот сюда, на старую просеку, — он снова потыкал в карту острием ножичка. — А по ней можно выйти к Дерьмовому заливчику, видишь? И еще вот сюда, к плантации Боголюбова. И еще можно свернуть опять вот так — и на дорогу к Зимнему лежбищу.

— Хочешь сказать, что будет трудно перехватить? Не угадаешь?

— Верно. Только гнаться следом. Потому эту землю и покупали.

— Потому? — усмехнулся я.

Ну да, ну да, на случай кого спрятать, надо целую плантацию с выходом к двум потайным бухтам. Я дурак, я поверю. Хотя выглядит больше похожим на то, что через такое место можно высадить и спрятать целый отряд, случись такому прибыть на остров. И этот отряд неожиданно может дойти почти до Вольного. Так все же Особый отдел что-то планирует по поводу свободной территории? Или тут что-то другое? Может и другое, варианты всякие есть.


предыдущая глава | Ветер над островами — 2 | cледующая глава