home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

На следующее утро в одиннадцать сорок мы с Люси приехали в аэропорт Батон-Ружа, где и стали поджидать Джо Пайка. Мы провели вместе двадцать восемь минут и сумели остаться в одежде. Я гордился собой. Какой самоконтроль! Конечно, приходилось бороться с судорогами, но я все равно остался собой доволен.

Когда самолет Пайка приземлился, Люси спросила:

— А как я его узнаю?

— В нем шесть футов и один дюйм роста, весит Пайк сто девяносто фунтов. У него короткие каштановые волосы, на дельтовидных мышцах татуировка в виде больших красных стрел. Он будет в джинсах, серой фуфайке без рукавов и темных очках.

— Откуда ты знаешь, как он будет одет?

— Он так одевается.

— Всегда?

— Если холодно, он надевает форменную куртку морских пехотинцев.

— А что он носит в торжественных случаях? — улыбнулась она.

— Он склонен к постоянству. Джо Пайк — самый последовательный человек из всех, кого я знаю.

— Хммм.

— Если он говорит, то говорит прямо. Вообще он мало говорит. Так уж он устроен.

— Такое впечатление, что ты меня предупреждаешь.

— Готовлю. Это более подходящее слово.

Джо Пайк материализовался в группе с другими пассажирами: только что его не было, а потом он раз — и появился, словно при проявке одну фотографию наложили на другую. Он подошел к нам, и мы обменялись рукопожатием. Я сказал:

— Люси Шенье, это Джо Пайк. Джо, Люси.

Люси протянула руку с приветливой улыбкой:

— Рада с вами познакомиться, мистер Пайк.

Пайк повернулся к Люси и полностью сосредоточил на ней свое внимание. Он всегда так себя ведет. Ты либо существуешь для него, либо нет. И если ты существуешь, он полностью отдается общению.

— Джо, — сказал он, взял ее руку, чуть-чуть подержал, а потом поцеловал.

Сама любезность.

— Благодарю вас, — просияла Люси.

— Вы отличная пара.

Это ей тоже понравилось.

— Неужели так заметно?

Джо кивнул.

— Уже можешь отпустить ее руку, Джо, — вмешался я.

Голова Джо повернулась в мою сторону, глаза, как всегда, были скрыты за темными стеклами. Уголок рта дернулся, и он отпустил руку Люси. Джо никогда не улыбается, но если уголок его рта чуть подрагивает, это означает, что он находит ваши слова забавными. Он опять посмотрел на Люси, потом перевел взгляд на меня. И его губы снова дрогнули. Для Джо это самый настоящий приступ смеха. Просто истерическое состояние.

— У меня сумка, — сказал он.

Мы получили из багажа брезентовый мешок защитного цвета, затем сели в машину и поехали в офис Люси. Пайк сел сзади, Люси устроилась на переднем сиденье. Она сидела боком, чтобы видеть Пайка.

— Джо, вы бывали раньше в Луизиане?

— Угу, — отозвался Пайк.

— И когда это было?

— Довольно давно.

— Вам здесь понравилось?

Пайк не ответил. Она повернулась еще больше, чтобы рассмотреть его получше.

— Джо?

Пайк смотрел в окно, и окружающий ландшафт отражался в стеклах его солнцезащитных очков. Пайк оставался абсолютно невозмутимым.

Люси посмотрела на меня, и я похлопал ее по коленке.

«Теперь понимаете?»

Пока мы ехали, я ввел Джо в курс дела, рассказав о Милте Россье и Джоди Тейлор, а также о том, чего хочет от нас Джоди, что мне удалось узнать о Леоне Уильямсе и как Россье использовал эту информацию против супругов Будро. А потом пришла очередь Джимми Рэя Рибнэка и Сэнди.

— Люси по своим каналам навела справки о Сэнди в департаменте автомобильного транспорта, и мы теперь знаем ее полное имя и адрес.

— Фамилия Сэнди — Бержерон, — сказала Люси. — Ей двадцать восемь лет, она не замужем, работает в системе социального страхования, в Капитолии.[35]

— Парень вроде Джимми Рэя вряд ли сумел достать официальные документы без посторонней помощи. Весьма вероятно, что ему помогла Сэнди.

— Хмм, — сказал Пайк. Первый звук, который он издал за последние пятнадцать минут. — А как насчет Россье?

Люси вытащила из портфеля большой конверт из плотной бумаги и протянула Пайку.

— Мой друг из офиса окружного прокурора дал мне распечатку досье Милта Россье. В шестидесятых и семидесятых Россье контролировал проституцию и занимался рэкетом, пока в семьдесят третьем не попал в тюрьму за продажу амфетаминов местным байкерам. Он провел двадцать четыре месяца в Анголе, потом занялся разведением рыбы. Его рыбная ферма вполне легитимна, но он использует ее для отмывания денег. Россье привлекался как заказчик двух убийств на почве наркотиков, а еще подозревался в причастности к шести другим убийствам.

Пока Люси говорила, Пайк просматривал документы.

— Так почему же этот тип все еще на свободе? — спросил он.

— Дело пришлось прекратить после исчезновения одного из главных свидетелей. Они не считают, что Россье сам нажал на курок, но уверены, что заказчик именно он. Полиция полагает, что стрелял Лерой Бенетт или Рене Лаборд.

Пайк протянул ей документы, но Люси покачала головой:

— Если хотите, можете оставить их у себя. Только осторожнее. У моего друга будут неприятности, если станет известно, что он сделал для меня копию.

— Он? — спросил я.

Пайк постучал меня по плечу. Привлекал мое внимание.

— Ты думаешь, что Россье втянул Будро в противоправную деятельность?

— Нет, я так не считаю. Мне кажется, он просто смотрит в другую сторону, чтобы не мешать Россье проворачивать свои делишки.

— Но мы не знаем какие, — заметил Пайк.

— Пока нет, — покачал я головой, — но, надеюсь, Сэнди Бержерон нам что-нибудь расскажет.

Пайк отвернулся к окну.

— Дурацкое занятие — помогать тем, кто этого не хочет, — заметил он.

Люси вызывающе посмотрела на Пайка:

— Миссис Будро хочет, чтобы ей помогли. Она хочет, чтобы прошлое больше ее не мучило. Джоди Тейлор наняла нас, чтобы мы это сделали.

— Нас, — с нажимом повторил Пайк.

— У вас что, имеются какие-то сомнения?

Уголок рта Пайка дрогнул.

— Вовсе нет, — ответил он, сжав ее плечо. — Спасибо за помощь.

— А в каких ты отношениях с тем парнем из офиса окружного прокурора? — нахмурился я.

— Я люблю человека с сумасшедшим выбросом гормонов в кровь, — тяжело вздохнула Люси.

Мы высадили Люси возле ее офиса. Она собрала свои вещи и протянула руку Джо Пайку:

— Была рада с вами познакомиться, Джо. Вы интересный человек.

— Да, — согласился Пайк.

Люси поцеловала меня, вышла из машины и зашагала в сторону своего офиса. Я повернулся назад и посмотрел на Джо:

— Она говорит, что ты интересный, а ты отвечаешь «да»?

Пайк пересел на переднее сиденье.

— А ты хотел, чтобы я солгал?

Мы подъехали к капитолию и припарковались в тени огромного дуба, растущего на берегу озера. Капитолий штата Луизиана, построенный в стиле ар-деко, насчитывал тридцать четыре этажа. Здание, возвышавшееся над рекой Миссисипи, было совсем как Эмпайр-стейт-билдинг в миниатюре. Это самый большой капитолий в стране, именно такое место гражданин Кейн[36] назвал бы домом. Именно здесь убили Хью Лонга.[37]

Группа туристов пенсионного возраста из Висконсина как раз входила в вестибюль. Мы последовали за ними, проскользнув мимо двух охранников, которые со смехом обсуждали успехи футбольной команды Нового Орлеана, и на лифте поднялись на шестой этаж. Именно здесь находился отдел социального обеспечения. Конечно, мы могли бы позвонить заранее Сэнди Бержерон и условиться с ней о встрече. Возможно, она даже согласилась бы поговорить с нами, но уверенности у меня не было. Иногда сюрприз действует на людей лучше.

Мы вошли в дверь с табличкой «Социальное обеспечение» и подошли к чернокожей женщине, сидевшей за высокой стойкой. Похоже, проскочить мимо нее, чтобы пройти в отдел, было задачей не из легких.

— Я хотел бы увидеть Сэнди Бержерон, — заявил я.

Люси удалось выяснить, что должность Сэнди называется «инструктор но составлению заявлений» и что она работает в этом офисе.

— Она вас ждет? — поинтересовалась женщина.

Я одарил ее одной из своих лучших улыбок.

— Мы хотели сделать ей сюрприз. Скажите, что это Джимми Рэй Рибнэк.

Сэнди либо знает о его смерти, либо нет. Если знает, то тогда может вызвать охрану. Если нет, то встретится с нами.

Женщина сняла телефонную трубку и набрала номер.

— Мы подождем за дверью, — сказал я.

Женщина, прикрыв трубку ладонью, ответила, что не возражает, и мы с Пайком вышли в коридор.

Не прошло и тридцати секунд, как из-за двери выпорхнула молодая женщина. У нее были светлые взбитые волосы, тонкие плечи и кольца на среднем и безымянном пальцах правой руки, как у женщины на фотографии в офисе Рибнэка. Значит, это Сэнди Бержерон позволила Джимми Рэю сфотографировать себя без одежды. Она явно переусердствовала с косметикой, а ее ногти были цвета жвачки «Базука».

Она недоуменно посмотрела на нас с Пайком и даже заглянула нам за спину — явно искала Джимми Рэя. Потом нахмурилась и собралась было уйти.

— Мисс Бержерон? — спросил я.

Она остановилась, и на лице у нее появилось удивленное выражение.

— Вы пришли с Джимми Рэем? — Значит, она не знала, что он мертв.

— У нас плохие новости, мисс Бержерон. Где мы могли бы поговорить?

Сэнди снова оглядела нас с Пайком, и я увидел, что она встревожилась.

— Вы из полиции?

— Нет, мэм, — ответил я.

— Где Джимми? Мне сказали, что он пришел.

— Он не сумел прийти. Где мы можем поговорить?

Я видел, как мир вокруг Сэнди замедляет свой бег. Потолок опускается все ниже, дальний конец коридора стремительно приближается, а пульс постепенно заглушает все остальные звуки. Она покачнулась, словно тростинка на ветру, тряхнула головой и повернулась, собираясь вернуться в офис. Я взял ее за руку и негромко сказал:

— Джимми мертв. Его заказал Милт Россье.

Сэнди попыталась уйти, но я продолжал ее удерживать, и она перестала вырываться. Из ее глаз потекли слезы, она отчаянно заморгала, но наконец сумела взять себя в руки. Люди проходили мимо нас по коридору, входили в кабинеты, направлялись к лифтам. Я выпустил ее руку и отступил на шаг.

— Мы не из полиции и не от Милта Россье. Мы не сделаем вам ничего плохого.

Она молча кивнула.

— Я частный детектив, и мне нужен Милт, а не вы. Мне необходимо его достать. Вы меня понимаете?

Она снова кивнула. Старалась выровнять дыхание.

— Он убил Джимми Рэя?

— Да. И у меня есть все основания так полагать.

— Это ведь как-то связано с документами?

— Нам не следует разговаривать в коридоре.

Она отвела нас в кафе для сотрудников, где пахло гамбургерами и лимской фасолью. Мы сидели за столом с видом на город и пили кофе, а Сэнди Бержерон рассказывала нам, как десять месяцев назад она встретилась с Джимми Рэем. Он пришел в ее офис с просьбой скопировать для него документы, связанные с удочерением Джоди Тейлор. Так все и было: он просто вошел и попросил сделать для него копию. Естественно, ему отказали, но Джимми Рэй подстерег Сэнди в коридоре возле автомата с кока-колой, где возмущенно заявил, что эта сучка начальница, так он назвал миссис Вашингтон, просто хотела получить на лапу. Потом Джимми попросил у Сэнди разменять доллар. А еще через несколько дней он, к удивлению Сэнди, позвонил в ее офис и заявил, что хочет поговорить с «хорошенькой блондиночкой». Они соединили его с двумя другими женщинами, прежде чем догадались позвать Сэнди Бержерон, которую только с большой натяжкой можно было назвать хорошенькой. О чем она прекрасно знала и из-за чего страдала.

Три недели спустя, когда они лежали в постели, он спросил: «Неужели с этими проклятыми документами столько проблем? Они что, держат их в сейфе?»

И еще через две недели, когда они снова лежали в постели, он спросил, видела ли она когда-нибудь такие документы, а если нет, как она может знать, что они вообще существуют.

А когда прошла еще неделя — и они опять лежали в постели, — он спросил, не может ли она посмотреть документы, в которых говорится об удочерении Джоди Тейлор, и если да, не сможет ли сообщить ему имя ее настоящей матери?

Она сказала, что Джимми не просил ее украсть документы, но она так нервничала, что ей показалось проще скопировать все бумаги, чем просто стоять и читать. И она их скопировала.

— Вы знали, что Джимми Рэй работает на Милта Россье? — спросил я.

— Нет, тогда он на него не работал. Джимми просто искал материал, чтобы продать в «Нэшнл энкуайрер» или в один из других журналов. Но потом он узнал про Леона Уильямса и про шерифа. Тогда-то Джимми Рэй и обратился к Милту Россье.

— Вы знали, что он занимается шантажом?

Сэнди смутилась.

— Джимми Рэй сказал, что мистер Россье заплатит ему аванс. И что ему больше не придется работать механиком. Джимми хотел сделать карьеру.

— Но теперь-то ему не нужно об этом беспокоиться, — бросил Пайк.

Сэнди Бержерон посмотрела на него, а потом принялась пить кофе.

— Джимми Рэй рассказывал вам, почему Милт шантажирует шерифа?

Она покачала головой.

— А он говорил что-нибудь о бизнесе Россье?

— Мне очень жаль.

— Постарайтесь вспомнить.

Сэнди поставила чашку с кофе и принялась постукивать по столу. У нее были очень длинные ногти — наверное, накладные.

— Джимми было известно далеко не все, чем занимался старик, и Джимми Рэй тратил много времени, чтобы это выяснить, — наконец произнесла девушка. — Он сам мне рассказывал. Он говорил, что мистер Россье очень осторожен — и его никогда не поймают. Он сказал, что многому научился у старика.

— Чему, например?

Я видел, как она напряженно вспоминает.

— Он сказал, что старик никогда ни в чем не участвует сам. За него это делает другой парень.

— Лерой Бенетт.

— Джимми Рэй называл его марионеткой. Он сказал: если возникнут проблемы, за все будет отвечать марионетка.

— Что-то еще?

Она пожевала губу, мучительно стараясь вспомнить.

— Он рассказал мне об одном месте. Это бар под названием «Дом у реки».

— Угу.

— Мистер Россье является его владельцем. Джимми Рэй сказал, что старик купил его для того, чтобы не проворачивать незаконные дела у себя дома. Джимми считал, что это очень умно с его стороны. Он говорил, что марионетка старика отправляется в «Дом у реки», где решает все проблемы. Таким образом, мистеру Россье ничто не грозит. Понимаете?

Я посмотрел на Пайка, и он кивнул.

— Если мы хотим отыскать улики, нам необходимо туда наведаться, — сказал Пайк.

Сэнди Бержерон обхватила себя руками.

— У меня будут неприятности? — спросила она.

Я посмотрел на нее.

— Весьма возможно, но не из-за нас. Копы будут расследовать убийство Джимми Рэя и могут выйти на вас, как это сделали мы, но в любом случае они узнают о вашем существовании не от нас.

Она кивнула, уставившись на свою чашку.

— Я знаю, что поступила неправильно. И сожалею об этом.

— Конечно.

— Наверное, мне лучше поехать домой. Я что-то плохо себя чувствую.

Мы вместе дошли до лифтов. Она нажала кнопку «Вверх». Мы нажали кнопку «Вниз». Первым пришел лифт, направлявшийся вверх, однако Сэнди не стала в него входить.

— Я знаю, о чем вы думаете, но это не так. Джимми Рэй не использовал меня. Он меня любил. Мы собирались пожениться. — Она стояла, расправив плечи, словно ждала, что я стану с ней спорить.

— Сэнди, — начал я.

Она посмотрела на меня, но ничего не сказала.

— Я познакомился с Джимми Рэем незадолго до его смерти. Он говорил только о вас. Он действительно хотел на вас жениться. Он мне говорил.

Она дважды моргнула, и ее глаза наполнились слезами. Сэнди шагнула в лифт, двери закрылись, и она уехала.

Мы немного постояли молча, а потом Пайк спросил:

— Это правда?

Прибыл лифт, идущий вниз. Мы сели, но я так и не ответил на его вопрос.


Глава 23 | Река Вуду | Глава 25