home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

Уиллетс надел на меня наручники, и Рене помог ему посадить меня на заднее сиденье «полары» Бенетта. Уиллетс тяжело дышал, струи дождя стекали с его шляпы, вспышки молнии озаряли плащ помощника шерифа округа Евангелайн. Деревянная дверь бара была закрыта, и я подумал, что, возможно, ее, уходя, закрыл Бенетт. Возможно.

Между тем Бенетт и коротышка с густыми усами грузили тела в багажник «БМВ» Эскобара. Очевидно, коротышка был помощником Дональдо Примы. Дональдо Прима подошел к «поларе» и помахал пушкой у меня перед носом.

— Этот говнюк хотел меня подставить? — Он еще не остыл после убийства.

— Этот сукин сын нам еще может понадобиться! — рявкнул Россье. — Убери ствол!

Прима, отпихнув Россье, завопил:

— Я сейчас выколочу из него все дерьмо!

Но тут Рене схватил Приму, отобрав у него оружие. Прима что-то зашипел по-испански.

— Вели ему меня отпустить! — крикнул он Милту.

Россье заставил Рене отпустить Приму, а потом Россье и Прима направились к машине Эскобара, где их уже ждали Бенетт и коротышка. Уиллетс сел рядом со мной на заднее сиденье «полары», Рене остался стоять под дождем. Рене был в плаще, но пуговицы не застегнуты, словно он просто про них забыл. Капюшона не было, и дождь лил ему прямо на голову. Уиллетс сидел, сжимая в руке служебный револьвер. Он тяжело дышал и не отрываясь смотрел в заднее окно на группу людей под дождем, словно меня здесь и не было. Стекла машины стали потихоньку запотевать.

— Сколько стоит купить такого парня, как ты, Уиллетс? — спросил я.

— Заткнись.

— Я знаю, он неплохо тебе платил, чтобы ты приглядывал за шерифом, но хватит ли этого, чтобы купить себе спокойный сон?

— Заткнись!

— Уиллетс, если решишь продать свои яйца на вес, тебе не хватит, даже чтобы заплатить за парковку.

Уиллетс посмотрел на меня, дважды моргнул и ударил револьвером. Дуло рассекло кожу над левой бровью, голову отбросило назад. Перед глазами возникли черные круги, затем заплясали золотые искры, а потом осталась лишь острая боль в голове. Но я нашел в себе силы ухмыльнуться.

— Ты ведь не думал, что до этого дойдет, когда всех продавал. Верно? Такие парни, как ты, никогда не думают о том, что будет потом. Но события начали разворачиваться слишком быстро, и тебе стало страшно. Ты вляпался по уши, Уиллетс, и у тебя есть все основания бояться.

Уиллетс облизал губы и посмотрел на людей под дождем. Похоже, не на шутку испугался.

— Сейчас не мне нужно об этом беспокоиться, — ответил он.

— Ты участвовал в убийстве Рибнэка?

Он все еще не смотрел на меня.

— Здорово, Уиллетс. Просто здорово.

Лерой и Милт вернулись к «поларе». Прима направился в сторону бара, а Лаборд и коротышка сели в «БМВ» Эскобара. «БМВ» тронулся, из-за угла появилась патрульная машина Уиллетса. Мы поехали вперед, патрульная машина пристроилась за нами. Из бара никто даже не выглянул, чтобы посмотреть, что здесь происходит. Возможно, все перекрывали шум дождя и удары грома.

— Не могу поверить, что ты не купился, Милт. Две штуки за голову — хорошие деньги.

Россье повернулся с переднего сиденья и ухмыльнулся. Морщинистое лицо старика выглядело чрезвычайно довольным, в руке он держал пушку Бенетта сорок пятого калибра.

— Черт возьми, это сущая правда. Ты почти меня поимел, сукин сын. Я бы заглотил крючок, если бы Уиллетс меня не предупредил.

— Уиллетс — не единственный коп, который в курсе. Многие знают, и Джоэль Будро до тебя доберется. Шантаж больше не сработает.

— Он прав, Милт. Пора кончать эту игру, — выдавил Уиллетс, облизав губы.

— Кто еще знает?

Уиллетс снова облизал губы.

— Парни из участка, жена Джоэля, адвокат из Батон-Ружа и Мерли Комо. Комо отправился домой, женщины остались у Будро.

Милт Россье кивнул, осклабившись еще шире.

— Мы их окружим и прикончим. И все дела. — Он говорил об этом небрежно, словно речь шла о том, положить ли ему маринованные огурцы в сэндвич с мясом.

— Ты спятил! — воскликнул я.

— Боже мой, это просто безумие, — пробормотал Уиллетс.

— Посмотрим, — отозвался Милт.

— Ты не можешь убить столько людей, — растерянно произнес Уиллетс.

Милт кивнул и спросил, знает ли Бенетт, как добраться до места. Бенетт ответил, что знает. Теперь Уиллетс непрерывно облизывал губы.

— Послушай, Милт, ты ведь пошутил, да? Ты же не можешь убить всех этих людей?

Милт наклонил голову и посмотрел на Уиллетса как на дефективного ребенка.

— Сынок, самый простой план — всегда самый лучший. Что еще я могу сделать?

Уиллетс заерзал на сиденье, положив на колени служебный револьвер. Интересно, смогу ли я отобрать у него оружие прежде, чем Милт меня пристрелит?

— Но это же три офицера полиции, — не унимался Уиллетс. — И жена Джоэля. Как мы все объясним? Господь Всемогущий!

— Эй, Уиллетс, а как он собирается объяснить, что только тебе удалось уцелеть? — подал голос я.

— Ну это совсем просто, — спокойно ответил Милт Россье, навел пистолет Лероя Бенетта на помощника шерифа Томаса Уиллетса и нажал на курок.

Раздался оглушительный звук, жар от выстрела опалил мне лицо, голову Томми Уиллетса отбросило назад, потом вперед, фонтан крови брызнул на пол, на стекла и на меня. Тело Уиллетса завалилось на бок и осталось лежать неподвижно.

— Громко получилось, точно свинья пернула, — заметил Лерой.

Милт протянул руку и взял револьвер Уиллетса. Остановив машину, Бенетт засунул тело в багажник, и мы поехали дальше.

— Значит, ты не шутил. Ты действительно собираешься всех убить? — спросил я.

— Угу, — отозвался Милт.

Мы подъехали к дому Джоэля Будро и свернули на подъездную дорожку. Прима поставил патрульную машину позади нас.

— Если хоть один волос упадет с их головы, богом клянусь, Россье, я тебя убью!

— Береги силы, говнюк. Они тебе еще пригодятся, — ухмыльнулся Лерой.

Милт вышел из машины и вместе с Примой и коротышкой направился к входной двери. Улица была хорошо освещена, но дождь разогнал всех по домам. Еще один скучный вечер в раю.

Милт нажал на кнопку звонка, и дверь открыла Эдит Будро. Коротышка протиснулся мимо нее в дом и тут же вышел наружу, ведя за собой Люси и Эдит. Он подталкивал их в сторону патрульной машины. Люси сопротивлялась, и коротышке пришлось зажать ей рот рукой. Ведь никогда не ждешь плохих парней у своей двери. Не ждешь, что они позвонят в дом. Когда Россье садился в машину, он улыбался.

— А теперь посмотрим, как там старина Джоэль. Да, пожалуй, так мы и сделаем!

Непонятно было, к кому он обращается — ко мне или к Бенетту. Может быть, говорил сам с собой.

Они повезли нас на ферму, пробиваясь сквозь толстую завесу дождя. На ферме нас заставили выйти из машины и отвели в барак, где перерабатывали рыбу. «БМВ» Эскобара уже был здесь. Рене стоял в грязи, под дождем, точно огромный равнодушный голем. Увидев его, Милт Россье укоризненно покачал головой. Наверное, к такому невозможно привыкнуть. Они обмотали запястья Люси и Эдит скотчем, а потом заставили нас сесть на пол между разделочными столами. Сквозь распахнутую дверь барака хлестал дождь, но нас не доставал, так как мы были довольно далеко от входа. Задние двери также были открыты, и оттуда тоже летели капли дождя. Милт, Прима и Бенетт собрались вместе, о чем-то посовещались, потом Бенетт сел в «полару» и уехал. Вероятно, отправился сообщить новость Джоэлю. Эдит была очень бледной, Люси выглядела испуганной. Когда Прима и коротышка закончили возиться со скотчем и оставили нас одних, я сказал:

— Какая приятная встреча.

Но Люси даже не улыбнулась. Ее красивая загорелая кожа пошла пятнами, ноздри побелели, взгляд перебегал от Россье к коротышке, Лаборду и Приме, словно в любую минуту могло что-то случиться и она хотела быть к этому готова, так как иначе все будет потеряно навсегда.

— Это еще не конец. Есть еще Пайк, и есть я. Я вытащу тебя отсюда, — прошептал я.

Она кивнула, не глядя в мою сторону.

— Я уже говорил тебе, что меня остановить невозможно?

Улыбка тронула уголки ее губ, и она, не выдержав, посмотрела на меня.

— Ты ведь знаешь, как доставить девушке удовольствие.

— Меня нельзя остановить, — повторил я. — Могу одним прыжком перемахнуть через дом.

Она чуть-чуть расслабилась и слегка кивнула.

— Я обязательно найду подходящий момент, — продолжал я. — Только надо будет, чтобы ты забралась под стол. И ты тоже, Эдит. Слышишь меня?

Эдит сидела совершенно неподвижно, точно восковая кукла, и я не был уверен, что она меня слышит. Тут ко мне подошел Россье и дважды лягнул по ноге.

— Заткнись!

И, оторвав пару кусков скотча, заклеил нам рты.

Мы сидели на влажном цементном полу и наблюдали, как Россье, Прима и коротышка, прохаживаясь по бараку, обсуждали план действий. Рене следовал за Россье, как собака за хозяином. Россье сходил в дом и вскоре вернулся с двумя помповыми ружьями и тощим смуглым парнем. Еще один бандит. Одно ружье он отдал Дональдо Приме, другое — коротышке. Они о чем-то потолковали, стоя в дверях. Говорил в основном Россье, сопровождая свою речь бурной жестикуляцией, после чего коротышка и смуглый парень вышли под дождь. Похоже, готовят огневые позиции. Я немного поработал языком, затем потерся лицом о край разделочного стола, и скотч начал сползать.

Милт остался стоять в дверях, то и дело выглядывая наружу. Вскоре тьму прорезали полосы света, и к бараку подкатила «полара» Лероя Бенетта. Он приехал не один. Я увидел патрульную машину Джоэля. Однако тот не мчался, включив сирену, а ехал медленно и осторожно, чтобы не усугубить и без того тяжелое положение. Оставив «полару» возле барака, Лерой вошел внутрь.

— Я его привез. Я все сделал, как вы сказали. И они поступили именно так, как вы и говорили, черт побери! Я взял их чертовы пушки. Я сломал их чертово радио. — На лице Лероя появилась безумная улыбка, словно мы были детьми и играли в спортивную игру. — Все чертовски просто.

Эдит, как и я, вытянув шею, пыталась увидеть, что происходит. С нашего места была видна патрульная машина. Припаркованная на поле для расстрела. Джоэль вышел наружу, прямо под дождь, а Берри и Дейв Шампань вылезли с другой стороны. Мне показалось, что за спиной Берри промелькнула какая-то тень, но полной уверенности у меня не было.

— А где еще один? — спросил Милт Россье.

— Кто? — удивился Бенетт.

— Тот, кто надрал тебе задницу, черт тебя побери!

Пайка с ними не было.

Бенетт прищурился, вглядываясь в дождь.

— Мы не смогли его найти, Милт. Он остался на болоте.

Лицо Россье перекосилось от ярости, и он с размаху ударил Бенетта.

— Ты, тупой сукин сын! Я сказал — всех!

— Мы не сумели его найти, Милт! — В голосе Бенетта послышались жалобные нотки. — Черт, мы найдем его, когда рассветет.

— Дерьмо! — прорычал Милт Россье, подошел к двери и закричал: — Иди сюда, Джоэль! Давай поговорим!

Стоявший под дождем Джоэль не двинулся с места и только крикнул в ответ:

— Да пошел ты, говнюк! Это ты выходи. Ты арестован!

Тут я услышал какой-то шум в задней части барака, там, где смывали кровь и стояли весы. Может быть, Пайк. Я подобрал под себя ноги и стал еще энергичнее сдирать скотч, прикидывая, что если все пойдет по худшему сценарию, то я закрою Люси своим телом.

— У меня твоя жена, черт побери! — крикнул Россье. — Иди сюда! Попробуем договориться!

Джоэль выступил из темноты и вошел в барак. Кобура у него на боку была пустой. Сначала он увидел меня, потом — жену и Люси. Он выглядел усталым и изрядно постаревшим, совсем как человек, которому без подготовки пришлось участвовать в забеге на длинную дистанцию.

— Ты в порядке, Эдди? — спросил он.

Она молча кивнула.

Никто не смотрел в мою сторону. Воспользовавшись этим, я встал на одно колено, подобрав другую ногу под себя.

— И как мы будем договариваться, Милт? — спросил Джоэль.

— А вот так, — ответил Россье, поднимая служебный револьвер Томми Уиллетса.

Я бросился вперед как раз в тот момент, когда Джо Пайк вбежал в барак и выстрелил из своего «питона» в левое плечо Россье. Россье развернуло, брызги крови полетели на Джоэля, а Эдит, издав какой-то утробный звук, вскочила на ноги и, как дикая кошка, бросилась на Милта Россье. И хотя руки у нее были связаны, она изо всех сил била его головой. Россье уронил револьвер, схватился за раненое плечо и пронзительно завизжал.

Рене подскочил к Джо Пайку, и Пайк дважды выстрелил ему в грудь. Очередь из «питона» сбила Рене с ног. Он упал на колени, попытался встать, и тогда Пайк выстрелил ему прямо в лоб. Россье потянулся было за револьвером, но я ударил его в спину. Прима выстрелил в Пайка, но тот успел отскочить. Снаружи послышались истошные крики.

— Сейчас я достану этого сукина сына! — завопил Лерой, выскочив из-за разделочного стола, за которым прятался.

Он навел на меня свой пистолет, от напряжения высунув язык, как ребенок, пытающийся аккуратно раскрасить рисунок, но тут у него на груди появился алая точка.

— Что? — только и успел спросить Лерой.

Раздался приглушенный хлопок, его отбросило назад, и из груди фонтаном брызнула кровь.

Дональдо Прима опустил ствол и удивленно оглянулся.

— Что за хрень? — пробормотал он.

Пайк пробрался ко мне и одним выстрелом помог избавиться от наручников.

— Дель Рейо, — бросил он.

Как только руки у меня оказались свободными, я тут же сорвал скотч.

На лице Примы, словно светлячок, загорелась красная точка. Прима попытался ее смахнуть. В следующее мгновение раздался еще один глухой хлопок — и его голова разлетелась на куски.

— Вспышка за линией деревьев, — заметил Пайк. — Не меньше двухсот метров.

— У Россье снаружи еще люди, — сказал я.

— Ну это ненадолго, — покачал головой Пайк.

Послышались новые выстрелы.

Я метнулся к Эдит, повалил ее на пол и крикнул Люси, чтобы она не вылезала из-под стола.

— Кто-то в нас стреляет! — подал голос Берри.

Пайк посоветовал ему спрятаться под машиной.

Россье вскочил на ноги, продолжая сжимать левое плечо, но красная точка его нашла. Я оттолкнул его в сторону, мимо меня пронеслось что-то горячее и ударило в стену. Россье подхватил пистолет Лероя и, отстреливаясь на бегу, бросился к задней двери. Я помчался за ним.

Со стороны деревьев раздался еще один выстрел, и снайперская винтовка замолчала. Теперь мы оказались за бараком, вне зоны обстрела. Россье споткнулся, упал лицом в грязь, с трудом поднялся на ноги и, стеная, побежал дальше. Потом он обернулся и прицелился, пытаясь в меня попасть, но ноги у него разъезжались, раненое плечо мешало, и пули уходили далеко в сторону.

— Все кончено, Милт! Остановись! — крикнул я.

Он выстрелил еще дважды, затем раздался глухой щелчок — патронов больше не было. Он швырнул в меня пистолет и побежал в сторону низкой ограды из колючей проволоки вокруг пруда, где жила черепаха. В темноте, не заметив ограждения, Россье зацепился за проволоку, упал в грязь на раненое плечо и начал сползать в воду. Он сел на мелководье, мучительно ловя ртом воздух, я же, перешагнув через ограду, протянул ему руку.

— Вставай, Милт! Пошли!

Сзади появились Пайк с Джоэлем.

Милт Россье беспомощно молотил по воде, сползая все глубже.

— Помогите мне! Вы должны мне помочь!

— Ты не тонешь, жирный сукин сын. Вставай — и все дела! — крикнул Джоэль.

Глаза Россье широко раскрылись, в них застыл безумный страх.

— Помогите! Пожалуйста, Христа ради, вытащите меня отсюда!

Вдруг в дальнем конце пруда забурлила вода, и я вспомнил про Лютера.

Я вошел в воду по щиколотку.

— Вставай, будь ты проклят! И дай мне руку!

Россье попытался встать, но потерял равновесие и упал на спину, оказавшись ближе к центру пруда. Я вошел в воду уже по колено.

— Хватайся за мою руку, Милт!

Что-то огромное быстро перемещалось под водой, взбаламучивая поверхность пруда.

— Господи, — пробормотал Пайк и выстрелил.

Джоэль последовал его примеру.

— Хватайся за мою руку! — крикнул я.

Россье сумел подняться на ноги, шагнул ко мне и схватил меня за руку. Его ладонь была скользкой, я изо всех сил потянул его к себе, но тут что-то рвануло его за ногу и потащило на глубину.

Барахтанье, сопровождаемое жуткими криками, продолжалось еще пару минут. Возможно, я кричал так же пронзительно, как Милт Россье. Впрочем, это вряд ли.


Глава 36 | Река Вуду | Глава 38