home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

В двадцать минут седьмого я снял номер в мотеле в Вилль-Платте и позвонил Люсиль Шенье в ее офис в Батон-Руже. Не прошло и десяти минут, как она сняла трубку.

— Слушаю? — сказала она.

— Угадайте, кто?

Марта не пожалела выпивки.

— Я очень занята, мистер Коул. Могу я вам чем-то помочь?

Когда раздавали чувство юмора, некоторых людей явно обделили.

— Вы можете пробить для меня номер машины?

— Разумеется.

Я назвал номер «мустанга» и рассказал про рыжеволосого парня.

— Он тоже разузнавал про ребенка? — спросила она.

— Да.

Мне показалось, что я слышу, как она барабанит пальцами по поверхности стола. Задумалась.

— Странно. Интересно, почему он за вами следил?

— Когда он мне расскажет, непременно вам сообщу.

— Очень важно, чтобы ваше расследование не связали с именем Джоди Тейлор. — В ее голосе явно чувствовалось беспокойство.

— Я всем говорю, что ищу донора костного мозга. В деле, подобном этому, невозможно избежать вопросов. Люди любят поболтать. А такая история вызывает интерес, и всем хочется поделиться со своими знакомыми.

— А те, у кого имеются тайны, стараются спрятать их поглубже.

— Именно. Но у меня нет оснований полагать, что у тех, с кем я до сих пор встречался, имеются какие-то секреты.

— Возможно, кроме вашего рыжего парня.

— Ну разумеется.

Она сказала, что информация о владельце белого «мустанга» будет в десять часов утра на следующий день, и повесила трубку. Я смотрел на телефон, почувствовав некую недосказанность после того, как она прервала связь, но, возможно, дело было в «Рейде», которым я надышался. Ясное дело. Если полдня вдыхать «Рейд» и пить «Старую ворону», обязательно возникнет чувство разобщенности. Да еще смертельно захочется спать.

На следующее утро в восемнадцать минут десятого зазвонил телефон, и Люсиль Шенье сообщила:

— Ваш «мустанг» зарегистрирован на человека по имени Джимми Рэй Рибнэк.

Она назвала два адреса — оба в Вилль-Платте.

— Хорошо.

— Мистер Рибнэк — частный детектив. Лицензию получил два с половиной года назад.

— Если он действительно детектив, то самый худший детектив в мире, — саркастически заметил я.

— До получения лицензии он работал механиком на автостанции «Эксон» в Александрии. Налоговые документы свидетельствуют о том, что средства к существованию ему дает работа механика.

— Здорово! А вы оперативно действуете.

— Наша фирма крепко стоит на ногах, у нас прекрасная репутация и отличные связи. Продолжайте держать меня в курсе.

— Естественно, мисс Шенье.

«Элвис Коул, Профессиональный Детектив, разговаривает как профессионал».

Получив рабочий и домашний адреса Рибнэка, я вооружился картой Вилль-Платта и отправился к нему. Оказалось, что Джимми Рэй Рибнэк живет в каркасном доме на две семьи в восточной части города, в четырех кварталах от пересадочной станции Южно-Тихоокеанской железной дороги. Старый район, не слишком престижный, с неухоженными домишками, выгоревшими лужайками, котами, машинами и ржавыми грузовиками, по большей части детройтской сборки. «Мустанга» Джимми нигде не было видно.

Я дважды объехал квартал, затем отправился к офису Джимми Рэя Рибнэка, находившемуся в двух кварталах к северу от центральной улицы, неподалеку от магазина свежих морепродуктов, пристроившегося между парикмахерской и лавкой, где продавали поношенную одежду. Между этими двумя магазинчиками имелась лестница, а на стене висела черная табличка с названиями расположенных наверху офисов.

Я объехал квартал в поисках «мустанга», но безрезультатно. Тогда, оставив машину за углом, я подошел к табличке-указателю. В ней значилось пять офисов. «Детективное агентство Рибнэка» было третьим в списке. Что и требовалось доказать. Интересно, на что рассчитывал Джимми Рэй Рибнэк, разъезжая за мной по всему городу на новеньком «мустанге».

Я перешел на другую сторону улицы и решил заглянуть в маленькое кафе напротив магазина морепродуктов — прилавок и полдюжины пластиковых столов, за которыми сидели страдающие избыточным весом мужчины в тонких хлопчатобумажных рубашках, пили кофе и читали газеты. На каждом столе стояли коробка с салфетками и бутылочка соуса «Табаско». Я занял столик у окна и принялся наблюдать за магазином морепродуктов. Но тут ко мне с кофейником в руках подошла приземистая женщина, которая, судя по всему, за свою долгую жизнь успела намотать по закусочной чуть ли не миллион миль. Она, не спрашивая, налила мне кофе и сказала:

— Хочешь позавтракать, дружок?

— Пара яиц-пашот, тост и овсянка.

— Пшеничный или белый?

— Пшеничный.

Официантка ушла, не записав мой заказ и оставив меня наедине с кофе. Кофе был ароматным и намного крепче, чем пьют в остальном мире: вроде эспрессо, только с очень густым осадком. Земля Миссисипи. Я попытался сделать вид, что кофе мне нравится, и, похоже, у меня получилось. Может быть, «Табаско» предназначается для кофе? Стараясь не привлекать к себе внимания, я искоса поглядывал на других посетителей. Ладно. Если они могут это пить, значит, и я смогу.

Наконец официантка принесла мой заказ.

— М-да, крепкий у вас кофе, — заметил я.

— Угу, — ответила она.

Я положил яйца в овсянку, добавил немного масла и принялся за еду. Каша оказалась горячей и хорошо разваренной и отлично шла под жуткий кофе. Я продолжал наблюдать за магазином морепродуктов. Покупатели входили и выходили, пару раз какие-то люди поднимались по лестнице, ни один из них не был Джимми Рэем Рибнэком. Витрину магазина морепродуктов украшали написанные от руки объявления: «ЗУБАТКА И ЖИВЫЕ КРАБЫ, И ГАСПЕРГУ — 1.89». Покупатели выходили, держа в руках коричневые пакеты, в которых, как мне показалось, лежали зубатка или крабы. Я же пытался понять, что такое «гаспергу» и почему кому-то может взбрести в голову это есть. Еще одно объявление сообщало, что у них имеются шарики из саргана.

«Да, красиво жить не запретишь!»

Я одолел уже половину кофейного осадка, когда по улице прогрохотал «мустанг» Джимми Рэя Рибнэка. Машина остановилась на платной стоянке у магазина одежды. Джимми Рэй бросил пару монет в автомат и взлетел вверх по лестнице. Он был в голубых джинсах, красной рубашке и серых ботинках из змеиной кожи. Его волосы стояли торчком — похоже, он не пожалел лака на укладку.

Я подождал пару минут, затем расплатился, оставив солидные чаевые, и направился к офису Джимми Рэя Рибнэка.

Внутри здание оказалось ужасно грязным и запущенным, с потертым линолеумом и облупившейся краской на стенах. К тому же все здание было просто пропитано запахом рыбы. Окна трех офисов выходили на улицу, а еще трех, в том числе и офиса Рибнэка, — на переулок за магазином. Я секунду прислушивался, ничего не услышал и вошел внутрь.

Рибнэк сидел, задрав ноги, за простым деревянным столом и изучал какие-то бумаги. Увидев меня, он вскочил, словно кто-то вылил ему на колени горячую кашу.

— Эй!

— Отличные у тебя ботинки, Джимми Рэй. Косишь под Джо Батафакко?[12]

— Под кого? — «Да, похоже, до культурной столицы Вилль-Платт еще не дорос». — Что вам надо?! — воскликнул Джимми Рэй, украдкой смахнув бумаги в ящик стола.

У Джимми Рэя Рибнэка были резкие черты лица и оспины на шее, а еще очень розовая кожа, типичная для рыжеволосых. На дюйм ниже меня, коренастый, но крепкий и сбитый. Грязь от работы с машинами въелась в ногти и костяшки пальцев. Он явно пытался отмыть руки, но, видимо, эта грязь стала неотъемлемой частью его существа. В углу комнаты я увидел низкий металлический шкафчик для документов, а рядом со столом — пару простых стульев с мягкими сиденьями. Оба стула выглядели так, словно долго простояли под дождем, а подушки на сиденьях были заделаны скотчем. Класс! Короче говоря, все здесь выглядело так, будто было куплено на школьной распродаже либо приобретено в комиссионном магазине. На шкафчике для документов стояла фотография в рамке — Том Селлек в роли детектива Магнума.

— А ну-ка выкладывай, почему ты за мной следил!

— Послушай, приятель, о чем ты толкуешь? Да не следил я за тобой.

У него был странный акцент: нечто среднее между каджунским и наречием, характерным для французских кварталов Нового Орлеана.

Я подошел к окну и выглянул наружу. Окно было с видом на помойку за магазином морепродуктов и огород на заднем дворе. На подоконнике стояла банка из-под майонеза с заспиртованной двухголовой черепахой. Наверняка подарок на память.

— Ты Джимми Рэй Рибнэк. У тебя «мустанг» этого года, номер два-один-три-икс-четыре-пять-пять, и лицензия частного детектива, выданная штатом Луизиана, номер КАО один-пять-четыре-пять-ноль-девять.

При этих словах Джимми Рэй явно расслабился. Я не стал в него палить, не врезал по морде, и он начал потихоньку приходить в себя после моего неожиданного появления. Причем настолько, что нацепил улыбку, как у Джека Николсона: то ли насмешливую, то ли ехидную.

— Ты меня сделал. Похоже, ты профессионал.

— Джимми, тебя и ребенок мог бы сделать. Почему ты за мной следишь?

— Я узнал, что ты в городе, и решил выяснить, что тебе здесь нужно. Вдруг удастся денег срубить по-легкому.

— Зачем приходил к Марте Гидри, Клэр Фонтено и Эвелине Маджио?

Он нахмурился и провел языком по внутренней поверхности зубов. Нервничал.

— Что-то я не догоняю, о чем ты, приятель.

— Да ладно тебе, Джеффри.

Он уставился на меня так, словно собирался что-то сказать, только вот сам не знал что.

— Попался, — заявил я с ухмылкой.

— Они меня с кем-то перепутали, — насупился он.

— С такими-то волосами!

— Эй, козел, это мой город! — взвизгнул он, наклонившись вперед. — И ничего я тебе не скажу. Я знаю, что тебя зовут Элвис Коул и что ты из Лос-Анджелеса. Знаю, что остановился в мотеле неподалеку. — Он наставил на меня указательный палец и фыркнул: — Видишь? Я тоже не пальцем деланный.

— Здорово! Может, устроим обмен опытом? Или примем участие в мировом чемпионате среди детективов среднего веса?

Я посмотрел на фотографию Тома Селлека. Боже праведный!

— Может, моя задача в том, чтобы узнать, чем ты тут занимаешься. Может, я решил, что, раз ты заявился в мой город, я смогу войти в долю. — Он снова откинулся на спинку стула и ухмыльнулся так, словно я тут же должен был купиться на его слова. — Старые кошелки ни за что не откроют дверь чужаку, а я тут все входы и выходы знаю. Вот и прикинул, что смогу заработать пару баксов. Ну, что скажешь?

— Скажу, что ты полное дерьмо.

Джимми Рэй пожал плечами, словно мое мнение его не слишком интересовало, и тут я услышал шаги на лестнице. Шаги приближались, потом дверь распахнулась, и к нам присоединился сильно немолодой тип, в коридоре у него за спиной виднелась гигантская тень.

Джимми Рэй продолжал мне улыбаться.

— Это мой приятель Лерой. — Он кивком показал на типа. — А там Рене.

Лерой, прищурившись, посмотрел на Джимми Рэя, будто Джимми — самая большая в мире куча дерьма. Лерою было к пятидесяти, темная кожа человека, часто бывающего на свежем воздухе, и глаза, похожие на черные мраморные шарики. Тонкая клетчатая рубашка с короткими рукавами, поношенные синие джинсы и татуировка на предплечье, скрытая густой порослью волос, дополняли картину. Мне не удалось рассмотреть, что изображает татуировка. Может быть, якорь. Или бульдога. Увидев меня, он удивился и явно не обрадовался.

— А это еще кто такой, черт побери? — спросил он с сильным каджунским акцентом.

Улыбка Джимми Рэя несколько увяла.

— Просто парень. Уже уходит. Пропусти его, Рене.

Рене вошел в комнату вслед за Лероем, и я инстинктивно отступил назад, как все обычно делают, когда рядом появляется что-то очень большое, например дом на колесах или огромный африканский зверь. Росту в Рене было всего шесть футов и три-четыре дюйма, но тело у него оказалось такого размера, что у меня тут же возникли ассоциации с дирижаблем, который способен заслонить солнце. А еще крошечная головка, редкие волосы песочного цвета, пальцы толщиной с мое запястье, очки с толстыми стеклами, за которыми его глазки казались совсем крошечными. Более того, стекла были перепачканы в чем-то белом, а руки и уши великана сплошь в коричневых пятнах, похожих на родимые. И наконец, правое плечо украшал огромный нарост, похожий на вторую голову.

— Боже мой! — проговорил я.

— Рене — это что-то, — ухмыльнулся Джимми Рэй. — Он работал в цирке в Боссье-Сити. Его называли Болотным Чудищем.

Рене нравился Джимми Рэю точно так же, как нравилась его двухголовая черепаха. Существо в банке.

Лерой продолжал, прищурившись, смотреть на Джимми Рэя.

— Просто парень, да? Ты тут запросто болтаешь с «просто парнем»? Ты что, идиот?

Джимми Рэй вскинул руки, будто хотел сказать: «А что тут такого?»

— Все в порядке, приятель. Успокойся.

Улыбка исчезла, и я увидел, что Джимми Рэй испуган.

Лерой что-то бросил по-французски. Джимми Рэй кивнул.

— Слушай, Коул, мне нечего тебе сказать. Понял? А теперь мне нужно заняться делами. Проваливай.

Лерой перевел на меня свои прищуренные глазки.

— А тебе чего здесь надо, козел?

Рибнэк обошел стол и взял меня за локоть.

— Давай, Коул. Выметайся. Мне нужно идти.

Он изо всех сил старался поскорее выпереть меня из комнаты.

— У тебя все в порядке? — спросил я.

Джимми Рэй Рибнэк посмотрел на меня круглыми глазами.

— Конечно, никаких проблем.

Лерой снова взглянул на меня, потом — на Рибнэка.

— Кто такой? — Затем снова на меня: — Ты что, его бойфренд?

— Рибнэк, если у тебя проблемы с этими ребятами, не ходи с ними, — посоветовал я ему.

Рибнэк махнул рукой в сторону двери, старательно демонстрируя мне, что у него все в полном порядке.

— Это мои друзья. И не суй нос не в свое дело, приятель. Давай отваливай. Мне нужно дверь закрыть.

Я позволил ему меня выпроводить, спустился вниз по лестнице и вернулся в маленькое кафе на противоположной стороне улицы. Через пару минут появились Лерой, Рене и Джимми Рэй и сели в старую ржавую «полару» золотистого цвета, стоявшую у тротуара. Когда внутрь забрался Рене, автомобиль жалобно застонал и начал раскачиваться. Они медленно развернулись, покатили по центральной улице и свернули налево.

Я быстро забежал за угол, вскочил в свою машину, пронесся по маленькому переулку за магазином морепродуктов к центральной улице, затем выскочил из машины и забрался на капот, чтобы понять, куда они поехали. Золотистая «полара» направлялась на юг и находилась от меня примерно в трех кварталах и дюжине машин. Я последовал за ними.

Может, Джимми Рэй и куча дерьма, но это моя куча.


Глава 5 | Река Вуду | Глава 7