home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Следить за ними было легко. Я ехал на юг от Вилль-Платта, стараясь держаться так, чтобы между нами было четыре-шесть машин. Дорога была узкая, а Лерой вел машину так медленно, что за ним собрался длинный хвост.

В шести милях к югу от Вилль-Платта мы пересекли маленькую речушку, и движение еще более замедлилось, поскольку Лерой свернул на запад. Я не стал поворачивать, потому что больше никто этого не сделал, а местность здесь была открытой, без единого деревца. Может быть, поля батата. Я съехал на обочину, подождал, когда «полара» скроется из виду, и только после этого свернул за ней. Если бы за ними следил Джимми Рэй, он пристроился бы за машиной, уверенный в том, что его никто не видит, так как у него грохочет радио. Хммм. Если бы я был лучшим в мире детективом, а Джимми Рэй — худшим, то по кармическим законам мы все равно обязательно встретились бы.

Примерно через милю от главной в сторону ответвлялась другая дорога, которая вела к воротам с вывеской «ФЕРМА ЛАНГУСТОВ, ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ, МИЛТ РОССЬЕ». Ферму скрывали густые заросли деревьев, и я не видел, что там делается. Бетонка была пуста — и никаких тебе признаков золотистой «полары», даже поднятой в воздух пыли. Хммм. Я проехал мимо ворот ярдов на сто, остановился на обочине и пешком вернулся к зарослям деревьев.

Они были шириной ярдов сто, а дальше шли поля, которые перерезали усыпанные ракушником дорожки. Золотистая «полара» стояла у дальнего конца прямоугольного пруда размером с футбольное поле. За ним располагались еще один пруд такого же размера и пара длинных невысоких строений из шлакобетона. «Полара» пристроилась рядом с белым «кадиллаком» и машиной дорожного патруля из ведомства шерифа округа Евангелайн.

Джимми Рэй, Лерой, Рене и еще какой-то мужчина лет пятидесяти в форме шерифа стояли у пруда. Они разговаривали с приземистым мужчиной в мешковатых штанах, дешевой белой рубашке с короткими рукавами и соломенной шляпе. На первый взгляд мужчина казался ровесником шерифа, но, возможно, был старше. Держался он с уверенностью человека, который здесь всем заправляет. Мужчина махнул рукой в сторону пруда, и все дружно посмотрели в этом направлении. Потом он повернулся в противоположную сторону, все тут же послушно завертели головами. Затем он прислонился к «кадиллаку», скрестив руки на груди. Без сомнения, это и был Милт Россье. Хозяин фермы.

Я понаблюдал за ними еще несколько минут, затем прошел назад между деревьями, вернулся в город и навестил офис Джимми Рэя Рибнэка. Там все было точно так же, как мы оставили: тишина, запах сырых креветок, проникающий сквозь открытое окно шум из переулка и задних дворов. Где-то неподалеку рычала газонокосилка, и аромат свежескошенной травы приятно разбавлял запах креветок. Двухголовая черепаха отливала молочным блеском в своей банке на подоконнике, Том Селлек со скучающим видом взирал на мир со шкафчика для документов. Я живо представил себе, как Джимми Рэй Рибнэк смотрит «Детектив Магнум», упиваясь захватывающими эпизодами, когда герой мчится куда-то на своей роскошной машине или соблазняет красавиц. Вот Джимми сидит в своей крошечной квартирке в убогом домишке и думает: «А чем я хуже? И я так смогу». А потом заказывает по почте руководство «Как стать частным сыщиком».

Я открыл ящик стола, чтобы посмотреть, что это он там читал, когда я пришел, и неожиданно рев газонокосилки смолк, а в офисе воцарилась мертвая тишина. С обложки журнала «Музыка» мне улыбалась Джоди Тейлор. Обложка и прилагающаяся к ней статья были вырезаны из журнала и скреплены скрепкой. Под ними я обнаружил статью из «Пипл». Я сделал глубокий вдох, потом выдох. Сукин сын! Я обыскал весь стол, но больше ничего не нашел. Тогда я перешел к шкафчику для документов. В нижнем ящике прятались две банки «Доктора Пеппера» и рулон дешевой туалетной бумаги вроде тех, на которых нарисовано лицо телепроповедника Джерри Фолвелла. Подарок на новоселье. Второй ящик был пуст, а в третьем на специальном приспособлении висели папки разных цветов, только они оказались такими же пустыми, как и в тот день, когда Джимми Рэй их сюда сложил.

В верхнем ящике было восемь папок на таком же точно приспособлении. В одной лежала фотография обнаженной женщины с подарочной сумкой с логотипом «Дикси» над головой. Разметавшиеся светлые волосы, пальцы, унизанные кольцами, — в общем, натуральная дешевка. Наверняка подружка Джимми. В другой папке я обнаружил отчет, составленный Джимми Рэем Рибнэком для женщины по имени миссис Филипп Р. Кантера, которая была убеждена, что ее муж развлекается на стороне. В отчете говорилось, что Джимми Рэй видел мистера Каптеру в интимных объятиях: а) с молодой женщиной, работающей в придорожном кафе «У Кала»; б) с другой молодой женщиной, торгующей пивом в «Ребел сток».

В следующих трех папках содержались записи по похожим делам: в двух речь шла о подозрении в измене, в третьей — заявление от хозяина продуктового магазина, который решил, что один из его продавцов ворует товары для дома.

В пятой папке я обнаружил новые фотографии Джоди Тейлор, вырезанные из газет и журналов и, похоже, студийных пресс-релизов. А между статьями лежали ксерокопии первых двух страниц документа, в котором говорилось о передаче некоей Марлы Сью Джонсон на попечение штата Луизиана ее биологическими родителями Памелой Э. Джонсон и Монро Кайлом Джонсоном 11 июля тридцать шесть лет назад. Документы были составлены не по форме, и в них не было подписей сторон. К ним было прикреплено свидетельство о рождении Джоди Тейлор, а также второе свидетельство о рождении, где говорилось, что у Памелы Э. Джонсон и Монро Кайла Джонсона 9 июля родилась дочь Марла Сью Джонсон. В день рождения Джоди.

Господи Иисусе!

На обратной стороне свидетельства о рождении карандашом был написан адрес: Текумсе-лейн, 1146. Я переписал адрес в блокнот.

Я довольно долго простоял, уставившись на свидетельство о рождении и документ о передаче ребенка на попечение штата, затем привел офис Джимми Рэя Рибнэка в первоначальный вид, закрыл за собой дверь, вдохнув запах сырых креветок, и направился в кафе на другой стороне улицы. За прилавком стоял все тот же повар с изрытым оспинами носом, за столиком у окна сидел все тот же морщинистый старик в шляпе с обвисшими полями. Старик курил с чувством собственного достоинства.

— Можно позвонить? — спросил я.

Около туалета на стене висел телефон-автомат.

Повар молча кивнул. У него появилось занятие: наблюдать за мной.

Я бросил в автомат четвертак и набрал номер Марты Гидри, которая ответила после второго гудка.

— Марта, это Элвис Коул, — сказал я.

— Что?

«Рейд» в действии!

— Это Элвис Коул, вы меня помните?! — изо всех сил заорал я. Старик и повар не сводили с меня глаз. Я прикрыл рукой микрофон: — У нее с ушами проблема.

Повар кивнул и сказал, что с такими бывает очень непросто.

— Проклятые жуки! — завопила Марта Гидри, и я услышал шипение струи, потом шлепок по стене и ликующий голос Марты: — Попался, сукин сын!

— Марта? — попытался я привлечь ее внимание.

Раздался грохот — и она вернулась в реальный мир, еще не успев отдышаться после атаки на врага.

— Как у тебя с животом? Я знаю, каково это бывает, когда путешествуешь. Стоит мне выйти из дома, как потом неделю не могу прокакаться.

«Ну что за прелесть эта Марта!»

— Те люди, фамилию которых вы пытались вспомнить, случайно не Джонсон? — спросил я.

— Джонсон.

— Памела и Монро Джонсон.

Я услышал громкий хлопок.

— Ты бы видел, какого громадного таракана я только что пришила.

— Джонсон, Марта. Их звали Джонсон?

— Вроде бы. Белая рвань. Жили тут неподалеку, — заявила она. — Проклятье, Пэм Джонсон умерла тысячу лет назад.

Я поблагодарил Марту Гидри за помощь, повесил трубку и уставился на адрес, который переписал из папки Джимми Рэя. Текумсе-лейн, 1146. Бросив в автомат еще один четвертак, я набрал номер справочного бюро. Мне ответил приятный женский голос, молодой.

— Как дела?

— У вас зарегистрирован номер на Текумсе-лейн, Памела или Монро Джонсон?

Она на секунду замолчала, потом сказала:

— Нет, сэр. Но у нас полно других Джонсонов.

— А кто-нибудь из них живет на Текумсе-лейн?

— Мне очень жаль, сэр, но у меня ничего нет о Памеле или Монро Джонсон или Текумсе-лейн.

Я повесил трубку.

— Неудача? — спросил повар.

Я кивнул. Старик за столом у окна пробормотал что-то по-французски.

— Что он сказал?

— Хочет знать, что вам нужно, — ответил повар.

— Я пытаюсь найти Монро и Памелу Джонсон. Думаю, они живут на Текумсе-лейн, но я не знаю, где это.

Повар перевел мои слова на французский, старик ответил, и они стали о чем-то толковать.

— Он не знает Джонсонов, — сообщил мне наконец повар, — но говорит, что Текумсе-лейн находится в Юнисе.

— В Юнисе?

— Это в двадцати милях к югу отсюда.

Я улыбнулся старику.

— Поблагодарите его от меня.

— Он вас прекрасно понимает, просто плохо говорит по-английски, — сказал повар.

— Merci, — кивнул я старику.

Старик прикоснулся двумя пальцами к шляпе. С чувством собственного достоинства. Удачу нужно хватать за хвост там, где она появляется.

— Il n'y a pas de quoi.[13]

Я вернулся к своей машине, нашел на карте Юнис и отправился прямиком туда. Как и в Вилль-Платте, местность здесь была плоской, перерезанной то тут, то там речушками и прудами, промышленными водостоками, полями с бататом и болотистыми участками, исполосованными нефтяными трубопроводами и воздухозаборниками. Юнис был больше Вилль-Платта, но не намного и выглядел аккуратным городком с множеством церквей, школ и необычных старых зданий.

Текумсе-лейн оказалась приятной улицей в старом жилом районе, с маленькими каркасными домиками и аккуратно подстриженными кустами азалий. Дом номер 1146, с крошечной лужайкой перед входом, потрескавшейся бетонной дорожкой и высоким деревянным крыльцом, располагался в центре квартала.

Я оставил машину у тротуара, поднялся на крыльцо и постучал в дверь. Мне открыла немолодая чернокожая женщина в форме медсестры.

— Чем могу вам помочь?

Я наградил ее своей самой обаятельной улыбкой.

— Миссис Джонсон?

— О нет.

— Я ищу мистера и миссис Джонсон. Мне сказали, что они живут здесь.

Из дома плыли запахи лекарств и хвойного освежителя воздуха.

Она покачала головой, не дав мне договорить.

— Вам нужно поговорить с миссис Будро. Я работаю на нее.

— А кто такая миссис Будро?

— Хозяйка дома, — ответила медсестра.

Изнутри донесся приглушенный хлопок, и скрипучий мужской голос прокричал что-то про груши. Женщина вышла на крыльцо, прикрыла за собой дверь и только после этого добавила:

— Она живет не здесь. Только приезжает утром и вечером.

Я напустил на себя смущенный вид. Получилось довольно правдоподобно.

— А что, Джонсоны переехали?

— Нет. Мистер Джонсон — ее отец. Раньше она сдавала дом, но теперь позволила ему здесь жить. — Медсестра плотнее прикрыла дверь и заговорила чуть тише: — Понимаете, его нельзя оставлять одного, а в дом престарелых они его отдавать не хотят. Но и с ними он жить не может. — Она чуть приподняла брови. — Он очень болен.

— Понятно. Значит, мистер Джонсон все-таки тут живет, — заметил я.

Она кивнула и тут же вздохнула.

— Ему восемьдесят семь, бедняжке, и на него порой находит. Тогда в него точно черт вселяется. — Из дома снова послышался крик: что-то про телевизор, Боба Баркера[14] и треклятые груши.

— А миссис Джонсон? — спросил я.

— О, она умерла много лет назад.

Еще одно очко в пользу Марты Гидри.

— А как бы мне поговорить с миссис Будро?

— Она скоро приедет. Она всегда появляется около двух. Или можете заехать в ее магазин. У нее очень славный магазинчик деловой одежды на Второй улице недалеко от площади. «У Эдди». Ее зовут Эдит, но все называют ее Эдди.

— Конечно.

Она бросила взгляд в сторону дома.

— Миссис Будро приезжает два раза в день, но он обычно этого не понимает. Бедняжка.

Я поблагодарил сиделку за то, что уделила мне время, сказал, что вернусь около двух, и поехал на площадь. Магазин одежды Эдит Будро располагался в угловом доме рядом с парикмахерской, на противоположной стороне маленькой площади, засаженной магнолиями. Я припарковался на площади, вернулся назад и вошел в магазин.

Увидев меня, девушка лет двадцати, стоявшая у стойки с брючными костюмами от «Энн Клайн», улыбнулась:

— Я могу вам помочь, сэр?

Я улыбнулся в ответ:

— Знаете, я просто присматриваюсь. Для жены.

Улыбка стала еще сердечнее, а на щеках появились ямочки.

— Ну если у вас есть вопросы, спрашивайте.

Я пообещал, что так и сделаю. Она закончила развешивать костюмы и скрылась за занавеской, закрывавшей вход в подсобку. Не успела она уйти, как тут же появилась привлекательная женщина далеко за сорок, но меньше пятидесяти, со стопкой вязаных бежевых топиков. Заметив меня, она мило улыбнулась:

— Вам помогли?

Сходство с Джоди Тейлор было просто поразительным. Те же широкие плечи, отличная фигура и лицо. Они были настолько похожи, что вполне могли быть сестрами. Однако, чтобы окончательно в этом убедиться, требовалось открыть закрытые документы. И сравнить документы по удочерению, выданные Джонсонам и Тейлорам. Но у меня не было и тени сомнения, что Эдит Будро и Джоди Тейлор — родственницы. Может быть, Джимми Рэй Рибнэк все-таки не самый худший в мире частный детектив.

— Вы миссис Будро?

— Да. А мы с вами знакомы?

Я ответил, что мы не знакомы, но мне порекомендовали ее магазин, что я пытаюсь присмотреть наряд для жены и если у меня возникнут вопросы, то я непременно их задам. Она сказала, чтобы я не торопился, и вернулась к своим делам. Я еще несколько минут побродил по магазину, отправился к телефону-автомату на противоположной стороне площади и позвонил Люси Шенье.

— Ну, я все сделал.

— Что, бежали со связанными шнурками?

«Может быть, у нее все-таки есть чувство юмора».

— Я нашел человека по имени Монро Джонсон, — доложил я. — Тридцать шесть лет назад, в день рождения Джоди Тейлор, его жена Памела Джонсон родила девочку. Они отдали ребенка на удочерение. Я видел их взрослую дочь. Ее зовут Эдди Будро, и она как две капли воды похожа на Джоди.

— И все это вы умудрились проделать за два дня? — спросила Люсиль Шенье.

— Не зря же меня называют Лучшим в Мире Детективом!

— Может, вы и правда лучший в мире. — Голос у нее был довольный.

— Кстати, их нашел для меня Рибнэк.

Я рассказал ей о том, что мне удалось обнаружить в его офисе.

— О! — Уже без удовольствия.

— Я так и не понял, какой у Рибнэка интерес в этом деле, но если Джонсоны действительно биологические родственники Джоди, то Эдди Будро сможет предоставить ей необходимую медицинскую информацию. — Я заговорил голосом Богарта: — Так что дело за тобой, любимая!

— Хэмфри Богарт?

«Холодна как лед!»

— Следующий шаг — связаться с этими людьми. Думаю, мы можем обсудить за обедом план действий.

— Вы меня приглашаете, мисс Шенье? — поинтересовался я.

— Совершенно верно, мистер Коул, и советую вам принять мое приглашение. Второго раза может и не быть.

— Мне нравится идея насчет обеда. Большое спасибо.

— Где вы находитесь?

— В Юнисе. Семья живет здесь.

— Можете подъехать к отелю «Риверфронт Говард Джонсон» в половине седьмого, а я вас там подхвачу?

— Думаю, справлюсь.

Если бы я улыбнулся еще шире, то, наверное, порвал бы уголки губ.

— Хорошо. В таком случае до встречи, — ответила она и, помолчав, добавила: — Отличная работа, мистер Коул.

Я повесил трубку, вернулся к своей машине и сидел, широко улыбаясь, пока парень в «тойоте» не крикнул:

— Эй, придурок! Рот закрой, а то муха залетит!

«Южный юмор».


Глава 6 | Река Вуду | Глава 8