home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

Когда Джейд проснулась на следующее утро, Ник стоял у кровати с газетой в руке.

— Что это значит? — спросил он, сунув ей газету.

Джейд нахмурилась, отбросила со лба взъерошенные волосы. Она взглянула на газету, прежде чем свирепо посмотреть на Ника.

— Тебе известно, что я не знаю итальянский язык, — бросила она. — Почему бы не прочитать вслух?

— Вот английское издание, — произнес он, протягивая ей другую газету. — В ней говорится почти то же самое.

Джейд посмотрела на фотографию. Ее запечатлели в магазине детской одежды — том самом, в котором она была накануне. Джейд не могла прочитать надпись, но на фото она держала в руках розовый детский комбинезон в белый горошек и смотрела на него с мечтательным и задумчивым выражением.

— Ну? — грозно поинтересовался Ник.

Джейд взглянула на него:

— Это не то, что ты думаешь.

— Тогда потрудись объяснить мне, что происходит? — В его голосе отчетливо слышались стальные нотки.

Она решила быть честной с ним:

— Ник, я не могу больше врать.

— Это очередной твой трюк для привлечения внимания? — Он ткнул пальцем в газету. — В прессе уже пишут о твоей беременности, а я ни о чем не знаю.

Джейд в шоке посмотрела на него:

— Там так написано?

Он сильнее нахмурился:

— Так ты не беременна?

— Нет, конечно нет, — заверила его она. — Как ты мог подумать? Я же сказала тебе, что принимаю противозачаточные таблетки. Мне и в голову бы не пришло заманивать тебя в ловушку.

Ник уронил газету и потер ладонью небритую щеку.

— Извини, Джейд, — хрипло произнес он. — Так же, как и все остальные, я сразу же сделал неправильные выводы.

— Все в порядке.

— Нет, не в порядке, — возразил он. — Я тот, кто обязан знать тебя лучше всех. И я достаточно хорошо знаю тебя. Мне не следовало торопиться.

— На самом деле ты меня не знаешь, Ник, — тихо проговорила Джейд. — Ты совсем меня не знаешь.

— Как ты можешь такое говорить? — возмутился Ник. — Конечно, я знаю тебя.

— А ты знаешь, чего я хочу больше всего на свете? — поинтересовалась Джейд.

На мгновение он растерялся.

— Ты хочешь быть любимой, — заявил Ник после паузы. — Я знаю, что ты хочешь, чтобы тебя любили и принимали такой, какая ты есть.

— А ты любишь меня и принимаешь такой, какая я есть?

У него дернулся кадык, он с трудом сглотнул.

— Ты мне небезразлична, Джейд. — Он говорил резко, словно сердился. Неясно только — на кого. — Я признаюсь, что сначала мне не было до тебя дела. Я злился из-за того, что мы с тобой были вынуждены вступить в брак. Меньше всего на свете я хотел жениться на тебе. Но потом я понял, как сильно ошибался. Ты особенный человек. Такая талантливая, такая красивая и такая чувственная. Я не могу к тебе не прикасаться.

«Я ему небезразлична», — подумала Джейд, горько скривив губы. Какие жалкие слова! Люди небезразличны к своим золотым рыбкам и растениям. Это не означает, что они отдали бы все на свете, лишь бы быть с ними. Это не означает, что они ощущают мучительную пустоту в душе, находясь вдали от них. Это не означает, что они не могут представить себе жизни без них. Конечно, она заслуживает того, чтобы ее любили… Небезразлична… Как больно!

— Дорогая! — Ник нежно провел пальцем по ее щеке. — Нам хорошо вместе. Ты, надеюсь, понимаешь, что я прав. Мы небезразличны друг другу, и это замечательно.

— Откуда ты знаешь, как я к тебе отношусь? — спросила Джейд. — Я, возможно, по-прежнему тебя ненавижу.

Теперь он ласкал большим пальцем ее нижнюю губу:

— Если ты меня ненавидишь, то тебе предоставляется отличная возможность это подтвердить.

Джейд отстранилась от искушающего прикосновения:

— Ник, не трогай меня… Мне нужно подумать.

Он помрачнел:

— Подумать о чем?

Она прикусила подрагивающую губу, к которой недавно прикасался его палец:

— У меня есть для тебя новость… В газете написано о беременности? Ну так вот, я изменила свое мнение о детях…

— Ты хочешь сказать, что не против рождения ребенка? — хмуро поинтересовался Ник.

На мгновение Джейд затаила дыхание, потом ответила:

— Я знала, что тебе это не понравится. Конечно, не совсем справедливо рассказывать тебе об этом. Мне нужно немного времени, чтобы решить, что делать, когда мы с тобой расстанемся. Мне необходимо время подумать, Ник. Пожалуйста, позволь мне вернуться в Лондон на несколько дней. Я не могу рассуждать здраво, когда ты рядом.

— Дорогая, я тоже не могу рассуждать здраво, когда ты рядом со мной, но ты уверена в том, что хочешь поехать в Лондон? — спросил он. — Там сыро и холодно.

Джейд заговорила более спокойно:

— Всего на несколько дней, хорошо? До дня моего рождения. Я хочу увидеться с Джулианной Маккормак. Я хочу объяснить ей, что не предавала нашу дружбу. Мне нужно сказать ей об этом в лицо. Честно говоря, следовало сделать это давным-давно. По крайней мере, теперь она знает, что я вышла замуж, и, может быть, согласится меня выслушать.

Он пригладил рукой волосы:

— Я забронирую для тебя номер в лондонском отеле Саббатини. Но я хотел бы присоединиться к тебе через несколько дней, понимаешь? Дольше я не позволю тебе оставаться одной.

— Почему? Ты мне не доверяешь? — спросила Джейд.

Он смерил ее долгим и серьезным взглядом, затем провел костяшками пальцев по ее щеке.

— Потому что я буду скучать по тебе, малышка моя, — сказал Ник.


В Лондоне стояла сырая, промозглая погода, как Ник и предупреждал, но Джейд была слишком занята размышлениями, чтобы обратить на это внимание. Она позвонила Джулианне домой, не зная наверняка, согласится ли та принять подругу, но, к ее удивлению, Джулианна согласилась с ней встретиться. Разговор оказался трудным для обеих женщин. Джулианна всего несколько дней назад узнала, что ее муж закрутил роман с сослуживицей. На телефон Ричарда пришло компрометирующее его сообщение, в результате чего Джулианна выяснила, что он использовал Джейд как прикрытие, чтобы отвлечь внимание жены от его настоящей измены.

Джейд объяснила, почему не стала оправдываться прежде, и впервые рассказала о том, что страдает тяжелой формой дислексии. Джулианна всячески старалась поддержать ее.

Джейд волновал один вопрос: удастся ли ей проявить такое же мужество, чтобы обо всем поведать Нику? Она понимала, что такой шаг необходим. Трудно представить, как смогут развиваться их отношения, если Ник не будет знать о ней всего. Но где взять смелости, чтобы решиться на такое?

Ник звонил Джейд несколько раз в день и ежедневно присылал букет красных роз и подарок. Сначала жемчужные серьги, потом нитку жемчуга, затем платье от одного из ее любимых дизайнеров, а потом браслет, инкрустированный мерцающими бриллиантами. К браслету была приложена открытка, но Джейд удалось разобрать только его имя. Она снова и снова проводила пальцем по открытке, задаваясь вопросом: скучает ли Ник по ней так сильно, как он говорил? Она, конечно, по нему скучала. Огромная кровать казалась ей пустой, а ночи — бесконечными.

Когда Ник вскоре после того, как принесли браслет, позвонил Джейд, она его поблагодарила.

— Красивый браслет, Ник, — сказала она. — Но ты не должен тратить на меня столько денег.

— Ты получила мою открытку? — спросил он.

Джейд поджала губы и посмотрела на открытку, лежащую рядом с вазой, в которой стоял свежий букет роз.

— Да…

— Ты ее прочитала? — поинтересовался он после небольшой паузы.

Джейд не решилась рассказать ему обо всем по телефону. Она хотела видеть его лицо, чтобы убедиться, что он не будет издеваться или смеяться над ней.

— Я была слишком очарована бриллиантами, — беспечно заявила она.

Снова наступило молчание, потом Ник сообщил:

— Я буду в Лондоне около шести вечера. У меня запланирована деловая встреча во второй половине дня, но я не должен опоздать.

— Хорошо, — сказала Джейд. — До встречи.

Незадолго до приезда Ника к Джейд заглянул отец. Он решил преподнести ей подарок на предстоящий день рождения. Кит Соммервилл выбрал не самый подходящий момент для визита, но ничего иного от отца она и не ожидала. Он выпил уже две порции спиртного и потянулся за третьим бокалом, когда Ник появился в пентхаусе.

Джейд поднялась с дивана и подошла, чтобы поздороваться с ним.

— Привет, — улыбнулась она через силу, переплетя пальцы. — Отец решил заехать, узнав, что я в Лондоне. Я надеюсь, ты не возражаешь?

Ник дважды слегка прикоснулся губами к ее рту, а потом неторопливо и нежно поцеловал жену.

— Конечно, я не против, — откликнулся он, поднял голову и вежливо улыбнулся тестю. — Как поживаете, мистер Соммервилл?

— Лучше называй меня по имени, раз уж стал моим зятем, — предложил Кит, поднимая бокал с виски. — Ура!

Ник обнял Джейд за талию и подвел к дивану, на котором расположился вместе с ней. Он не мог понять, из-за чего Джейд так напряжена — из-за его приезда или из-за визита отца. Ник страстно надеялся, что не он является причиной ее нервозности. Он провел несколько мучительных дней без Джейд, страдая в одиночестве каждую ночь. Он боялся даже подумать о том дне, когда они разведутся. Теперь Ник не мог смириться с мыслью о том, что придется провести остаток жизни без Джейд. Он был идиотом, ибо отказывался признать свои чувства к ней до тех пор, пока она не уехала на несколько дней. Но ведь Ник никогда не полагался на эмоции. Он постоянно бежал от любви, жил словно на автомате. Он даже не представлял, до чего унылой была его жизнь до того момента, когда рядом с ним появилась Джейд и разбила броню, сковывавшую его сердце.

— Итак, — сказал Кит, наклоняясь вперед, чтобы наполнить бокал очередной порцией алкоголя, — когда вы двое собираетесь подарить мне внука? Я видел статью в газете. Я с нетерпением жду того момента, когда стану дедушкой. Вам лучше поторопиться. Ведь Джейд не молодеет.

Ник почувствовал, как съежилась Джейд. Она опустила голову и поигрывала пустым бокалом.

— Всему свое время, Кит, — попытался разрядить ситуацию Ник. — У нас до сих пор медовый месяц.

— Я надеюсь, что первым будет мальчик, — продолжал Соммервилл. — Каждый мужчина хочет сына, продолжателя рода и помощника в бизнесе.

Ник взял Джейд за руку и нежно ее сжал.

— Я буду очень рад и мальчику, и девочке, — произнес он. — Если у нас родится дочь, она станет заниматься бизнесом, если захочет. Решение будет принимать она, а не мы.

Отец Джейд хмыкнул и потянулся за свежей порцией виски.

— Ну, спасибо за выпивку, но я должен распрощаться с вами и уйти, — наконец сказал он и поднялся.

— Как мило с вашей стороны, что вы нашли время, чтобы повидаться с Джейд, — вежливо поблагодарил Ник, по-прежнему держа жену за руку.

— Ну, я не смогу присутствовать на ее дне рождения. — Соммервилл говорил не очень внятно. — Именно в этот день я играю в гольф со своими сослуживцами. Но Джейд не возражает, да, Джейд? Самое главное, что она получила подарок, верно?

— Спасибо за чек, папа. — Голос Джейд был безжизненным. Она даже не взглянула на подарок. — Я уверена, что он мне пригодится.

Ник подождал, пока тесть уйдет, потом заключил жену в объятия.

— Ты в порядке? — спросил он.

— По крайней мере он не напился в стельку, хотя и прилично набрался. — Она обреченно вздохнула.

Ник нахмурился и прижал ее руку к своей груди:

— Он не заслуживает такой великолепной и талантливой дочери, как ты.

Джейд уставилась на его рубашку, она боялась поднять глаза на мужа.

— Спасибо за такие слова, — пробормотала молодая женщина.

Он поддел пальцем ее подбородок:

— Я говорю искренне, дорогая. Таких уникальных людей я еще не встречал. Я узнаю о тебе все больше нового с каждым днем.

Джейд, не поднимая глаз, начала поигрывать пуговицей на его рубашке:

— Ник, ты должен узнать обо мне кое-что еще. Мне следовало рассказать об этом в самом начале.

Ник взял ее за руки и сказал:

— Я догадался, что у тебя проблемы с чтением.

Джейд посмотрела на него широко раскрытыми глазами и удивленно моргнула:

— Ты… ты знаешь?

Он кивнул:

— Сначала до меня не доходило. Мне потребовалось время, чтобы понять, почему ты не отвечала на мои текстовые сообщения и никогда не посылала мне ответные эсэмэски. Почему ты всегда спрашивала меня в ресторане, что я собираюсь заказать, вместо того чтобы сделать свой собственный выбор. Ты говорила мне, что никогда не читаешь газеты, но я не мог понять, почему ты совсем не удивлена тем, что написано в последней лживой статье по поводу твоей беременности. Я решил, что у тебя просто не хватило времени, чтобы внимательно прочитать ее. Но потом я наконец понял, что происходит.

Джейд облизнула внезапно пересохшие губы:

— Как тебе это удалось?

Он ласково ей улыбнулся:

— Ты сказала, что не прочитала открытку, которую доставили вместе с браслетом, потому что увлеклась разглядыванием бриллиантов, не так ли?

Джейд почувствовала, как к щекам приливает жар.

— Да…

Ник обхватил ее лицо руками.

— Хочешь знать, что я написал в открытке? — поинтересовался он.

Она смотрела на него сквозь пелену слез:

— Я немного боюсь спрашивать…

Его взгляд смягчился.

— Я написал, что люблю тебя больше жизни. Я не могу представить, что когда-то не любил тебя. Я хочу тебя защитить. Я давно испытывал любовь к тебе, но не желал признаться в этом. Я запретил себе любить кого-либо еще ребенком. Это мое решение вызвано тем, что я не любил оказываться во власти эмоций других людей, не говоря уже о собственных чувствах. Я полагал, что любовь сделает меня абсолютно беззащитным.

Джейд с трудом сдерживала рыдания:

— Я не верю, что ты любишь меня такую… Такую глупую.

Ник нахмурился и крепче ее обнял:

— Ты не должна так о себе говорить. Никогда. Ты меня слышишь?

— Но я стала причиной гибели Джонатана, — сказала Джейд, изо всех сил стараясь не расплакаться. — В тот день я проспала и не смогла вовремя приехать в аэропорт. Нормальный человек вылетел бы другим рейсом, но я не знала, как найти горнолыжный курорт, потому что мне не удалось прочитать информацию в путеводителе, который дал отец. Я была такой упрямой и гордой, что постеснялась просить кого-то о помощи. Мне так стыдно…

Ник прижал ее к себе, его сердце заныло от сочувствия.

— Дорогая, ты не должна себя винить. Вокруг тебя находились взрослые, которые должны были обо всем догадаться и помочь тебе, но они ничего не предприняли. Жаль, что я не знал о твоей проблеме раньше. Вот почему я вначале удивился, что ты вела себя так, будто ничего не изменилось, когда говорила со мной по телефону. Я не мог понять, почему ты не прочитала открытку. Только увидев, как ты восприняла подарок отца, я наконец все понял. Я видел выражение твоего лица, когда ты поблагодарила его за чек. Он до сих пор ни о чем не догадывается?

Джейд покачала головой:

— Я всегда ужасно боялась рассказать ему правду. Он очень высоко ценит академическое образование. Отец постоянно требует, чтобы я работала над собой. Я ежегодно получаю от него чек, но не могу прочитать, что на нем написано.

Ник немного отстранился, чтобы с любовью посмотреть на нее сверху вниз:

— Значит, поэтому ты никогда не работала. Поэтому ты отказываешься демонстрировать свои картины. Поэтому ты вышла за меня замуж, отчаянно желая получить часть наследства.

Джейд искусала губы, пытаясь сдержать слезы.

— Мне стыдно, что я хотела выйти за тебя замуж только из-за денег. Я была полна решимости не влюбляться в тебя снова, как в шестнадцать лет, но ничего не могла с собой поделать. Чем больше ты со мной разговаривал, целовал и прикасался ко мне, тем отчетливее я понимала, как сильно люблю тебя.

— Сокровище мое, — хрипло проговорил Ник. — Я помогу тебе научиться читать, если ты поможешь мне стать хорошим человеком. Я стыжусь того, что так бестолково прожил свою жизнь. Я шел к цели, не думая ни о ком. Теперь же я готов думать только о тебе и о нашем будущем. Ты добилась своего, Джейд. Ты изменила меня. Мой дед знал, что ты на это способна.

Она улыбнулась, когда он бережно ее обнял:

— Ты думаешь, Сальваторе предвидел, что такое может произойти? Что мы влюбимся друг в друга в конце концов?

— Я в этом уверен, — сказал Ник. — Мы с тобой всегда ссорились на семейных праздниках, помнишь? От ненависти до любви…

Джейд снова уставилась на пуговицу на его рубашке:

— На той вечеринке по случаю моего шестнадцатилетия… Жаль, что не ты стал моим первым мужчиной. Я всегда об этом сожалела. Ты представить не можешь, как я сожалела.

Он обхватил ладонью затылок Джейд и прижал ее голову к своей груди.

— Не надо вспоминать прошлое, дорогая, — попросил Ник. — Я сожалею о том, что грубо обошелся с тобой тогда. Возможно, если бы я был менее жестким в обращении, ничего плохого не случилось бы. Только я виноват в том, что произошло. Я должен был тебя защитить, но не решился переступить запретную черту. Ты была такой юной и невинной.

Джейд посмотрела на него:

— Рядом с тобой мне кажется, что я другая. Ты заставляешь меня забыть о прошлом.

— Насколько я понимаю, сейчас мы должны сосредоточиться исключительно на будущем. И я думаю, что оно будет счастливым, не так ли?

Джейд улыбнулась.

— Мне кажется, оно будет восхитительно прекрасным, — сказала она.

Ник опустил голову и поцеловал ее в губы.


Шесть месяцев спустя…

Выставка работ Джейд Саббатини имела ошеломляющий успех. На каждой картине имелась наклейка «Продано». Ник улыбался во весь рот, когда репортеры в очередной раз направляли объективы фотокамер на его беременную красавицу жену. Джейд сияла и светилась от счастья. Ник по-прежнему не мог поверить в то, что через три месяца станет отцом. Каждую ночь он прикасался к животу Джейд и пальцами чувствовал контур пятки и локтя ребенка. Он не мог дождаться того дня, когда возьмет малыша на руки.

Джорджио и Мейя подошли и встали рядом с ним. Они держали друг друга под руку. Мейя сияла от счастья, потому что была беременна вторым ребенком, хотя об этом пока не было известно прессе.

— Ты, должно быть, очень гордишься ею, — сказал Джорджио, улыбаясь.

— Горжусь, — подтвердил Ник, глядя на свою прекрасную жену.

Лука и Бронте обняли Джейд, поздравляя с удачной выставкой. Мать Ника постоянно хвалилась тем, что Джейд удалось приручить ее необузданного сына.

Джейд посмотрела на Ника через всю галерею и лучезарно ему улыбнулась. В ее нефритово-зеленых глазах плясали искорки счастья. Он подошел к ней и нежно обнял за округлившуюся талию.

— Ты не устала? Ты весь день на ногах, — забеспокоившись, спросил Ник.

— Пока нет, — сказала она, прижимаясь к нему. — Ты видел, что критик написал в книге отзывов выставки?

Он снисходительно улыбнулся:

— Почему тебе не прочитать вслух самой, моя дорогая?

Джейд открыла книгу и стала водить пальцем по строчкам, медленно читая:

— Джейд Саббатини — это новый талант в мире искусства. Ее пот… потря… потрясающая выставка, названная «Влюбленные в Риме», вызвала между… международный интерес. — Она улыбнулась, глядя на мужа. — Ты гордишься мной, любимый?

Ник притянул жену к себе, уперся подбородком в ее макушку и заявил:

— Я безмерно тобой горжусь, малышка моя. Ты постоянно меня удивляешь. Я самый счастливый мужчина в мире, потому что ты — моя жена.

Джейд обняла его за шею, прижавшись к нему круглым животом.

— Я люблю тебя, Ник Саббатини, — сказала она. — Я очень-очень сильно тебя люблю.

— Знаешь что, дорогая? — Ник улыбнулся, не прячась от вездесущего папарацци, подкравшегося ближе, чтобы запечатлеть их объятия. — Я тоже очень-очень сильно люблю тебя.


Глава 10 | Свадебная шарада |







Loading...