home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава IX

Миссия Огнезвезда. Книга 1. Искупление

— Чернушка! — истошно завизжал Огнезвезд. — Беги!

Он со всех лап бросился к оруженосцу, но уже видел — не успеть. Никакая сила не могла спасти Чернушку, обреченного быть расплющенным тяжелыми барсучьими лапами.

Внезапно Синеглазка отчаянным прыжком бросилась вниз с вершины Змеиной горки, молнией пронеслась по земле, прыгнула — и вытянутыми передними лапами отпихнула сына в сторону. Чернушка покатился по земле, а барсук всей тяжестью обрушился на спину Синеглазке. Ее предсмертный вопль был заглушен тошнотворным хрустом сломанного позвоночника. Подхватив лапой обмякшее кошачье тело, барсук в бешенстве швырнул его на поляну.

Чернушка тоненько завыл.

Не помня себя от ярости, Огнезвезд бросился на барсука и стал рвать когтями его черный косматый бок. Барсук обернул к нему свою длинную полосатую морду и оскалил острые белые зубы.

Подбежавший Уголек высоко подпрыгнул, впился когтями барсуку в шею и укусил за ухо. Барсук легко стряхнул его с себя, и Уголек грянулся о землю и замер, оглушенный.

Но его место уже занял Терновник. Присев перед барсуком, он с яростным шипением прошелся ему когтями по глазам. Огнезвезд снова подскочил к черному боку зверя и заработал когтями, испытывая мрачное торжество при виде крови, брызнувшей из глубоких царапин. Барсук взвыл от боли. Покрутив тяжелой головой, он повернулся и заковылял в кусты. Терновник и Уголек с истошным визгом погнались за ним.

— Вернитесь! — рявкнул Огнезвезд. — Пусть уходит!

Тяжело переводя дыхание, он на миг зажмурился, прислушиваясь к удаляющемуся топоту огромного зверя. Собрав все свое мужество, он открыл глаза и медленно подошел к Чернушке, съежившемуся возле тела своей матери. Услышав шаги предводителя, оруженосец вскинул голову и умоляюще посмотрел на Огнезвезда.

— Она ведь не умерла, правда? Она не может умереть!

— Мне так жаль, — прошептал Огнезвезд, наклоняя голову и прижимаясь носом ко лбу маленького Чернушки.

Всего пять лун тому назад отец Чернушки, белоснежный Буран, пал в битве с Кровавым племенем. И вот теперь барсук убил его мать. Как Звездное племя могло допустить такое?

— Она умерла смертью храбрых, как настоящая воительница.

— Она умерла, спасая меня! — с болью взвизгнул Чернушка.

— Не вини себя, — выдавил Огнезвезд, лизнув оруженосца в плечо. — Останься Синеглазка жива, она сделала бы это снова.

— Но она… — Чернушка осекся. Давясь рыданиями, он уткнулся носом в материнскую шерсть.

Подняв голову, Огнезвезд посмотрел на возвращающихся Уголька и Терновника. Уголек тяжело хромал.

— Он ушел в сторону Гремящей тропы, — доложил Терновник. — Хоть бы чудище его растоптало! — процедил он, подходя к Чернушке. Сев рядом с дрожащим оруженосцем, Терновник обвил его хвостом за плечи и притянул к себе. Малыш даже не шелохнулся и не поднял головы.

— Ты цел? — спросил Огнезвезд Уголька.

Молодой воин пошевелил плечом.

— Кажется, да. Просто сильно ударился, а так ничего.

— На всякий случай покажись Пепелице, когда вернемся в лагерь.

Уголек кивнул.

Вдвоем с Огнезвездом они подняли безжизненное тело Синеглазки и понесли его через лес в сторону лагеря. Хвост мертвой кошки волочился по земле, чертя едва заметный след в песке.

Терновник пошел следом, поддерживая оцепеневшего от горя Чернушку.

Огнезвезд был настолько потрясен случившемся несчастьем, что не услышал топота приближающихся шагов и невольно вздрогнул, когда Белохвост вылетел из папоротников ему под ноги.

— Огнезвезд, ты вернулся! — воскликнул белоснежный кот. — А ты… — Он осекся на полуслове, вытаращив голубые глаза. — Синеглазка… Что случилось?

Следом за Белохвостом из куста выбрались Дым и Бурый. Все трое с ужасом выслушали историю о том, как храбрая воительница пожертвовала собой, чтобы спасти Чернушку.

— Ох, попадись этот барсук мне в когти! — зашипел Белохвост, когда Огнезвезд закончил свой рассказ. — Я бы заставил его пожалеть о том, что он появился на свет!

— Может, мы проследим его запах? — деловито предложил Дым. — Нужно убедиться, что он ушел с нашей территории.

Огнезвезд молча кивнул.

— Он отправился в сторону Гремящей тропы, — сказал он. — Белохвост, бери патрульных и пройдите по запаху. Выясните, куда он ведет, но ни в коем случае не нападайте на барсука. Ты все понял? Вы идете не в бой, а на разведку!

Белохвост с досадой хлестнул себя хвостом.

— Как прикажешь.

— Если барсук поселился на нашей территории, мы непременно придумаем, как прогнать его, — твердо пообещал Огнезвезд. — Но я не желаю рисковать жизнями своих воинов без крайней необходимости. Хватит с нас смертей.

Белохвост что-то недовольно прошипел себе под нос, однако не стал спорить и повел свой патруль в сторону Змеиной горки. «Великое Звездное племя, пусть они вернутся целыми и невредимыми!» — взмолился Огнезвезд, глядя им вслед.

С трудом переставляя отяжелевшие лапы, Огнезвезд вместе с Угольком втащил тело Синеглазки в лагерь через узкий лаз в колючих зарослях утесника. Боль за своих соплеменников занозой саднила в его сердце. Он был предводителем Грозовых котов, он должен был защищать их, а не позволять гибнуть у себя на глазах!

Выйдя на поляну, Огнезвезд увидел Крутобока и Песчаную Бурю, сидевших рядышком возле кучи с добычей. Завидев предводителя, они обменялись вопросительными взглядами, и Огнезвезд догадался, что друзья только что обсуждали его ночевку за пределами лагеря.

Горести Небесного племени вновь обрушились на его плечи, и без того сгорбленные под тяжестью мертвого тела Синеглазки, но Огнезвезд отогнал эти мысли. Сейчас было не время думать о пропавшем племени.

Крутобок и Песчаная Буря уже со всех лап мчались к нему.

— Что стряслось, Огнезвезд? — закричал Крутобок.

— Потом расскажу, — хрипло выдохнул Огнезвезд. — Сначала я должен отнести Синеглазку к Пепелице, где ее тело подготовят к прощанию.

— Я предупрежу Пепелицу! — крикнула Песчаная Буря, бросаясь в сторону палатки целительницы.

Когда Огнезвезд и Уголек вышли на середину лагеря, Пепелица выбежала из папоротников.

— Положите ее вон под тот куст, — велела она, указывая хвостом на тенистое местечко под зарослями. — Туда солнце не заглядывает до самого вечера.

Они повиновались, и Чернушка рухнул возле тела матери, словно у него разом подкосились лапы. Взгляд его был устремлен куда-то вдаль, глаза остекленели от ужаса, словно страшная смерть матери снова и снова свершалась перед ним.

— Чернушке нужно что-нибудь от шока, — негромко сказал Огнезвезд целительнице. — А Уголек повредил плечо.

Пепелица быстро кивнула.

— Я принесу ему маковых зерен. Уголек, пойдем со мной.

Не успел серый воин скрыться в папоротниках вместе с Пепелицей, как в дальнем конце поляны раздался пронзительный кошачий визг.

Похолодев, Огнезвезд обернулся и увидел Капельку и Медянку, выбегающих из палатки оруженосцев. Медянка упала возле тела матери, прижавшись к ее холодному боку, а Капелька остановился перед Огнезвездом.

— Что случилось? — прошипел он.

— Ее убил барсук, — глухо ответил Огнезвезд. — Мне очень жаль, Капелька. Никто не мог остановить его.

Ученик смерил его гневным взглядом, подняв шерсть дыбом. Затем уронил голову и хвост и, не сказав ни слова, отошел к сестре и брату.

— Им всем нужна забота Пепелицы, — шепнула Песчаная Буря.

На душе у Огнезвезда было так тяжело, что он не смог ответить. Погладив подругу хвостом, он отошел и взобрался на скалу, чтобы созвать Грозовое племя. Напуганные и потрясенные коты уже выбирались из своих палаток и собирались на поляне.

— Коты Грозового племени, — начал Огнезвезд, когда все племя сгрудилось под скалой. — Синеглазка погибла. Она умерла храброй смертью, и дух ее будет с честью встречен в Звездном племени.

— Как это случилось? — выкрикнула Горностайка.

Огнезвезд сгорбился. Каждый раз, когда ему приходилось пересказывать эту историю, ужас утраты с новой силой давил ему на плечи. Но он был предводителем, а значит, ему предстояло до конца исполнить свой долг. В мертвой тишине, воцарившейся на поляне, Огнезвезд поведал племени о страшной судьбе самоотверженной воительницы.

— Барсук убежал в сторону Гремящей тропы, — закончил он. — Я отправил отряд Белохвоста выследить его.

Сидевшая возле детской Яролика вздрогнула всем телом при упоминании имени своего друга, а Тростинка подтащила к себе детей и обняла их хвостом. Паучишка и Копушенька крепко прижимались к матери и смотрели на Огнезвезда круглыми испуганными глазенками.

— Как же мои детки? — запричитала Тростинка. — Что если барсук заявится сюда?

— Вряд ли, — ответил Огнезвезд, царапнув когтями по скале. — Это был совсем молодой зверь, я думаю, нам удалось объяснить ему, что коты совсем не простая дичь. Когда Белохвост вернется, мы будем знать больше. Но я даю тебе слово, — с нажимом добавил он, — что мы сделаем все возможное, чтобы не дать барсуку поселиться на нашей территории.

Он видел, что его слова не слишком успокоили Тростинку, однако не мог добавить ничего более утешительного.

— Сегодня мы будем прощаться с Синеглазкой, — глухо закончил Огнезвезд и спрыгнул со скалы, давая понять, что собрание окончено.

— Все ужасно потрясены, — заметил Крутобок, подходя к нему в сопровождении Песчаной Бури.

— Особенно трое несчастных сирот, — тихо добавила Песчаная Буря, с горечью глядя на троих молодых котов. — Они совсем недавно потеряли отца, а теперь не стало и их матери.

Огнезвезд грустно кивнул.

— Это первая потеря нашего племени после битвы с Кровавыми котами. Наверное, нам всем трудно понять, что даже во времена мира со всеми племенами, жизнь в лесу всегда будет полна смертельных опасностей.

Странно, но Огнезвезду показалось, будто Крутобок и Песчаная Буря как-то тревожно переглянулись, когда он сказал это. Он не понял, что это значило, но после ночного разговора с Небесным воином и жуткой встречи с барсуком у него просто не было сил на расспросы.

— Потом поговорим, — бросил он, отходя к куче с добычей.

Когда спустилась ночь, старейшины перенесли тело Синеглазки в центр поляны для общего прощания. Огнезвезд сел вместе со всеми и посмотрел в небо. Звезды Серебряного пояса ярко сверкали над головами котов, словно ожидая душу Синеглазки.

— Ее все любили, — вздохнула Кривуля, приглаживая лапой шерстку мертвой кошки. — Она была добрая, веселая, всем помогала… Несправедливо, когда смерть уносит таких молодых! Синеглазка могла еще очень много сделать для своего племени.

— Я знаю, — вздохнул Огнезвезд. Ему казалось, что внутри у него все выжжено горечью. Он был рядом с Синеглазкой, когда на нее напал барсук, но не сумел спасти свою воительницу.

«И после этого ты называешь себя предводителем?» — с ненавистью спросил он себя.

Он молча смотрел, как Пепелица ведет троих оруженосцев к телу Синеглазки, целительница что-то шептала молодым котам, которые присели перед телом мертвой матери и уткнулись носами в ее холодную серую шерсть. Все новые и новые коты обступали тело Синеглазки. Некоторые, посидев немного, молча возвращались в свои палатки, другие оставались возле тела на всю ночь.

«Как я могу покинуть их? — с тоской думал Огнезвезд. — Как я могу бросить племя, чтобы отправиться в неизвестность, на поиски племени, которого давно нет? Пусть я не могу защитить своих соплеменников от барсуков, которые убивают их, или от кроликов, которые оставляют их слепыми до конца жизни, но мое место все равно здесь, в своем племени. Это и есть путь предводителя!»

Огнезвезд снова поднял глаза к Серебряному поясу, гадая, одобряют ли звездные воины его решение. Но сверкающие крупицы света казались далекими, недосягаемыми, и не давали ответа.

Он сидел возле тела мертвой воительницы до тех пор, пока первые лучи рассвета не прогнали тьму за деревьями. Первый утренний ветерок взъерошил шерсть Синеглазки.

Горностайка тяжело поднялась на лапы.

— Пора, — проскрипела она.

Старейшины подняли мертвое тело Синеглазки и медленно понесли его из лагеря, чтобы похоронить в лесу. Все Грозовые коты вышли из своих палаток, чтобы в почтительном молчании проводить скорбную процессию. Когда серая шерсть Синеглазки скрылась в зарослях утесника, Пепелица помахала хвостом, подзывая к себе троих оруженосцев.

— Никаких сегодня тренировок, — твердо заявила она Огнезвезду. — Им нужен покой и отдых.

Он кивнул.

— Конечно. Тебе лучше знать.

С трудом разгибая онемевшие лапы, Огнезвезд встал и побрел в свою палатку. Стоило ему рухнуть в мягкий мох подстилки, как сон черным вороньим крылом закрыл ему глаза.

Вокруг сверкала быстро бегущая вода, и Огнезвезд понял, что стоит на берегу реки. Солнце играло на волнах, резало глаза, серебристые рыбки плескались на мелководье.

Огнезвезд остановился и огляделся. Деревья и кусты по берегам были незнакомые, значит, он снова видел сон.

Внезапно вода всколыхнулась, и на поверхность вынырнула кошачья голова с зажатой в зубах толстой блестящей рыбой. Когда кошка подплыла к берегу и выбралась из реки, Огнезвезд узнал в ней Серебрянку, умершую подругу Крутобока. Капли воды, как звезды, сияли на ее мокрой шерсти.

Серебрянка бросила рыбу к лапам Огнезвезда.

— Привет, Огнезвезд. Это для тебя. — Видя, что он колеблется, Серебрянка подтолкнула угощение лапой. — Ешь!

— Эта рыба не принадлежит Грозовому племени, — возразил Огнезвезд. — Я не хочу воровать чужую дичь.

Серебрянка весело замурлыкала.

— А ты ее и не воруешь, это подарок! Ведь эта рыба не принадлежит и Речному племени, она из другой реки. Мне показалось, что ты голоден, и решила поймать тебе рыбу.

— Спасибо! — Огнезвезда не пришлось упрашивать дважды. Впившись зубами в рыбу, он понял, что никогда не пробовал ничего вкуснее. С каждым куском силы возвращались в его усталое тело.

Пока Огнезвезд жадно ел, Серебрянка бесшумно подошла к нему и прошептала на ухо:

— Помнишь жизнь, которую я дала тебе, когда ты стал предводителем племени? Я завещала тебе посвятить эту жизнь верности тому, что ты считаешь правильным. Поверь, Огнезвезд, правильный путь порой расходится с Воинским законом. — Огнезвезд изумленно вскинул голову, и Серебрянка еле слышно прошептала: — Я всегда знала, что нам с Крутобоком суждено быть вместе, и это правильно, хотя мы принадлежим к разным племенам. Жизнь — она как река, а Воинский закон — всего лишь ручеек в ней. Жизнь бесконечно больше Воинского закона, и не все случаи можно втиснуть в его русло.

Серебрянка коснулась носом бока Огнезвезда, вошла в реку и скрылась в воде.

— До свидания, Серебрянка! — крикнул ей вслед Огнезвезд.

Ему показалось, будто ее прощальные слова трепетали в воздухе еще долго после того, как звездная кошка растаяла в ослепительном свете, блестевшем на воде. На месте исчезнувшей Серебрянки возникла вереница Небесных котов, бредущих вдаль, перескакивая через волны.

А потом Огнезвезд проснулся в своей палатке — сытый и с запахом рыбы на усах. С наслаждением потянувшись, он стал обдумывать свой сон.

Значит, Серебрянка считает, что он должен отправиться на поиски Небесного племени. Воинский закон не дает ответ на все вопросы, встающие перед котами, и кто-то должен искупить вину, совершенную четырьмя племенами воителей много-много лун тому назад. Возможно, появление предводителя Небесного племени и его просьба о помощи означает, что Звездное племя раскаялось и хочет исправить свою давнюю ошибку? Может, звездным воителям стало стыдно за собственное равнодушие?

— Я должен идти, — твердо произнес Огнезвезд вслух. Пусть сердце у него разрывалось от тревоги при одной мысли о расставании с племенем, но он знал, что Крутобок будет верой и правдой служить Грозовым котам и позаботится о них до его возвращения.

Вскочив на лапы, Огнезвезд стряхнул с шерсти приставшие клочки мха. Раздвинув полог лишайников, он вышел на поляну и увидел, что солнце уже высоко стоит над лагерем. Долгий сон и угощение Серебрянки освежили Огнезвезда, и он был готов с новыми силами взяться за дела, ожидающие его перед уходом.

Первым делом он направился в палатку Пепелицы. Трое осиротевших детей воительницы мирно спали в папоротниковых гнездышках, тесно прижавшись друг к дружке. Долгохвост, лежавший возле расщелины в скале, поспешно вскинул голову.

— Привет, Огнезвезд.

Надежда птицей забилась в груди у предводителя.

— Ты меня видишь?

Но Долгохвост моргнул, и Огнезвезд увидел, что его глаза по-прежнему воспалены.

— Да… то есть, нет. Сам не пойму, — вздохнул раненый. — У меня все расплывается, словно в тумане. Может быть, я тебя не увидел, а узнал по запаху.

— А с глазами у тебя стало не лучше?

— Нет, — покачал головой Долгохвост. — Боюсь, с каждым днем становится только хуже.

— Но я не собираюсь сдаваться! — пробурчала Пепелица, выбегая из своей палатки со свертком листьев в зубах. Положив целебные травы возле лап Долгохвоста, она бодро сказала: — Это у нас календула с соком можжевеловых ягод. Посмотрим, может быть, поможет!

— Как скажешь, — равнодушно отозвался Долгохвост, однако покорно повернул голову, чтобы Пепелице было удобнее наносить мазь на его воспаленные глаза.

— Ты чего-то хотел, Огнезвезд? — спросила она, закончив и вытерев лапы о траву.

— Поговорить с Долгохвостом, — ответил он. — Это по поводу Чернушки, — смущенно добавил он, не зная, как отнесется раненый воин к потере оруженосца.

— Я знаю, что он остался без наставника, — прямо отозвался раненый. — Это меня очень беспокоит.

Огнезвезд перевел дух, обрадованный тем, что ему не придется ничего объяснять.

— Чернушка должен продолжать обучение, поэтому мне придется пока назначить ему другого наставника. Разумеется, только до тех пор, пока тебе не станет лучше.

Долгохвост с досадой повел ушами.

— Не надо обманывать меня, Огнезвезд, — вздохнул он. — Я прекрасно знаю, что останусь слепым. Я больше никогда не смогу воспитывать оруженосцев.

Огнезвезд переглянулся с Пепелицей, но она промолчала, подтверждая правоту горьких слов Долгохвоста.

— Что ж, об этом мы будем беспокоиться тогда, когда это случится, — твердо ответил Огнезвезд. — А сейчас мне нужно назначить Чернушке другого наставника. Как ты думаешь, Терновник справится с его воспитанием?

— Да, — не раздумывая, кивнул раненый. — Терновник очень способный кот. Ему давно пора взять на воспитание оруженосца. Чернушке будет хорошо с ним.

— Значит, вопрос решен. Спасибо, Долгохвост. — Огнезвезд смущенно переступил с лапы на лапу. Он понимал, что должен сообщить Пепелице о своем уходе, но не знал, с чего начать.

Целительница проницательно сощурила глаза.

— Я вижу, ты хочешь мне что-то сказать, Огнезвезд, — сказала она. — Давай, выкладывай!

— Мне нужно поговорить с тобой, — неуверенно начал он. — Ты не могла бы прогуляться со мной в лес?

Пепелица ошеломленно уставилась на него.

— Что? Прямо сейчас? — Она махнула хвостом в сторону спящих оруженосцев. — Да у меня полны лапы забот!

— Нет, не сейчас, попозже, — поспешно ответил Огнезвезд. — Я должен поговорить с тобой и Песчаной Бурей. Давайте встретимся сразу после того, как уйдут дневные патрули.

Пепелица с сомнением посмотрела на него, явно озадаченная тем, что это за важный вопрос, который нельзя обсудить в лагере.

— Ну ладно, — буркнула она. — Я отведу Чернушку, Медянку и Капельку в детскую. Тростинка и Яролика присмотрят за ними в мое отсутствие. Пусть денек-другой королевы побалуют их, как малых котят, это бедняжкам только пойдет на пользу.

— Отлично, — кивнул Огнезвезд. — Тогда встретимся возле кучи с добычей.

Он повернулся и вышел из папоротников. Ему казалось, что в желудке его поселился огромный холодный камень, который с каждым шагом становился все тяжелее. Как-то друзья отнесутся к его решению?

Огнезвезд первым выбрался из утесника и стал ждать, когда выйдут остальные. Он нервно втягивал и убирал когти, не в силах справиться со страхом и волнением.

— Белохвост только что доложил обстановку, — первым нарушил молчание Крутобок, когда коты начали взбираться вверх по склону. — Они выследили барсука до самого ручья, а потом потеряли его след в заболоченной низинке.

— Похоже, он убрался на территорию Сумрачного племени, — заметил Огнезвезд.

Крутобок довольно хмыкнул.

— Вот и на здоровье! Пускай у Сумрачных котов головы болят.

— И все-таки, если кто-то из наших котов заметит у границы патрульных племени Теней, пусть предупредят их, — решил Огнезвезд.

Глашатай с досадой пошевелил ушами.

— Опять ты за свое, Огнезвезд! Вечно готов помогать всем вокруг, словно у соседей своих предводителей нет. Да ладно, что с тобой спорить! Вечером предупрежу наших патрульных.

— И ты для этого потащил нас в лес? — раздраженно пошевелила усами Песчаная Буря. — Неужели нельзя было сообщить нам о таком важном решении в лагере?

Огнезвезд растерянно скользнул взглядом по ее поджарой палевой фигурке и посмотрел в сверкающие зеленые глаза. Он знал, что должен очень многое объяснить, но не понимал, почему Песчаная Буря так сердится уже сейчас, когда он еще рта не успел раскрыть.

— Я хотел поговорить в таком месте, где нам никто не помешает, — смущенно пробормотал он. — Потерпите, сейчас вы все поймете.

Не прибавив больше ни слова и не оглядываясь, Огнезвезд решительно зашагал в чащу леса и остановился на небольшой полянке, со всех сторон окруженной деревьями. Земля на полянке была покрыта зеленым ковром травы и мягкого мха. Найдя укромное местечко под корнями старого дуба, Огнезвезд сел и подождал, пока друзья рассядутся вокруг него в кружевной тени дерева.

Вокруг стояла звонкая лесная тишина, только ветер шелестел листвой, да высоко в ветвях перекликались птицы.

Огнезвезд посмотрел на троих котов, которые были ему ближе всего остального племени.

— Последнее время я стал часто видеть странные сны, — начал он, чувствуя себя, как перед прыжком в бездну. — Я очень долго не понимал, что они значат, но теперь, кажется, разобрался. И мне придется принять очень тяжелое решение…

— Но как же мы?! — вдруг перебила его Песчаная Буря. Глаза ее сверкали, когти нервно рвали мох. — Как ты смеешь уйти, бросив нас?

Огнезвезд ошарашено захлопал глазами. Откуда она могла узнать о том, что он собирается уйти?

— Не волнуйтесь, все будет хорошо, — пролепетал он. — Вы будете в безопасности…

— Нет, не будем! — с неожиданной яростью заорала Песчаная Буря. — Нам нужен ты. Грозовому племени нужен предводитель, и ты не имеешь права забывать о своем долге! Да как ты смеешь даже помышлять о том, чтобы бросить всех нас?

Огнезвезд оторопело посмотрел на свою разъяренную подругу и перевел глаза на Крутобока с Пепелицей. Целительница изумленно приподнялась с травы, но в желтых глазах Крутобока он увидел лишь жалость и понимание.

— Но… как ты догадалась? — пробормотал Огнезвезд. — И почему решила, что я ухожу навсегда?

— Да потому, что ты провел ночь в гнезде у Двуногих! — хмуро бросил Крутобок, отводя взгляд. — Думаешь, мы не знаем, где ты был? Неужели Двуногие для тебя дороже нас всех?

— Ч-что? — совсем растерялся Огнезвезд. — Вы подумали, что я хочу бросить племя и снова стать домашним котом?

— Разве ты привел нас сюда не для того, чтобы сообщить об этом? — резко спросила Песчаная Буря.

— Да нет же! Вы с ума сошли! Мой дом здесь, в лесу, среди вас. Звездные воители теперь и мои предки, как и ваши. Я не могу жить в другом месте!

— В таком случае, может быть, ты, наконец, объяснишь нам, что надумал сделать? — резко спросила Пепелица.

— Да, я собираюсь уйти, но только на время! — горячо воскликнул Огнезвезд.

Сделав глубокий вдох, он рассказал друзьям обо всем — о призрачном коте и своих мучительных снах, о незнакомой пустоши и плачущем племени. Он поведал им о встрече с Синей Звездой возле Лунного камня и том, как он узнал о существовании пятого, Небесного племени.

— Значит, в лесу когда-то было пять племен? — ахнула Песчаная Буря.

— Да, только очень давно. До того, как Двуногие выстроили в лесу свои гнезда.

— Но жилища Двуногих всегда были здесь! — пробасил Крутобок.

— Синяя Звезда сказала, что это не так, — покачал головой Огнезвезд. Он не хотел покушаться на веру своих друзей, поэтому не стал говорить им о предательстве звездных предков, и сразу перешел к заключительной части своей истории: — Вот почему мне было нужно провести ночь в саду вблизи жилища Двуногих. Кстати, ночевал я не в своем бывшем гнезде, а по соседству. Я спал в саду у Чумазика, помнишь его, Крутобок?

— Помню, — кивнул глашатай. — Такой жирный, черный с белой грудкой.

— Так вот, я решил, что на месте этого сада когда-то был лагерь Небесного племени, и не ошибся. Во сне ко мне явился предводитель Небесных котов. Он сказал, что мой долг — найти рассеянных по свету потомков Небесных воителей и вновь превратить их в единое племя.

Крутобок возмущенно распушил хвост.

— А если бы этот проходимец сказал тебе, что твой долг — научить ежей летать? Ты бы тоже ему поверил? — запальчиво крикнул он.

Огнезвезд с грустной улыбкой погладил друга хвостом по спине.

— Я знаю, во все это очень трудно поверить. Но я решил, что должен идти. Я должен воскресить Небесное племя и искупить зло, когда-то совершенное лесными племенами.

Он поднял голову и посмотрел на своих друзей. Гнев и боль плескались в зеленых глазах Песчаной Бури, пушистый Крутобок горестно сгорбился и отвернулся, и лишь Пепелица нашла в себе силы спокойно заговорить:

— Я вижу, что это очень важно для тебя, Огнезвезд. Если это твоя судьба, ты должен следовать зову сердца. Но будь осторожен, твой путь будет опасным. Возможно, Звездное племя не сможет последовать за тобой, ведь наши предки охотятся не во всех небесах.

Прежде чем Огнезвезд успел ответить, Песчаная Буря вихрем сорвалась со своего места и в бешенстве закричала:

— Я просто ушам своим не верю! Вы все спятили, вот что я вам скажу! Предводитель собирается бросить свое племя и уйти бродяжничать, а вы даете ему советы, как это лучше сделать! А как же Грозовое племя? — выпалила она, не сводя пылающих глаз с Огнезвезда. Потом помолчала и, уже тише, добавила: — Как же я?

Огнезвезду показалось, будто в лапы его вонзились тысячи острых камней предстоящей долгой дороги. Он смущенно переглянулся с Крутобоком и Пепелицей, неуверенно шагнул к Песчаной Буре и поманил ее хвостом.

— Иди сюда.

Он отошел на несколько шагов и остановился в тени кустарника. Песчаная Буря нехотя последовала за ним.

— Я знаю, что ты никогда не любил меня по-настоящему, — с горечью выпалила она, убедившись, что их никто не слышит. — Ты любил Пестролистую, и сейчас ее любишь.

Огнезвезд мысленно поблагодарил звездных предков за то, что догадался не упомянуть о том, как Пестролистая навещала его во сне. Он шагнул к подруге и уткнулся лбом в ее пушистую палевую шерстку.

— Да, я любил Пестролистую, — шепотом признался он. — Но это было очень давно, к тому же, она была целительницей. Пестролистая никогда не стала бы мне подругой, ты же знаешь.

— Значит, пришлось взять меня? — распушилась Песчаная Буря, отводя глаза. — Как запасной вариант?

— Ты ничего не поняла, — прошептал Огнезвезд, переплетая свой рыжий хвост с ее аккуратным палевым хвостиком. — Согласившись стать моей подругой, ты сделала меня самым счастливым котом под небесами!

— Но теперь ты уходишь и бросаешь меня!

— Нет, — покачал головой Огнезвезд. — Я никогда не смог бы расстаться с тобой. Крутобок и Пепелица позаботятся о Грозовом племени, но я не хочу отправляться в путь один. Ты согласишься сопровождать меня? Пожалуйста…

Стоило ему произнести эти слова, как отчаяние и гнев исчезли из глаз Песчаной Бури. Взгляд ее просиял, и даже шерстка, обычно бледно-желтая, вдруг вспыхнула ярким пламенем.

— Ты, правда, хотел позвать меня с собой?

— Честное слово, — прошептал Огнезвезд, прижимаясь щекой к ее плечу. — Разве я смогу уйти без тебя? Пойдем, пожалуйста…

— Конечно! — воскликнула Песчаная Буря. — Я пойду с тобой на край света, ты же знаешь! — Внезапно она осеклась и понуро опустила голову. — Нет, Огнезвезд, я не смогу пойти. Как же Медянка? Ведь я ее наставница !

Огнезвезд задумался. Он знал, что Песчаная Буря давно мечтала об оруженосце и очень серьезно относилась к воспитанию своей шаловливой пестрой ученицы.

— С Медянкой ничего не случится, если она немного потренируется с другим наставником, — решил он. — К тому же, она будет не единственной ученицей, получившей временного наставника. Ты же знаешь, мне пришлось пока отдать Чернушку на воспитание Терновнику.

Песчаная Буря медленно кивнула.

— Думаю, Медянке это даже пойдет на пользу, — проговорила она.

— Значит, решено! — обрадовался Огнезвезд. Он не позволил себе задаваться вопросом о том, что будет, если они не успеют вернуться к тому времени, когда оруженосцам придет пора становиться воителями. Он не знал, когда они вернутся назад — и вернутся ли вообще.

Бок о бок они вышли из зарослей и вернулись к кусту, где их ждали друзья.

— Песчаная Буря пойдет со мной, — объявил Огнезвезд.

Крутобок с Пепелицей молча кивнули, словно заранее знали, что так и будет.

— Значит, решено, — прогудел Крутобок, поднимаясь на лапы.

Он уже успел оправиться от потрясения, и теперь в глазах его светилась суровая решимость. В который раз Огнезвезд подумал о том, что не мог бы выбрать более надежного помощника и глашатая.

— Мы с Пепелицей позаботимся о племени в твое отсутствие, — пообещал Крутобок и, пошевелив усами, серьезно добавил: — Я всегда знал, что твое предназначение простирается далеко за границы нашей территории. Возможно, тебе суждено стать тем пламенем, которое спасет еще одно племя.

— Мы клянемся, что будем хранить и защищать Грозовое племя в твое отсутствие, — негромко проговорила Пепелица.

— Спасибо, — растроганно ответил Огнезвезд, чувствуя ком в горле. Листья зашелестели над его головой, и он вскинул голову, ожидая увидеть среди ветвей призрачный силуэт серого кота с печальными голубыми глазами. Однако там ничего не было, и лишь ветер еле слышным шепотом повторил его последнее слово:

Спасибо…


Глава VIII | Миссия Огнезвезда. Книга 1. Искупление | Глава X