home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава двенадцатая

В номере для новобрачных Синтия сидела за столиком над листком бумаги, а Люсиль грустно на нее смотрела. Малыш Билли стоял, широко расставив ноги, и забавлялся пистолетом, выискивая воображаемые цели в комнате.

- Ох уж этот Билли, - заметил толстяк, входя в гостиную. - Вечно резвится, как ребенок.

- Здрасьте, мистер Ковентри, - сказал Билли, увидел врага на потолке и издал губами звук выстрела: «Паф!»

- Вы не можете заставить этого кретина замолчать? - рявкнула Люсиль.

- Я хорошо говорю: а) по-испански, б) по-немецки, в) по-французски, г) на идиш, д) по-итальянски, - пробормотала Синтия, а затем обратившись к Люсиль, заметила: - Если ты перестанешь оскорблять его, то поймешь, что в нем, как и в каждом человеке, есть кое-что хорошее.

- Ну разве что, немного по-испански, - сказал Билли.

- Раса - кавказская, черная, евразийская, восточная, канака, - продолжала Синтия.

- Она составляет анкету на совместимость для компьютера, - пояснила Люсиль.

- Паф! - выстрелил Билли в Люсиль и спросил:

- А что такое кавказская раса, мэм?

- Откуда у нее анкеты? - спросил я.

- Скажите этому поросенку, - обратилась к толстяку Люсиль, - что если он еще раз наставит на меня свой пистолет, я его растерзаю.

- Разве повредит немного доброты? - осведомилась Синтия.

- Билли - это Билли, - пояснил Ковентри. - Он просто хочет немного повеселиться, верно я говорю, Билли?

- А то нет.

- Она не расстается с этими вопросниками, - сказала мне Люсиль.

- Не может быть.

- В общем, с меня довольно, - объявила Люсиль.

- Ну что, ты будешь помогать им грабить музей?

- Ты выражаешься очень своеобразно.

- Да или нет?

- Да.

- Харви, ты совершенно спятил.

- Да.

- Никто не обращал ваше внимание, мисс Демпси, на то, что вы на удивление болтливы? - спросил ее толстяк. - Вы хоть на минуту закрываете рот?

- Большинство людей считает меня: а) интровертом, б) экстравертом.

- Может, вы прекратите заниматься своей ерундой? - сердито буркнул я Синтии. - Поймите, что еще немного и вас отправят в шахту вслед за вашим дружком графом, а я по уши увяз в этом идиотском плане ограбления музея. А вы не находите ничего лучшего, как предлагать этому маленькому убийце вопросы из компьютерной анкеты.

Малыш Билли обернулся, подошел ко мне и, ткнув дулом пистолета мне в живот, прошипел:

- Такое еще даром не сходило никому, гад!

- Прошу прощения, - сказал я. - Примите мои извинения.

- Почему же, мне кажется, кое-кому сошло, - возразила Люсиль.

- Ради Бога, не обижай его, - попросил я Люсиль. - Это мой друг.

- Черта с два, - огрызнулся Билли.

- Дружи с ним, Билли, - попросил толстяк. - Он с нами. С ним мы войдем в музей, с ним и выйдем. Он поможет нам взять картинку. Не будет Харви, не будет и картинки.

- Он с нами?

- Ну да.

- Не верю я этому мерзавцу ни на грош.

- Я тебя понимаю, - добродушно отозвался толстяк. - Ну как, тебя интересует анализ твоей личности или нет? - спросила Синтия Билли.

- Засохни, - оборвал он ее.

Она была смелой девицей, уж это точно, и, вскочив на ноги, сделала два шага, и подойдя вплотную к Билли, попыталась залепить ему пощечину. Но, как это бывает со многими женщинами, она слишком долго замахивалась. Он успел увернуться и, схватив ее за руку, стал выворачивать.

- А ну, отпусти ее, гаденыш! - крикнул я.

Он тотчас отпустил ее и снова ткнул мне в живот пистолетом.

- Позвольте мне его пристрелить, - умоляюще обратился он к толстяку. - Ну пожалуйста.

Я подал апелляцию с явной тревогой в голосе. Я напомнил Ковентри, что если я погибну, то такая же участь постигнет и их план наложить руки на картину Рембрандта.

- В конце концов, разве я не член вашей бригады? - вопрошал я. - И смотрите - у него дрожат пальцы. Прошу вас, велите ему убрать пистолет.

- Убери пушку, сынок, - сказал Малышу Билли толстяк. - Сначала работа, а веселье уж потом.

Когда он упрятал пистолет в кобуру, Люсиль снова подала голос:

- Правильно, сначала работа, а потом веселье! Харви, ты в своем уме? Неужели ты думаешь, они тебя отпустят после всего этого? Неужели ты думаешь, что они поверят нам с Синтией и разрешат уйти подобру-поздорову? Ничего подобного!

- Женщины такие недоверчивые, - хмыкнул Ковентри. - Мадам, будьте благоразумны. Харви в нашей команде. Если он донесет на нас, то тем самым донесет и на себя, а зачем ему это нужно? Он это и в мыслях не держит.

Это точно - и прежде всего потому что голова у меня была занята совсем другим. Я думал о том, что если даже мне каким-то чудом удастся уцелеть в шайке этих психов, то шансы девочек равны нулю, а моя собственная жизнь сама по себе не стоит ломаного гроша, потому что я совершенно не представлял себе, есть ли кровати в американской галерее музея «Метрополитен» и, если есть, можно ли под ними спрятаться. Я не представлял себе, где там находятся пробки, да и что с ними делать, если я их чудом найду, я тоже не знал. Весь план кражи картины представлялся глупостью от начала до конца, причем глупостью смертельно опасной.

Это были лишь некоторые из тех соображений, что заставляли меня отгонять мысль о доносе. Кроме того, я мог представить себе, как воспримет лейтенант Ротшильд сообщение о моем участии в этой операции. Но все же особенно беспокоило меня предчувствие, а точнее, довольно твердое убеждение, рожденное из обширного опыта, - смысл которого заключался в следующем. Большинство мошенников - самые настоящие психи, и их самые безумные планы срабатывают потому, что мозги у них работают не так, как у нормальных людей и, в первую очередь, у нормальных полицейских, неспособных тем самым предугадать их ходы. У меня было странное ощущение, что их нелепый идиотский план может сработать.


Глава одиннадцатая | Синтия | Глава тринадцатая







Loading...