home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава шестая

Было три часа дня, и месяц март с его любовью к капризам решил, что пора наступить и весне. Ярко засветило солнце, и подул легкий южный ветерок. Существует легенда, что худший климат в южном полушарии - в Лондоне, но эта легенда существует только потому, что мы, ньюйоркцы, не любим хвастаться. Поэтому, когда ни с того ни с сего выдается такой вот погожий денек, - небо голубое, воздух чистый и прозрачный, не жарко и не холодно, - то город делается не так уж плох, и его жителей охватывает непонятное воодушевление. Я обнаружил, что держу Люсиль за руку.

- Харви, - сказала она, - пошли в зоопарк.

- Куда, куда?

- Я понимаю, ты думаешь о том, что я тогда сказала. Харви, я была не права.

- Мне надо работать, - сказал я и отдернул свою руку от руки Люсиль, словно это была раскаленная кочерга.

- Харви, - с укоризной произнесла Люсиль, - мне было так приятно держать тебя за руку. Я понимаю, ты винишь меня за мою протестантскую этику, смысл которой можно кратко выразить так: тот, кто работает, - хороший человек, тот, кто не работает, - дурной, но ведь есть и другая Люсиль Демпси.

- Где?

- Возьми меня опять за руку и увидишь. Кстати, разве умение шевелить мозгами - не главная часть твоей работы?

Я сказал, что это так, и мы двинулись к зоопарку. Похоже, многим ньюйоркцам показалось, что это самая привлекательная часть города в такой чудесный день, а потому люди превосходили по своей численности животных в соотношении двадцать к одному. У каждого есть свои любимые звери в зоологическом саду Центрального парка. Люсиль, например, помешана на морских львах. Я же разрывался между яками и слонами - возможно, потому что нелепое в этой жизни задевает меня больше всего, а нелепее слонов бывают только яки. Люсиль согласилась с моей точкой зрения и, вдоволь полюбовавшись на яка, мы отправились в кафе.

- Харви, - сказала Люсиль, - это наше самое очаровательное свидание.

На это я только кивнул.

- Ты немного расслабился, что только приятно, продолжала она. - А кроме того, это, пожалуй, наше единственное свидание, ведь те ланчи, которыми ты меня кормил, не в счет.

- А как насчет продолжения, скажем, в опере «Метрополитен»?

- Если ты считаешь, что опера - развлечение, то конечно. Хотя, по-моему, это тяжкий долг. Впрочем, я опять начинаю вредничать.

- Ничего, ничего, сейчас у меня кроткое состояние. Но скажи: зачем тебе понадобились ксерокопии вопросников?

- Ах да, видишь ли, Харви, в них что-то сильно не так. Ну, скажи на милость, почему он на ней женился?

- Может быть, из-за гражданства? Но я не знаю процедуры его получения.

- Тут надо посоветоваться с юристом. Но в этих анкетах я мельком увидела раздел под названием «Глубинный анализ личности». Там около тридцати вопросов, а точнее утверждений, на которые нужно отвечать «верно» или «неверно». Обрати внимание на вопрос двадцать один в досье графа. Утверждение: «В любых обстоятельствах я должен быть главным». Ответ «неверно». Утверждение: «Я предпочитаю власть любви». Ответ «неверно». Это пункт двадцать четыре. А вот пункт двадцать девять: «Я довольствуюсь немногим» - «верно». Люсиль озадаченно посмотрела на меня. - Я, конечно, плохо разбираюсь в этой твоей мафии, но у меня складывается впечатление, что они выбрали в главари совсем не того человека, какой им требуется.

- Почему ты думаешь, что он ответил на вопросы искренне?

- Мне так кажется.

- Но почему?

- А почему бы нет?

- Потому что у человека вроде Корсики должны быть хорошие советники и консультанты.

- Харви, по-моему ты гадаешь, как и я?

- Скорее всего. Но, Господи, он не должен стать главой синдиката.

- Где этот твой адвокат, о котором ты говорил? - осведомилась Люсиль. - Мы уже вдосталь нагулялись.

- Его зовут Макс Оппенхайм, он помогал мне разводиться. По-моему, он очень хорошо соображает.

Адвокатская контора «Фаррел, Адамс и Оппенхайм» находится на углу 48-й улицы и Пятой авеню, и потому мы взяли такси. Мы приехали туда в половине пятого и были препровождены в кабинет Оппенхайма, где он как раз подкреплялся чашкой кофе с датским печеньем. Макс роста невысокого - всего пять футов четыре дюйма, но то, что он теряет в высоту, он восполняет в ширине. Его костюмы являют собой шедевры портняжного искусства, и, странное дело, его двести двадцать фунтов не производят неприглядного впечатления. Он стал усердно потчевать нас датским печеньем, а когда мы отказались, сообщил, что у его партнера Джо Адамса нет никаких проблем с собственным весом, и он любит лакомиться «наполеонами» и эклерами, потому всегда найдется парочка для нас. Мы оба покачали головами, на что Макс сказал:

- Беда с вами, худыми, не в том, что вы дразните нас, толстяков, вашими поджарыми фигурами, но в том, что вы отказываетесь от потрясающе вкусных вещей. Вот что сбивает меня с толку и ставит в тупик.

Люсиль взяла печенье, на что Макс заметил:

- Посмотри, Харви, какая добросердечная девушка. У нее есть состраданье. Не думаешь ли ты на ней жениться? Ты ведь теперь вольная птица. Если, конечно, ты уже не женился на этой самой Саре Коттер, что была замешана в дело Сарбина.

- Нет, не женился, - подала голос Люсиль. - Харви зануда, но не дурак.

- В общем-то, он и правда не дурак. Тогда чем могу быть вам полезен?

- У нас есть одна гипотеза, Макс, - сказал я. - Но дело тут серьезное, так что не думай, что я пришел отнимать у тебя время попусту.

- Все равно тебе придется платить, так что какая разница.

- Я заплачу.

- Харви, ты приходишь за советом, я продаю тебе совет. А случай гипотетический, потому как, возможно, дело не очень законное. За это я беру по двойной таксе.

- Ты этого не сделаешь.

- Может, и не сделаю. Но не все ли тебе равно - ты спишешь это на расходы по делу, а фирма оплатит.

- Харви все равно исстрадается. Это надо понимать, - мягко заметила Люсиль.

- Я понимаю, - отвечал Макс.

- Ладно, повеселились и хватит, - угрюмо проворчал я. - Дело состоит вот в чем. Человек приезжает в США. Официально, под вымышленным именем. А это значит, что у него поддельный паспорт. Ему нужно получить гражданство, но его документы и прошлое тому помеха. Ему необходима подпорка. Не исключено, что ради этого он может попытаться жениться на американке, но мы не знаем, какова юридическая процедура.

- Вы только предполагаете, что он женился на девушке или вы знаете, что он женился?

- Женился, женился, - сказал я.

- Мы в этом почти что уверены, - сказала Люсиль, - но у нас нет доказательств, что женитьба реально имела место.

- Похоже, они разделили брачное ложе, - сказал я.

- Какое отличное словосочетание «брачное ложе», - сказал Макс. - Их просто обожают юристы. Но почему бы вам не спросить их прямым текстом?

- Кого спросить?

- Новобрачных.

- Потому что они уехали.

- И не оставили адреса?

- Нет.

- Есть ли еще указания на брак? Кроме попытки жениха получить гражданство?

- Есть вероятность, что они полюбили друг друга, - сказала Люсиль, на что я сказал:

- Солнышко, прекрати.

- Да, ты у нас ведь не веришь в любовь, Харви.

- Ни за что и никогда, - съязвила Люсиль.

- Ну почему, у него бывают редкие приступы влюбленности, - пришел на мою защиту Макс.

- Да, да. Например, с той жуткой женщиной, от которой вы помогли ему избавиться, разведя их.

- Она была не так уж ужасна, - запротестовал я.

- И вовсе не я их развел, - решил защитить и себя Макс. - Это сделал судья. Я только проследил за тем, чтобы Харви вышел из этой мясорубки не нагишом. Ну ладно, дети, вернемся к делу. Вы хотите, чтобы я начертил схему действий вашего жениха?

- Вы очень точно это сформулировали, - признала Люсиль.

- Спасибо. Ну что ж. Я обращаю внимание на некоторые факты, упомянутые вами. Этот человек хочет получить право постоянного пребывания в Соединенных Штатах. Ему необходимо положение куда более прочное, нежели то, на что может рассчитывать иммигрант. Кстати, эта американская невеста родилась в Америке?

- Да.

- Как же он отыскал ее, позвольте узнать?

- А это важно?

- Может быть, может быть.

- Он и девушка заполняли анкеты компьютерной службы знакомств.

- Что, что?

- Ну, разве вы не знаете? - улыбнулась Люсиль.

- Компьютеры подбирают идеальных партнеров.

- Первый раз слышу такое.

- Кончай, Макс, об этом знают все, - вступил в разговор я.

- Все равно не слышал.

- Ладно. Это пользуется большим успехом у школьников в старших классах, студентов и даже у взрослых. В этих конторах люди получают анкеты, куда вносят разные сведения о себе. Ну там, сколько лет, как вы относитесь к сексу, какого цвета у вас глаза и кого вы больше любите - Тома Кортни или Берта Ланкастера.

- Вот, значит, как это делается в наши дни? - недоверчиво спросил Макс.

- Скорее всего, так будет делаться в ближайшее время. Над всем этим нависла тень будущего. У каждого из заполнивших анкет есть номер. Все эти номера вносятся в большой компьютер и так далее и тому подобное.

- Вы надо мной издеваетесь, - сказал Макс, - а это не лучший способ обращаться с опытным, хотя и располневшим адвокатом.

- Увы, Макс, такова горькая правда, - сказал я.

- Так теперь живут люди. Компьютер должен выявить номера, у которых наибольшее количество совпадающих или дополняющих друг друга ответов.

Есть идиотская, но очень популярная теория, смысл которой состоит в том, что если ты любишь клубничное мороженое и я люблю клубничное мороженое и мы оба курим марихуану, то нам предстоит счастливая совместная жизнь, пока нас смерть не разлучит.

- Плохо в это верится, Харви, - заметил Макс. - У меня, например, жена и пятеро детей. Тебе не известно, что в семье, где пять и больше детей, разводы случаются крайне редко? Бывает, кто-то может и сбежать, но разводов раз два и обчелся. Ну ладно, этих двух свел компьютер. Они поженились. Вы хотите знать, что они предпримут дальше?

- Так точно.

- Они поедут в Канаду.

- Почему в Канаду? - удивилась Люсиль.

- Ничего другого им не остается делать, - авторитетно отозвался Макс. - Вы очаровательная девушка, но, как говорится, во многих отношениях совершенно невинны.

- Не понимаю.

- Естественно, потому что вам неизвестны законы об иммиграции. Я и сам тут не большой специалист, но кое-что все-таки знаю. Ваш молодой человек заимел американскую жену, но это не означает, что он получает американское гражданство или право на постоянное проживание в стране.

- Но я-то думала…

- Ну конечно. Так все думают. Стоит жениться на американке - и дело в шляпе? Нет, это только первый шаг. Кстати, этот ваш гипотетическим новобрачный - он что - полный идиот или у него есть консультанты?

- Есть, есть, - уверил я Макса, - и очень неплохие.

- Тогда он знает, какие шаги предпринимать. Первое - жениться на американке. Второе - уехать в Канаду. Третье - пойти в американское консульство и попросить постоянную въездную визу на том основании, что он женился на американской гражданке. Если не вмешаются какие-то непредвиденные обстоятельства, он получит такую визу.

- Вот как, значит, делаются такие дела, - сказала Люсиль.

- Именно так и никак иначе, - подтвердил Макс.

- Но это просто глупо.

Наступила долгая пауза, после чего Макс сказал:

- Да. Наверное, это выглядит глупо. Но тем не менее это делается именно так.

- Но все равно нам от этого немного пользы, - сказала Люсиль, - если мы не узнаем, куда именно в Канаду они поехали. Вы уж нас просветите!

- Люсиль, опомнись! Откуда Максу знать это?!

- Скорее всего, я вам могу это сказать, - услышали мы Макса.

Мы оба изумленно уставились на него, а я спросил:

- Это как прикажешь понимать?

- Но ты, кажется, говорил, что у него хорошие консультанты?

- У меня есть основания это предполагать.

- В таком случае у меня есть основания предполагать, что он отправился в Торонто. Видишь ли, Харви, если бы все мои клиенты были такими, как ты, я бы рехнулся. Адвокат - это тот же доктор. Разве ты спрашиваешь своего врача все время «Почему? Почему?»

- Я, например, спрашиваю, - сказала Люсиль.

- Я хожу только к психоаналитику, - сказал я. - Психоаналитикам такой вопрос задавать бессмысленно. Знаете, что отвечает мой, когда я все-таки спрашиваю его: «Почему?»

- Нет, скажи, - отозвалась Люсиль.

- Он отвечает, что я псих. Ну ладно, хватит об этом. Значит, он поехал в Торонто?

- Поехал, имея на то веские основания, - сказал Макс без тени улыбки. - Дело в том, что Квебек, Монреаль и Галифакс - морские порты, и потому у тамошних консульств хватает специфических вопросов, связанных с иммиграцией - и ответы тоже имеются. Если ваш приятель - человек с извилинами, он не поедет к морю. С консульством в Торонто у него будет меньше хлопот, а теперь авиакомпания «Америкен эрлайнз» открыла рейс, который доставляет вас в Торонто из Нью-Йорка за сорок пять минут.

- Не знаю, не знаю, - задумчиво произнес я. - Что же делать?

- Это твой ребеночек, - отозвался Макс, - так что делай, что хочешь. У меня и без того хлопот полон рот. В конце месяца получишь от меня счет. Ты на ней женишься? - вдруг спросил он, кивая в сторону Люсиль.

- Ты же знаешь, что сейчас я не в состоянии жениться, - буркнул я.

- Разговоры о браке приводят Харви в уныние, - сказала Люсиль. - Как его адвокат вы должны это прекрасно знать.

- Вы умная девушка, - отозвался Макс, - и мой совет вам прост: чуть надавить в нужном месте, и все выйдет по-вашему.

- Пошли, - буркнул я Люсиль.

Я встал, двинулся к двери. Макс крикнул мне вдогонку:

- Харви!

Я открыл дверь перед Люсиль.

- Харви! Небольшой бесплатный совет.

- Слушаю.

- Позови полицию.

- Что?

- Позови полицию, Харви. Им платят деньги за то, чтобы убирать мусор.

- Большое спасибо, - сказал я.

- Приглядывайте за ним, - сказал Макс Люсиль.


Глава пятая | Синтия | Глава седьмая







Loading...