home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава восьмая

Сначала я подумал, что мне померещился сержант Келли, и сказал Люсиль:

- Видишь темноволосого верзилу в твидовом костюме? Он как две капли воды похож на сержанта Келли, который делает все, чтобы лейтенант Ротшильд ненавидел меня больше и сильней.

Вскоре выяснилось, что это и правда сержант Келли, а я не такой параноик, как мне показалось. Келли стоял у справочного бюро торонтского аэропорта Милтон. Рядом с ним стоял коренастый тип с бычьей шеей и в штатском костюме. На типе было крупными буквами написано «полиция». Увидев меня, Келли ухмыльнулся и весело крикнул:

- Привет, Харви! Приятно встретить знакомое лицо в чужой стране!

- Это и правда сержант Келли! - восторженно воскликнула Люсиль.

- А это мой коллега, констебль Бримптон из полиции Торонто, - продолжал Келли. - Поздоровайтесь с моим другом Харви Кримом, констебль.

В Торонто, похоже, было принято при рукопожатии калечить руки другу друга. Когда констебль Бримптон наконец отпустил мою кисть, он одобрительно улыбнулся мне и сказал Келли:

- Вы были правы, сержант. Очень уж вы ловки, мистер Крим. Вполне оправдываете вашу репутацию. Келли правильно говорит - вы порой слишком уж шустры, но смекалисты.

Эта встреча состоялась в десять минут девятого на следующее утро. Мы приехали в аэропорт и собирались садиться на самолет, вылетающий в Нью-Йорк. Я сказал спасибо тому и другому.

- А это, стало быть, Синтия Брендон, - заключил констебль Бримптон. - Не мое дело давать советы, и учить американцев воспитывать детей, но лично я считаю так: кто бережет розгу, тот портит ребенка.

- Вы всегда так думали? - осведомилась Люсиль.

- Всегда, - подтвердил констебль Бримптон.

- Это не мисс Брендон, - сообщил я.

- Харви!

- Мы не в Нью-Йорке, сержант, - говорил я Келли, - мы даже не в Соединенных Штатах. Мы в доминионе Канада, в этом самом доминионе, а, впрочем, идите отсюда к чертовой бабушке…

- Вы, мистер Крим, забываете обо мне, - сурово напомнил констебль Бримптон.

- Но как интересно, вы узнали, что мы здесь? - с удивлением осведомилась Люсиль.

Человек по фамилии Густин позвонил в управление полиции Торонто, а они уж - лейтенанту Ротшильду. А он велел мне садиться на первый же самолет, и вот мы здесь.

- Чертова пародия на Джона Уэйна, - буркнул я.

- Это просто прелесть! - воскликнула Люсиль. - Только я не Синтия Брендон.

- Нет, вы Синтия Брендон, - возразил Келли. Констебль Бримптон присоединился к нему:

- Послушайте, мисси, - сказал он, - препирательства только осложняют всем жизнь, а зачем нам это, верно я говорю?

- Как вы меня назвали? - заинтересовалась Люсиль.

- Мисси, а что?

- А то, чтобы вы впредь не вздумали называть меня так еще раз. А теперь слушайте оба и внимательно. Меня зовут Люсиль Демпси, и я работаю в Доннеловском филиале Нью-Йоркской публичной библиотеки. Вы слышали о такой библиотеке? Я, например, знаю об Экспо-67…

- Не будем втягивать сюда Экспо-67, мисси! - буркнул Бримптон.

- Опять мисси! Да как вы смеете!

Это было для меня нечто новое, такой я Люсиль никогда не видел. Я вернул себя в реальность, сообщив Келли:

- Как ни странно, но она говорит правду. Сколько лет Синтии Брендон?

- Двадцать.

- Отлично. Посмотрите повнимательнее на моего доброго друга Люсиль Демпси. Разве она выглядит на двадцать?

Келли уставился на нее, а я спросил его:

- Вы видели фотографии дочки Брендона?

- Вроде как видел…

С белым от гнева лицом Люсиль открыла сумочку и вынула права и еще какие-то бумажки. Келли изучил их, после чего мы получили возможность с удовольствием распрощаться с констеблем Бримптоном. Вернее, это я попрощался. А Люсиль не сказала ни слова.

Мы пошли к самолету. Келли двинулся за нами. Я стал уверять его, что это совершенно необязательно.

- Так велел лейтенант. Ротшильд приказал мне приклеиться к вам прочнее, чем клей.

- Но мы не в Нью-Йорке и не в Штатах. Это Канада.

- Потому-то я так вежлив и деликатен, - объяснил Келли.

Его место было в хвосте, рядов на шесть сзади нас. Я сел рядом с Люсиль, которая за последние пятнадцать минут не проронила ни слова, что было совершенно для нее нехарактерно.

Мы прикрепили наши ремни, и затем я сказал, что, может быть констебль Бримптон и задел ее за живое, но он не хотел обидеть.

- Хотел, но не он, а ты.

- Я?

- Ты, Харви Крим. Ты просто дрянь.

- Почему? Что я такого сделал?

- Безмозглая дрянь, - повторила она. - Харви Крим. Последний из великих мотов и расточителей. Великий Гэтсби. Знаменитый бонвиван…

- Если бы я хоть понимал, что такого сделал…

Мы уже взлетели, самолет набрал высоту, и это позволило сержанту Келли отстегнуть ремень и подойти к нам. Он спросил у Люсиль, не могли бы они переговорить наедине.

- Ступайте, - сказал я. - Мисс Демпси вам нечего сказать.

- Мисс Демпси сама будет решать, - поджав губы, отвечала Люсиль. Она встала и спросила: - Рядом с вами кажется, есть свободное место, сержант?

- Так точно, мисс Демпси.

Даже не поглядев в мою сторону, Люсиль отправилась с Келли. Мне и раньше доводилось сносить ее фокусы, но это уже било все рекорды! Оскорбление оказалось таким тяжким, что некоторое время я неподвижно сидел в кресле. Похоже, мои чувства вполне отразились у меня на лице, потому что подошла стюардесса и осведомилась, все ли со мной в порядке.

- Более или менее, - отозвался я. - Скажите, мисс, сколько вам лет. Или я проявляю нескромность?

- Сегодня я занята, - отозвалась она и добавила, - мне двадцать четыре. А завтра я свободна.

- Вы бы обиделись, если бы я сказал, что вряд ли кто-то принял бы вас за семнадцатилетнюю?

Она улыбнулась и сказала, что была бы только счастлива.

- Другое дело двадцать лет. Никому не хотелось бы, чтобы ее приняли за семнадцатилетнюю, но мои друзья говорят, что за последние четыре года я ни чуточки не изменилась. Ой, меня зовут.

Она ушла, а я сидел без движения. Впрочем, не совсем без движения. Я пытался показать тем, кто глядит на меня сзади, что я абсолютно спокоен и в прекрасном настроении. Минут десять я не вставал с места, потом поднялся и прошел в хвост самолета, чтобы выпить воды. Келли сидел ближе к проходу, посадив Люсиль к окну. Я подошел к ним, улыбнулся, выразил надежду, что у них приятная беседа, и вдруг пролил воду из стакана на колени Келли. Потом засуетился, заизвинялся, но это не смогло подавить естественный рефлекс в Келли, который вскочил на ноги, схватил меня за лацканы и прошипел:

- Ах ты, гаденыш! Я же тебе все кости переломаю!

- Ладно тебе, Келли, - охладил я его пыл. - Мы с тобой не в Нью-Йорке, а в самолете. Ты только подумай о газетных заголовках. «Нью-Йоркский полицейский избивает частного детектива в авиалайнере». Или еще хлеще: «Детектив в штатском незаконно пересекает границу Канады». Прелесть. Ротшильд будет в восторге.

Я шипел так же, как и Келли. Люсиль, увидев меня в объятиях этого громилы, с упреком сказала Келли:

- Я похоже, ошиблась в вас, сэр!

Он отпустил меня и обернулся к ней.

- Пустяковое происшествие, но вы готовы убить человека, - продолжала она. - Неужели ваш первый импульс - применять грубую силу, проявлять жестокость?

Он тупо смотрел на нее, разинув рот. С его брюк капала вода. Я вернулся и сел на свое место, пытаясь не думать о том, что может случиться, когда мы с Келли снова встретимся в Нью-Йорке. Вскоре появилась и Люсиль. Усаживаясь рядом, она спросила:

- Ну-ка, хоть раз в жизни скажи правду, Харви, это ты нарочно облил брюки сержанту Келли?

- Да.

- Умышленно?

- Да.

- Но почему?

- Он мне не нравится.

- Я, правда, говорила с ним всего несколько минут, но он показался мне вполне приличным человеком - честным и вполне образованным.

- Вот это-то мне особенно не нравится. Похоже, он оказался настолько приличным парнем, что ты все ему растрезвонила.

- Разве симпатичные и честные люди вызывают у тебя антипатию?

- Дорогая, давай не будем говорить на эту тему.

- Ну признайся, что это так, - не отставала от меня Люсиль.

- По крайней мере, ты мне нравишься. Порой я даже делаюсь от тебя совсем без ума.

- Харви…

- Но потом ты начинаешь мною командовать. Так все же, что ты успела разболтать Келли?

- В сущности, ничего. Мне очень приятно было от тебя это услышать, но я вовсе не пытаюсь командовать. Не могу представить себя в этой роли, Харви. Я всего-навсего библиотекарша. И ты зря считаешь, что я все растрезвонила сержанту Келли. Я, например, и словом не обмолвилась о тех деньжищах, что ты возишь с собой.

- Но почему же тогда…

- Он поинтересовался, как я думаю, похитили Синтию или нет. Я сказала, что не похоже. Вряд ли кто похитит девушку, по собственной воле вышедшую замуж за будущего короля мафии. Кстати, Джимми совершенно не верит в мафию. Он говорит, что это просто великий миф, а на самом деле никакой мафии в природе не существует.

- Кто, черт возьми, этот Джимми?

- Харви, ты опять ревнуешь. Ты прекрасно помнишь, кто такой Джимми. Это тот милый мальчик из консульства, который угостил меня обедом. Он очень мил, но совершенно тебе не соперник…

- Он идиот. Так что же ты сказала Келли, когда он спросил про похищение?

- Я повторила слова Джимми о том, что мафии не существует.

- Ну и что Келли?

- В отличие от тебя, он не стал кипятиться. Он только выразил удовлетворение тем, что такие милые молодые люди, как Джимми, состоят на дипломатической работе, а не на службе в полиции Нью-Йорка Он также согласился с тем, что скорее всего Синтию никто и не думал похищать. Потом я рассказала ему о том, что Джимми видел ее и графа в американском консульстве.

- Боже! - простонал я. - Неужели ты ему это разболтала?!

- А что в этом такого, Харви? Даже если мафия - это миф, то этот псевдограф играет в опасную игру с законом.

- Что ты ему еще выложила?

- Больше ничего. Я провела с ним несколько минут, и если бы ты не проявил ничем необъяснимую глупость, я бы и вовсе там не оказалась.

- Глупость? Я?!

- Да, Харви, так с женщинами себя не ведут.

- Ты рассказала ему про «Рицхэмптон»?

Люсиль нахмурилась и помотала головой:

- По-моему, я вообще не упоминала об этом. А что?

- А то, что у меня безумное подозрение, что они вернулись обратно в «Рицхэмптон».

- Кто?

- Корсика и Синтия!

- Нет, вряд ли они это сделают.

- А почему бы и нет? - удивился я. - Они же не подозревают, что за ними погоня. Они не знают, что их там кто-то заприметил. Они же не считают себя беглецами и преступниками.

- Харви! - поспешно перебила меня Люсиль.

- Ну что?

- Я забыла сказать тебе одну вещь.

- Что?

- То, что мне еще сказал Джимми.

- Если это сказал Джимми, то я не желаю слушать.

- Напрасно, Харви, напрасно. Джимми сказал, что граф вряд ли по своей охоте женился бы на ком-то, кроме мальчика.

- Ты в своем уме?

- Абсолютно. Граф предпочитает мальчиков.

- Но как, черт побери, об этом догадался твой Джимми?

- Люсиль глубоко вздохнула и сказала:

- Потому что его часто принимают за того, кем он не является…

- А ты-то откуда это знаешь?

- Знаю. Женщин тут не проведешь.

- Черт знает что! - сердито воскликнул я.

- Харви, какой ты глупый. Ты никогда даже не пытался за мной поухаживать. Эта самая девица Коттер, на которой ты чуть было не женился, была худая, как палка. А мне кажется, что лучше иметь дело с габаритами тридцать восемь - двадцать четыре - тридцать восемь…

- Это ты у нас «тридцать восемь - двадцать четыре - тридцать восемь»?

- Да, Харви. Я.

- Очень неплохо для библиотекарши.

- Мир меняется, Харви, и библиотекарши тоже…

- Но твой друг Джимми ошибиться насчет графа…

- Нет, не мог, Харви. Граф попробовал за ним приударить.

- Где? Когда?

- Когда Синтия пошла в дамскую комнату, граф стал делать пасы Джимми. Они провели наедине три минуты, и граф был вполне настойчив в своих намерениях…

Я посмотрел на нее с новым интересом.

- Ты получила хорошее образование. Наверное, все было именно так, как ты говоришь. Но все-таки я в это не могу поверить. Люди из мафии способны на многое, но я уверено: они не потерпят, чтобы ими всеми руководил такой человек. Это же просто абсурд! А может, он самозванец?

- Все может быть, но от этого твоя задача не становится проще. Знаешь, что я думаю?

- Нет, я не знаю, что ты думаешь.

- Я думаю вот что. Если и правда существует эта самая твоя мафия, то они прекрасно осведомлены о других синдикатах - например о банде Толстяка Ковентри в Техасе. Если у них появляется новый босс, то зачем им его так подставлять? Почему им не найти кого-нибудь, чтобы отвлечь противника, а затем они спокойно разберутся со всеми, кто попробует им противостоять.

- Ничего безумнее я в жизни не слыхал.

- Это только предположение, Харви. Бедняжка Синтия.

- Надо ее разыскать. Такой брак можно аннулировать.

- Все равно она бедняжка, - повторила Люсиль.


Глава седьмая | Синтия | Глава девятая







Loading...