home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 10

— Госпожа Янагисава, если вы можете слушать, то выслушайте меня! — просила Рэйко.

Она почти весь день стояла на коленях рядом с женой канцлера. Сияющее солнце меркло и уходило за горизонт, а госпожа Янагисава по-прежнему лежала как мертвая. Ее отсутствующие глаза были устремлены в потолок, в щелях которого виднелось небо, подкрашенное золотом близящихся сумерек. За стенами стоял лес, молчаливый в полном безветрии. Волны накатывались так тихо, что Рэйко едва слышала их за пением лесных птиц и криками чаек. Она потрогала безвольную руку госпожи Янагисава. Та оставалась холодной, хотя в их тюрьме было жарко, как в печке. По лицу Рэйко стекал пот, она утирала его рукавом халата и все больше волновалась, устав от бесплодных попыток привести в чувство госпожу Янагисава.

— Мы по-прежнему в западне, — сказала Рэйко. — По-прежнему не знаем, для чего эти люди нас похитили и кто они такие. Двое из них снова приходили сюда в полдень, но лишь оглядели нас и ушли.

Хотя Рэйко в течение дня не раз слышала мужские голоса, к ним никто не заходил. Мухи жужжали над пустой бадьей от еды и полными ведрами с отходами. На жаре вонь была невыносимой. Комары зудели и кусались, кожа у женщин покрылась красными язвочками и чесалась. Однако голод и неудобства беспокоили Рэйко меньше всего.

— Похитители вряд ли намерены отпустить нас просто так, — говорила она госпоже Янагисава. — Они задумали что-то плохое, я в этом уверена. Я очень боюсь, что госпожа Кэйсо-ин снова станет их провоцировать, как бы я ни старалась ей помешать.

Рэйко посмотрела в другой конец комнаты на Кэйсо-ин. Мать сёгуна спала, тихонько посапывая, однако почти весь день она исходила злостью и колотила в дверь. Когда те двое приходили, она кричала на них, словно забыв об утренних побоях. К счастью, они не обратили внимания на вопли Кэйсо-ин… на этот раз. Рэйко не знала, насколько хватит их терпения.

— Мы должны бежать. — Рэйко наклонилась к уху госпожи Янагисава. — Я придумала способ, но не справлюсь одна. Госпожа Кэйсо-ин не станет мне помогать. А Мидори не сможет… она в любой момент может родить.

Мидори всхрапнула, она тоже спала. Ее тело напряглось, и женщина схватилась за живот, потом расслабилась и вздохнула. Схватки повторялись все чаще, и Рэйко с ужасом думала, что вот-вот начнутся роды.

— Вы мне нужны! — Рэйко в отчаянии повысила голос. — Прошу вас, выходите из оцепенения, или как там это называется. Помогите мне спасти всех нас!

Госпожа Янагисава молчача. В ее пустых, безжизненных глазах не мелькнуло даже искры сознания. Терпение Рэйко было на исходе.

— Может, вам и трудно выносить то, что происходит, — не сдавалась она. — Может, вам лучше уйти в себя, чем смело смотреть вокруг. Но подумайте о дочери. Кикуко-тян ждет вас дома. Что с ней станет, если вы не вернетесь? Она будет в отчаянии. Не поймет, почему нет матери. И кто о ней позаботится?

Рука госпожи Янагисава безвольно свисала с ладони Рэйко. Только слабое дыхание показывало, что она жива.

— Я знаю, что ваша дочь для вас все. Вы не можете бросить ее на произвол судьбы! — сказала Рэйко, уже дрожа от злости. — Ради Кикуко-тян вы должны собраться и что-то делать, а не просто валяться на полу!

Никакой реакции. Рэйко была на грани отчаяния.

— Вспомните о муже, — взмолилась она. — Вы рассказывали, как любите его и как хотите, чтобы он любил вас. Если мы не вернемся домой, вы никогда больше его не увидите. Он должен знать, что вас похитили. Возможно, он тревожится, где вы и что с вами случилось. Люди часто начинают что-то ценить, только когда потеряют. Разлука укрепляет любовь… а знаете, что я думаю? Я думаю, ваш муж начал понимать, что любит вас. Ваше похищение дало ему урок, показало, что он ошибался. Он раскаивается, что неправильно вел себя с вами, и хочет получить шанс исправиться. — Рэйко считала, что обстоятельства оправдывают ложь. — Разве это не то, о чем вы всегда мечтали? Но ничего не будет, если мы здесь умрем. Вы никогда не насладитесь любовью мужа, если не предпримете усилий, чтобы вернуться к нему домой.

Рэйко вглядывалась в лицо госпожи Янагисава, надеясь, что обещанное исполнение ее мечты пробудит эту женщину к действию. Но та даже не моргнула. Усталая и разочарованная, Рэйко отпустила ее руку. Разговаривать с тем, кто не слышит или не желает слышать, бессмысленно. Она должна попробовать единственный оставшийся из известных ей способов оживить госпожу Янагисава.

В детстве Рэйко обучалась боевым искусствам у сэнсэя, нанятого для нее отцом. Этот сэнсэй научил ее древней китайской технике исцеления, основанной на стимуляции естественных способностей организма. Она узнала, что воздействие на определенные точки способно снимать боль, влиять на работу внутренних органов и лечить болезни — физические и душевные. Рэйко по собственному опыту знала, какие поразительные результаты способна давать эта древняя методика. Когда она рожала Масахиро, повитуха использовала ее, чтобы снять родовые боли. Она часто испытывала на себе приемы для улучшения кровообращения и укрепления жизненной силы. Но еще никогда не применяла их к другим людям. Эта методика высвобождала мощную энергию, которая могла быть опасной в руках невежественного самоучки. Оставалось надеяться, что она сможет пробудить госпожу Янагисава, не причинив ей вреда.

Средним пальцем правой руки Рэйко надавила на действенную точку над верхней губой госпожи Янагисава, прямо под носом — именно там сходятся внутренние каналы, по которым движется ки, жизненная сила. Таким образом можно привести в чувство потерявшего сознание человека или снять крайне эмоциональное возбуждение. Рэйко давила, перенеся весь свой вес на кончик пальца. Под холодной, влажной губой госпожи Янагисава она ощутила внутреннее давление, препятствующее току ки. Досчитав до пяти, Рэйко подняла палец, потом надавила снова и почувствовала слабый, неровный пульс — хороший знак, говорящий о возобновлении циркуляции. Она продолжала стимулировать точку, и каждый раз пульс немного усиливался. Однако госпожа Янагисава оставалась неподвижной, как труп.

Рэйко перешла к сплетениям, известным под названием «журчащие ручьи» и расположенным на подушечках пальцев ног. Эти точки снимали напряжение. Рэйко взяла в руки ступни госпожи Янагисава и надавила большими пальцами на нервные узлы. После двадцати циклов Рэйко ощутила отчетливый, ритмичный пульс в ногах женщины. Теперь ки должна струиться по телу госпожи Янагисава, оживляя мышцы, уравновешивая чувства, пробуждая разум. Когда этого не произошло, Рэйко предположила, что потрясение, вызванное похищением, заблокировало другие энергетические каналы.

Она перевернула госпожу Янагисава на живот и отмерила четыре пальца от позвоночника на уровне талии, отыскивая точки под названием «море энергии». Рэйко давила, ждала и отпускала — столько раз, что потеряла счет. Руки болели, дыхание сбилось. Теперь она уже чувствовала, как ки госпожи Янагисава струится по сосудам и плоти. И вдруг та издала утробное мычание, ее конечности задергались, тело изогнулось.

Рэйко отскочила, испугавшись, что перестаралась и вызвала у госпожи Янагисава конвульсии. Но та перекатилась на спину и, вздрагивая всем телом, села, пальцы заскребли по полу, и женщина дико уставилась на Рэйко.

— Где я? — Вопрос прозвучал громко и хрипло. — Что произошло?

Рэйко облегченно улыбнулась. Кэйсо-ин и Мидори проснулись от возникшей суматохи и озадаченно моргали глазами. Госпожа Янагисава осмотрела комнату, узнала свою тюрьму, и в глазах ее застыл ужас.

— О нет! — простонала она. — Мне снилось, что я дома с Кикуко-тян. Было так покойно! Зачем я проснулась? — Она легла, подтянула колени к груди и, прикрыв голову руками, забилась в рыданиях. — Я хочу снова заснуть!

— Сделай одолжение, — раздраженно бросила Кэйсо-ин, — твои вопли действуют мне на нервы.

Рэйко с силой развела руки госпожи Янагисава, открыв искаженное страданием лицо.

— Вы больше не будете прятаться! Я вам не позволю!

— Прошу, не нужно, оставьте меня в покое! — Госпожа Янагисава изо всех сил зажмурила глаза, чтобы не видеть ни Рэйко, ни страшной темницы. — Я хочу снова увидеть Кикуко-тян.

Рэйко возмутило, что госпожа Янагисава предпочитала беспамятство активным действиям, хотя она и переживала за нее.

— Если хотите увидеть Кикуко-тян, немедленно прекратите этот спектакль! — крикнула она и отвесила госпоже Янагисава увесистую пощечину.

Та обиженно и удивленно вскрикнула. Рыдания прекратились. Раскрыв рот, она смотрела на Рэйко.

— Ваш долг вернуться домой, к дочери, — сказала Рэйко, радуясь, что наконец сумела привлечь внимание госпожи Янагисава, и сожалея, что ударила женщину. — Ваш долг помочь мне спасти госпожу Кэйсо-ин и Мидори. Вы понимаете? Будете держать себя в руках? Или мне опять вас ударить?

Госпожа Янагисава больше не сопротивлялась. Она распрямилась и села, правда, сделала это неохотно — движения были медленными, а лицо унылым.

— Вы мне поможете? — с надеждой спросила Рэйко.

Госпожа Янагисава молча кивнула.

Торжество от маленькой победы согрело сердце Рэйко, хотя подруга не проявила особого энтузиазма. Рэйко подозвала Кэйсо-ин и Мидори, и те уселись рядом с ней и госпожой Янагисава.

— Вот что мы сделаем, — сказала Рэйко и шепотом изложила свой план.


ГЛАВА 9 | Дворец вожделений | ГЛАВА 11