home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13

Хирата и его товарищи из сыскного корпуса Сано ехали по торговому району Нихомбаси. Из-за лавок, что выстроились вдоль узких, петляющих улочек, им приходилось жаться друг к другу. Домохозяйки, носильщики и рабочие замедляли продвижение. Следом за Хиратой спешил Отани в компании людей властителя Мацудайры и канцлера Янагисавы. Лошади топтали выставленные на улице товары под возмущенные крики хозяев лавочек. Матери рванулись отвести детей с дороги. Хирата с раздражением чувствовал на себе неусыпные взгляды наблюдателей, которые пристально следили за его попытками раскрыть преступление.

Но теперь по крайней мере нет этого несносного Ибэ. Зато есть преимущество, которое поможет ему окунуться в прошлое наложницы Макино. Торговец по имени Ракуами, у которого раньше жила Окицу, был давнишним знакомым Хираты.

Хирата свернул на дорожку, по одну сторону которой стоял величественный ряд солидных домов с тяжеловесными черепичными крышами, низкими земляными стенами и крытыми воротами — жилища преуспевающих купцов. Напротив одиноко высился особняк. За его стенами укрывался просторный сад, а на карнизе висели легкомысленные красные фонари. В открытых воротах виднелась тропинка к двери. Из дома неслись звуки сямисэна и хриплый смех. Пока сыщики и сторожевые псы спешивались вокруг Хираты, в ворота завалилась компания франтоватых самураев.

— Что это за место? — спросил Отани.

— Увидите, — сказал Хирата.

Они привязали коней к столбам у ворот, потом зашли в особняк. Прихожая была завалена обувью и мечами, в зале на подушках сидели мужчины. Красивые молоденькие девушки в цветастых кимоно подносили им напитки, флиртовали, играли с гостями в карты или сидели у них на коленях. Пригожий мальчик перебирал струны сямисэна, а служанки носили подносы с едой. Пока Хирата со спутниками мялись у порога, какой-то самурай с девушкой подошли к мужчине, стоявшему у входа. Самурай высыпал в руку мужчине монеты. Девушка повела самурая в коридор, из которого доносились смешки, рычание и стоны.

— Подпольный бордель! — догадался Отани.

— В точку, — откликнулся Хирата.

Хотя занятие проституцией в Эдо официально разрешалось только в квартале увеселений Ёсивара, бордели процветали по всему городу. Частные заведения обслуживали тех, кто не мог себе позволить высокие цены Ёсивары или не хотел так далеко ехать. Это привилегированное место ориентировалось на самых богатых и влиятельных клиентов.

В сердце шумного веселья поднялся мужчина.

—Здравствуй, Хирата, — позвал он. Круглое лицо, лысая голова, возраст около шестидесяти, добродушный вид. Красный халат с черным рисунком не скрывал от взора голую грудь и ноги. — Давненько я не видел тебя.

— Здравствуй, Ракуами-сан, — ответил Хирата. — Вижу, твое дело все еще процветает.

— Да-да.

Кожа Ракуами казалась маслянистой, растянутые в улыбке губы влажно блестели, будто он ел столько жирной пищи, что сало сочилось сквозь поры. Он лукаво добавил:

— Несмотря на редкие попытки арестовать меня и закрыть мое заведение.

Будучи молодым неопытным патрульным, Хирата однажды устроил рейд на этот дом и попытался применить закон, воспрещающий занятия проституцией за пределами Ёсивары. Он не понимал, что высокопоставленные клиенты защитят Ракуами. Ошибка обернулась для Хираты выговором от начальства и чем-то вроде грубоватой дружбы с Ракуами.

— Чем обязан? — поинтересовался Ракуами. — И ты разве не собираешься представить меня своим друзьям?

Отани оттер Хирату в сторону.

— Меня зовут Отани, — с апломбом заявил он. — Я, вассал властителя Мацудайры, расследую убийство главного старейшины Макино.

—  Расследую я, — поправил Хирата. Оскорбленный, что сторожевой пес пытается перехватить у него инициативу, он оттолкнул Отани и встал на прежнее место.

— Я пришел просить тебя о помощи, — сказал он Ракуами.

Ракуами окинул Хирату с Отани оценивающим взглядом проницательных ярких глаз. Потом улыбнулся Отани:

— С радостью помогу вам, чем смогу.

Хирата с досадой понял, что Ракуами предпочел угождать представителю могущественного властителя Мацудайры, а не вассалу сыщика сёгуна.

—  Мы можем поговорить где-нибудь в тишине? — спросил Хирата, отстаивая свой авторитет.

— Выпьете что-нибудь? — предложил Ракуами Отани.

— Нет, спасибо! — громко отказался Хирата.

— С удовольствием, — сказал Отани.

— Сюда, пожалуйста.

Ракуами пригласил Отани в угол гостиной. За ними последовали люди Отани и посланники канцлера. Ракуами усадил всех и поманил служанок, которые налили мужчинам саке. Вокруг продолжалось шумное веселье. Сыщики посмотрели на Хирату.

— Пошли, — вздохнул он. Втискиваясь рядом с Ракуами, он кипел от обиды. Сыщики примостились с краю.

— Была ли когда-нибудь среди ваших куртизанок девушка по имени Окицу? — спрашивал тем временем Отани.

Да, — ответил Ракуами и, стараясь угодить представителю Мацудайры, добавил: — Я купил ее у торговца, который продавал крестьянок.

Торговцы путешествовали по всей стране, покупая девушек из обедневших крестьянских семей и сбывая их в городские дома удовольствий. Самые красивые уходили в Ёсивару за большую цену. Другие оказывались в таких заведениях, как у Ракуами, или где похуже.

— Окицу была милой маленькой штучкой. — Судя по похотливой улыбке, Ракуами и сам вкусил ее благосклонности. — Надеюсь, она не в беде?

— Ее подозревают в убийстве, — сообщил Хирата.

— Не может быть! — воскликнул Ракуами и вновь повернулся к Отани. — Не могу поверить, чтобы крошка Окицу имела какое-то отношение к убийству.

— Она когда-нибудь доставляла вам хлопоты? — спросил Отани.

—  Вовсе нет, — покачал головой Ракуами. — Славная и послушная девочка. Ее все любили. Она пользовалась успехом у гостей.

— Этого достаточно, чтобы успокоить все ваши подозрения насчет девчонки, — снизошел Отани до реплики в адрес Хираты.

— Кто бы сомневался, что Ракуами не скажет о ней ничего дурного! — зло возразил Хирата. — Он же не хочет заработать репутацию человека, который нанимает неблагонадежных девушек.

Отани с Ракуами обменялись сокрушенными взглядами, сетуя на упертость Хираты. Ракуами сказал:

— Хирата-сан, ты слишком серьезно относишься к жизни. Тебе надо расслабиться.

Он подозвал веселую девушку в ярко-розовом кимоно.

— Иди сюда, развлеки моего юного друга.

Девушка села на колени за спиной Хираты и начала массировать ему плечи.

—    Пошла вон, — приказал Хирата. — Оставь меня в покое!

Остальные забавлялись его смущением. Даже сыщики прятали улыбки, пока девушка, хихикая, продолжала свое дело. Хирата еще пуще разозлился, что Ракуами на глазах у всех выставляет его дураком. Вот она, расплата за тот давнишний рейд. Хирата твердо отодвинул девушку и обратился к Ракуами:

—  Главный старейшина Макино познакомился с Окицу здесь?

—Да. Макино ко мне часто захаживал. А Окицу была одной из его любимых девушек.

Хоть Ракуами все еще весело щурился, потешаясь над Хиратой, осторожные нотки в его голосе выдавали нежелание углубляться в отношения между Макино и Окицу.

Чуя зацепку, Хирата продолжил:

—А был ли Макино одним из ее любимых клиентов?

— Конечно, — ответил Ракуами.

Хирата вопросительно взглянул на него:

—Окицу — молодая красивая девушка. Макино — убогий безобразный старик. И он все равно ей нравился?

— Очень. — Ракуами больше не улыбался, он занял оборону. Отани нахмурился.

— Он платил за ее благосклонность, и ей приходилось его обслуживать, но она получала удовольствие, потому что питала к нему теплые чувства? — с презрительным недоверием подытожил Хирата.

— Ладно, он ей не нравился. Но это не имело никакого значения. Она была очень мила с ним. — Теперь лицо Ракуами блестело не только от жира, но и от пота. — Как и все мои девушки со своими клиентами.

—    Девушки и слуги могут подтвердить твои слова? — спросил Хирата. — Идите спросите их, — велел он сыщикам.

—Стойте! — поднял руку Ракуами, которому совсем не хотелось нарушать веселье. Хирата жестом приказал сыщикам погодить. Ракуами неохотно проговорил: — Когда Макино пожелал Окицу в первый раз, она умоляла не заставлять ее ложиться с ним в постель. Она говорила, что боится его. Что от одного вида Макино ее тошнит. Что она его ненавидит. Но я ответил, что она должна его ублажить, потому что он важный клиент.

И она доставила ему такое удовольствие, что Макино решил забрать ее себе, — сделал вывод Хирата, радуясь, что наконец вернул себе контроль над ситуацией. — Он купил ее у тебя?

Когда Ракуами кивнул, Хирата продолжил:

—Как Окицу понравилась мысль быть наложницей человека, который вызывал у нее страх и отвращение?

Ракуами повел взглядом по комнате, избегая смотреть на Хирату.

— Для Окицу это был замечательный шанс. Когда мои девочки стареют и больше не привлекают клиентов, мне приходится их отпускать. Я не могу содержать тех, кто не приносит денег. Многие из них заканчивают на улицах попрошайками. — Он говорил с привычным безразличием к их судьбе. — Прибившись к богатому влиятельному мужчине вроде Макино, Окицу устроила бы свою судьбу.

—Но она не хотела с ним жить, — озвучил Хирата правду, которую хотел бы утаить Ракуами.

— Молодая дуреха, — фыркнул Ракуами. — Она не видела собственной выгоды. Я сказал, что Макино даст ей хороший дом. Что ей надо будет обслуживать лишь одного вместо многих.

— Как отреагировала Окицу, узнав, что ты продаешь ее Макино?

Ракуами замешкался, облизывая влажные губы.

—    Я уверен, кто-нибудь здесь мне расскажет. — Хирата начал вставать, сыщики за ним.

Ракуами раздраженно скривился.

—Окицу пыталась покончить с собой, — сообщил он тихим голосом, чтобы не услышали гости.

— Как? — подтолкнул Хирата, усаживаясь обратно вместе с сыщиками.

—Прыгнула в канал за домом, утопиться хотела, — объяснил Ракуами. — Ее спасли какие-то лодочники. Я отослал ее к Макино на следующий же день.

— Это не имеет отношения к делу, — вмешался Отани. — Девчонка покушалась на себя, а не на Макино. Мы не услышали ничего, что бы доказывало ее вину.

Может, Макино плохо обращался с ней, когда они жили вместе? — предположил Хирата. — Может, Окицу впала в отчаяние и решила, что лучше покончить с Макино, чем с собой?

—А может, вы придумываете всякую чушь, в которую вам хочется верить? — передразнил Отани. Потом обернулся к Ракуами: — Благодарю за помощь. Мы больше не станем вам мешать. .

Он и его люди встали, наблюдатели канцлера Янагисавы последовали их примеру. Ракуами вскочил на ноги, поклонился и расцвел в улыбке, довольный окончанием допроса.

— Рад вам услужить, — сказал он Отани. — Не окажете ли мне честь, посетив мое заведение еще раз?

Он широким жестом обвел гостиную, предлагая Отани девушек, еду, напитки и музыку.

— Окажу, — согласился Отани.

Хирата с сыщиками тоже встали, но Хирата заявил:

— Мы пока не уходим. Надо выяснить, что могут рассказать об Окицу все, кто здесь присутствует.

Он начал отделять девушек и слуг от клиентов, которые торопливо отбывали восвояси, не горя желанием ввязываться. Ракуами в беспомощной ярости наблюдал за происходящим. Хирата черпал злое, постыдное удовольствие, доставляя неприятности Ракуами и одновременно вынуждая наблюдателей присутствовать при утомительной череде допросов. И хотя они так и не узнали ничего сверх сказанного Ракуами, Хирата был доволен, что, несмотря на препоны, которые чинил Отани, он нашел мотив Окицу для убийства. Будет что доложить Сано.

В конце концов они покинули особняк. Когда выходили наружу забрать коней, Отани отвел Хирату в сторонку и проговорил доверительным тоном:

—    Мне надо кое-что вам сказать, ради вашего же блага.

Хирата настороженно посмотрел на него.

—             Сёсакан-сама совершает большую ошибку, ведя расследование таким образом, — заявил Отани. — Будете следовать за ним — утонете вместе. Окажите себе услугу. Сотрудничайте со мной. Защитите собственное будущее.

—  Вы предлагаете мне пойти против моего господина и, сговорившись с вами, подставить канцлера, чтобы получить награду от властителя Мацудайры? — Хирата недоверчиво уставился в пухлое лицо Отани.

— Ну, не стоит так прямолинейно.

Только подумать, наглец подстрекал его предать Сано! Взбешенному Хирате захотелось ударить Отани. Но ему нельзя задевать наблюдателей, добавляя Сано новые неприятности.

— Благодарю за предложение, но я вынужден отказать, — ответил Хирата, призвав на помощь все свое самообладание.

Отани пожал плечами:

—  Предложение остается в силе, на случай если вы образумитесь.

Хиратой вдруг завладел страх, что если он не избавится от постоянного давления во время допросов, его ждет полный провал. Повернувшись спиной к Отани, он вскочил в седло, присоединился к сыщикам, которые уже сидели верхом, и шепотом отдал им приказы. Когда вся компания отъехала от дома Ракуами, один из сыщиков внезапно сорвался вперед. Другой пустил лошадь галопом в противоположном направлении. Третий повернул налево, последний направо.

— Куда они? — возмутился Отани.

— Кое-что разузнать для меня, — ответил Хирата.

Отани, выкрикнув, приказал своим людям догонять сыщиков. Люди канцлера Янагисавы присоединились к погоне. В общей суматохе Хирата ударил поводьями и поскакал прочь.

— Эй! Вернитесь! — крикнул Отани.

— Хирата услышал топот копыт позади. Но он лучше знал район Нихомбаси. Хирата сворачивал в узкие переулки, срезал путь по рыночным площадям и вскоре оторвался от преследователя. Восхитительное чувство свободы переполняло его, когда он в одиночестве ехал навстречу ветру и солнцу в сторону храма Асакуса Дзиндза раскапывать прошлое жены главного старейшины Макино.


предыдущая глава | Надушенный рукав | cледующая глава