home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



25

Хирата не собирался открыто являться в поместье Макино и нападать на Тамуру с вопросами. Не хотелось наткнуться на Ибэ или Отани, которые отстранили его от расследования. После театрального квартала он отправился домой и послал сыщика Иноуэ в поместье Макино с наказом выманить Тамуру куда-нибудь, где Хирата мог бы с ним поговорить. Сыщик вернулся с известием, что Тамура на тренировочном поле эдоского замка практикуется в боевых искусствах. Хирата решил, что ему это подходит. Зимой на тренировочном поле никого не было, почти все самураи Токугава предпочитали лентяйничать дома, а не оттачивать боевые навыки.

Однако, приехав на поле, Хирата обнаружил целые эскадроны конных солдат. Кто-то надевал броню на себя и на лошадь. Кто-то тешил воинственный дух в поединке. Оружейные мастера тащили по слякоти пушки, ружья и снаряды. Командиры пытались восстановить порядок. Все носили герб властителя Мацудайры. Тренировочное поле превратилось в бивак его армии. Хирата изумленно огляделся. Интересно, зачем сюда поехал Тамура, который принадлежал к оппозиционной фракции? И где он во всей этой неразберихе?

Хирата начал проталкиваться сквозь толпу. До него доносились обрывки разговоров:

— Властитель Мацудайра вызвал канцлера в поля к северу от города.

—  Бой уже начался. Мы скоро выступаем.

Лихорадка битвы заразительна. Хирата почувствовал, как закипела от возбуждения самурайская кровь. Оглядывая толпу, он заметил свет и движение в здании у изгороди.

Похожее на амбар строение служило для тренировок с мечом. На бумажных окнах за деревянными решетками металась тень одинокой фигуры. Хирата проскользнул через дверь в огромный зал, пахнущий мужским потом, мочой, кровью и яростью. С голых балок свисали горящие фонари, соломенные чучела стояли вдоль стен с зарубками от ударов. Тамура в белых штанах прыгал, делая выпады мечом. Когда он протыкал воображаемого противника, голые ноги топали по грязному кипарисовому полу. Он не обратил на Хирату внимания. Пот блестел на обнаженном торсе и бритой макушке, на суровом лице застыло выражение жесткой сосредоточенности. Напряженные мышцы бугрились, движения отличались плавностью — для шестидесятилетнего он был в великолепной форме.

Тамура закончил серией таких быстрых бросков, что его меч превратился в серебряный вихрь. Потом встал, тяжело дыша. Дыхание вырывалось белыми облаками в холодной комнате. Он опустил меч и поклонился.

— Очень хорошо, — похвалил Хирата.

Тамура, похоже, не услышал. Хирата подошел к нему и громко хлопнул в ладоши. Тамура повернулся на звук, отдавшийся эхом по залу. Раздраженно вскинул брови.

— Сёсакан-сама послал вас снова надоедать мне вопросами? — осведомился Тамура. — Мне казалось, вас отстранили от расследования.

—Это просто случайная дружеская встреча, — заверил Хирата.

Тамура ответил полным сомнения взглядом. Затем отложил меч на полку, взял кувшин с водой и жадно напился. Вытер рот рукой и стал дожидаться, пока Хирата изложит причину визита. Хирату вдруг осенило: Тамура не услышал его с первого раза, а значит, глуховат. Не потому ли он пропустил, что творилось в комнате Макино в ночь убийства? Сам бы он не сказал — гордый самурай никогда не признается, что у него есть физические недостатки. Он скорее будет читать по губам и притворяться, что слышит. Впрочем, плохой слух еще не оправдание. У Тамуры могли быть иные причины скрывать правду.

— Почему вы сражаетесь здесь со своей тенью, вместо того чтобы ехать на войну? — поинтересовался Хирата. — Готовитесь к кровной мести, в которой вчера поклялись?

Тамура не удивился, что Хирата знает о его клятве.

—    Да, но вас это не касается. Долг самурая перевешивает все остальные заботы. Я обязан отомстить за смерть господина.

— Пусть даже вы его презирали?

Тамура свел брови, однако не клюнул на уловку Хираты. Он взял полотенце и начал стирать пот.

— Нам известно о ваших спорах с Макино, — сказал Хирата. — Вы не одобряли его жадность до денег, взятки, которые он вымогал, и отношения со шлюхами. Вы открыто обвиняли его в бесчестье. Думаете, я поверю, что вы считаете его смерть достойной отмщения?

—    Долг следует исполнять независимо от недостатков господина. — Тамура говорил так, словно цитировал какое-то правило бусидо. — Мои личные чувства тут ни при чем.

Он отшвырнул полотенце и взял меч. Помпезная, старомодная добродетель всегда раздражала Хирату, который знал, что зачастую она лицемерна.

—    И кто же ваша счастливая мишень? — спросил Хирата.

—Пока не знаю. — Тамура согнулся, держа меч параллельно полу, медленно обвел им комнату, глядя вдоль лезвия. — Но не собираюсь ждать, пока сёсакан-сама выяснит, кто убил моего господина.

Судя по усмешке, он был не большого мнения о возможностях Сано.

—Значит, вы ведете собственное расследование? — уточнил Хирата.

Тамура окинул Хирату презрительным взглядом.

—    Я не нуждаюсь в расследованиях. Правда откроется мне в медитациях.

Будь это возможно, они с Сано избавились бы от множества хлопот, скептически подумал Хирата. С другой стороны, сли правду знаешь изначально, такой способ срабатывает без осечек.

—Может, вам придется фехтовать с самим собой? — предположил Хирата. — Например, если ваша кровная месть лишь прикрытие.

Тамура скривился в пренебрежительной улыбке, рубанув мечом воздух.

—  Если бы сёсакан-сама был в этом уверен, он бы меня давно арестовал.

Хирата не мог с ним не согласиться. Может, Тамура действительно невиновен, а его кровная месть настоящая. Отсутствие свидетелей и улик говорило в его пользу. Но Хирата сильно подозревал, что Тамура — один из недостающих элементов в картинке убийства.

— Положим, вы не убивали своего хозяина, — сказал Хирата. — Но может, вы уже осуществили свою месть. Одного из подозреваемых зарезали прошлой ночью.

Меч в руках Тамуры едва заметно дрогнул. Но первый вассал Макино спокойно ответил:

—Я слышал. О племяннике властителя Мацудайры говорит весь эдоский замок.

—А вы не знали заранее? — спросил Хирата.

—  Потому что сам его и убил? — фыркнул Тамура. — Не смешите меня. Смерть Даемона не моих рук дело. Вы просто ищете, к чему бы придраться.

— Вы отлучались из дома прошлым вечером.

— Я и близко не подходил к тому грязному месту, где умер Даемон. — Тамура развернулся и описал мечом изящную дугу.

—Где же вы были? — Хирата обошел Тамуру, не выпуская из виду его лицо.

—  Инспектировал военный лагерь канцлера Янагисавы за городом. Со мной было восемь моих людей. Можете спросить их.

Хирата знал, что преданные слуги подтвердят ради своего господина все, что угодно, но не стал указывать на это Тамуре, а застыл в ожидании. В отличие от актера Тамура не стал заполнять тишину излияниями. Но Хирата заметил, что даже во время сложных приемов изо рта Тамуры не вырываются облака пара: он затаил дыхание, беспокоясь, поверит ли Хирата в его алиби… потому что оно фальшивое?

— Может, в медитациях вам открылось, что вашего хозяина убил Даемон, и вы решили в наказание лишить его жизни? — сказал Хирата.

Тамура снова задышал, явно думая, что его алиби остановило Хирату, который вернулся к пустым домыслам.

— Всем известно, что Даемон мало походил на самурая, — проговорил он между свистящими ударами меча. — Он слишком много о себе думал, не уважал старших и волочился за женщинами. Он распространял отвратительные слухи о предательстве моего господина. Кто-то оказал нам всем услугу, избавив мир от Даемона. Истечь кровью в постели шлюхи — именно такого конца он и заслуживал.

— Звучит как мотив для убийства, — заметил Хирата.

Меч сверкнул совсем рядом, и Хирата едва успел отпрыгнуть, уберегая горло. Тамура ответил:

—    Я бы не стал марать свой меч о такую крысу, как Даемон!

—А что, если он знал какую-нибудь тайну? Может, будучи в поместье главного старейшины Макино, он увидел, как вы убиваете своего хозяина или заметаете следы?

—Ерунда! — Тамура нанес удар по голени Хираты, тот подпрыгнул, уходя от лезвия. — Даже если бы я хотел убить Даемона, я бы не стал подкрадываться в темноте, втыкать в него нож и убегать. Так поступают только трусы.

—  Вы бы подошли к Даемону средь бела дня и отрубили бы ему голову на улице? — уточнил Хирата.

— Как настоящий самурай!

Хирата мог себе это представить. Способ убийства Даемона и правда не вязался с характером Тамуры — но, может, он специально так подстроил? Хирата продолжил:

—    Допустим, вы не хотели, чтобы вас заподозрили в убийстве Даемона. Действуя таким образом, вы бы избежали кары властителя Мацудайры.

Тамура оскорбительно усмехнулся, стремительно плетя мечом замысловатые узоры в воздухе.

—Обманывать бесчестно. Настоящий самурай несет ответственность за свои поступки и принимает последствия. Когда я осуществлю свою месть, об этом будут знать все. Я пойду навстречу судьбе с высоко поднятой головой. — Он с сожалением посмотрел на Хирату. — Но вряд ли вы меня поймете. В конце концов, вы знамениты своей изменой господину. Кто вы такой, чтобы обвинять меня в бесчестье?

Хирату накрыло горячей волной стыда и гнева. Тамура стоял неподвижно, держа меч обеими руками, острие указывало на Хирату. С инстинктивной поспешностью Хирата обнажил оружие. Тамура ухмыльнулся:

—Сейчас мы узнаем, кто настоящий самурай, а кто позорит бусидо.

Свет фонарей отражался на их лезвиях. Хирата почуял опасность, сгустившуюся в воздухе, сердце колотилось от примитивного желания драки, мышцы вздулись перед прыжком. Но, подумав, он остановился. Хирата не боялся проиграть. Тамура ловок с мечом, но он на тридцать лет старше и никогда не бился по-настоящему, как Хирата. Хирата понял, что, уничтожив одного из подозреваемых, он повредит расследованию. Поддавшись на призыв Тамуры защищать свою честь, Хирата только вновь опозорит себя перед Сано и получит смертельный приговор за убийство.

Хирата отступил от Тамуры и сунул меч в ножны, стараясь не обращать внимания на презрительное выражение лица соперника. Это был один из самых трудных моментов его жизни.

—Трус! — бросил Тамура.

Проглотив унижение и смиряя норов, Хирата заставил себя говорить спокойно.

—Вы что-то знаете об убийстве Макино. Если его или Даемона убили вы, я лично свершу правосудие.

Хирата вышел прежде, чем Тамура успел ответить, а жажда боя — возобладать над разумом. Снаружи он едва отдышался, прогоняя злобные мысли. Учиться самоконтролю оказалось болезненным делом. Идя сквозь ряды солдат, столпившихся на тренировочном поле, Хирата заставлял себя сосредоточиться на расследовании.

Логика и инстинкты подсказывали ему, что Тамура и Кохэйдзи лгут. Но хоть у обоих и не было алиби на время убийства Даемона, их мало что связывало с племянником властителя Мацудайры. Да и непохоже, что Даемон застал кого-то из них за избиением Макино той ночью. Хирате оставалось доложить Сано, что он исполнил приказ и ничего не натворил.

Хирата решил сменить тактику. Оглядев солдат Мацудайры, он заметил тяжеловесного самурая в доспехах, который галопом скакал на лошади по полю. Отдернутое забрало шлема открывало молодое лицо с розовыми щеками и квадратной челюстью. Хирата помахал ему и крикнул:

— Норо-сан!

Норо обуздал лошадь рядом с Хиратой и спрыгнул на землю.

— Хирата-сан. — Он быстро поклонился улыбаясь. — Что тебя сюда привело? Встал на нашу сторону?

— Я по другому делу, — объяснил Хирата. — Кстати, мои соболезнования.

Норо опечалился и благодарно кивнул. Он служил личным телохранителем Даемона.

Хирата отвел Норо за ряд мишеней для стрельбы из лука, где они могли спокойно поговорить.

— Окажи мне услугу.

— Я весь в твоем распоряжении, — сказал Норо.

Готовность Норо помочь объяснялась просто: шесть лет назад он с друзьями ввязался в драку с бандой крестьян. Противники превосходили компанию Норо числом. В потасовке Норо потерял меч, и один из бандитов начал жестоко избивать его железным прутом, когда подоспел Хирата — в то время патрульный офицер. Хирата остановил драку и спас жизнь Норо. Когда Хирата перебрался в эдоский замок, давнее знакомство переросло в дружбу. Норо поклялся отблагодарить Хирату, оказав ему любую услугу, которую тот пожелает.

— Скажи, с кем Даемон встречался в Символе Ослепления? — спросил Хирата.

Норо отвел взгляд.

— Как жаль, что ты спросил именно об этом, — проговорил он. — Я не могу ответить ни тебе, ни кому бы то ни было.

— Не можешь или не хочешь?

—Я обещал Даемону.

Обещание, данное самураем господину, превыше всего, но Хирата не унимался:

— Какая теперь разница, если Даемон умер?

— И на это я ответить не могу. — Норо явно было стыдно разочаровывать человека, которому он обязан жизнью. — Но поверь мне, разница есть.

—  Она могла убить Даемона, — заметил Хирата. — Возможно, не открывая ее имя, ты защищаешь убийцу. А еще ты стоишь между мной и моим долгом помочь господину в расследовании преступления.

Честный взор Норо сделался несчастным, тем не менее он покачал головой, отказываясь спорить.

—  Может, ты хотя бы проведешь меня в поместье Мацудайры, чтобы я поискал зацепки в покоях Даемона? — предположил Хирата.

— Прости, но властитель Мацудайра меня убьет, — сказал Норо.

— Ладно. — Хирата медленно пошел прочь, давая Норо время передумать. Все его надежды сейчас зависели от чувства долга приятеля.

— Погоди, — остановил его Норо.

Хирата с готовностью обернулся.

— Я не могу назвать тебе имя женщины, но я должен как-то помочь, — рассудил Норо. Он переминался с одной закованной в броню ноги на другую. — Наверное, мне не стоило бы говорить тебе и этого, но… У Даемона есть еще одни покои, кроме тех, что в поместье Мацудайры. Он содержал дом в Канда. — Норо описал, как туда добраться. — Но ты узнал о нем не от меня.


предыдущая глава | Надушенный рукав | cледующая глава