home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



28

Следующим утром Отани, Ибэ и их солдаты под­жидали Сано у ворот. Дождь перестал, однако сте­ны и здания чиновничьего квартала еще темнели от влаги. Небо бледно-голубыми полосами про­глядывало сквозь ленты облаков, но воздух оставался мо­розным. За ночь на воротах поместий выбросили флаги с гербами Мацудайры и Янагисавы. Теперь их трепал ветер. Только на воротах Сано ничего не висело. По переулкам эдоского замка раздавался топот шагов и копыт — солдаты шли на битву.

— Что он здесь делает? — нахмурился Отани, завидев Хирату среди сыщиков в сопровождении Сано.

— Помогает мне в расследовании, — ответил Сано.

— Нет! — отрезал Ибэ. — Мы его отстранили.

— Если ждете от меня сотрудничества, лучше оставьте его в покое, — бросил Сано.

Он считал, что Хирата заслужил право снова участвовать в расследовании. Ибэ и Отани начали было возражать, но Сано сказал:

—  Мой сын послужит гарантией примерного поведения Хираты-сана, как и моего.

— Плевать мне на его поведение! Я не желаю его видеть! — рыкнул Отани, разозленный сопротивлением Сано.

Но тут вмешался Ибэ:

—    Я устал спорить по каждому поводу. Пусть остается. Ка­кая разница?

Отани, неохотно кивнув, сдался

— Сегодня вы арестуете вдову или наложницу за убийства главного старейшины Макино и Даемона, — заявил он Сано. — У вас кончились причины медлить.

— Не совсем, — проговорил Сано. — Перед арестом я должен уточнить еще кое-что. Прошлой ночью мне доставили записку.

Он протянул Отани сложенный лист. Отани развернул его и прочитал вслух:

—«Если хотите знать, кто убил главного старейшину Макино, загляните в средний дом на западной стороне улицы Цукэги в Канде». Здесь нет подписи, — нахмурился Отани. — Кто это прислал?

— Не знаю, — соврал Сано, потому что сам сочинил записку. — Письмо сунули под ворота ночью. Никто не видел, кто это сделал.

Ночью Сано придумал, как обследовать дом Даемона под самым носом у Отани и Ибэ. Если им неизвестно, что дом принадлежит племяннику властителя Мацудайры и Сано об этом уже проведал, они не станут возражать против похода туда, а потом не смогут винить Сано за найденные улики.

Ибэ выхватил лист у Отани и с подозрением изучил его.

—Анонимным письмам нельзя доверять.

— Верно, однако я не могу оставить его без внимания, — ответил Сано. — Это значило бы пренебречь своим долгом перед сёгуном.

Сторожевые псы молча уставились друг на друга. Сано ждал, надеясь, что хотя бы любопытство, если не страх перед господином, заставит их согласиться.

Наконец Отани проворчал:

—Хорошо.

— Но если это уловка, кое-кому придется заплатить. — Ибэ бросил на Сано красноречивый взгляд, говоривший, кому конкретно.


Рэйко сидела перед туалетным столиком в своей комнате, готовясь навестить подруг, которые, как она надеялась, расскажут ей о любовнице Даемона. После ночи крепкого сна она вновь была полна сил. Вымыв сажу из волос, накрасив лицо, зачернив зубы и надев одежду, приличествующую жене высокопоставленного чиновника бакуфу, она вновь стала самой собой, а не беспомощной служанкой, как вчера. Но от возвращения к прежнему облику тревога не унялась.

Люди сторожевых псов не выпускали Масахиро из виду. Они слонялись поблизости, когда Рэйко утром одевала и кормила малыша. Ей до ужаса не хотелось оставлять сына в их обществе, хотя сыщики и были все время рядом, готовые защищать Масахиро. Еще Рэйко боялась за Сано, который совсем один, не считая вассалов, лавировал по полю боя, в которое превратился Эдо, потому что отказался встать на сторону одной из фракций. Рэйко увидела в зеркале тень беспокойства на своем лице и усилием воли стерла его. Потом встала и надела плащ, но тут в дверях появилась служанка.

— Прикажи подготовить мой паланкин, пусть носильщики и охранники ждут во дворе, — распорядилась Рэйко.

—    Да, госпожа, — поклонилась служанка. — Но к вам пришла госпожа Янагисава. Она ждет в приемной.

Рэйко вспыхнула от смятения пополам со злостью. Не успела она вернуться домой, как госпожа Янагисава вновь ее одолевает! Рэйко решила больше не мириться с опасным безумием госпожи Янагисавы. Надо положить конец их дружбе раз и навсегда — прямо сейчас.

Она поспешила в приемную и там обнаружила госпожу Янагисаву.

—Рэйко-сан! — воскликнула госпожа Я нагисава, торопясь ей навстречу.

Обычно бледные щеки женщины горели румянцем, в глазах мерцал необычный огонек.

— Наконец мы снова вместе. — Госпожа Янагисава почти задыхалась, сложив руки на животе и жадно глядя на Рэйко. — Так приятно видеть тебя после долгой разлуки.

— И мне приятно тебя видеть, — откликнулась Рэйко, мысленно добавив: «В последний раз».

- Мне надо сказать тебе кое-что важное, — призналась госпожа Янагисава.

— О! Ну, мне тоже есть что тебе сказать…

Поскольку Сано уже отрекся от канцлера и оскорбил его, Рэйко вряд ли сильно повредит мужу, разругавшись с женой Янагисавы. Рэйко приготовилась сообщить, что именно она думает о госпоже Янагисаве, и прогнать ее вон.

— У меня сообщение от мужа, — перебила та.

—    Для меня? — удивилась Рэйко. Сообщением от канцлера пренебречь нельзя. — Какое?

Госпожа Янагисава схватила Рэйко за руки и повлекла вниз, пока они не сели на колени напротив друг друга. Рэйко почувствовала, как дрожит госпожа Янагисава, ее руки были влажные и лихорадочно горячие. Она вела себя еще более странно, чем обычно. Рэйко встревожилась.

— Мой муж просит тебя оказать ему две услуги, — объявила госпожа Янагисава. — Во-первых, ты должна убедить сёсакана-сама, чтобы он обвинил в убийстве главного старейшины Макино племянника властителя Мацудайры, Даемона.

Рэйко застыла в изумлении. Наконец она проговорила:

—Я догадываюсь, почему досточтимый канцлер хочет обвинить в смерти главного старейшины Даемона. — Таким образом Янагисава снимет с себя подозрения и опорочит клан Мацудайра в глазах сёгуна, что даст канцлеру политическое преимущество. — Но отчего твой муж просит об этой услуге именно меня?

Он никогда раньше не удостаивал ее вниманием.

— Он знает, что ты имеешь большое влияние на сёсакана- сама, — объяснила госпожа Янагисава. — А поскольку мы с тобой лучшие подруги, он послал от своего имени меня.

Рэйко все еще не отошла от изумления.

— Но с чего он взял, что я стану просить за него мужа?

Он знает, что ты любишь супруга и желаешь ему только добра. Сейчас сёсакану-сама легче всего назвать убийцей Макино покойника. Кто докажет, виновен ли Даемон на самом деле? Наказывать его не придется, и неприятностей он не доставит. Тебе надо только убедить мужа действовать в ваших же интересах… и в интересах сына. — Госпожа Янагисава го ворила так, словно более разумного выхода не существовало. Она улыбнулась, предвкушая согласие подруги.

И эта женщина всерьез полагает, что Рэйко хотя бы на минуту задумается, не попросить ли ей Сано извратить правосудие и присоединиться к порочному канцлеру?! Рэйко застыла изваянием, ошеломленная наглостью госпожи Янагисавы.

— Что за вторая услуга? — спросила она.

Госпожа Янагисава глянула через открытую дверь в коридор, по которому проходили сыщики и слуги. Поманила Рэйко придвинуться ближе. Когда Рэйко неохотно подчинилась, госпожа Янагисава прошептала ей на ухо:

—    Мой муж хочет, чтобы ты убила властителя Мацудайру.

Рэйко полагала, что после первой просьбы ее уже ничем

не удивишь. Но теперь, в испуге отшатнувшись от госпожи Янагисавы, поняла, что недооценила женщину — и самого канцлера. Вероятно, госпожа Янагисава нашла себе место в жизни супруга и стала его сообщницей в грязных делах. Просьба была столь возмутительной, что казалась нелепой. Рэйко непроизвольно хихикнула.

Госпожа Янагисава вторила ей радостным смехом. Ее некрасивое лицо ожило, стало почти хорошеньким.

—  Правда, замечательная идея? — воскликнула она, неверно истолковав реакцию Рэйко. — Если властитель Мацудайра умрет, его фракция распадется. Неприятности закончатся.

Она говорила, словно повторяя слова, услышанные от канцлера.

—А ты для этого просто идеальный человек. Ты такая умная, ловко орудуешь мечом, и убийство для тебя не в новинку.

Рэйко зарубила нескольких мужчин, которые напали на них во время похищения, и госпожа Янагисава видела это.

—Мой муж говорит, что нарядит тебя проституткой и проведет в лагерь у поля боя, где властитель Мацудайра совещается с генералами. Ты воткнешь нож в властителя Мацудайру и сбежишь. — Госпожа Янагисава поймала руки Рэйко и прижала их к своему животу. — Моя дорогая, бесценная подруга! Как я рада, что ты не отказала!

Все происходящее напоминало какой-то кошмар. Рэйко и так слишком долго терпела.

—  Нет! — воскликнула она, резко высвобождая руки. — Это оскорбление со стороны канцлера — думать, что мой муж с ним сговорится или я убью ради него! Мы никогда не отринем честь. Я никогда не совершу подобное преступление. Можешь так и передать мужу!

Удивление стерло радость с лица госпожи Янагисавы. Она замешкалась, потом сменила тактику.

— Позволь напомнить тебе об одном расследовании в Мияко. Канцлер убил человека, чтобы спасти жизнь твоего мужа. Если бы не канцлер, ты бы стала вдовой. Ты задолжала ему смерть.

Ее довод не был лишен смысла. Японское общество строилось на услугах и обязательствах, и Янагисава наверняка впал в отчаяние, раз счел возможным спрашивать плату за спасение Сано. Рэйко подумала, что, видимо, канцлер выжидал удобного случая, чтобы напомнить о долге.

— Убийство ради спасения жизни — одно дело, а просто убийство — другое, даже если канцлер не видит различия. Я не стану никого убивать.

Сияющие глаза госпожи Янагисавы заволокло тревожной тенью.

— Но… но он хочет… — Теперь в ее голосе появилась неуверенность. — И он… его желание закон.

—  Не для меня и не для моего мужа! — отрезала Рэйко. Она кипела от гнева. — Пусть досточтимый канцлер сам занимается своими грязными делишками и не впутывает нас.

Рэйко уже не волновало, что отказывать столь влиятельному человеку опасно.

— Вот мой ответ на его просьбу, хотя такая просьба вовсе не заслуживает ответа.

—Но если я передам, что ты не согласилась… муж очень на меня разозлится. — В голосе госпожи Янагисавы зазвучал страх.

— Это твои проблемы, — отмахнулась Рэйко.

— Если ты не слушаешь канцлера… — Госпожа Янагисава запнулась и с мольбой взглянула на Рэйко. — Может, сделаешь это ради меня? Ради нашей дружбы?


Рэйко еще больше взъярилась, припомнив все, что госпожа Янагисава творила под прикрытием дружбы.

— Думаешь, я должна оказать тебе услугу после того, как ты пыталась убить меня и моего сына? После этого ты называешь себя подругой? — Рэйко презрительно рассмеялась.

На лице госпожи Янагисавы отразилось изумление. Она застыла, открыв рот и тупо уставившись на Рэйко. Женщина или забыла о своих попытках убийства, или никогда не признавалась себе в них.

—Так вот что я хотела тебе сказать! — Рэйко забыла о всякой осторожности. — Мы не подруги. И никогда ими не были. Я мирилась с тобой и твоими нападками только потому, что боялась иначе пострадать еще больше. Но с меня довольно. — Рэйко вскочила на ноги. — Убирайся из моего дома, ты, злобная, завистливая тварь! — крикнула она. — А просьбу мужа можешь кинуть ему обратно в лицо. Не смей больше приближаться ко мне или моей семье!

Госпожа Янагисава пошатнулась, словно Рэйко ее ударила. Румяные щеки побелели. Глаза налились слезами. Госпожа Янагисава встала, шаря руками по воздуху, как слепая. Внезапный приступ жалости испортил Рэйко удовольствие от объяснения с ней. Резкие слова явно ранили женщину, которая так заблуждалась насчет их отношений.

И тут странная внутренняя энергия преобразила госпожу Янагисаву. Лихорадочный румянец вернулся. Она будто увеличилась в размерах, как змея, готовая напасть. В глазах, прикованных к Рэйко, теперь полыхали ненависть и злость. Словно все безумие и пороки, скрытые глубоко внутри, вышли на поверхность.

— Жаль, что ты так не расположена ко мне, — проговорила госпожа Янагисава. В сердитом голосе звучали мстительные, угрожающие нотки. Губы тронула зловещая улыбка. — Но тебе придется выполнить желания моего мужа.

—Я уже сказала, что не стану этого делать. — Рэйко вдруг стало страшно.

—Тогда я расскажу твоему мужу обо всем, что случилось между тобой и Королем Драконом, — пообещала госпожа Янагисава.

— Что? — удивилась Рэйко.

— Я расскажу, что ты влюбилась в Короля Дракона, — заявила госпожа Янагисава. — Я расскажу, что видела, как вы с Королем Драконом занимались любовью во дворце.

— Но ты ведь ничего такого не видела, — теперь уже недоверчиво проговорила Рэйко. — Этого не было.

Госпожа Янагисава все так же зловеще улыбалась:

— А кто мне возразит, кроме тебя? Король Дракон мертв. Твой муж не знает, что происходило на острове, его там не было. А я была.

Теперь Рэйко поняла замысел госпожи Янагисавы.

— Ты пытаешься подчинить меня воле канцлера, угрожая оговорить меня перед мужем? — возмутилась Рэйко. От отвращения к госпоже Янагисаве она только утвердилась в намерении не сдаваться. — Не трать слова попусту. Не сработает. Мой муж знает, что я ему верна.

Госпожа Янагисава хрипло, неприятно хохотнула.

— Ты так уверена? Рискнешь поставить свой прекрасный брак на то, что он меня не послушает?

— Конечно, не послушает.

Но осколок сомнения уже вонзился в сердце Рэйко. Она никогда не рассказывала Сано, что произошло между ней и Королем Драконом. Он несколько раз намекал, что хочет знать, но она всегда избегала ответа. Рэйко было так противно вспоминать то кошмарное время и признаваться, что она делала, пытаясь завоевать свободу… Она предоставила Сано думать, что ему заблагорассудится. Теперь Рэйко жалела, что не поделилась с ним всей историей, потому как она была даже не вполовину так ужасна, как та, которую собиралась подсунуть ему госпожа Янагисава. Скрытность Рэйко вскормила у Сано подозрения, которые только укрепятся из-за злобной клеветы жены канцлера.

Думаю, я смогу убедить твоего мужа, — продолжала госпожа Янагисава. — Все мужчины — собственники и ревнивцы. Им не нравится, когда их женщины оказывают благосклонность кому-то другому. И они полны подозрений. Один намек на измену — и доверие потеряно. Впрочем, нам не надо спорить, кто прав. Я просто расскажу твоему мужу о вас с Королем Драконом, и посмотрим, что будет.

Рэйко в ужасе выпалила:

— Держись подальше от моего мужа!

Госпожа Янагисава снова рассмеялась:

— Кажется, ты в нем не так уж уверена. Думаешь, он разозлится настолько, что потребует развода? Боишься, что он выкинет тебя из дома и ты никогда больше не увидишь сына?

Рэйко боялась. Сано разумный человек, но Рэйко не могла точно сказать, как он отреагирует на заявления госпожи Янагисавы. Он знал, что Рэйко многое недоговаривает о случившемся во дворце Короля Дракона. Кроме нее, никто не мог опровергнуть слова госпожи Янагисавы. Мидори и госпожа Кейсё-ин не видели, что происходило между Рэйко и их похитителем. Приспешники Короля Дракона, свидетели происходящего, убиты. А Рэйко никогда прежде не вызывала у Сано подозрений в неверности. Он может оказаться скор на обиду и месть. Даже если нет, их брак даст трещину. Рэйко поклялась себе больше никогда ничего не скрывать от Сано. Но слишком поздно, теперь ей это не поможет.

— Я рискну, — с притворной твердостью бросила Рэйко, сложив руки на груди. — Я не стану уговаривать мужа присоединиться к канцлеру. И убивать властителя Мацудайру тоже не стану, даже ради спасения брака.

— Почему? — Безумный взгляд госпожи Янагисавы прожигал Рэйко. — Властитель Мацудайра хочет узурпировать власть сёгуна. Он предает собственного брата. Он заслуживает смерти. Разве твой брак не стоит его жизни?

— Ничто не стоит того, чтобы манипулировать мужем или хладнокровно убивать, — ответила Рэйко.

И все же пока она барахталась в этом кошмаре, внутренний голос нашептывал ей, что жизнь властителя Мацудайры и доброе имя его клана — ничтожная цена за счастливый брак. Она совсем не знала этого человека, и ее не заботила его судьба. Такие мысли ужаснули Рэйко. Но примитивная, эгоистичная часть ее натуры принесла бы в жертву все, что угодно, лишь бы сохранить любимого мужа. Внутренний голос твердил, что госпожа Янагисава права и Японии будет лучше без властителя Мацудайры. Убеждал, что она окажет сёгуну услугу, лишив жизни его излишне честолюбивого брата. Доказывал, что смерть властителя Мацудайры предотвратит большую гражданскую войну и спасет многие жизни. Рэйко представила, как она, одетая в кричащий наряд армейской шлюхи, прокрадывается в палатку властителя Мацудайры с ножом в руке.

Госпожа Янагисава коварно ухмыльнулась:

—   Ты довольно умна, чтобы устранить Мацудайру и не попасться. Твой муж никогда не узнает. Канцлер никому не расскажет. И я тоже.

Рэйко понимала, что, убей она властителя Мацудайру, ей никогда не избавиться от чувства вины, даже если преступление сойдет ей с рук. А убийство члена ветви Токугава считалось государственной изменой, хоть самого властителя Мацудайру и могли объявить предателем. Более того, Рэйко не так глупа, чтобы доверять госпоже Янагисаве или канцлеру. Поддавшись на шантаж, она окажется в их власти в следующий раз, когда им что-то от нее понадобится.

— Ни за что. Вон из моего дома! — сказала Рэйко.

В ее голосе не было силы и убежденности. Госпожа Янагисава приветствовала ее замешательство почти влюбленным взглядом.

—   Сейчас я уйду, а ты подумай, — проговорила она. — Жду твоего решения к вечеру.

Негодяйка явно решила, что бывшая подруга капитулирует. Охваченная ужасом Рэйко стояла перед выбором: пойти на убийство и предательство или потерять самое дорогое в жизни?

— Предположим, я соглашусь, но мой муж ни за что не захочет свалить убийство главного старейшины Макино на Даемона. Как мне его убедить?

—Это твои проблемы.

С победной улыбкой госпожа Янагисава повернулась и вышла в дверь.


предыдущая глава | Надушенный рукав | cледующая глава