home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Тусклый пасмурный вечер укрыл пеленой Кодэм- матё — трущобы в северном секторе торгового рай­она Нихомбаси. Жалкие лачуги выстроились в ряд у извилистых дорог, вдоль которых грелись у костров грязные попрошайки. Бездомные собаки и оборванные шумные дети рылись в мусорных кучах. Унылые рабочие, коробейники и домохозяйки брели вдоль открытых сточных канав, наполнен­ных гнилой водой. Никто не обращал внимания на самурая в заштопанном потертом кимоно на дряхлой лошади.

Сано, замаскировавшись под ронина и пряча лицо под низко надвинутой шляпой, направлялся в эдоскую тюрьму, стены и остроконечные крыши которой высились в отдале­нии. Миновав расшатанный мост через ров, он остановился, проверяя, не увязался ли за ним шпион. Чем выше Сано про­двигался в бакуфу, тем больше заботился о секретности. Никто не должен знать, что сёсакан-сама сёгуна зачастил в обитель смерти и скверны. И никому не должно прийти в голову свя­зать сегодняшний визит с расследованием убийства главного старейшины Макино.

Двое стражников, стоявших на посту перед тюрьмой, от­крыли тяжелые, окованные железом ворота. Они знали, кто такой Сано, но он платил им, чтобы они не совали нос в его дела и не распространяли слухов. Оказавшись внутри, Сано проехал мимо укрепленного застенка, откуда доносился вой заключенных, и спешился у эдоского морга — низкого зда­ния с грубыми оштукатуренными стенами, лохматой соломен­ной крышей и решетчатыми окнами.

Из дверей появился доктор Ито Гэнбоку, смотритель морга, а за ним сыщики Марумэ и Фукида. Доктор носил синий плащ — традиционное одеяние медиков. Ветер ерошил его белые волосы. Сано познакомился с доктором Ито пять лет назад, когда служил полицейским старшиной и впервые расследовал убийство. Тогда и подружились.

—Добрый вечер, Ито-сан, — поклонился Сано. — Вижу, мои сыщики доставили тело, как я просил.

Доктор вернул поклон и приветствие.

—Я очень удивился, когда они сказали, кто это. Мне еще не приходилось обследовать тело такого важного человека. — Тревога углубила морщины на аскетическом лице доктора Ито. — Вы сильно рисковали, отправляя его сюда.

— Знаю.

Если об этом проведают коллеги Сано по бакуфу, разразится скандал, Сано обвинят в оскорблении Макино и нарушении закона против иноземной науки. Перед ним стоял живой пример того, что может случиться.

Доктор Ито, в прошлом известный врач, проводил медицинские эксперименты и перенимал знания голландских торговцев. Обычно за такое ссылали, но бакуфу приговорил доктора Ито к пожизненной службе в эдоском морге. Здесь он мог продолжить свои научные изыскания в тишине и покое, но при этом потерял семью, статус и свободу.

—  Мы не понесли Макино прямиком в тюрьму, — вмешался Фукида. — Вначале мы доставили его домой, вынули из ящика и положили в паланкин, в пространство под половицами.

— Потом в этом паланкине выехали из эдоского замка, — закончил Марумэ. — Стражники так и не заподозрили, что внутри есть еще кто-то, кроме нас.

— За мной тоже не было слежки, — сказал Сано.

Доктор Ито криво улыбнулся:

— На какие только ухищрения вы не идете. Помню, в прошлый раз спрятали тело в ящике с овощами. Что ж, пока удача на вашей стороне.

—    Ну, тогда не будем ждать, когда она от нас отвернется, и побыстрее осмотрим Макино, — заметил Сано. — Тело надо вернуть, пока не возникли вопросы.

—Я готов. — Доктор Ито жестом пригласил Сано и сыщиков в морг.

В единственной просторной комнате стояли каменные лохани для обмывания мертвецов, шкафчики с инструментами, подиум, заваленный бумагами, и три высоких стола. На одном из столов лежало ничком тело, покрытое белой простыней. Подле него стоял ассистент доктора Ито, Мура. Муре было за пятьдесят, его волосы постепенно переходили от серого цвета к серебряному, квадратное умное лицо хранило серьезное выражение.

— Начинай, Мура-сан, — скомандовал доктор Ито.

Все собрались вокруг стола, и Мура откинул простыню. Он былэта — представитель японского сословия изгоев, которые вели происхождение от людей, чей род деятельности — забой скота, дубление кож и прочее, — имел отношение к смерти, а значит, подразумевал нечистоту духа. Другие горожане сторонились их.Эта служили в эдоской тюрьме надсмотрщиками, носильщиками трупов, мастерами пыток и палачами. Мура, которого доктор Ито, невзирая на традиции, пригрел и обучил, выполнял всю физическую работу, необходимую для научных занятий его господина. Мура пристально уставился на главного старейшину Макино. Тот лежал в ночном колпаке и бежевом халате, руки мирно сложены на груди, тонкие лодыжки выдаются. Шишковатые ноги в белых носках указывали пальцами в потолок. Вечный сон окутал спокойствием костлявое лицо.

— Смерть никого не щадит, даже самых богатых и влиятельных, — пробормотал доктор Ито.

Даже самых хитрых и злобных, подумал Сано. Он представлял себе, как бы разгневался Макино, узнай он, что закончит свои дни в таком презренном месте. Впрочем, Макино лишь просил расследовать его смерть, оставив выбор методов за Сано.

Где он умер? — поинтересовался доктор Ито.

Сано описал комнату Макино в особняке, потом добавил:

— Мне придется вернуть его в исходном виде. Ты можешь определить причину смерти без вскрытия и других процедур, которые отразятся на теле?

—    Сделаю все, что в моих силах, — пообещал доктор Ито. — Мура-сан, пожалуйста, раздень труп.

Сано нахмурился:

—  Как мы снимем с него одежду, если тело затвердело в одном положении? Разрезать нельзя.

— Он не совсем затвердел, — сказал сыщик Марумэ. — Мы с Фукидой-саном обнаружили это, когда вынимали его из паланкина.

Мура вытянул руки Макино и сложил их по бокам. Запястья и пальцы не сгибались, но локти двигались свободно.

— Локтевые суставы сломали после того, как наступило трупное окоченение, — объяснил доктор Ито.

Сано осенило.

—    Точно! Чтобы аккуратно уложить тело на кровати. Пусть это не указывает на убийство, зато подтверждает мои подозрения, что до нашего прихода кто-то прибрал в комнате Макино.

Мура развязал пояс главного старейшины и откинул Полы халата, открывая худое тело с выступающими ребрами и сморщенными гениталиями. Мура осторожно закатал рукава Макино.

—  Вот и новые доказательства. — Доктор Ито указал на фиолетово-красное пятно на левом боку трупа. — Кровь приливает к коже той части мертвого тела, которая ближе всего к земле. То есть в какой-то момент после кончины Макино лежал на этом боку.

—А потом его уложили в кровать, — добавил Сано.

Доктор Ито приказал Муре перевернуть тело. Когда тот

опрокинул труп на живот, внимание Сано приковала спина Макино. Красные и фиолетовые синяки покрывали плечи и ребра.

— Выглядит так, словно его били, — заметил Сано.

— И очень сильно, — согласился доктор Ито. — Посмотрите, кое-где кожа повреждена и видна плоть.


Доктор Ито обернул руку чистой тряпкой и прощупал ребра Макино.

Несколько ребер сломано.

—Значит, Макино забили насмерть? — спросил Сано.

Удары могли стать причиной смертельных внутренних

повреждений, — ответил доктор Ито. — Я видел, как и не такие жестокие побои становились фатальными для людей гораздо крепче Макино. — Он повернулся к Муре: — Пожалуйста, сними с него колпак.

Мура обнажил костлявую, покрытую старческими пятнами кожу головы и тонкий серый пучок волос. Сано заметил еще одну рану — вмятину в черепе за правым ухом.

Рискну предположить, что именно этот удар убил Макино. — Доктор Ито задумчиво вгляделся в поврежденный череп, потом добавил: — Наверное, она сильно кровоточила, как обычно при ранениях в голову. Но на Макино нет крови. Очевидно, его вымыли и переодели в чистое.

—    Тогда ясно, откуда кровь на полу в кабинете Макино, — сказал Сано. — Следы ударов подтверждают, что он умер там, от рук взломщика. — Сано мысленно осмотрел кабинет. — Но я не нашел орудия убийства. И непонятно, почему тело отмыли и уложили в постель, в то время как улики остались на месте.

Такой сценарий не нравился Сано еще по одной причине. После доклада о политическом убийстве Макино в бакуфу начнется даже большая неразбериха, чем сейчас.

— Может, убийце было некогда наводить порядок в кабинете, — предположил доктор Ито. — Может, ему пришлось убегать, чтобы не попасться, и он унес орудие убийства с собой.

Сано кивнул, не в состоянии ни сбросить эти мысли со счетов, ни доказать их.

— Но у нас еще остается рукав. Мне все кажется, что это важная деталь. Такое чувство, что убийство связано с плотскими утехами, а не с политикой.

Доктор Ито обошел стол своей медленной деревянной походкой, разглядывая тело Макино. Внезапно он встал как вкопанный и проговорил:

— Может, ты и прав.

— Что там? — спросил Сано.

— Рана другого рода. Мура-сан, пожалуйста, раздвинь его ягодицы.

Эта выполнил просьбу. Обнажилась трещина. Задний проход Макино был сплошной раной.

— В свою бытность врачом я видел такое у мужчин, в которых проникали другие мужчины, — объяснил доктор Ито. — Обычно у мальчиков и молодых людей. — Приятная внешность и относительно низкий статус делали их легкой добычей более взрослых, богатых и влиятельных мужчин, которые предпочитали мужскую любовь. — Но встречается и у мужчин постарше.

По общепринятой традиции проникали всегда в младшего партнера. В идеале он еще и обладал более низким статусом. Достигнув девятнадцати лет, мужчина переходил к роли старшего и больше никогда от нее не отступал. Однако некоторым мужчинам так нравилось, когда в них проникают, что они продолжали играть роль младшего партнера до самой смерти. Таков был предыдущий сёгун, которого часто критиковали за непристойное нарушение традиций.

— Но всем известно, что Макино предпочитал женщин, — задумался Сано. — К тому же он никому не позволил бы себя унижать.

— Случается, люди скрывают свои забавы, чтобы сохранить репутацию, — намекнул доктор Ито. — Но есть и другое объяснение.

— Макино заставили?

—    Да — взломщик, который оказался сильнее.

Качая головой, Сано выдохнул.

—    С каждой новой уликой дело становится все более странным. Рукав подразумевает, что Макино убила женщина в спальне. Но беспорядок и кровь в кабинете говорят, что главного старейшину забили там. Судя по сломанной задвижке на окне, Макино прикончил наемный убийца, который забрался в особняк. Где-то в промежутке в главного старейшину входил любовник или взломщик. Мотив сексуальный или политический.

Сано загибал пальцы, перечисляя возможности, затем покачал пустую ладонь.

—  Но улики обманчивы. Может, самые важные уничтожил тот, кто обставил смерть Макино как естественную, несмотря на все признаки обратного. Может, правды нет ни в одном из предположений.

—     Или во всех из них часть правды, — добавил доктор Ито.

Сано кивнул, про себя разбирая и складывая улики в еще

более загадочный рисунок.

—     Ты можешь найти на теле еще какие-то ключи к разгадке?

Но даже потратив час на обследование трупа с увеличительным стеклом, доктор Ито ничего не отыскал.

—Прости, больше я ничем тебе не помогу, — сказал он. — Что будешь делать?

— Продолжу расследование.

У Сано возникло неприятное чувство, что он отправился в никуда и возврата нет.

Сёсакану нравились трудные задачки, и при первом намеке на убийство он только укрепился в своем намерении отыскать правду. Но теперь, когда Сано точно знал, что Макино насильно лишили жизни, речь шла не только об услуге мертвецу или личной погоне за справедливостью. Следующим его шагом будет вывод расследования в публичную реальность, на арену, полную опасностей.


предыдущая глава | Надушенный рукав | cледующая глава