home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1. Тринадцать шагов

Если вы думаете, что в комнате, полной ведьм, я буду стоять особняком, вы ошибаетесь.

Меня зовут Эми Этвуд, и я ведьма. Не «святоша» викканка. Нет. Я поклоняюсь Сатане и выполняю требования дьявола.

Однако застав Люцифера в объятиях Эмилии, моей сестры — истинной и убежденной викканки, — я решила с ним порвать. Не скажу, что ждала от него верности, но охмурять мою сестру? Бр-р-р-р. Все, больше никаких заклинаний ради его забавы. Никаких проклятий и исполнений его желаний. Никакого волшебства. Вообще.

Потому меня и занесло на это собрание Общества отказавшихся от магии — «Анонимные ведьмы».

Судя по выражению лиц уставившихся на меня женщин — вздернутые брови, сжатые губы, — последние слова моей приветственной речи (с упоминанием викканок) я произнесла вслух. В комнате, полной этих самых святош.

Так держать, Эми. Наступила на метлу меньше, чем за тридцать секунд. Даже для меня это был рекорд.

Как жаль, что я в завязке и не могу их всех околдовать. А что делать? Магия — скользкий путь и, сотворив даже самое маленькое проклятие или заклинание, я со всех ног понесусь обратно в объятия Люцифера. Но пока мне удается держать себя в руках. Я теперь хорошая. Нормальная.

И смертная.

Бе-е-е-е-е. От одной мысли меня передернуло.

Пытаясь успокоиться, я погладила спрятанную в кармане плитку Dove и лучезарно улыбнулась собравшимся ведьмам, изо всех сил стараясь показать, какая я замечательная. Себе же дала слово — если переживу это собрание, съем шоколадку.

А ради Dove я готова почти на все.

За моей спиной распахнулась дверь, спасая меня от необходимости произносить неискренние извинения. Высокий привлекательный парень резко остановился, увидев женщин. Его футболка казалась слишком обтягивающей, джинсы немного свободными, а выглядывающие из-под штанин ботинки, с поблескивающими сталью носами, были явно сделаны из качественной кожи.

Вот это я называю «божественно хорош».

Пронзительные карие глаза, светящиеся умом, задержались на мне.

— Хм, привет, — с запинкой произнес он, скользнув взглядом к моему рту. Взгляд задержался там на некоторое время, потом вернулся наверх. Слава дьяволу, я накрасила губы блеском. — Это комната 12А? Я ищу собрание «Братьев по Харлею».

Мужчины и Харлеи? Мне это сборище по вкусу.

— Я Эми. — Я шагнула вперед и протянула руку. — Тоже их ищу. Наверное, нам дальше по коридору.

Незнакомец улыбнулся, и на его щеке появилась милая ямочка. Он уверенно взял меня за руку — тепло его тела прошлось лаской любовника по моей ладони — и притянул к себе. Я заметила, что на его правой руке вытатуировано сердце, пронзенное стрелой.

— Тогда пошли отсюда, — сказал он. — Не будем мешать этим милым женщинам заниматься… тем, чем они занимаются.

В коридоре я хихикнула, прикрыв рот рукой:

— Ты появился как нельзя вовремя. Спас меня от сожжения на костре.

На близком расстоянии его карие глаза казались именно того оттенка, что и шоколад Dove. На щеке снова появилась ямочка.

— Спасение девиц из беды одна из моих специальностей.

Никогда не считала себя девицей в беде. Но эта ямочка… Она и уберегла его от грубой отповеди. А еще мне стало интересно, не становятся ли его глаза цвета растопленного шоколада, когда он злится.

Или возбуждается.

Он снова взял меня за руку, окутав ладонь теплом.

— Меня зовут Адам Фостер.

Я тут же подумала о «Банана Фостер» — десерте из ванильного мороженого и бананов с ликером. Вкуснотища. Я уже начала мысленно рисовать вокруг нас кольцо страсти, но резко остановилась.

Никаких заклинаний. Никаких заговоров.

Никакого веселья.

— Приятно познакомиться, Адам Фостер. — Я высвободила руку, всей душой мечтая проклясть Люцифера и Эмилию за то, что из-за них мне пришлось окунуться в нормальную жизнь. — Наверное, мне лучше отпустить тебя на твое собрание.

— А ты не пойдешь?

— Нет. — Я оглянулась на дверь комнаты 13А и переступила с ноги на ногу. — Я поклялась стать хорошей. Придется туда вернуться.

— Обратно на костер, да?

— Можно и так сказать.

Адам кивнул:

— Давай потом сходим поесть мороженого?

Татуированый гоняющий на байке парень хочет мороженого? А нормальная жизнь не так уж и плоха.

К тому же мысль о том, что я отомщу Люциферу, была на удивление приятной.

— С удовольствием.

— Встретимся на улице?

— Хорошо.

Он пошел прочь, а я смотрела, как темные волосы ласкают его шею, и мне хотелось провести там пальцами. Когда Люцифер узнает, что я нашла себе нового парня — к тому же смертного, — он чертовски разозлится.

Кто сказал, что быть хорошей не весело?


В комнате 13А добрые ведьмы шушукались, разбившись на пары. Только одна в очках на пол-лица сидела поодаль и отвлеченно смотрела на остальных. Пробираясь к ней, я чувствовала раздражение и страх собравшихся, которые отскакивали от меня подобно маленьким снежкам. Я инстинктивно создала вокруг себя защитное поле, но потом вдруг задумалась: не слишком ли много волшебства я использую, обороняясь от негативной энергии? Решив не рисковать, я просто стала игнорировать эмоции женщин. Остановившись рядом с одинокой девушкой, я приклеила к лицу улыбку и указала на пустой стул:

— Тут свободно?

Ее глаза за толстыми линзами стали огромными. Выпрямившись, она кинула взгляд на ведьм, которые, не скрывая интереса, ждали продолжения беседы. Мне померещилось, или в ее волосах действительно мелькали маленькие разряды молний? Она указала пальцем на стул, словно это гад ползучий, и посмотрела на меня с подозрением. Казалось, она искренне удивлена.

— Ты хочешь тут сесть?

Я кивнула, стараясь изо всех сил выглядеть безобидно.

— Да, если у тебя еще нет… ну, знаешь, напарницы.

— А-а-а. — Она снова посмотрела на окружающих нас женщин, и я увидела, как ее сомнения сменились решительностью. И дружелюбием. Да и кудри ее немного подуспокоились. — На самом деле, я его для тебя и заняла. Меня зовут Лидди.

Она жестом пригласила меня присесть, и я облегченно опустилась на стул.

— Приятно познакомиться, Лидди. — Как только большинство дам вернулись к своим пересудам, я склонилась к девушке и тихонько прошептала: — Спасибо, что спасла.

— Спасла?

— Ага, ну, вытащила из неловкой ситуации на глазах у всех. Я же ни черта не представляю, как тут все устроено, какие правила…

Она слегка кивнула и, явно не отдавая себе отчета, начала тянуть пальцы, щелкая костяшками. Я могла поклясться, что опять заметила микроскопические молнии, на сей раз вырывающиеся из кончиков ее пальцев.

— Это твое первое собрание, да?

— Ага. — Я откинулась на стуле и положила ногу на ногу, задумавшись, сколько же энергии она пытается удержать под контролем. — Ну, и зачем вы разбились по парам?

— Шаг Пятый.

Я подождала объяснений. Когда они не последовали, спросила:

— Шаг Пятый?

Она повернулась ко мне лицом:

— Признать перед другой ведьмой все то зло, что сотворила над людьми.

Зло, что сотворила над людьми. Черти поганые, это может плохо кончиться.

— Что-то типа исповеди?

Она кивнула:

— Верно. Шаг Первый — признать, что у тебя проблема. Потом надо проанализировать все свои поступки и груз, что лежит на совести, и выложить все подруге по несчастью. Это как искупление.

Быстренько прошерстив список всех своих злых свершений, я поняла, что вечер обещает быть долгим.

— Лидди, но ведь викканки занимаются исключительно белой магией. Все эти постулаты, «не сотвори зла» и все такое. Как много гадостей ты могла совершить?

Она опустила глаза и начала нервно переплетать пальцы. Судя по всему, она обкусала все ногти. Или они такие короткие из-за молний, что постоянно вырываются из кончиков.

— Ты бы удивилась, если бы узнала о моих недостатках.

Недостатках? Воспользовавшись своим врожденным даром эмпата, я легонько коснулась ее сознания. Много самоедства и никакой черной энергии. Я похлопала Лидди по ноге и подмигнула:

— Ты всегда можешь сказать, что это Дьявол тебя заставил.

На мою попытку поюморить, она затрясла головой:

— Это был не Дьявол, а моя семья.

В кудрях волос снова замелькали искры. Да, семьи и не на такое способны. Я даже почувствовала какое-то единение с Лидди, вспомнив своих ныне живущих родственников: Эмилию и психованную бабушку, которая спряталась от мира в румынском монастыре.

— Моя родня тоже не сахар. Не заморачивайся.

— Твоя семья… они… ну это… тоже оккультисты?

— Моя сестра совсем недавно перешла на темную сторону. — Я почти идеально изобразила дыхание Дарта Вейдера. Лидди выглядела немного озадаченной. Я решила прояснить: — Я тут из-за Эмилии. Пытаюсь снова стать хорошей.

— А с чего ты вообще стала поклоняться Сатане?

Вопрос вопросов. Я подумала о Люцифере: о его темных задумчивых глазах, умелых губах, талантливых пальцах… По позвоночнику пробежала дрожь. Даже сейчас, сидя рядом с Лидди, я тосковала по этому плохишу.

— Трудно объяснить. Люк — ему нравится, когда его так зовут — прирожденный соблазнитель. Ему чертовски сложно противостоять.

Бровь Лидди съехались на переносице, она явно не понимала, о чем я. Я снова задумалась, есть ли у нее вообще недостатки.

— Давай попробую на примере. В старших классах все девчонки вздыхают по красавчику капитану сборной по бейсболу, но по ночам мечтают о парне в косухе и на мотоцикле. По плохому парню.

Она склонила голову набок и глубоко задумалась.

— О таком как Дин Винчестер из «Сверхъестественного»?

Рваные джинсы и неприкрытая наглость.

— Вот именно. Смотришь этот сериал?

Лидди нахмурилась еще сильнее.

— Только один раз взглянула. Слишком уж страшный на мой вкус. Правда, Сэм мне понравился больше.

— А-а-а, терзаемый сомнениями герой поневоле с раненным сердцем. — Я приложила ладонь к груди и глубоко вздохнула. — Такому тоже тяжело противиться.

Особенно учитывая, что их невероятно весело соблазнять.

На меня и Лидди опустилось облако тяжелой энергии. Окружающие нас ведьмы явно услышали, о чем мы говорим, и теперь открыто на нас уставились.

Лидди этого даже не заметила:

— Но Сатана вредит людям. Ты же мне злой совсем не кажешься.

И снова перед глазами появился образ Люцифера. Его губы изогнулись в соблазнительно опасной улыбке. Воспоминания о наших занятиях черной магией пробежались искорками по моим венам. У меня свело внизу живота, между ног стало влажно, словно я какая-то собака Павлова. Я закашлялась и попыталась отрешиться от этих мыслей.

— Я занималась волшебством для личной выгоды. — Очень, очень личной. Я принялась обмахиваться рукой. — И никому, кроме себя, не причиняла вреда.

И мне отчаянно хотелось все это проделывать снова и снова. Давай, плохиш, иди к мамочке.

Правда, именно в этот момент Люк, скорее всего, между ног у Эмилии. Сердце пронзила боль.

Лидди закусила несуществующий ноготь.

— Я ненавижу свою сестру, — сказала она. Молнии бегали по всему ее телу. — Я хочу сделать ей больно.

Это неожиданное признание идеально передавало мое состояние. Я села ровно, и стул скрипнул по старому линолеуму.

— Правда? Как… интересно.

Она закрыла рот ладонью, ее глаза стали за линзами похожи на блюдца, а волосы встали дыбом:

— О, Боже, не верю, что произнесла это вслух.

Мне тоже не верилось, но… Девушка имеет право признаваться в том, что ее гложет, а Лидди явно нужно было излить душу и избавиться от гнета.

— Я сохраню твою тайну. — Увидев, что ее глаза полны ужаса, я снова похлопала бедняжку по колену. — Лидди, ничего страшного. Все мы через это проходили, пытались смириться с тем, что кровь — не водица и все такое. Хорошо, что ты выговорилась. Это очищает, правда?

— Ты! — Президент общества «Анонимные ведьмы» Марша, Как-Ее-Там, поднялась со стула и указала на меня пальцем. — Ты заставила ее произнести это!

Что?

— Что?!

Встала еще одна женщина и пронзила меня испепеляющим взглядом:

— Лидди ни за что не сказала бы подобное. Она и мухи не обидит.

— Это ты, — повторила Марша, уперев руки в боки, — ты разбудила в ней зло.

— Я… хм… — Я посмотрела на испуганную Лидди, на ее молнии. — Я этого не делала.

Не делала же?

Неужели я неосознанно передала Лидди свои чувства к Эмилии? Я встала и отодвинула стул, наблюдая, как Марша и еще несколько женщин загораживают Лидди живым щитом. Марша снова погрозила мне пальцем:

— Если ты решила так позабавиться, то это не смешно.

Теперь уже все встали напротив меня. Я смотрела на дюжину разъяренных викканок. Их энергия полыхала красным. Я опять схлопотала. Еще один подобный инцидент, и я умываю руки. Как мантру я повторяла про себя: «Не сотвори зла». На случай, если кто-то из них может читать мысли.

— Послушайте… — Я подняла руки, пытаясь выглядеть как можно невиннее. — Я ничего с Лидди не делала. Мы просто следовали Шагу Пять, и она вроде как, поняла что-то о своей семье. Вот и все.

Лидди выглянула из-за плеча Марши. Ее глаза все еще оставались огромными, но теперь светились чем-то новым. Счастьем.

— Она права. Я прозрела.

Ее голос был пронизан эйфорией.

Не спуская с меня горящего взгляда, Марша заговорила с девушкой:

— Лидди, замолчи. Ни о каком прозрении не может быть и речи.

— А вот и нет! — настаивала Лидди. — Теперь я знаю, что со мной не так, и как это исправить. — Она обернулась ко мне и улыбнулась. — И этим я обязана своей новой подруге Эми.

Марша не отворачивала от меня своего лошадиного лица все то время, пока Лидди убеждала остальных ведьм, что испытала какое-то душевное пробуждение.

Спустя несколько минут, основная масса переместилась к столику с пуншем и печеньем. Некоторые все еще кидали на меня осторожные взгляды, другие не скрывали презрения. Теперь уровень негативной энергии понизился до оранжевого.

Марша скрестила руки на груди и хмуро уставилась на меня:

— Не сбейся с шага, Этвуд.

Этот тон вывел меня из себя. Или заносчивость. Я сжала в руке Dove, чтобы не вцепиться в шею этой ведьмы. Одарив ее самой сладкой улыбкой из моего арсенала, я наигранно невинно поинтересовалась:

— С какого, Марша? С Девятого или Тринадцатого?


Мисти Эванс Анонимные Ведьмы. Общество отказавшихся от магии | Анонимные Ведьмы. Общество отказавшихся от магии | Глава 2. Я тебя не напугал?