home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12. Искупление

Восемь вечера. Близится Ночь Всех Святых…

Я стояла перед ведьмами «АВ» и отчаянно просила совета, которого так и не получила от Кейши. Тиканье часов заставляло меня нервничать. Я не представляла, что за искушение меня ждет, и что я буду делать, когда оно встанет на моем пути. Единственное, в чем я была уверена — времени остается все меньше.

— Если не уберегу Адама от искушения, он упустит шанс на искупление, — сказала я ведьмам. — Если удержу от греха, то все исчезнут с лица Земли. Пф-ф-ф-ф-ф. — Я повторила жест Люцифера, чтобы сделать акцент на этой мысли. — Перестанут существовать. Все. Кроме Адама. И меня.

— Это та-а-а-а-ак круто, — завороженно протянула Лидди с первого ряда. Ее глаза стали в два раза больше обычного.

— В довершение ко всему, подозреваю, что моя сестра кем-то одержима. Не Люцифером, но каким-то воплощением зла. Я пошарила по интернету на эту тему, все симптомы совпадают. У кого-нибудь есть знакомый экзорцист?

Лидди вскинула руку, пытаясь привлечь мое внимание, словно я преподаватель, а она знает ответ на вопрос.

— В церкви Непорочного Зачатия есть один.

— Говорят, он действительно хорош в этом деле, — подтвердила девушка с заднего ряда. — К тому же симпатичный.

За спиной Лидди Марша закатила глаза и обменялась многозначительным взглядом со своей соседкой.

— Эми, это действительно серьезная проблема. Удачи с ее разрешением. — Она встала и, потирая руки в предвкушении, улыбнулась группе: — Ну, кто готов к марафону Дрю? Ай-да все ко мне!

Большая часть женщин встала и, взяв верхнюю одежду, направилась к дверям.

— Но… Что же мне делать? — Я заговорила громче, пытаясь перекрыть шум отодвигающихся стульев. — Неужели вы ничего не посоветуете?

Лидди снова подняла руку, но прежде чем я успела с ней заговорить, в коридоре началась какая-то движуха.

Двери с грохотом распахнулись и в проеме появилась Эмилия, блокировав ведьмам выход.

— У меня есть совет, — проговорила моя дражайшая сестрица. Она была одета в черное бархатное платье, плащ с капюшоном и ведьмовскую шляпу. Ее глаза застила тьма. «Сверхъестественное» в режиме реального времени. — Получи уже свое искупление и отправляйся в рай, чтобы я наконец от тебя избавилась.

В комнате воцарилась гробовая тишина, и все обернулись ко мне. Лидди опустила руку и уронила челюсть. В тот же миг ее волосы наэлектризовались.

И в обычной-то ситуации Эмилия была пугающей. Добавьте к этому одержимость… Сейчас сестренка ужасала. Ее гнев накатывал волнами, переворачивая стулья и разбиваясь о стены комнаты.

— Я тоже рада тебя видеть, — поприветствовала ее я, с трудом удержавшись от стона. — Что тебя сюда привело? Разве тебе не надо сейчас поднять из земли какого-нибудь зомби или наслать парочку проклятий на ни о чем не подозревающих смертных?

— Он меня бросил, — прорычала она сквозь сжатые ярко-красные губы. Я вознесла молитву, чтобы этот цвет был результатом стараний фирмы «Ланком».

Те женщины, что стояли ближе к Эмилии попятились, поочередно бросая взгляды то на меня, то на мою сестру.

— Он всех вышвырнул. Сказал, что ему нужна не абы какая ведьма, а только ты.

Мне не нужно было спрашивать, о ком идет речь. И хотя последние несколько недель я искренне пыталась отшить Люка, мысль о том, что ему так сильно меня не хватает, вызвала улыбку.

— Эмилия, я ясно и четко сказала Люциферу, что не примусь за старое. Ты же в курсе.

Она шагнула вперед. Ее плащ устрашающе развивался, и женщины снова сделали в едином порыве шаг назад.

— Он избавится от мыслей о тебе, только если ты исчезнешь. — Ее голос резонировал нотками баритона. — Или перевоссоздай этот мир с Адамом на пару, или мне придется прибегнуть к отчаянным мерам.

Было совершенно очевидно, что она так и не нашла «Ядреное заклятие по порабощению сестры», иначе ни о каких отчаянных мерах не было бы и речи. У меня в груди распустилась надежда. Еще есть шанс вернуть книгу. Если, конечно, Эмилия не прикончит меня в следующие пять минут.

— Если она сотрет с лица Земли грех, — задумчиво проговорила Лидди, — тебя тоже не станет. Ты же это понимаешь?

Эмилия хмуро посмотрела на бывшую викканку.

— Я служительница дьявола. Моя душа точно выживет.

Лидди принялась кусать ногти, потом посмотрела на меня. Маленький разряд молнии вылетел из кончика ее пальца и исчез в волосах.

— Это правда? А как насчет наших душ? Они исчезнут, как и тела?

Технические детали были мне неведомы.

— Не знаю наверняка, но подозреваю, что все прекратят свое существование, то есть не просто умрут, а именно исчезнут. И тела, и души…

Растолкав ведьм, ко мне подошла Марша.

— Эми, ты это что-то с чем-то. — Она покачала головой. — Тебе обязательно на каждом собрании быть центром внимания?

Ну конечно. Я тут пытаюсь разобраться со своей демонической сестрой, время, отпущенное человечеству, утекает сквозь пальцы, а наша милая Марша решила, что сейчас самый удобный момент, чтобы выяснить отношения.

— Марша, я хочу сделать так, чтобы у тебя и остальных было будущее. Если облажаюсь, расплачиваться вам.

— Больше не будет боли, — мечтательно проговорила Лидди. Она опустила руки на колени, но ее волосы еще искрились. — Никаких несчастных случаев, никакой печали, никаких одиноких ночей у телефона в ожидании звонка. Звучит просто прекрасно.

Тщательно все обдумав, я добавила:

— Лидди, но исчезнет и все, что создали люди. Не будет пятой симфонии Бетховена и альбома Брюса Спрингстина «Рожденный, чтобы бежать». Не станет книг Эмили Дикинсон и Эдгара Алана По. Пропадут египетские пирамиды и Тадж-Махал. Никакого тебе Орландо Блума… — Я сделала паузу, чтобы добить Лидди последним предложением. — И попрощайся с шоколадом.

Несколько женщин с шумом втянули воздух, и одна из них переспросила:

— Попрощаться с шоколадом?

Я кивнула, и мои вкусовые рецепторы при этой мысли залились слезами.

Марша обернулась к членам нашей группы:

— Вы ее вообще слушали? Она бывшая подружка Сатаны? Ее сестра одержима? Она встречается с тем самым Адамом? Разве можно поверить в этот бред?

— О, это не бред, — сказала Эмилия и зловеще улыбнулась. — Все абсолютная правда. Эми всегда считала, что мир вертится вокруг нее, но на сей раз это действительно так.

— Послушайте, — обратилась я ко всем. — Я ничего не придумываю. Все, что я сказала — правда, и если я не найду выхода из этой ситуации, у нас будут большие неприятности.

Эмилия захлопнула двери. По комнате пронеслась волна невиданной мне мощной энергии.

— Слишком поздно. Ты и твои придурковатые подружки уже попали в беду.

Меня охватило дурное предчувствие.

— Эм, что ты делаешь?

Она щелкнула пальцами:

— Пф-ф-ф-ф-ф, Эми.

Взмахнув рукой, она создала вокруг себя защитную сферу. Я увидела, как ее губы зашевелились в безмолвном заклятии, и в следующий миг запахло дымом.

— Эмилия, прекрати. Чтобы ты ни делала, не втягивай в наши разборки других, ты же злишься только на меня.

В коридоре заорала сирена противопожарной сигнализации.

— Ну, Эми, давай, заставь меня все прекратить. Борись, — насмешливо произнесла сестра. — Спаси тут всех.

Протиснувшись мимо ее защитной сферы, я подергала ручку двери. Заперто. Излучая спокойствие, коего не испытывала, я показала женщинам, что надо переместиться в дальний угол комнаты.

— Она просто пытается нас напугать, — уверяла я их. — Держитесь вместе и ближе к полу. Я с ней разберусь.

Лидди схватила меня за руку, и по коже побежали белые всполохи электричества.

— Эми, она одержима. Как ты с ней справишься без заклятий и магии?

Хороший вопрос. Из-под двери повалил серый дым. Сняв куртку, я кинулась к выходу и заткнула ею щель. Потом оглядела комнату в поисках огнетушителя. Нет. Нет огнетушителя.

Тогда я подумала, что надо разбить окно.

Окон тоже не было.

Она могла стереть нас с лица Земли простым взмахом руки. Но мучить нас — особенно меня — было намного веселее. Когда дым начал просачиваться, казалось, сквозь стены, я повернулась к моим подругам по «АВ» и проинструктировала:

— Прикройте носы и рты тканью.

Некоторые женщины обменялись взволнованными взглядами. Достав мобильник, я позвонила Адаму. Он тут же ответил. Где-то там у него выли сирены.

— Эймс, не могу сейчас говорить. Нам сообщили о возгорании. В Золотом Здании.

— Я в курсе, — прокричала я, перекрывая шум. — Я сейчас в этом самом здании вместе с моей группой. У нас было собрание, и внезапно начался пожар.

Даже на таком расстоянии я почувствовала его тревогу.

— Проклятье. Насколько все плохо?

— Очень плохо. — Мои глаза слезились от дыма, и я протерла лицо своей футболкой. — Мы не можем выбраться из комнаты. Мы заперты.

— Заперты? Как это произошло?

— Не знаю. — Я хмуро посмотрела на Эмилию. Ее кроваво-алые губы продолжали шевелиться. — Думаю, замок заело.

— Держитесь поближе к полу. Я всего в двух кварталах от вас. Скоро буду.

Мне почему-то была невыносима даже мысль лечь рядом с остальными. На сей раз я сама всех спасу. В конце концов, Эмилия — моя сестра, одержима она или нет.

Передав телефон Лидди, я выбрала момент и кинулась на защитную сферу Эм и, столкнувшись с ней, отлетела как резиновый мячик, жестко приземлившись на задницу.

— Ой!

Эмилия решила поиздеваться и зааплодировала.

— Ой, это было весело. Давай еще раз!

Да, Лидди была права: без магии у меня не было никаких шансов победить сестру. Страх перерос в самоуверенность. В моем сознании сформировались слова заклятия, я даже не попыталась их остановить.

Не успела я произнести и первой строчки, как в сфере за спиной Эмилии появился Габриэль. Она этого не заметила, слишком уж была поглощена процессом.

Сатана принимает много обличий. Его холодный голос немного меня отрезвил.

Да, надо признать, Эмилия — Сатана в юбке, но не Сатана. Правда, если это и есть мое испытание, то любое колдовство лишит Адама шанса на искупление. Я судорожно начала искать другой способ выбраться из этой ситуации.

Мои глаза застили слезы, в горло, казалось, насыпали песка.

— Так ты и другие пожары устраивала? — заорала я, пытаясь отвлечь сестру. Раньше это срабатывало.

Она направила на меня свой бледный палец с идеальным маникюром.

— Ты спала с Люцифером даже после того, как уверила меня, что между вами все кончено.

Сирены подъехавших к зданию пожарных машин перекричали сигнализацию в коридоре. Еще минута и подоспеет помощь.

— Ну, формально, он сам забрался в мою постель, но между нами действительно ничего не было. Я спала. — Я закашлялась и прохрипела остальное: — Потом проснулась, а он тут как тут.

Взывать к разуму Эмилии то же самое, что увещевать Пэрис Хилтон.

— Ты его заманила! — заорала она. — Я знаю, это ты во всем виновата!

Снова закашлявшись, я натянула на рот ворот футболки.

— Эмилия, если ты меня убьешь, моя душа проведет с Люцифером вечность. Ни одна из нас этого не хочет.

Наблюдавший за перепалкой Габриэль кивнул, и его губы дернулись в улыбке. Внезапно я поняла, что за сумасшествием моей сестры стоит именно он.

Эмилия нахмурилась:

— Об этом я не подумала.

В этот миг снаружи в дверь впился топор, и во все стороны брызнули щепки. Эмилия закричала, Габриэль взмахнул крыльями, и я, чувствуя облегчение, рухнула на колени. Адам. Мой герой.

Когда он появился в дверном проеме, Эмилия сделала пасс рукой, что-то треснуло, потолок завибрировал…

— Не-е-е-е-е-ет! — закричала я, не в силах ничего изменить.

За секунду то того, как на голову Адама свалилась балка, он встретился со мной взглядом. Потом упал, выронив из рук топор. Каска откатилась куда-то под стулья. Кислородная маска съехала.

Я подползла к нему:

— Адам… — Он был без сознания. Я начала его трясти. — Адам!

Языки пламени облизывали дверной проем. Подозвав женщин, я попыталась вытащить Адама из-под балки. Лидди и еще несколько ведьм откликнулись.

Наконец нам это удалось.

Стена огня закрыла дверь от пола до потолка. К сожалению, это был наш единственный путь к спасению. Другие пожарные так и не появились.

У меня не было выбора. Не могла же я дать умереть Адаму и ведьмам из «АВ» только потому, что мою сестру переполняют зависть и ревность. Искупление, чтоб его…

Я обхватила голову Адама и вернула на место кислородную маску. Пол, потолок и стены пошли трещинами от нестерпимого жара.

— Прости, — прошептала я Адаму на ухо. — Мне не спасти человечество и не изменить баланс добра и зла. Единственное, что мне под силу — защитить тебя.

Покашливая, я встала перед Эмилией. Призвав все свои силы, подняла руки и заговорила:

— Кончай эти игры, огонь погаси…

Эмилия нахмурилась. Габриэль расправил крылья, его лицо окаменело.

Не обращая на них внимания, я продолжила уже громче:

— И с Адама сбрось все остатки вины. Обманщика ангела ты забери…

Я не успела закончить, как на меня бросился Габриэль. Увидев его искаженное ненавистью лицо, я отпрыгнула назад и попыталась увернуться, но он был быстрее. Схватив одной рукой за шею, он поднял меня над полом и впечатал в стену. Жар охватил мою куртку. Я почувствовала запах паленых волос.

Его хватка была такой сильной, что я не могла даже сглотнуть. Его глаза, еще за секунду до этого золотисто-карие, сейчас полыхали красным огнем. В легких почти не осталось воздуха, но я смогла выдавить:

— …Назад его в рай в сей же миг возверни.

Вспышка белого света, и Габриэль исчез. Я упала на пол и так и осталась, не в силах пошевелиться. Все тело болело.

В комнате повисла тишина.

Ни дыма. Ни огня. Благословенный покой.

И тут кто-то начал хлопать в ладоши.

Я с силой втянула воздух и подняла голову на пару сантиметров. На столике для закусок сидел Люцифер и улыбался, продолжая аплодировать. Эмилия исчезла. С Габриэлем? Я не знала наверняка. Огонь погас. Члены общества «Анонимных Ведьм» сгрудились на полу, обнимая друг друга. Они явно были в шоке от того, что смерть прошла совсем близко. Ну и от того, что им пришлось столкнуться со сбрендившим ангелом и моей жестокой одержимой сестрой.

— Все кончено? — хрипло спросила я у Люка.

Он соскочил со стола и помог мне подняться.

— Да.

Люк коснулся моей шеи, и мне показалось, что по горлу скользнуло мороженое, возвращая эластичность голосовым связкам.

— На какое-то время, — добавил он.

На какое-то время? Оставляя эту мысль на потом, я присела рядом с Адамом. Он не дышал, пульс я тоже не нашла. Его сердце остановилось.

— Лидди! — закричала я, подзывая ее рукой. — Сюда!

Заставив ее прижать руки к груди Адама, я сказала:

— Лидди, вспомни о своей семье, о том, что они заставляли тебя делать. Они прям как моя сестра. Жмут на все кнопки, делают из тебя отвратительного человека, не важно, насколько сильно ты пытаешься оставаться хорошей…

Лидди нахмурилась, и в воздухе затрещали электрические разряды. Молнии полыхнули в волосах девушки и побежали вниз по ее рукам. Тело Адама дернулось. Когда я коснулась его шеи в попытке нащупать пульс, Адам открыл глаза.

— Что случилось? — спросил он, не снимая маски.

Стягивая ее с его лица, я вздохнула, чувствуя себя полной неудачницей. Но меня переполняло счастье, ведь с Адамом все было хорошо.

— Я все испортила. Я обратилась к магии, чтобы остановить огонь, а должна была удержаться от искушения.

Он моргнул:

— К магии?

— Адам, я ведьма. И не добрая. Я работаю на Люцифера. На Люка. — Я указала пальцем за спину, туда, где стоял дьявол. — Я хотела стать нормальной, хорошей… Правда-правда. Поэтому и начала ходить на собрания «Анонимных Ведьм». Даже дала обет. Но сегодня его нарушила. Сотворила заклятие.

— Ты поклоняющаяся дьяволу ведьма, давшая обет Богу?

— Нет, себе.

— А-а-а-а…

— Она тебе — да и нам — жизнь спасла, — встряла Лидди, приглаживая волосы. — Если это не делает ее хорошей, я даже не знаю, что и думать.

Люцифер встал рядом со мной.

— А еще она сохранила твой шанс на искупление.

Адам сердито на него посмотрел:

— Снова ты?

— Правильная реплика: «Спасибо, Эми». — Люцифер присел на корточки. — Понимаешь, милый мальчик, Эми защитила тебя своим заклятием. Она отправила Габриэля обратно на небеса, и ты теперь сам по себе. Так что все в твоих руках.

— Правда? — хором переспросили мы с Адамом.

За нашими спинами с диким шумом в комнату ввалились несколько пожарных.

— Капитан? С тобой все в порядке?

Адам сел и потер испачканное сажей лицо.

— Парни, что вас так задержало?

— Кэп, так странно, — ответил тот, что потолще. — Словно вход перекрыло прозрачной стеной. Ты вошел, а никто из нас уже не смог. Хотя мы и продолжали о нее биться.

Мы с Адамом переглянулись, и тут я поняла, что Люцифер исчез. Карманы джинсов внезапно потяжелели и стали излучать приятное желтоватое свечение. Запустив в них руки, в одном я нащупала обернутые фольгой квадратики, а в другом маленький томик. Вытащив его, я не смогла сдержать радости. Моя книга заклинаний.

Адам поднялся на ноги.

— Выведите этих дам на улицу.

— Есть, капитан!

Женщины начали потихоньку двигаться к выходу, а я спрятала книгу и подхватила Адама под руку, чтобы ему было легче стоять. Некоторые ведьмы — Лидди, например, — меня обнимали. Другие похлопывали по руке. Марша остановилась и, глядя на пол, вздохнула.

— Думаю, я должна извиниться. Мне казалось, что по тебе… — Она замешкалась, подыскивая верное слово: — … психиатр плачет.

Ну, мы квиты, я то же самое думала про нее.

— Забудем об этом.

Она подняла на меня взгляд.

— А тот, другой, парень…

— Что?

— Это… — Она покраснела. — … и правда, был Сатана?

— Да, Марша, он самый. Только ему нравится, когда его зовут Люк.

— Люк, верно. Как думаешь, он не мог бы, ну… как-нибудь выступить перед нашей группой?

Еще одна женщина не устояла перед парнем в потертых джинсах.

— Я спрошу его при встрече.

Она захихикала и вышла из комнаты.

— Эми. — Адам высвободил свою руку. — Я не до конца понял, что здесь только что произошло.

— Тезисно? — Я взяла его под локоть и потащила к двери. Мне не терпелось оказаться дома: я мечтала о душе, мороженом и хорошем сне. — Я не позволила своей злой сестре убить невинных людей, поборола ангела, мечтавшего стать богом, и отправила его на небеса, а еще существенно повысила свой статус в «Анонимных Ведьмах». В следующем месяце я с легкостью обойду Маршу на выборах президента клуба.

— Ты будешь продолжать ходить на собрания, хоть и нарушила обет?

Я пожала плечами.

— Все имеют право на ошибку. Кроме того, пусть я и обратилась к магии, я пошла на это ради благого дела. Думаю, я на верном пути.

— А как насчет… Люцифера?

Я снова ощутила тяжесть шоколада и книги заклинаний.

— Уверена, он будет ошиваться где-то рядом, но я справлюсь. В его же интересах не портить со мной отношения.

Адам улыбнулся.

— А какова полная версия событий?

— Ну… — Я сжала его руку и скрестила пальцы в надежде, что он поймет мое философствование. — Понимаешь, свобода воли несет с собой ответственность. Нельзя переложить ответственность за свои решения на кого-то другого, даже если от тебя зависит судьба человечества. — Я почувствовала, что он догадывается, куда я клоню, вздохнула и продолжила: — Ты принимаешь на себя всю вину и все заслуги за свой выбор. Повелся ты на доллар или нет. Ну, или на запретный плод. Ева согрешила, ты тоже. Ты не можешь винить ее за то, что она соблазнила тебя откусить от яблока. Или просить меня помешать снова поддаться искушению.

Он усмехнулся. Это прозвучало очень сексуально.

— Судя по всему, ты долго размышляла на эту тему. Хотел бы я послушать твои выводы.

Воздух между нами заискрился желаем. Я вопросительно изогнула бровь.

— Сколько у тебя свободного времени?

Он притянул меня к себе и легонько поцеловал. Мое сердце екнуло, а в груди разлилось тепло.

— Возможно, целая вечность. Но как минимум, целая ночь.

Я задрожала от предвкушения.

— Поедим мороженое на крыше?

Он коснулся пальцами моего затылка.

— Город Грехов?

У меня подкосились ноги.

— Конечно.

Чем еще злая ведьма может угостить невинного мужчину?


Глава 11. Признание | Анонимные Ведьмы. Общество отказавшихся от магии |