home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Замечательные паразиты

Мы рассказали о насекомых-хищниках. Поговорим теперь о насекомых-паразитах.

…Река Чилик, молочно-белая, шумливая, бежит через Сюгатинскую долину. Она разлилась многочисленными протоками, разрезала большой зеленый тугай на множество островков и, собравшись в одно русло, помчалась через ущелье между красными голыми горами в далекую пустыню. Мы поднимаемся вверх по тропинке в горы. Вокруг камни, кустики таволги, терескена и шиповника. Кричат горные куропатки, перелетая с одной вершины гор на другую, пронзительно перекликаются пустельги. Из-за кустов выскакивают зайцы-песчаники. Жарко. Зайцы, неохотно отковыляв в сторону, прячутся под кустами. Некоторые из них неторопливо взбираются по камням все выше и выше, скрываясь за вершинами хребтов.

Возле нас беспрестанно летают серые мухи и садятся на землю впереди нас, повернувшись к нам головой. Мухи все время рядом. Иногда кое-кто из них отстает, но взамен исчезнувших появляются другие. Странные мухи! Зачем они за нами летают? Неужели боятся, чтобы на них не наступили, и поэтому устраиваются головой навстречу? Тогда не проще ли уступить дорогу и скрыться, чем крутиться впереди?

Мелкие муравьи-тетрамориусы вышли из-под камня большой компанией. Как будто между ними началось сражение, и кое-кто уже сцепился в смертельной схватке. Мы останавливаемся возле муравьев и внимательно рассматриваем их. Мухи тоже расселись на камнях, смотрят на нас большими коричневыми глазами. Постепенно они исчезают. Для них неинтересны сидящие люди. Но едва мы трогаемся в путь, как мухи вновь появляются. Нет, неспроста они летают рядом!

С горы мы спускаемся напрямик, без тропинки. Из-под ног вылетает кобылка-пустынница, мелькает красными с черными перевязями крыльями и садится на землю. Почему-то здесь кобылки взлетают неохотно. Некоторые тихо выскальзывают из-под самых ног, стараясь незаметно отползти в сторону. А те, что поднялись в воздух, потом, на земле, трепещут крыльями, как будто пытаются что-то сбросить со своего тела. Подобное я когда-то видал раньше. Так ведут себя кобылки, которым на лету отложили на тело яички (или же сразу личинок) мухи-тахины. Через нежные покровы под крыльями личинки мух проникают внутрь тела кобылки, потом съедают своего хозяина и превращаются в мух. Уж не занимаются ли этим коварным ремеслом наши преследовательницы? Предположение нетрудно проверить. А ну, кобылка, поднимайся в воздух!

Совсем недалеко пролетела кобылка. Но короткого взлета было достаточно. Мгновенно целой компанией бросились мухи на летящую кобылку.

Секрет разгадан! Теперь понятно, почему мухи сопровождают нас.

Кобылки, чувствуя своих врагов, не желают подниматься в воздух, расправлять крылья и обнажать уязвимые места. Но из-под ног крупных животных надо взлетать: кому хочется быть раздавленным? А мухи, завидев крупных животных, сопровождают их.

Это мухи-тахины, истребительницы кобылок.


Друзья-насекомые

Целой компанией бросились мухи-тахины на летящую кобылку.


Мы ловим мух и складываем в морилки, чтобы потом определить их более точно.

Нам еще не все понятно. Если мухам так нужны взлетающие из-под ног человека кобылки, почему же они не собрались возле нас большой стайкой, а всегда были примерно в одном и том же числе? По давнему опыту я знаю, что каждое насекомое занимает свою территорию и старается ее не покидать. Без такого порядка мухи скоплялись бы неравномерно и мешали бы друг другу. По-видимому, нас сопровождали разные тахины.

Ныне в Сюгатинской долине мало кобылок. И это результат работы мух. В этом году они уничтожат почти всех кобылок, а затем им не на кого будет откладывать яички. Только некоторые, случайно уцелевшие кобылки дадут потомство.

Мухам-тахинам и сейчас плохо живется. Многие из них понапрасну бросаются на разных других насекомых — летящих муравьиных львов, бабочек… Нелегко мамашам пристраивать свое потомство!

Личинки всех тахин развиваются внутри хозяина и уничтожают огромное количество разнообразных насекомых. Тахины — мухи крупного или среднего размера. Они отлично летают, легко и быстро находят или догоняют на лету свою добычу. Сами мухи питаются нектаром, медвяной росой… За год может развиваться несколько поколений мух. Каждый вид тахин приспособился откладывать яички или личинок на одного определенного хозяина или на нескольких близких насекомых. Эта черта особенно важна для использования тахин в биологическом методе борьбы с заранее намеченным насекомым-врагом.

Тахин — истребителей вредных насекомых — энтомологи усиленно изучают, выясняют, можно ли их переселить в другие страны. Одну муху — архитас, врага совки, обитающую, в Мексике, уже перевезли на Гавайские острова. Там она благополучно прижилась, хотя всего было выпущено девять мух.

Среди двукрылых много паразитов, чьи личинки, подобно личинкам тахин, развиваются в теле своих хозяев или высасывают соки, находясь снаружи.

Личинки мух-жужжал развиваются в гусеницах бабочек совок и яйцекладках саранчовых. Некоторых жужжал, истребителей саранчовых, переселили в другие местности, но неудачно. Из Индии в США доставили крупных мух-пиргомид — врагов личинок хрущей. Результаты этой перевозки пока неизвестны.

Долго недооценивалась роль небольшой мушки-криптохастум, злостного вредителя цитрусовых растений — австралийского желобчатого червеца, жителя Австралии. Теперь эта мушка успешно прижилась в Чили и ее пытаются расселить всюду, куда только проник ее хозяин — вредитель цитрусовых.

Многие мухи — враги насекомых. Из них для биологического метода борьбы самые ценные — тахины, к которым принадлежат и описанные нами мухи-спутницы. Подавляющее большинство тахин откладывает на свою добычу яички, но некоторые рождают сразу личинок. Есть тахины, которые разбрасывают огромное количество мелких яичек по растениям. Для дальнейшего развития яйцо вместе с пищей должно быть съедено определенным хозяином. Такова, например, тахина стурмия, уничтожающая одного из самых злых врагов леса — непарного шелкопряда.

В отряде перепончатокрылых, к которому принадлежат также и осы, пчелы, муравьи, наибольшее числе видов относится к паразитам. Их личинки развиваются в теле других насекомых или высасывают своего хозяина, прикрепляясь к нему снаружи (то есть могут быть или наружными, или внутренними паразитами). За паразитическими перепончатокрылыми укоренилось прозвище «наездники». Когда крошечное насекомое, вооруженное тонким яйцекладом, крепко сидит верхом на какой-нибудь гусенице, извивающейся в тщетных попытках сбросить с себя неумолимого врага, оно действительно напоминает лихого наездника.

Среди множества групп, на которые ученые-систематики разбили паразитических перепончатокрылых, самые многочисленные — ихневмониды, бракониды и хальциды. Бракониды — мелкие насекомые. Они уничтожают различных вредителей растений — гусениц бабочек, жуков, двукрылых, клопов, тлей, червецов, в том числе и таких злых недругов сельского и лесного хозяйства, как непарный шелкопряд, златогузка, ивовая волнянка, яблонная плодожорка и др. Плодовитость у них большая: некоторые способны откладывать до тысячи яиц.

Из браконид наиболее известны наездники апантелес — враги гусениц, истребитель яблонной плодожорки, завезенный из Европы в сады Северной Америки, паразит сибирского шелкопряда, паразит хлопковой моли, недруг хлопкового почкового долгоносика, завезенный в США из Перу, враг тлей — афидиус и многие другие.


Уже более двадцати лет я встречаю в пустыне таинственные белые комочки, прикрепленные на верхушках различных растений. Нежная шелковая ткань плотным пушком окружает кучку белых кокончиков. Их не менее полусотни. Они лежат тесно друг к другу, как запечатанные пчелиные соты. Каждый кокончик пуст, хотя и полузакрыт аккуратной круглой крышечкой. Обитатели кокончиков, видимо, недолго находились в стадии куколки и, став взрослыми, покинули свой домик. Белые домики, наверное, принадлежали наездничкам. Но рядом с пушистыми комочками никогда не приходилось встречать никаких следов хозяина, из тела которого они вышли. Кто он, какова его судьба, куда он девался? Ведь не могли же наездники собраться из разных мест в одну кучку ради того, чтобы сообща устроить жилище! Судя по всему, хозяин не избежал печальной участи после того, как из него вышло столько недругов, и его останки должны быть где-то поблизости.

В моей коллекции фотографий насекомых, собранной за много лет, есть и снимки загадочных белых домиков. Самый старый сделан пятнадцать лет назад в пустынных горах Анархай; другой — на Поющей горе; третий — в отрогах Джунгарского Алатау. Теперь счастливый случай снова свел меня с белыми кокончиками. Сейчас, у озера Зайсан, я наконец нашел разгадку. Хотя, может быть, ошибаюсь, напрасно теша себя надеждой.

На сухой вершинке полыни нервно вздрагивает зеленая гусеница, размахивает головой, извивается. Возле нее копошится целая кучка маленьких личинок такого же зеленого цвета. Несколько из них очень заняты — они выпускают блестящие нити, плетут домик. Работа несложная, но четкая: мгновенное прикосновение к ранее выпущенным нитям, рывок головою кверху или в сторону, другой рывок книзу и прикрепление новой нити, вытянутой из тела. И так — деловито, размеренно, будто автоматы, стройным рядком, без передышки трудятся личинки. Вот на солнце сверкает первая свежая и кудрявая пряжа. Она — начало домика, часть его крыши. Под ней и скрывается дружная кучка деловитых ткачей и больше не показывается наружу. Они выполнили частицу общего дела и переключились на другую работу, теперь каждый плетет себе кокончик. Но начатое дело не брошено, эстафета принята. На смену вступает другая партия строителей. Все так же рядом, тесно примыкая друг к другу, они продолжают трудиться над общей пряжей. А когда и эта партия скрывается, ее заменяет третья, очередная. Комочек зеленых личинок становится все меньше и меньше, а белый шарик ткани с каждой минутой растет, увеличивается.

Вот уже домик готов, и последняя шеренга дружных строителей исчезает за блестящими белыми нитями. Что теперь происходит там, под пушком?

Но что с бедной гусеницей! На ее теле всюду темные пятнышки — крохотные отверстия, через которые вышли на волю ее паразиты. Она еще жива, не сдается, пытается вызволить из пушистого шелка конец тела. Когда домик закончен, она рывком освобождается из плена, ползет, не оглядываясь, оставив позади себя сложное сооружение. Гусеница обречена, она уже не жилец на этом свете.

Хорошо бы застать еще одну дружную компанию личинок наездников за работой, разгадать секреты их согласованной жизни, вскрыть изготовленный домик, заглянуть, что в нем делают энергичные насекомые… Еще интересней узнать, как наездники, находясь в теле своего хозяина, заставляют его перед своим выходом наружу заползать на одинокие голые кустики растений. По-видимому, на растении свободнее, проще, чем среди зарослей травы, свить кокончики, да и кокончикам для успешного развития необходимо солнце и тепло.

Оглядываюсь вокруг и всюду вижу на растениях белые кокончики. Здесь их масса. Оказывается, иногда гусеница, после того как свиты кокончики, не в силах уйти от своих мучителей и остается рядом с ними жалким сморщенным комочком. По этим остаткам я узнаю, что хозяевами наездников могут быть гусеницы разнообразных бабочек. Представляю, как пострадали бы в этом году растения от гусениц, если бы не их враги.

Ихневмониды крупнее браконид. Видов их очень много. Хозяева различны, преобладают бабочки. Все ихневмониды хорошо летают, большей частью имеют длинный яйцеклад. Из них наиболее известен коллирия, завезенный из Европы в Северную Америку для борьбы с пшеничным пилильщиком, кампоплекс — паразит стеблевого мотылька, эксептерус — враг елового общественного пилильщика, переправленный из Европы в Канаду, и многие, многие другие.


Друзья-насекомые

Наездники апантелес выходят из коконов. Справа самка апантелеса закладывает яйца в гусеницу бабочки-пяденицы.


Хальциды — самые многочисленные из паразитических перепончатокрылых. Большинство очень мелкие. Размеры некоторых едва достигают четверти миллиметра! Они поражают самых разнообразных насекомых (каждый вид, как обычно, строго приурочен к определенному хозяину), в том числе и многих вредителей сельскохозяйственных растений. Среди хальцид немало видов, на которые возлагают надежды те, которые занимаются биологическим методом борьбы. Из самых маленьких хальцид — поедателей яиц паразит эвкалиптового долгоносика перевезен из Австралии в Новую Зеландию, Южную Америку и на Мадагаскар. Другой — трихограмма — широко используется во всем мире для уничтожения яичек вредных бабочек.

Крошечный яйцеед — теленомус — активно истребляет яйца опасного врага зерновых культур — клопа-черепашку. Еще в начале нашего столетия энтомолог И. В. Васильев обратил внимание на этого полезного лилипута. В 1903 году он привез 12 тысяч теленомусов в Харьковскую губернию и с их помощью уничтожил больше половины яиц вредоносного клопа. Но первый в мире успешный опыт биологической борьбы с вредителем был забыт, и только в 1939–1941 годах, во время массового размножения клопа, вспомнили о замечательном яйцееде. Но для того чтобы воспользоваться помощью этой крошки, ее прежде всего следовало размножить. В этой работе активное участие принимали школьники.


Наезднички афелинусы — специалисты по уничтожению тлей, кокцид, белокрылок. Один из афелинусов перевезен из Австралии в Калифорнию для борьбы с цитрусовым мучнистым червецом.

Из Америки в Европу вместе с деревцами случайно завезли кровяную тлю. (Из раздавленной тли выделяется красная, похожая на кровь жидкость.) В нашу страну она проникла в 1862 году. Вскоре чужестранка расселилась на Украине, в Крыму, на Кавказе, в Средней Азии и стала сильно вредить плодовым культурам. Божьи коровки не могли ее уничтожить: тлю защищал восковой пух, покрывавший ее тело. Химические вещества на нее не действовали. В Америке стали искать естественных врагов этого вредителя и нашли крошечного наездника афелинус мали. В 1926 году его привезли в нашу страну. Постепенно наездничек размножился и «призвал к порядку» распоясавшуюся эмигрантку. Теперь она уже не вредит нашим растениям.

С успехом были расселены и многие другие хальциды — верные помощники в борьбе за урожай сельскохозяйственных культур.

…С насекомыми-паразитами непочатый край дел. Самое главное — узнать, какие паразиты развиваются в насекомых-вредителях нашей местности.

Посоветуйтесь с агрономом и учителем биологии и составьте список главных насекомых-вредителей вашей местности. Собирайте все стадии развития вредителя: яички, личинок, взрослых — и ждите выхода из них насекомых-паразитов. Помните — чем больше будет собрано вредителей, тем больше и возможности получить от них паразитов. Почему? Иногда какой-либо паразит очень редок, насекомое-хозяин заражено им на одну сотую процента. Тогда, чтобы вывести только одну крошку, надо собрать не менее тысячи насекомых. Очень редкие паразиты тоже интересны и могут быть использованы в биологическом методе борьбы.

Соберите материал о паразитах по каждому вредителю, составьте коллекцию, попытайтесь узнать подробности жизни насекомых-паразитов: какие стадии развития своего хозяина они заражают, насколько плодовиты, паразитируют ли на других родственных к хозяину насекомых…

В этой работе обязательно советуйтесь с энтомологами ближайшей станции защиты растений. А главное, берегите ваш материал — ваши сборы, коллекции, записи пригодятся и в будущем.

Зная, какие паразиты поражают вредителя, можно предсказать по тому, как он ими заражен, ждать ли дальнейшей опасности или природа сама расправится с ним. Когда вредитель сильно заражен паразитом, употребление яда принесет только вред, так как убьет и полезное насекомое.

Бывает и так, что в одном районе массовое размножение вредителя приостановилось, насекомые-паразиты закончили свое дело. Но недалеко от этой местности вредители только начинают размножаться — паразиты до них еще не добрались. Перевозка насекомых-паразитов из затухающего очага размножения в начинающийся может предупредить стихийное бедствие. Надо собрать много вредителя, допустим, массу яйцекладок или куколок непарного шелкопряда, зимующих гусениц боярышницы, прыгающих по полям саранчуков, поместить их в такой садок, чтобы из него свободно выбирались насекомые-паразиты, но сам хозяин оставался бы в заточении. Большей частью это не так уж и трудно — паразиты всегда значительно меньше своих хозяев и смогут пролезть через такие маленькие ячейки садка, которые непроницаемы для хозяев.

Связь между кружками юных энтомологов различных районов, областей, краев, республик или даже между отдельными юными энтомологами-энтузиастами — залог успеха в подобной работе.

Если в местности, в которой вы живете, есть гусеницы, вредящие саду, огороду, полю, то в борьбе с ними можно использовать крошечного наездника, истребителя яйцекладок бабочки — трихограмму. Сейчас уже во многих районах нашей страны, на станциях и в институтах защиты растений разводят этого наездника и охотно раздают его населению. Там наездника можно достать и получить инструкцию по его разведению. Маленький, он обладает большой силой в уничтожении врагов сельского хозяйства. Прежде чем выпестовать армаду этих истребителей яйцекладок бабочек-вредителей, на зерне разводится зерновая моль — ситотрога. На ее яичках и воспитывается трихограмма. Зараженные ею яйца ситотроги раскладывают в саду, огороде. Вскоре, выбравшись из яиц, крошка трихограмма разыскивает яйцекладки вредителя и губит их.

Трихограмма хорошо зарекомендовала себя в борьбе с яблонной плодожоркой. И там, где ее умело использовали как помощницу, оказались ненужными далеко не безвредные обработки сада ядами.


ОХРАНЯЙТЕ РЫЖЕГО ЛЕСНОГО МУРАВЬЯ! | Друзья-насекомые | Истребители сорняков