home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Палка о двух концах

Человек издавна страдал от насекомых-врагов, они наносили ущерб его посевам, пищевым запасам. Особенно большой урон причиняли те из них, которые появлялись периодически в массовом количестве. Поэтому с давних времен стали изобретать различные меры борьбы с вредными насекомыми. Использовали настой табака, толченые цветы персидской ромашки, растворы извести, эмульсии мыла, газы горящей серы. Эти средства были несовершенны. Но все же они помогали бороться с врагами, явно или тайно кормившимися за счет человека. В последние десятилетия развилась химическая промышленность, усовершенствовалась обработка земли, арсенал земледельца пополнился многочисленными ядами против насекомых, сложными и разнообразными машинами для их использования.

Применение ядов против насекомых давало немедленный эффект. Распыленный порошок, разбрызганная жидкость, выпущенное облако газа моментально убивали насекомых, и на землю падали тысячи трупиков недругов. Люди поверили в могущество химии и машин, понадеялись на них и перестали беспокоиться о маленьких врагах, существование которых теперь, казалось, уже не представляло опасности.

Инженеры продолжали совершенствовать машины для распыления, разбрызгивания ядов, химики не покладая рук создавали новые, все более ядовитые вещества. Когда же были изобретены ДДТ и ГХЦГ, в малых дозах быстро губящие насекомых, человек восторжествовал. Ученым, предложившим ДДТ и ГХЦГ для борьбы с насекомыми, была торжественно вручена высшая награда — Нобелевская премия, которая присуждается за наиболее выдающиеся открытия.

Но радость оказалась преждевременной.

Прошло немного лет, и в местах наиболее частого применения химического метода борьбы обнаружились странные вещи. Некоторые насекомые-вредители стали размножаться в еще большем количестве, чем прежде, появились новые вредители, ранее почти или совсем незаметные, а теперь опасные и вредоносные. Возникло парадоксальное явление: насекомые принялись больше всего вредить там, где против них чаще всего использовали яды.

Что-то неладное произошло с природой из-за ядов-инсектицидов. Порвались какие-то невидимые связи, разрушились сложнейшие взаимные отношения организмов. Когда же начали искать причины столь неожиданных неудач, то оказалось, что яды приносили не одну пользу, а и вред: они убивали не только насекомых-вредителей, но и их врагов — паразитов и хищников.

Использование ДДТ на цитрусовых плантациях против черной померанцевой щитовки привело к невиданному ранее размножению этого вредителя, так как были уничтожены два ее паразита и жук-коровка. Обработка ядами цитрусовых вызвала вспышки массового размножения австралийского желобчатого червеца: яды тоже убили его врагов, жука-коровку родолию и муху-паразита криптохетум. Использование ядов, полученных из каменноугольных масел в Австралии против кровяной тли прежде всего погубило ее врага — афелинуса. И вредитель размножился в массе. Для борьбы с ним пришлось завозить этого крошечного наездника из других стран, где его еще не успели уничтожить. Когда в США в штате Виргиния стали применять против яблонной плодожорки ДДТ, сразу же объявились три вида вредоносных паутинных клещиков. Еще бы! Они благоденствовали: их враги, два хищных трипса и коровка стеторус, были уничтожены. От некоторых ядов, использовавшихся на Гавайских островах для борьбы с плодовыми мухами, погиб муравей-иридомирмекс, что тотчас же вызвало массовое размножение его добычи — листовертки аморбиа.

Всюду, где стали обрабатывать плодовые сады ДДТ против яблонной моли, яблонной плодожорки и других вредителей, объявился паутинный клещик: яды погубили крошечную черную коровку стеторуса, ранее истреблявшую этого вредителя. Прежде, до применения ядов в плодовых садах, массовые размножения яблонной моли были периодическими, теперь же едва только садоводы пропускали очередное опрыскивание ядом, как на сад сразу же нападало большое число вредителей. Если раньше благополучие садов зависело от незаметной работы друзей-насекомых, то теперь оно стало полностью зависеть от яда.

Подобных фактов масса, и можно до бесконечности продолжать этот обвинительный перечень неразумного применения инсектицидов.

Иногда и те, кто осторожно относился к использованию ядов против насекомых, брались за химический метод. Это случалось в период неожиданного массового размножения какого-либо вредителя, когда казалось, что уже ничто не может предотвратить опасность, и требовались срочные меры борьбы. Часто война с помощью ядов приносила победу. Но иной раз оказывалось, что в той же местности, на землях, в такой же степени зараженных вредителем, но не обработанных ядами, враг исчезал и без вмешательства человека, погубленный своими паразитами.


Друзья-насекомые

На рисунке: пчелы-осмии, погибшие от инсектицидов.


Так, в 1946 году в штате Адахо (США) опрыскиванием ДДТ было подавлено массовое размножение бабочки-херомокампа на площади в полтора миллиона гектаров. А в августе на контрольных участках вредитель был уничтожен естественными врагами. Стоило ли тратить средства, отравлять природу и губить полезных насекомых там, где природа могла справиться и без вмешательства человека! В Калифорнии цитрусовые насаждения обрабатывались ядами против красного клещика, хотя его с успехом уничтожала коровка стеторус.

Длительное применение ядов открыло немало и других плохих сторон химического метода борьбы с насекомыми-вредителями. Так оказалось, что некоторые насекомые вскоре привыкают к тому или иному яду и безболезненно переносят его губительное действие. Но этим свойством чаще всего не обладают полезные и маленькие насекомые — паразиты и хищники. И получалось, что яд использовался не против вредных, а против полезных насекомых.

Увлечение химическим методом борьбы создало порочный круг: из-за гибели полезных насекомых вредители стали более опасными, многочисленными и для борьбы с ним потребовалось еще более сильное и частое применение ядов. Многие плодовые сады, особенно за рубежом, стали обрабатывать до пяти — десяти раз в году, а некоторые ретивые садоводы увеличили и эту норму. Земледельцы попали в полную зависимость от токсических веществ и оказались в их плену.

Объявилась и еще одна неприятная сторона химического метода. Многие яды, особенно ранее прославленные ДДТ и ГХЦГ (теперь они сняты с производства), накапливаются в почве в больших количествах, изменяют протекающие в ней сложные биологические процессы, ее химический состав, проникают в растения, прочно оседают в продуктах питания, употребляемых в пищу человеком и домашними животными, задерживаются в организме человека и домашних животных. Яды отравляют и многих диких животных, губят их или лишают плодовитости. Исчезли из садов звонкоголосые птицы, не стало слышно гудения пчелиных крыльев. В теле многих птиц, которые не давали потомство, нашли ДДТ. Даже у пингвинов, живущих в Антарктиде, обнаружили следы этого яда. Он попал в их тело вместе с рыбами, в море же яд принесли реки. Инсектициды оказались палкой о двух концах.

Наступило время переоценить то, что ранее считалось полезным, внимательно и зорко вглядеться в окружающую природу, найти другие пути управления ею. И к этому давно приступили энтомологи всего мира. Пришла пора присмотреться и к друзьям-насекомым, использовать их против насекомых-врагов. Один ученый подсчитал, что на земном шаре только около 1,5–2 процентов всех существующих видов насекомых вредны для здоровья человека и его хозяйственной деятельности, тогда как друзей-насекомых намного больше — 15–20 процентов.

Сейчас, особенно в нашей стране, усиленно развивается биологический метод борьбы с насекомыми-вредителями, созданы лаборатории так называемого «биометода», открыт Институт биологических методов борьбы. В академиях наук, в университетах, в сельскохозяйственных институтах ученые тщательно изучают друзей-насекомых. Наступило время использовать полезных насекомых, пора биологического метода борьбы с насекомыми-вредителями и пора осторожного использования инсектицидов.

Юный энтомолог может способствовать осторожному применению инсектицидов. (Но не участвовать в химической обработке!) Перед обработкой химикалиями против какого-либо вредителя нужно провести энтомологическую разведку, посмотреть, не заражен ли он наездниками, нет ли хищников, усиленно его уничтожающих.

Для того чтобы убедиться в пользе или вреде химической обработки, следует поставить простой опыт: попросить в хозяйстве оставить контрольную площадку — без обработки ядами. Желательно, чтобы во всем остальном она была сходна с обрабатываемой ядами площадью, но находилась в стороне. Потом сравнить, как идут дела на опытных площадях. Результаты могут сказаться не сразу, а на следующий год.

После применения ядов (но не сразу, а выждав некоторое время, когда яды разрушатся) интересно на пробных площадях произвести тщательный поиск погибших полезных насекомых. Результаты его надо подробно описать, насекомых определить, а потом сообщить тем, кто занимался химической обработкой.


Истребители сорняков | Друзья-насекомые | Насекомые против насекомых