home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 11

Гражданская война в России, шагнувшая с Северного Кавказа в Закавказье

Сепаратный Брест-Литовский мирный договор, по которому Советская Россия выходила из Первой мировой войны, в своих последствиях неизбежно отразился и на Кавказе. Германские войска появились в Грузии, что было сделано по договоренности с Грузинским национальным советом во главе с меньшевиком Н. Жордания.

25 мая 1918 года 3-тысячный отряд немецких войск высадился в Поти. Ю июня германские части вошли в Тифлис. Генерал Э. Людендорф в своих мемуарах писал по поводу оккупации западной части бывшего российского Закавказья:

«Посоглашениюс Турцией, полковникфон Кресс должен был организовать эксплуатацию железной дороги Багум — Тифлис — Баку, на которой имелся большой парк вагонов-цистерн. Но основным вопросом во всем этом, конечно, было, как нам попасть в Баку. Счеты с Советским правительством и в данном случае мешали действовать быстро и энергично».

Фон Кресс, ставший генералом, и германская миссия действовала в Грузии, 26 мая объявившей о своей государственной независимости, как в стране, оказавшейся под эгидой Германии и которую оккупировали немецкие войска. С тифлисским правительством заключаются соглашения о взятии под свой контроль железнодорожного и морского транспорта, Чиатурских марганцевых рудников и Ткибульских угольных шахт. Оккупанты получают право беспрепятственного вывоза сырья и продовольствия.

Глава германской миссии генерал Кресс в письме рейхсканцлеру от 8 сентября 1918 года представил список лиц из руководства Грузии к награждению орденами. Первым в этом списке стоял министр-президент Н. Жордания.

Когда правительственная делегация Грузии посетила с официальным визитом Берлин. Один из членов делегации входе переговоров задал немецкой стороне такой вопрос:

«Как вы рисуете себе в будущем положение представителя Германии в Грузии?»

На это последовал такой ответ:

«По форме — это обычный дипломатический представитель; по существу он, может быть, приближался бы к английскому резиденту при самостоятельном Индийском государстве».

В 1918 году наряду с меньшевистской Грузией в Закавказье было создано еше два независимых государства — дашнакская Армения и мусаватистский Азербайджан. Между этими тремя странами, в свое время по доброй воле ставшими частью Российской империи, почти сразу же начались вооруженные пограничные конфликты.

Вместе с Германией на территорию Закавказья ввела свои войска и ее союзница Турция, военный министр которой Энвер-паша. идеолог пантюркизма, мечтал о великом Туранском государстве до Самарканда и Казани. Турция, в годы Первой мировой войны терпевшая от русской Кавказской армии генерала от инфантерии Н.Н. Юденича только одни тяжелые поражения, теперь смело шагнула через уже бывшую границу бывшей старой России.

В апреле турецкие войска начали наступление на Армению. Был взят город Александрополь, после боев турки оказались перед Эриванью (Ереваном). Путь потомков османов по армянской земле сопровождался массовой резней местных жителей-христиан и грабежами.

После этого турецкие войска (две пехотные дивизии) стали сосредотачиваться в Гяндже для похода на Баку. Здесь 17 июня под опекой султанского командующего Нури-паши было сформировано мусаватистское правительство Азербайджана. Вскоре турки вошли в Баку, где произошла резня армян.

Бакинская коммуна и ее вооруженные силы не смогли отстоять город. Казачий отряд полковника Л. Бичерахова, прибывший в Баку из северной Персии, ушел в Дагестан, где на Тереке готовил антибольшевистское восстание Г. Бичерахов. Советская власть в Баку пала.

С официальным признанием Германии и ее союзников поражения в Первой мировой войне немецкие и турецкие войска покинули Закавказье. На их месте в Баку пришли англичане. Главные силы их экспедиционного корпуса находились на Каспии в иранском порту Энзели.

Англичане объявили Каспийское море своим. Они даже заявили, что не потерпят на этом море вида русского Андреевского флага. Вооруженные пароходы, ставшие на время военных действий вспомогательными крейсерами, позволили англичанам взять под свой контроль Каспий.

Разгром деникинских Вооруженных сил Юга России, а затем — освобождение Крыма и уход Русской армии генерала Врангеля в добровольную эмиграцию поставило на повестку дня установление Советской власти в Закавказье. К тому времени державы Антанты признали де-факто существование правительств Грузии. Армении и Азербайджана.

По указанию Совнаркома РСФСР 22 марта 1920 года была отдана директива о наступлении на Баку. Операция поручалась 11-й армии М.К. Левандовского. Обстановка складывалась самая благоприятная. Правительственные партии Азербайджана «Мусават» («Единство») и «Иттихад» («Единение») переживали внутренний раскол. В мусаватистских войсках процветало дезертирство. Подпольные большевистские организации Баку были готовы поднять восстание.

Мусаватистское правительство Усуббекова располагало вооруженными силами численностью до 30 тысяч человек, в том числе регулярной пехоты — до 15 тысяч штыков, кавалерии — до 5 тысяч сабель. Артиллерия была малочисленной и состояла из легкой и гаубичной батарей, береговой артиллерии (15 орудий). Кроме того, имелось 2 бронепоезда, 2 тяжелых броневика и 3 самолета.

В это время шла Армяно-азербайджанская война 1919-1920 годов. Главные силы азербайджанской армии (20 тысяч человек) вели бои с дашнакской армией в районе Карабаха и Зангезура. Вблизи границы Дагестана с Азербайджаном находилось около 3 тысяч войск c двумя бронепоездами. Непосредственно на границе стоял жандармский дивизион. Бакинский гарнизон имел около 3 тысяч человек.

Сосредоточившись для наступления в районе Дербента, 11-я армия включала в себя три стрелковые и одну кавалерийскую дивизии, отдельный конный корпус. Всего: 23 276 человек, 129 орудий, 732 пулемета, 8 бронепоездов и 15 самолетов. В ходе операции армию поддерживала со стороны моря Волжско-Каспийская военная флотилия.

Председатель Совета Народных Комиссаров В.И. Ленин телеграфировал в адрес Реввоенсовета Кавказского фронта:

«Еше раз прошу действовать осторожно и обязательно проявлять максимум доброжелательности к мусульманам...

Всячески демонстрируйте и притом самым торжественным образом симпатии к мусульманам, их автономию, независимость и прочее. О ходе дела сообщайте точнее и чаше».

Бакинская наступательная операция началась в ночь на 28 апреля 1920 года. Четыре бронепоезда 11-й армии («111 Интернационал», «Красный Дагестан», «Тимофей Ульянцев» и «Красная Астрахань») с десантом из двух стрелковых рот (300 человек) вышли из района Дербента и двинулись к границе.

Задача армейского авангарда состояла в стремительном прорыве по железной дороге в Баку с целью, прежде всего, недопущения сожжения неприятелем бакинских нефтепромыслов и запасов нефти (на складах к началу года скопилось ее 241 тысяча пудов), захвата в городе железнодорожной станции и морского порта.

Отряд бронепоездов, сбив пехотные и кавалерийские заслоны мусаватистов у станций Я лама и Леджет, обратив в бегство неприятельский бронепоезд, занял позиции близ Баку. Утром 28 апреля два головных броне поезда с десантом на борту прибыли на станцию Баку.

В 40 километрах южнее Баку, близ станции Аляты был высажен десант (650 штыков с 4 орудиями и пулеметами) с кораблей Волжско-Каспийской флотилии. Каспийская военная флотилия мусаватистов (канонерские лодки «Каре» и «Ардаган», вооруженный пароход «Геок-Тепе» и 12 торговых судов) перешла на сторону Советской власти. В тот же день произошло восстание в Гяндже. Мусаватистское правительство бежало в Грузию.

День 28 апреля 1920 года стал днем рождения Азербайджанской ССР. В телеграмме в Москву на имя В.И. Ленина Реввоенсовет 11-й армии доносил:

«Азербайджанские трудовые массы с помошью Красной Армии свергли буржуазное правительство и установили Советскую власть...

Многомиллионные запасы нефти отныне вырваны из рук международной буржуазии и стали достоянием пролетариата...

Трудящиеся массы Азербайджана восторженно приветствуют Красную Армию, как освободительницу от ига капитала. Красноармейцы ведут себя как достойные сыны пролетарского государства...»

Части 11-й армии Левандовского, почти без сопротивления со стороны военных сил мусаватистов, заняли всю территорию Азербайджана, выйдя 4 мая к границе с Ираном. Единственным серьезным столкновением в те дни стал бой частей 7-й Кавалерийской дивизии с Кубинским пехотным полком мусаватистов.

В двухтомной «Истории Гражданской войны в СССР» (издание 1986 года) говорится:

«1 мая в Баку состоялся парад частей 11-й армии, демонстрация трудящихся и массовое гулянье жителей. Стоявшие на Бакинском рейде в полной боевой готовности корабли Волжско-Каспийской военной флотилии охраняли эти торжества от возможных провокаций со стороны контрреволюции».

В состав Волжско-Каспийской флотилии входило свыше 200 боевых кораблей и различных судов, в том числе 3 вспомогательных крейсера, 13 эсминцев, 3 миноносца, 4 подводные лодки, 38 канонерских лодок, 30 сторожевых кораблей, 6 плавучих батарей и около 90 вспомогательных судов, а также отряды самолетов и дирижаблей. Главной базой флотилии являлась Астрахань.

5 июля 1920 года Волжско-Каспийская военная флотилия была переименована в Каспийскую военную флотилию. В середине того же месяца она была объединена с Красным флотом Советского Азербайджана в морские силы Каспийского моря. Теперь главной базой стал Баку.

Далее на повестку дня встало полное очищение Каспийского моря от морских сил неприятеля. Речь шла об Энзелийской операции: белогвардейцы и англичане увели на юг Каспия, в иранский порт Энзели, большую часть флота. В этом городе располагалась бригада 36-й английской пехотной дивизии (индийцы-си- паи) с двумя батареями (одна из них была плавучей, защищая вход в бухту).

Для операции выделялось 2 вспомогательных крейсера, 4 эсминца, 2 канонерские лодки, 2 сторожевых катера, один тральшик. три транспорта с 2-тысячным десантом моряков.

Для действий с суши на Энзели был выделен от 11-й армии кавалерийский дивизион, тыл которого обеспечивался 7-м Шир- ванским полком (ему предстояло на время занять иранский город Ардебиль). Энзелийской операцией руководил И.К. Кожанов.

Появление 18 мая перед Энзели советских кораблей и высадка с ильного десанта стала для местного гарнизона полной неожиданностью. После артиллерийского обстрела с моря Казьяна, где находился штаб британцев, единственным боевым эпизодом стала попытка английского торпедного катера атаковать вспомогательный крейсер «Роза Люксембург». Однако эта попытка неприятеля была пресечена сторожевым катером «Дерзкий».

Английское командование отвело свои войска из Энзели в соседний Решт. Советские корабли вошли в гавань Энзели и «приняли уведенный врагами» Каспийский флот: 10 вспомогательных крейсеров (вооруженных пароходов), 7 морских транспортов, 4 минных катера-истребителя.

Трофеями морского десанта стали свыше 50 орудий. 6 гидросамолетов, 20 радиостанций, 20 тысяч артиллерийских снарядов, 160 тысяч пудов хлопка, 25 тысяч пудов рельсов, до 8 тысяч пудов меди и прочее.

Выполнив поставленную задачу, 6 июня советская флотилия покинула территорию и территориальные воды Ирана. Совет Народных Комиссаров РСФСР объявил Каспийское море свободным для плавания иранских судов и безвозмездно, как дружеский шаг, передал соседнему Ирану русские торговые учреждения в Энзели.

Установление новой власти в Азербайджане не прошло без осложнений. Вскоре 11-й армии Левандовского. а также местным советским воинским формированиям (в том числе дивизии, созданной из рабочих отрядов Баку) в мае — июне 1920 года пришлось столкнуться с рядом мятежей, организованных мусаватистами в Гяндже, Карабахе, Закаталах и ряде других уездов. В рядах мятежников присутствовали турецкие офицеры.

Особенно упорные 6-дневные бон прошли в Гяндже. В них от 11-й армии участвовали части стрелковой и кавалерийской дивизии, Таманская кавалерийская бригада. Мятежники-мусаватисты подверглись разгрому и в других уездах.

В ходе тех событий войска 11-й армии «освободили от контрреволюционеров» Нахичевань, где прекратились кровавые столкновения между армянами и азербайджанцами. Была образована Нахичеванская АССР, а местные крестьяне-беженцы получили от СНК РСФСР безвозмездно 100 тысяч пудов пшеницы.

Приближение войск 11-й армии Левандовского к границам Армении сильно повлияло на ситуацию в этой республике. Там вспыхнуло Майское восстание, во главе которого встал Военно- революционный комитет Армении во главе с А.С. Нуриджаняном. Центром восстания стал город Александрополь.

Дашнакское правительство А. Хигисяна подало в отставку. Верховный комиссар Антанты американский полковник Хаскел со своей миссией покинул страну. Во главе нового правительства стал лидер дашнакской партии А. Оганджанян, который, получив чрезвычайные полномочия, смог силой оружия подавить Майское восстание.

10 августа 1920 года между державами Антанты и султанской Турцией был подписан Севрский мирный договор. По нему к дашнакской Армении отходили Ванский, Битлисский, часть Эрзурумского и Трапезундского (Трабзонского) вилайетов (областей) побежденной Турции.

Однако Турция и не думала лишаться немалой части Турецкой Армении (Западной Армении). Она решила решить территориальный вопрос с соседом до ратификации Севрского мирного договора. 20 сентября между турецкими войсками (50 тысяч человек) и войсками дашнаков (30 тысяч человек) начались первые бои. Турки, наступая, овладели Сарыкамышем, Ардаганом, городом- крепостью Каре.

В том военном конфликте меньшевистская Грузия заявила о своем нейтралитете. Ереван отверг предложения Москвы о посредничестве в дипломатическом урегулировании начавшейся войны. В ноябре турки захватили Александрополь и железнодорожную станцию Агин. Теперь под ударом оказалась Эривань.

2 декабря Армения подписала с Турцией унизительный Александропольский договор. За ней оставались лишь районы Эривани и озера Гокча (Севан). Дашнакская армия разоружалась. Армения имела право содержать лишь полк пехоты в 1500 человеке 8 орудиями и 20 пулеметами.

Однако Александропольский договор реализован не был. Созданный в ноябре того же года в Баку Революционный комитет Армении во главе с С.И. Касьяном перебрался к армянской границе в Казах. Туда же прибыл Армянский коммунистический полк, который вместе с Ревкомом утром 29 ноября пересек границу. Дашнакские части без сопротивления переходили на сторону повстанцев.

На следующий день, 30 ноября. Ревком из Дилижана телеграфной строкой обратился к Москве за помощью. Командарм Левандовский своим приказом создает специальную группу эриванско- го направления во главе с начальником 20-й стрелковой дивизии М.Д. Великановым. В авангардную колонну вошло четыре полка и Армянский полк особого назначения.

Войска дашнакского правительства в приграничной полосе насчитывали около 7 тысяч штыков, до 1200 сабель. 66 пулеметов, 26 орудий, 3 бронепоезда, не считая так называемых отрядов маузеристов. Но эти силы сопротивления наступающей группе Великанова сопротивления не оказали. Дашнаки складывали оружие и сдавались в плен.

4 декабря 1920 года войска 11-й армии и отряды местных повстанцев вступили в Эривань. За два дня до этого события правительство РСФСР подписано с правительством Советской Армении соглашение о военном и экономическом союзе.

Теперь в Закавказье «оплотом Антанты» оставалась только меньшевистская Грузия, «где подвизались бывшие лидеры II Интернационала». Дипломатические отношения между Москвой и Тифлисом не сложились сразу. Тогда по директиве Кавказского бюро ЦК РКП(б) ЦК компартии Грузии принял решение поднять восстание, которое началось в ночь на 12 февраля 1921 года в Лорийском районе. Вскоре оно перекинулось на другие районы.

Уже 14 февраля председатель Совнаркома В.И.Ленин телеграфировал в штаб 11 -й армии:

«Цека склонно разрешить 11-ой армии активную помощь восстанию в Грузии и занятие Тифлиса при соблюдении международных норм и при условии, что все члены РВС 11 (армии) после серьезного рассмотрения всех данных ручаются за успех».

16 февраля в городе Шулавери был создан Ревком Грузии. В тот же день он обратился в Москву с просьбой об оказании помощи. В обращении выражалась уверенность, что Советская Россия окажет помощь новорожденной Социалистической Советской Республике Грузия.

Оказании помощи грузинским трудящимся было поручено войскам Кавказского фронта (командующий — В.М. Гиттис). Непосредственная задача ставилась 11-й (новый командующий — А.И. Геккер) и 9-й армиям (командующий — В.Н. Чернышов) и Терской группе войск.

11-я армия наступала на Тифлис со стороны Азербайджана и Армении. 9-я армия — вдоль черноморского побережья Кавказа. Терская группа войск — из Северной Осетии по Военно-Грузинской дороге. Содействие им оказывали отряды грузинских повстанцев и Абхазский партизанский отряд.

Тифлисская наступательная операция началась утром 16 февраля. Участвовавшие в ней войска 11 -й армии насчитывали около 40.2 тысяч штыков и сабель, 196 орудий, 1065 пулеметов, 7 бронепоездов, 8 танков и бронеавтомобилей, 50 самолетов. Это не считая отряда повстанцев Ревкома Грузии.

11-й армии противостояли главные силы армии меньшевистской Грузии: до 50 тысяч штыков и сабель, 122 орудия, 1225 пулеметов, 4 бронепоезда, 16 танков и бронеавтомобилей, 56 самолетов. Основу грузинской армии составляла так называемая «народная гвардия».

Из этих сил приграничье на тифлисском направлении прикрывали 32,8 тысячи штыков, 264 сабли с 521 пулеметом, 56 легкими и 18 тяжелыми орудиями. Они оборонялись на подготовленных позициях.

В результате внезапного удара 172-го стрелкового полка и бронеотряда был захвачен Красный мост через реку Куру. Прорвавшийся на противоположный берег бронеотряд взял в плен 300 грузинских солдат с 4 пулеметами. Однако другой мост через Куру — Пойлинский — был взорван противником.

Теперь дорога на Тифлис бронепоездам оказалась перекрыта. Советские части, пехота и кавалерия, форсировали бурную Куру и закрепились с боем на противоположном берегу. В первый день наступления, 16 февраля, в плен сдаюсь до 2 тысяч солдат и офицеров противника.

За четыре дня Пойлинский мост был восстановлен под руководством начальника Азнефти А.П. Серебровского, и по нему стали перебрасываться артиллерия, танки, пошли бронепоезда. Первым восстановленный мост прошел бронепоезд № 7 «имени Шаумяна — Джапаридзе».

Войска меньшевистского правительства Н. Жордания отошли на укрепленные ягулджинские позиции, защищавшие ближайшие подступы к Тифлису. Но наступление советских войск вскоре замедлилось по ряду серьезных причин.

9-я армия встретила упорное сопротивление в самом начале продвижения. Терская группа задержалась на перевалах из-за сил ь- ных снегопадов. Командование 11-й армии вынуждено было часть своих сил направить в Армению, где начался мятеж дашнаков.

17—19 февраля под Тифлисом прошли сильные бои, но 11-я армия не смогла выполнить свою главную задачу — «освободить Тифлис». Противная сторона послала в бой все, что имелось под рукой, втом числе юнкерское училище, унтер-офицерскую школу и «народную гвардию».

Наступление на Тифлис 11 -я армия возобновила на рассвете 24 февраля. В следующую ночь была взята укрепленная позиция на Коджорских высотах. Путь к городу был открыт. К тому времени 18-я и 12-я кавалерийские дивизии после упорного боя овладели поселком Фриденталь и железнодорожной станцией Вазиани.

Когда началась решительная атака на сам Тифлис, остатки разбитой армии меньшевистского правительства отступили в сторону Кутаиса (Кутаиси) и дальше на Батум (Батуми). 25 февраля советские войска вступили в столицу Грузии. Этот день 1921 года стал считаться днем рождения Грузинской ССР.

26 февраля Ревком Грузии опубликовал свой первый приказ — о свержении меньшевистской власти. В тот же день было образовано рабоче-крестьянское правительство Советской Грузии.

Однако отступившие из Тифлиса войска правительства меньшевиков складывать оружия не собирались. В начале марта центром военных действий стала Западная Грузия с центром в Кутаисе. Абхазия, Аджария, Ахалцыхский уезд. Считается, что противник на 1 марта имел 5 тысяч штыков, 300 сабель, несколько бронепоездов и бронеавтомобилей.

10 марта, в результате охвата с трех сторон, после двухчасового боя части 31-й отдельной Черноморской стрелковой дивизии и 98-й стрелковой бригады вместе с дигорскими (осетинскими) отрядами повстанцев и Терским кавалерийским эскадроном заняли город Кутаис.

Правительство меньшевиков укрылось в Батуме, гарнизон которого насчитывал до 4 тысяч грузинских и до 3,5 тысяч турецких войск. 10 марта командующий 11-й армией Геккер в своем приказе по армии потребовал немедленно ликвидировать грузинскую армию и занять Батум.

На следующий день, 11 марта, бежавшее в Аджарию правительство Грузии во главе с Н. Жордания дало согласие на оккупацию Батуматурецкими войсками. Стал назревать конфликт между Советской Россией и Турцией Кемаля Агатюрка, которого в противостоянии Антанте поддерживала Москва.

Командующий турецкими войсками в Аджарии Карабекир- паша в телеграмме на имя командующего 11-й армией сообщил, что по постановлению Великого национального собрания Турции Батум и области Ахалцых и Ахалкалаки присоединяются к Турции как ее законная часть. И что он. Карабекир-паша, отдал приказ своим войскам о занятии упомянутых районов.

Такая телеграмма не смутила командарма Геккера. Его полки начали наступление на Батум сразу по нескольким направлениям: через труднодоступный, лежащий в снегах Годерзский перевал из Ахалцыха, вдоль железной дороги поберегу Черного моря.

Было решено занять Батум до подхода к нему главных сил Ка- рабекир-паши. Наступающие войска по пути серьезного сопротивления не встретили. Противник оставил город. Меньшевистское правительство в ночь на 18 марта на итальянском пароходе отправилось в эмиграцию в Турцию под прикрытием французских миноносцев.

Советские войска и отряды местных повстанцев заняли Батум 21 марта. С вечера 17 марта в нем уже действовал Ревком под председательством С.И. Кавтарадзе, созданный местными жителями и солдатами грузинской армии, который 18 марта провозгласил Советскую власть в Аджарии.

Вскоре после занятия Батума последние очаги сопротивления Советской власти были погашены. Пограничный конфликт на границе с Турцией так и не вспыхнул. Один из участников тех событий С. Лекишвили вспоминал:

«Солдаты меньшевистской армии очевидно не расположены были к защите правительства, которое привело страну к ужасающему голоду и кровавым расправам над крестьянством.

Ожесточенно дрались только юнкера и всякого рода добровольческие отряды, наскоро сколоченные из дворян и "золотой молодежи". С ними были довольно серьезные стычки...»

Однако бегство правительства Н. Жордания из страны совсем не означало, что противники власти Советов в Грузии сложили оружие. В августе 1922 года в горы Хевсуретии была направлена военная экспедиция в составе 1-го стрелкового легиона (полка), Тифлисского пехотного училища, Сводной военной школы и учебного батальона (школы младших командиров). В задачу экспедиции входила ликвидация крупной «уголовно-меньшевистской банды», которой руководил князь Кайхосро (Какуца) Чолокашвили.

Бои с отрядом бывшего командира дивизиона армии бежавшего правительства и подполковника старой русской армии проходили в Телавском и Тианетском районах. К началу сентября в Хевсуретии были ликвидированы очаги сопротивления Советской власти.

В феврале 1923 года подобная операция проводилась в Озургетском (ныне Махарадзевеком) уезде (районе). Здесь были ликвидированы «уголовно-меньшевистские банды» Власа Манцкава и Гогия Глонти.

Летом 1924 года проводились операции против «крупных контрреволюционных банд в Западной Грузии». Бои велись в Чиатурском, Сачхерском и близлежащих к ним районах...

Установление Советской власти в Азербайджане, Армении и Грузии проходило под эхо боев на Северном Кавказе. Там осенью 1920 года в Дагестане и Чечне вспыхнули, как писали газеты, «контрреволюционные мятежи». Во главе их стояли турок Нури-паша, Узун-Хаджи, Казим-бек, «лжеимам» Али-Гаджи Акушинский. Подавление мятежей было связано с известными трудностями, поскольку военные действия проходили в горах.

В январе 1921 года советские войска, действовавшие в Дагестане и Чечне, объединяются в оперативном отношении в единую Терско-Дагестанскую группу войск. Во главе ее ставится теперь уже бывший командующий 11-й армией М.К. Левандовский, хорошо зарекомендовавший себя при проведении наступательных операций в Азербайджане и Армении. Он находился в непосредственном подчинении Реввоенсовета Кавказского фронта.

В состав этого объединения вошли две группы войск, участвовавших в подавлении мятежей в горах. В Чечне действовала Терская (или Ботлихская) группа (командующий — Г. Гусельников). Она состояла из 33-й стрелковой дивизии, бригады 9-й стрелковой дивизии, бригады 18-й кавалерийской дивизии, кавалерийского полка, бронечастей и авиации.

Дагестанской группой командовал А.И. Тодорский. Его силы состояли из 2-й Московской курсантской бригады, 14-й стрелковой дивизии, двух бригад 32-й стрелковой дивизии, полка 20-й стрелковой дивизии, бригады 18-й стрелковой дивизии, бронечастей и авиации.

Эти войска с прибытием командарма Левандовского повели последовательные наступательные операции в горах против мятежников. Большую помощь им оказывали местные партизанские отряды горской бедноты. К 15 марта 1921 года мятежи в горах Дагестана и Чечни были ликвидированы.

Эти повстанческие выступления начались почти сразу же после оставления белыми Вооруженными силами Юга России Северного Кавказа в начале 1920 года. Уже в сентябре этого года в Чечне и горном Дагестане вновь загремели выстрелы, началось противостояние мятежных горцев с Красной Армией. В в соседнем дагестанском Хасавюртовском районе было введено осадное положение.

В Дагестане это вылилось в так называемое «квазишамилевское движение». Его лозунгами были ликвидация дагестанской автономии и создание шариатской монархии «образца имамата Шамиля» середины XIX столетия. Нашелся и вождь, которым оказался внук Шамиля, офицер французской службы Сеид-бек. В воззваниях и документах он подписывался «знаковым» именем своего знаменитого деда.

Впрочем, на место вождя претендентов было более чем достаточно. Это были один из самых богатых людей горного края Нажмудин Гоцинский, Узун-Хаджи, полковник Ал иха нов... К началу весны 1921 годы силы повстанцев доходили «до 10 тысяч штыков и сабель».

К началу лета они были разбиты, «оставшиеся формирования повстанцев рассеялись по недоступным горным ущельям и пещерам». 21 апреля штаб Северо-Кавказского военного округа получил с места событий телеграмму о «ликвидации политического бандитизма».

В Чечне те события географически стали неким прообразом событий Первой и Второй Чеченских войн на рубеже XX и XXI веков. «Устойчивыми» центрами антисоветских мятежей стали Урус-Мартановский, Шатоевский и Веденский районы.

В дагестанских горах сторонники идей имама Шамиля были особенно активны в районах аулов Хунзах и Гуниб, с которыми были связаны многие события канувшей в историю Кавказской войны 1817—1864 годов.

Созданная для борьбы с мятежами в горах Терско-Дагестанс- кая группа Красной Армии в начальный период понесла ряд неудач, продвижение войск в горы велось темпами, которые вызывали у командования опасения за успех операции. В марте 1922 года штаб Северо-Кавказского военного округа доносил в Москву о необходимости следующих мер для ликвидации мятежа в Чечне и разоружения ее населения:

«Необходимо усилить гарнизоны крепостей Шатой и Ведено, выставить достаточной силы заслон на границе Чечни и Дагестана. Разоружение должно начаться с плоскостной Чечни, дабы обезопасить район Грозного.

Операция должна вестись самым настоящим образом вплоть до уничтожения непокорных аулов...»

Эта операция началась в мае 1922 года, когда пороги подсохли и было стянуто достаточно войск. Особенно много оружия «дали» аулы Махкеты, Гойты и Катыр-Юрт. Но оружие сдавалась недобровольным порядком, а принуждением силой. Последние из этих аулов пришлось даже подвергнуть бомбардировке с воздуха. В дело пускапась и артиллерия.

Очередная операция, и тоже с применением военной силы, по разоружению Чечни была проведена войсками Се веро-Кавказе кого военного округа в декабре 1924 года. Ее «плоды» впечатляли не менее, чем результаты первой спецоперации.

Однако и после нее «вооруженные беспорядки и уголовно- политический» бандитизм не прекратился. На местных рынка, таких как в Шатое и Урус-Мартане, почти в открытую торговали винтовками и револьверами, патронами и прочими предметами вооружения. Кавалерийская винтовка стоила 12 рублей, пехотная — 10, револьвер «Наган» — от 15 до 25, маузер — 50-70 рублей. Цена винтовочного патрона составляла 35 копеек, а револьверного — 50 копеек.

Первые две операции по разоружению Чечни должных результатов для их организаторов не дали, хотя задействовано было, как казалось, вполне достаточно сил. Новая подобная крупномасштабная операция проводится в августе — сентябре 1925 года. Ее «разработчиками» стали командующий округом И.П. Уборевич и начальник его штаба М.И. Алафузо.

К операции привлекались около 7 тысяч человек при 240 пулеметах и 24 орудиях, бронепоезд и два авиационных отряда. Анализируя ситуацию в Чечне, штаб Северо-Кавказского военного округа констатировал следующее:

«Значительно ослабленная в результате войн и революции экономика края поставила маломощную Чечню в особо трудные условия, отбросив ее к первобытным условиям хозяйства.

В Чечне происходила ожесточенная борьба за власть под лозунгами национального освобождения, автономии и спасения религии. Эта борьба привела Чечню в состояние полной анархии с чрезвычайно усилившимся политическим и уголовным бандитизмом...»

Операция по разоружению чеченских аулов и в 1925 году планировалась тщательно, тем более, что учитывался опыт предыдущих подобных силовых действий. Она строилась так, как это говорилось в одном из штабных документов:

«....На стремительном разоружении крупными силами наиболее бандитски настроенных регионов с применением максимума репрессий, дабы сразу заставить население выдать скрывающихся там главарей.

В дальнейшем при удачном исходе планировалось более мелкое дробление сил с целью охвата всей Чечни...»

В первый день операции аул Ачхой сдал 228 винтовок и 32 револьвера. Аул Зумсоп за два дня сдал 129 винтовок, аул Келой за день выдал 59 винтовок и 9 револьверов. Урус-Мартан («столица Чечни») — более 1000 винтовок и около 400 револьверов...

В итоговом донесении о результатах операции по разоружению Чечни в 1925 году приводились следующие результаты:

«...Потери участвовавших в операции частей составили 5 убитых, 9 раненых и 10 лошадей.

Репрессии выразились в воздушной бомбардировке 16 аулов, ружейно-пулеметном и артиллерийском обстреле 101 населенного пункта из общего количества 242 аулов.

Среди населения во время обстрела убито 6 человек и ранено 30 человек, убито 12 бандитов, взорвано 119 домов (руководителей местных повстанцев. —А.Ш.).


Изъято (арестовано) более 300 человек бандэлемента, самыми видными из которого являются: Нажмудин Гоцинскнй, Агаби Шамилев и Эмин Ансалтинский.

За время операции изъято 25 299 винтовок, 4 319 револьверов, 1 пулемет и около 80 тысяч патронов...»

В том же 1925 году проводилась операция по разоружению населения Дагестана, прежде всего трех его районов — Даргинского, Кайтаго-Табасаранского и Кюринского. По оценке ОГПУ запасы «незаконно хранящегося оружия» в Дагестане оценивались в 100 тысяч стволов.

По решению Москвы в операции принимали участие следующие войска: 2, 22 и 28-я стрелковые дивизии, 5-я кавалерийская дивизия, сводный национальный кавалерийский полк, автобро- недивизион, окружная военно-политическая школа, две школы ГПУ, авиационные части. Всего: около 16 тысяч человек, 350 пулеметов, более 30 орудий, 6 бронемашин, бронепоезд и 18 самолетов.

К началу операции границы Дагестана были блокированы войсками Кавказской армии, отрядами Чеченского и Терского отделов ОГПУ.

Количество изъятого оружия составило три четверти «запланированного» числа стволов: почти 39 тысяч винтовок, почти 20 тысяч револьверов, 563 гранаты и 9 пулеметов. «Перевыполнили» план сдачи оружия Хасавюртовский район (150 процентов) и Ачикулакский район (200 процентов).

Из этого числа бывшим красным партизанам, членам партии и комсомола, работникам сельских советов — опоре Советской власти, а также для вооружения пастухов и работников лесной охраны было оставлено почти 5,5 тысяч винтовок, 4,7 тысяч револьверов и 4 пулемета. 4 пулемета передали местной милиции.

Реввоенсовет Северо-Кавказского военного округа так оценивал операцию по «разоружению Дагестана», ситуация в котором требовала «дополнительной выкачки оружия»:

«Выкачка оружия завершена успешно, угроза Советской власти со стороны местных контрреволюционеров ликвидирована, обезврежен мюридизм и скомпрометирована база мусульманского духовенства».

Десятки тысяч выданных местным населением частям Красной Армии винтовок, револьверов, шашек и прочего проблемы борьбы с бандитизмом и мятежными настроениями в Чечне проблемы не решили. В горах испокон веков всякого оружия бережно хранилось более чем достаточно.

Новый крупный антисоветский мятеж в Чечне вспыхнул в декабре 1929 года. Он был подавлен военной силой — сводным окружным отрядом (около 2 тысяч человек при 75 пулеметах, 11 орудиях и 7 самолетах. Потери отряда составили 21 красноармейцев погибших и умерших от ран, 22 раненых. Было изъято 290 винтовок, а также значительное число устаревшего огнестрельного и холодного оружия, которое ранее не изымалось.

Мятеж, начавшись в ауле Беной, повторился в 1932 году, но уже с новой силой. Его центрами стали селения Шали, Гойты, Беной, Ножай-Юрт. Особенностью его было то, что «бандформирования» пытались перенести военные действия на соседние районы горного Дагестана — Гунбетовский, Андийский и Ауховский.

Расследование показало, что планировалось всяческое препятствие частям Красной Армии, стягивавшимся для подавления мятежа. С этой целью намечалось взятие железнодорожной станции Гудермес, разрушение мостов на железной дороге, устройство за- волов и прочее.

Штаб Северо-Кавказского военного округа по итогам операции по ликвидации мятежа 1932 года подготовил ряд аналитических материалов, актуальность которых не умаляется и в наши дни, когда на Кавказе льется кровь. В одном из таких документов говорилось следующее:

«Отличительные черты выступления: организованность, массовое участие населения, исключительная жестокость повстанцев в боях, непрерывные контратаки, невзирая на большие потери, религиозные песни при атаках, участие женщин в боях...»

В том же документе приводятся итоги операции по ликвидации мятежа в Чечне: «Потери повстанцев — 333 убитых, 150 раненых. Наши потери — 27 убитых, 30 раненых»

После подавления мятежа 1932 года наступило некоторое затишье. Однако отдельные выступления местных «бандформирований» и «глухое брожение» против Советской власти на Кавказе продолжались еще многие годы, вплоть до 1941 года, до начала Великой Отечественной войны. Не раз, особенно в Чечне, проводились «спецоперации» по изъятию оружия у местного населения, но меньшего, локального масштаба.


ГЛАВА 10 «Туранские» иллюзии Энвер-паши. Несостоявшийся поход на Терек | Схватка за Кавказ. XVI-XXI века | ГЛАВА 12 Повстанческое движение на Кавказе и депортации 1940-х годов