home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement







Хорошее семейство


Ивана Грозного нелегко было привести в хорошее настроение. И все же казачий атаман Ермак Тимофеевич не сомневался: не устоит царь перед подарком. И был прав. Вязка сибирских соболей пришлась по вкусу суровому владыке Руси.

Соболь долгое время украшал царскую одежду и считался самым прекрасным мехом в мире. Немало трагедий и несчастий произошло из-за соболиных шкурок. Искатели приключений, купцы, казаки, промышленники упрямо пробивались в тайгу, чтобы их отыскать, выменять, купить, взять обманом, а то и силой у местных жителей. Это хищническое истребление привело во многих районах почти к полному исчезновению сибирского красавца.

А он действительно великолепен. Мех искрится. «Сединка», редкие белые волоски на темно-коричневой шубке, создает впечатление, будто шкурка обсыпана снежинками. Мех настолько нежен и шелковист, что его почти не ощущаешь телом. Настоящая жемчужина тайги!

К холоду он привычен, но все-таки бегать в мороз не любит. Если б не голод, из своего убежища и не вылезал бы. Пока соболь на воле, мороз ему не страшен. А попал в капкан — глядишь, к утру уже замерз.

Соболь — хищный зверек, как и его сородичи по семейству куньих: колонок, норка, горностай, перевязка, барсук, хорек, куница. Большинство представителей этого семейства ценны своим мехом. Но не только. От них польза вдвойне, потому что они еще враги грызунов.

Самая маленькая среди них — ласка (длина — от 12 до 21 сантиметра, вес — от 40 до 100 граммов). Когда-то этот зверек наводил страх в деревнях.

Бывало так. Придет утром хозяин в конюшню, а лошадь его стоит какая-то испуганная, корм не поела, видно, что потела. День так, другой. Крестьянин и говорит:

— Не ко двору лошадь — домовой невзлюбил. Продавать надо.

А ларчик просто открывался. Виной всему — маленькая ласка.

Этот неутомимый охотник часто забегает в скотные дворы, конюшни и вылавливает там мышей. Даже в кормушку заглянет. Лошадь, конечно, не привычна к таким визитам, шарахается, бьется, пока «мыло» не выступит. Говорят, ласка любит поиграть в лошадиной гриве. Лазит по ней и под ней, перебирает лапками, ну и запутает несколько прядей. И тут опять: «Леший гриву заплел…»

Визиты ласки к лошадям П. А. Мантейфель объясняет тем, что, нуждаясь в солях, ласка собирает на теле лошади и под гривой кристаллики соленого пота.

Встречаются ласки как в глухих местах, так и возле человеческого жилья. Живут они в норах убитых ими грызунов, преимущественно скрытых под пнями, камнями, буреломом, бревнами. Летом ласка буровато-коричневая, а на зиму ее мех становится чисто белым.

Ласка, живущая в населенных пунктах, не очень боится людей, и иногда ее можно увидеть. При встрече с человеком она отбегает на небольшое расстояние, поворачивается и поднимается на задние лапы: так ей удобнее рассматривать странного двуногого зверя. Но случалось, что ласка даже нападала на человека и героически сражалась, покидая поле боя только после долгой и отчаянной битвы. А в борьбе с хищниками она придерживается проверенного принципа: лучшая защита — нападение. Однажды наблюдали, как коршун, подхватив ласку, поднялся с ней в воздух. Но внезапно полет его изменился, и птица рухнула на землю. Ласка, благополучно приземлившись, тут же убежала, оставив поверженного врага с перекушенным горлом.

Разыскивая добычу, ласка обходит занятый ею участок и ревизует все места, где могут быть грызуны. Мыши и полевки — ее основная пища. Ловит их она не только на открытых местах, но даже забирается в норы, куда не могут проникнуть другие животные, истребляющие грызунов. Гибкое, длинное и тонкое тело позволяет ей легко проникать в норы и ходы грызунов. Она достает их в стогах, в скирдах, ометах и даже в норах, устроенных под снегом. В пылу охоты ласка, как и многие ее родственники из семейства куньих, уничтожает грызунов больше, чем может съесть (в день до 30–40 мышей). За год она уничтожает до 3–4 тысяч мышей! Нападает ласка и на более крупных животных: серых и водяных крыс, сусликов, хомяков, а иногда и на птиц. Летом в ее рацион входят также яйца, птенцы, насекомые, лягушки, черви, рыба и другая живность. Ничего не поделаешь — хищник остается хищником. И все же вред от уничтожения незначительного количества полезных животных с лихвой перекрывается огромной пользой, которую ласка приносит, истребляя вредных грызунов. Не случайно древние римляне вместо кошек старались приручить ласок и хорьков. Мех ласки не представляет особой ценности, и истреблять ее ради него не следует.


Враги наших врагов

Куда ценнее мех родственника ласки — горностая. С виду он похож на ласку, правда, крупнее. У него такое же длинное (до 20–30 сантиметров) гибкое тело, летний буроватый мех также заменяется зимним белоснежным. Только кончик хвоста в любое время года остается черным.

Смелый и прожорливый хищник, гибкий и быстрый как молния, горностай тоже воюет с грызунами: мышами, полевками, крысами. Разыскивая добычу, он редко сидит в засадах, предпочитая активный поиск и «лобовую атаку». Случается, что горностай нападает на крупных птиц — куропаток, глухарей, тетеревов. Если, разыскивая под снегом мышей, горностай обнаружит затаившуюся там птицу, то сразу же вцепится в горло. Не раз наблюдали, как большая птица взлетала в воздух с белым «галстуком» — горностаем на шее. Но не долог ее полет. Хищный зверек мертвой хваткой сдавит шею, и глухарь падает на землю. Иногда погибают оба. Охотники наблюдали, как горностай хватал за шею зайца и висел на нем во время панических прыжков косого.

Смелостью он даже превосходит ласку. Натуралист Вуд рассказывает о нападении горностая на человека, бросившего камень в зверька. Горностай бросился на обидчика и вцепился зубами в горло. Спасли от укусов лишь толстая одежда и теплый платок, обмотанный вокруг шеи.

У рек, озер и болот горностай охотится на ужей, гадюк, лягушек и водяных крыс. С крысами он расправляется легко и быстро, как и с мышами. П. А. Мантейфель рассказывает: «В клетку горностая мы пустили однажды трех водяных крыс. Не прошло и полминуты, как все они были умерщвлены молниеносными укусами в затылок. Горностай съел тогда только мозг этих крыс». Когда пищи много, он всегда так поступает: сначала лакомится мозгами, а потом ест тушку до полного насыщения. Оставшуюся добычу прячет в укромных местах на «черный день». В кладовых горностая находили обезглавленные тушки мышей, водяных крыс, мелких птичек и даже гадюку с отъеденной головой.

Поселившись возле человеческого жилья, горностай постоянно проверяет скирды соломы и стога сена, зернохранилища, подполья, кладовые, склады и уничтожает вредных грызунов. Недаром в некоторых районах Сибири и Камчатки горностаев специально держат в амбарах для защиты продуктов от крыс и мышей.

В Америке живут родственники наших животных из семейства куньих — скунсы. Они дают ценный мех и, кроме того, истребляют насекомых и грызунов. В летнее время меню скунсов на 50–75 процентов состоит из кузнечиков, сверчков, майских жуков, ос, личинок различных насекомых. Ловят они и грызунов: мышей, крыс, сусликов. При случае прихватывают и других мелких животных, попадающихся им на земле и в воде, — от птиц и пресмыкающихся до рыбы и черепах. В штате Нью-Йорк скунсы так хорошо уничтожали личинок хрущей, повреждающих хмель, что по просьбе хмелеводов власти штата вынесли специальное законодательное решение о защите скунсов. Врагов у скунсов в местах их естественного обитания очень мало. Даже медведи, встретив на лесной тропинке этого небольшого (весом около 3 килограммов) зверька, с предупредительностью уступают дорогу. Дело в том, что у скунса очень сильное орудие защиты — две железки под хвостом, выделяющие чрезвычайно зловонную и ядовитую жидкость, которая выстреливается на 3–4 метра. Ни один зверь не выносит ее действия. Собаки, попавшие под скунсовый «выстрел», тяжело болеют. У людей эта жидкость вызывает обморок. Сильный запах ее по ветру слышен за несколько километров.

В деятельности соболя и куницы много общих черт: добро и зло здесь переплелись воедино. Лесная куница — настоящий разбойник. Этот красивый, ловкий, смелый и злой хищник может поймать не только белку, бурундука, мелких птичек, но и более крупную добычу — зайца, тетерева, глухаря. Охотнее всего куница питается белками. Охотясь по ночам, разыскивает их гнезда и нападает на них. Задушив белку, куница поедает ее (иногда только наполовину), забирается в гнездо и спит. А на следующую ночь идет на поиски новой жертвы. Истреблением белок куница приносит большой вред охотничьему хозяйству. Но еще больше она уничтожает мышевидных грызунов. И мех дает ценный. Взвесили все это охотники и постановили: охранять куниц. Они во многих местах и так стали редкостными зверьками. Отстрел куниц сейчас разрешается только по специальным лицензиям.

Соболь — всеядный зверь. Он поедает много лесных мышей, рыжих полевок, землероек, бурундуков, белок, мелких птиц. Нападает и на более крупных животных — рябчиков, куропаток, тетеревов, иногда на глухарей, зайцев. Питается он и насекомыми, а если удается достать, то и рыбой. При отсутствии мясной пищи соболь голодать не будет, он охотно поедает кедровые орехи и различные ягоды. Бруснику зимой он из-под снега достает, устраивая сложные снежные тоннели. Весной и летом соболь больше всего питается мелкими грызунами. Он может подолгу караулить мышь или другую добычу, подобно кошке.

Одно время соболя настолько истребили, что он в ряде районов Сибири стал очень редким зверем. Для охраны и возрождения соболя были созданы специальные заповедники: Баргузинский (на берегах Байкала), на Алтае, Кондо-Сосьве и Сихотэ-Алине. Размножившихся под охраной человека зверьков отлавливали и расселяли в других районах сибирской тайги. Сейчас на таежных просторах Красноярского края насчитывается более 200 тысяч соболей. В Прибайкалье, на Алтае их стало не меньше, чем в XVI–XVII веках. И теперь там восстановлен промысел на соболя.



Обвинительное заключение | Враги наших врагов | На зависть медведю