home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

МЕДИЦИНА И ВОЛШЕБСТВО

УБЕДИВШИСЬ, что поблизости никого нет, и все же соблюдая величайшую осторожность, Полинезия выскользнула из своего тайника и полетела к тюрьме.

Габ-Габ в это время, пропихнув розовый пятачок между прутьями решетки, с тоской внюхивался в запахи, доносившиеся из дворцовой кухни. Попугаиха велела ему немедленно вызвать к окошку Доктора для важного разговора. Джон Дулитл как раз прилег вздремнуть, и Габ-Габ, вздыхая, отправился будить его.

— Слушай, — зашептала Полинезия, когда перед ним возникло лицо Доктора. — Сегодня вечером тебя навестит Принц Бампо и попросит перекрасить ему кожу в белый цвет. Только сперва возьми с него слово, что в награду он отопрет тюремную дверь и раздобудет судно, чтоб вы могли переплыть море.

— Славно-славно, — покачал головой Доктор, — но, к сожалению, не так-то просто превратить черного человека в белого. Ты, наверное, думаешь, это все равно что покрасить старые брюки. Нет, ужасно, невообразимо трудно. Может быть, ты слышал — легче леопарду изменить узор на шкуре, чем кожу — эфиопу.

— Ничего я не знаю! — фыркнула Полинезия. — Но тебе придется сделать этого копченого белым. А уж как — думай. И крепко думай. Ведь у тебя осталась куча лекарств. Он для тебя в лепешку разобьется, если ты согласишься. Пойми, это единственный шанс выбраться отсюда.

— Ну-ну, не сердись! — замахал руками Дулитл. — Не исключено, что это действительно возможно. Надо попытаться.

И Доктор заторопился к своему чемоданчику, бормоча вполголоса:

— Едкий хлор на животном пигменте, вероятно, цинковая мазь в качестве временной меры — жирным слоем…

И вот поздно вечером в тюрьму к Доктору проник Принц Бампо и так обратился к нему:

— Здравствуй, Белый Человек, перед тобой ужасно несчастливый принц. Много лет назад отправился я на поиски Спящей Красавицы, о которой прочитал в книге. Долго путешествовал я по свету и наконец нашел мою прекрасную леди, и поцеловал ее очень нежно, чтобы разбудить, — ибо так было указано в книге. Она и вправду проснулась, но, разглядев мое лицо, закричала: «Ах, он черный!» И убежала прочь, и не вышла за меня замуж, и, наверно, снова улеглась спать где-нибудь неподалеку. Убитый горем, воротился я в родное королевство. И вот сегодня случайно узнал о тебе, удивительном чудодее, и твоих могущественных зельях. Я прошу у тебя помощи. Если я стану белокожим и смогу вернуться к Спящей Красавице, то подарю тебе полкоролевства и в придачу — все, что пожелаешь.

— Принц, — произнес Джон Дулитл, задумчиво рассматривая пузырьки с лекарствами, — предположим, я наколдую тебе замечательные белокурые волосы — это не сделает тебя счастливым?

— Нет, — ответил Бампо. — Ничто другое не удовлетворит меня. Я должен стать Белым Принцем.

— Видишь ли, дружок, — упорствовал Доктор, — работа по окраске принцев — одна из труднейших в волшебном деле. Впрочем, тебе ведь достаточно лица, верно?

— Вполне, — кивнул Бампо. — Потому что тогда я буду носить, как и все белые принцы, сверкающую броню и стальные рукавицы и скакать на коне.

— Но лицо должно быть целиком белое? — спросил Доктор.

— Да, целиком, — твердо сказал Бампо. — И, конечно, мне хотелось бы иметь голубые глаза, но, видимо, это слишком сложно.

— Еще бы! — быстро согласился Доктор. — Ну что ж, посмотрим, на что я гожусь. Только запасись терпением — с некоторыми снадобьями, знаешь, иногда случаются неожиданности. Вероятно, будем пробовать дважды, а то и трижды. Надеюсь, у тебя прочная кожа. Подойди-ка поближе к свету. Ох, чуть не забыл: сначала тебе придется сходить на берег и приготовить судно со всеми припасами — оно понадобится мне, чтобы пересечь море. И никому ни слова, вот что важно. И когда я закончу колдовство, ты выпустишь нас из тюрьмы. Поклянись короной Джоллиджинкии!

Бампо поклялся и убежал на побережье искать корабль. Вернувшись, он объявил, что все готово, и Доктор попросил у Даб-Даб тазик, смешал в нем разные лекарства и велел Принцу окунуть туда лицо.

Принц послушно наклонился, погрузил лицо по самые уши в загадочную жидкость и долго не шевелился.

Джон Дулитл начал беспокоиться, потом он всерьез разволновался. Он переминался с ноги на ногу и с тревогой глядел на пошедшие в дело бутылочки, в двадцатый раз перечитывая надписи на ярлыках. Сильный, резкий запах наполнил тюрьму — словно горела оберточная бумага.

Наконец Принц поднял голову над тазом и перевел дыхание. У всех вырвался вопль изумления. Лицо Принца стало снежно-белым, и даже глаза его, прежде темные, как глина, приобрели мужественный серый цвет. Доктор подал ему зеркальце, и, увидев свое отражение, Бампо запел радостную песню и пустился в пляс. Но Доктор попросил его не шуметь, второпях собрал чемодан и направился к двери.

Напрасно Бампо молил оставить ему зеркало, единственное в Джоллиджинкии, — Джон Дулитл был неумолим. Объяснив, что вещица необходима ему самому, потому что без нее невозможно бриться, Доктор засунул зеркало в карман. Бампо смирился и, достав связку медных ключей, отпер огромный двойной замок.

Доктор и его звери со всех ног помчались к морю, а Принц, прислонившись к тюремной стене, блаженно улыбался им вслед, и его широкое лицо сияло в свете луны, как полированная слоновая кость.

Примостившись на прибрежных валунах поблизости от корабля, Полинезия и Чи-Чи дожидались Доктора.

— До чего неудобно получилось, — виновато сказал он. — Боюсь, мое лекарство весьма недолговечно. Скорее всего, бедняга Бампо почернеет уже к утру, вот, собственно, почему мне пришлось забрать у него зеркало. А вот потом, может быть, он снова станет белым. Именно может быть — ведь я никогда прежде не пользовался этой смесью. Честно говоря, я и сам удивлен — потрясающий результат, просто в голове не укладывается. Ну да что там — все равно надо было действовать. Не мог же я по гроб жизни скрести королевскую кухню — там жуткая грязь, я разглядел из тюремного окошка. Ох, несчастный Бампо!

— Разумеется, он сообразит, что за шутку с ним сыграли, — улыбнулась Полинезия.

— Они не имели права нас запирать! — Даб-Даб раздраженно распушила хвост. — Мы им никакого зла не причинили. И поделом ему, если он почернеет. Чем чернее, тем лучше.

— Но ведь он-то тут ни при чем, — попытался урезонить ее Дулитл. — Это его отец запер нас. Бампо совсем не виноват. Неспокойно у меня на душе, хоть возвращайся и проси у него прощения… Ну да ладно, доберусь до Падлби, пошлю ему леденцов. Будем надеяться, в конце концов он все-таки станет белокожим.

— Спящая Красавица все равно его не полюбит, нечего и рассчитывать! — не сдавалась утка. Он стал еще хуже. Хотя вряд ли — уродство это уродство, от цвета не зависит. Вот так.

— Ну-ну, успокойся, — Доктор выглядел расстроенным. — Зато у мальчика доброе сердце. Он, конечно, романтик, но очень славный. И вообще, как говорится, — «с лица воду не пить»…

— А я не верю, что бедный дурачок нашел и поцеловал Спящую Красавицу, — заявил Джип. — Наверняка, это жирная фермерша прилегла всхрапнуть под яблонькой. Представляю, как она испугалась! Интересно, кого он на этот раз осчастливит. Б-р-р, глупое до чего занятие — целоваться…

И вот тяни-толкай, белая мышь, Габ-Габ, Джип и филин Гу-Гу вместе с Доктором поднялись на корабль. А Чи-Чи, Полинезия и крокодил остались на берегу, потому что Африка, страна, где они родились, была их настоящим домом.

Доктор подошел к борту и посмотрел вдаль. Он вспомнил, что не знает обратной дороги, и спросить тоже не у кого. Море, печально блестящее в лунном свете, казалось особенно большим. Доктор подумал, что они, скорее всего, собьются с пути, стоит лишь потерять из виду берег.

И в эту самую минуту из мертвой тишины ночи родился странный звук, похожий на чей-то невидимый шепот в высоком небе. Звери прислушались.

Звук нарастал и, казалось, приближался. Он напоминал не то свист осеннего ветра в засохшей тополиной листве, не то сильный дождь, барабанящий по крыше.

И Джип, подрагивая чутким носом и вытянув хвост в струнку, победно объявил:

— Птицы, миллионы птиц, летят очень быстро — вот что это такое!

Тогда все посмотрели вверх.

Тысячи и тысячи птиц проносились поперек желтого диска луны, словно полчища крохотных муравьев. Воздух уже заполнился ими, а они все летели и летели, бесчисленные, молчаливые, и на мгновение заслонили луну. Море грозно потемнело, как будто наползла штормовая туча.

И вот птицы спустились ниже, заскользили над самой водой, над пустынным берегом, и в ночном небе ярко засверкала освобожденная луна. Они по-прежнему хранили молчание — ни щебета, ни вскрика, ни песни — только мощно, оглушительно шелестели крылья.

Вдруг они начали садиться — на прибрежный песок, на корабельные снасти — повсюду, где находилось место. Только деревьев они избегали. И Доктор разглядел их синие крылья, белые грудки и короткие пушистые лапки. Скоро все расселись, и неожиданно наступила тишина.

Освещенный спокойным лунным светом, Джон Дулитл заговорил:

— Кто бы мог подумать, что прошло столько времени! Хорошо, если мы попадем домой хотя бы к лету. Ведь это ласточки возвращаются. Милые, заботливые ласточки, большое вам спасибо, что решили подождать нас. Теперь-то уж мы не заблудимся, бояться нечего. Поднять якорь, поставить паруса!


История Доктора Дулитла

И корабль отчалил от африканского берега, на котором остались Чи-Чи, Полинезия и крокодил. Никогда никого не любили они так сильно, как Доктора Дулитла из Падлби-на-болоте, и теперь расставались с ним навсегда.

Много-много раз прокричали они слова прощания, а потом долго еще сидели на прибрежных утесах, горько плакали и махали вслед кораблю, пока он не скрылся из глаз.


ГЛАВА 11 ЧЕРНЫЙ ПРИНЦ | История Доктора Дулитла | ГЛАВА 13 КРАСНЫЕ ПАРУСА И СИНИЕ КРЫЛЬЯ