home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава седьмая

 

 

Смерть конкурента. Сила любви. Предательство друга. Злобный вой оборотня.

Проблем со спуском не возникло. Вернее с падением — до отвесной стены оставалось еще порядочно, когда ноги заскользили и нас неудержимо повлекло вперед, вместе с солидным пластом слежавшегося пепла. Секунду я еще пытался сопротивляться потоку, затем меня прокрутило вокруг оси, сбило с ног, прибило к Кире и выкинуло нас обоих за край обрыва с отрывистым звуком очень уж напоминающим презрительный плевок. Короткий полет, и мы неожиданно мягко приземлились, не потеряв ни капли здоровья. Вездесущая подушка из пепла устроила мягкую посадку и одновременно могилу — нас накрыло с головой и несколько мгновений я не видел абсолютно ничего, пока ожесточенно работая руками и ногами, не "вынырнул" на поверхность.

Кира меня опередила — ее тело по плечи торчало из мягко шевелящегося серого месива. Крутнув головой по сторонам, я обнаружил, что мы внутри пологой кучи, высотой метра в три, не больше. Я был ближе к краю и немного сместившись в сторону, легко нащупал ногами твердую поверхность. А Кира продолжала барахтаться, едва заметно, сантиметр за сантиметром приближаясь ко мне.

— Руку! — крикнул я и, уцепившись за протянутые пальцы, подтянул девушку к себе — Вот блин! Скажи мне кто раньше, что придется нырять в пепле с головой…

— Отказался бы? — хрипло поинтересовалась Кира, цепляясь мне за плечи и проталкиваясь дальше.

— Вряд ли — усмехнулся я — Стой, дай упереться покрепче и я тебя вытолкну.

— Угу. Зато состояние доспехов стало лучше, и защита повысилась на пару единиц. Толкай!

— И… раз… — от моего мощного толчка напарница продвинулась еще на шаг в сыпучей массе и практически выбралась наружу — Как это защита повысилась?

— Пепел какой-то странный здесь — тяжело дыша, пояснила Кира, помахав у меня перед носом сверкающей кольчужной перчаткой — Не такой как вверху. Доспехи просто отзеркалило до блеска. Металл ведь… Но эффект не совсем положительный. Давай руку. И-и-и оппа…

Через пару секунд мы оба оказались на свободе. В относительном смысле — слой пепла достигал колена, а с небес и крутых склонов продолжала сыпаться добавка.

— Теперь дороги назад нет — озвучил я и без того известный факт — Мда… одна ошибка или еще что…

— Значит, постараемся не наделать ошибок — внешне безразлично ответила Кира.

"Уже наделали, когда весело скатились с этой горки!" — так и просилось у меня на язык, но я сдержался и, выдав самую широкую из своих улыбок, кивнул на ставший гораздо ближе ледяной пик:

— Нам кажется туда?

— Да, пошли. Только куртку переодень, да и штаны твои… подгузник просвечивает.

— А? — удивился я и, взглянув на куртку, испустил еще один возглас — А?!!

На мне была одета полная рвань. Хлам, барахло, мусор, ветошь! Совсем еще новехонькая куртка превратилась в лохмотья, держащиеся вместе только благодаря чуду и редким ниточкам. Штаны "украшены" огромными дырами, сквозь которые видны грязные ноги. С жалобным стоном я выдернул ногу из пепла и со скорбью убедился, что болотные сапоги "просят каши", их зубастой ухмылочке мог позавидовать даже крокодил. Защита упала почти до нуля, вещи сношены практически до предела. Даже шарф и тот покрылся мелкими дырками и уже не давал никаких бонусов к характеристикам — а я так и не успел изучить подарок. Да я вообще эти вещи меньше одного дня ношу! Какого черта?!

Пока я горестно таращился на свое облаченное в жалкие обноски тело, некогда великолепная куртка издала противный треск и рывком сползя с моих плеч, упала в пепел и мгновенно исчезла, оставив после себя четыре свитка, до этого лежавших в карманах. Следом полетела разлезшаяся на рваные лохмы островерхая шапка.

— Да что за хрень?! — завопил я, поспешно подхватывая драгоценные свитки.

— Пепел — сдержанно пояснила Кира, с интересом глядя как с меня сползают разваливающиеся на ходу штаны — Стриптиз у тебя так себе, конечно…

— Кира! Что за… о блин! — штаны испарились, и я остался стоять в одном шарфе, сапогах по колено и белоснежном подгузнике.

Это если не считать болтающегося за спиной посоха и неуничтожимого мешка.

— У-у-у… ха-ха-ха…

— Кира! Не смешно! Почему я голый, а ты в блестящих доспехах? — лихорадочно проверив содержимое мешка, я облегченно выдохнул — все сохранилось.

— Ну, сапоги то у тебя остались… ой, нет… и сапогов больше нет. Рос, это из-за пепла. Похоже он здесь как абразив. Металл стачивает постепенно, а ткань и кожу мгновенно до дыр сгрызает. Если по научному — мы оказались в агрессивной среде, пагубно воздействующей на…

— Кира, лучше помолчи, а то это я на тебя пагубно воздействую прямо сейчас! Посохом по кумполу! Черт! Черт! Сегодня все купил!

— Я что ли виновата? И вообще, если мы здесь задержимся, то и мои доспехи сотрутся — защита уже вниз поползла. Хорошо запас есть. Одевайся и пошли.

— Нет уж! Что-то у меня в рюкзаке есть из старого, но сейчас я одеваться не буду. Сперва найдем место, где нет этого проклятого пепла.

— Оки. Двинулись дальше… кстати, ты заметил?

— Что?

— Меня больше никто не бьет, да и цвет ника у тебя опять позеленел.

— Точно… ты тоже мирным зеленым светишься. И жизнь у меня полная. Похоже, одно испытание мы прошли. Но лицо у тебя все еще в крови и в порезах.

— А ты все так же гнусно улыбаешься. Ладно, я как самая защищенная выдвинусь вперед, а ты шагов на десять отстань. И держи свиток с высшим лечением наготове.

— Угу. А в другой у меня "огненный поток". Так что если кто вылезет, мало ему не покажется. Здесь и ветерок холодный появился — смотри какие волны по поверхности пепла идут. Наверняка холодом от той ледяной глыбы тянет. Сколько еще до нее, как думаешь?

— Осталось всего ничего пройти — минут двадцать-тридцать быстрого шага и мы там. А это что такое? Рос! Посмотри!

Рывком повернув голову в указанном направлении, я заметил на ровной поверхности пепла небольшое продолговатое вздутие. Неподвижный холмик, через который мерно перекатывались пепельные волны и где изредка сверкали смутно знакомые серебристые искорки.

— Непонятно — тихо отозвался я, вытягивая вперед руку со свитком — Моб? Затаился и ждет, пока мы подойдем поближе?

— Может быть. Стой там, я проверю — держа наизготовку оружие и щит, напарница осторожно двинулась вперед, шаг за шагом приближаясь к странному вздутию, никак не реагирующему на ее действия. Вот осталось всего три шага, два, один… может это просто камень?

— Рос… это тело! Тело "улетевшего" игрока! Ник…Мирна Разящая. Рос! Это же…

— Уходи оттуда! — истошно завопил я, закрутившись как волчок и скользя взглядом по серой угрюмой местности. Один только пепел. Но именно в этом толстом слое так удобно прятаться… — Уходи!

Поздно!

За спиной Киры корка пепла треснула, взбугрилась и лопнула, освобождая высокую мужскую фигуру. С головы до ног в сверкающем металле. В правой руке короткий жезл, в левой — широкий башенный щит с рваными, словно бы изгрызенными краями. Лицо скрывает шлем с забралом в виде зло скалящегося тигра, но ник виден отчетливо — Грюм Молот…

— Сзади! Кира, ложись!

Не говоря ни слова, Грюм коротко повел правой рукой, из жезла вырвалась ослепительно белая шипящая молния, метнулась к девушке и… замерла в нескольких сантиметрах от вовремя подставленного щита. Кира среагировала просто молниеносно, развернувшись еще до моего предупреждения и закрывшись щитом. Но это не понадобилось: молнию остановил не щит. Она просто зависла в воздухе, а Грюм застыл подобно каменной статуе.

— Что за… — пораженно прохрипел Грюм, прилагая бешеные усилия, чтобы высвободиться из невидимой хватки.

Ему никто не ответил — Кира по-прежнему прикрываясь щитом отходила в сторону от застывшей молнии, а я наводил на агрессора руку со свитком, прикидывая как бы накрыть гада с гарантией и при этом не прибить собственную напарницу. Не до разговоров и размышлений нам было. Прибьем урода, а потом уже разбираться будем…

Грянувший с серых пасмурных небес голос был просто оглушителен. Голос женщины шипящей словно разъяренная кошка уже готовящаяся вцепиться тебе когтями в лицо:

— Мужчина поднявший руку на женщину… достоин лишь смерти! — грозное шипение сорвалось на дикий визг — Мучительной смерти! Смерти!

Зависшая в воздухе молния резко налилась светом, извернулась и круто ушла в тянущиеся у нас над головами тучи. Раздался громовой удар, небеса зигзагом перечеркнула грозовая ветвистая молния, с сухим шорохом пронёсшаяся в воздухе и врезавшаяся в шлем неистово дергающегося Грюма Молота. Последовавшая за этим вспышка на мгновение ослепила меня, а когда зрение вернулось, я увидел медленно оседающий на землю сгусток серебряного тумана и витающие в воздухе серые облачка пепла.

— Мать твою! Елки-палки! — просипел я, повернувшись к остолбеневшей Кире — А дойди у нас с тобой та недавняя ссора до боя? И я, скажем, посохом долбанул бы тебя… ну или пнул…

— Слышал же! Женщин обижать нельзя! — нравоучительно произнесла Кира, но в ее голосе слышалось нешуточное потрясение — В целом логично: мы же в ее душе, в ее самых сильных чувствах.

— Значит, это был голос Мирты? Неприветливый голосок. И нападающих на женщин мужчин она не любит — заключил я, шагая к поверженному телу Грюма Молота — Едва не вляпались. Интересно, как эти ребятки здесь оказались… вернее не как, а зачем? Турнир они проиграли… опять пошли на реборн? Скорей всего. Маньяки блин.

Присев у сгустка тумана, я деловито запустил руки внутрь и принялся "рыться" в имеющихся вещах. А их было немало. На секунду отвлекся и попросил:

— Кира, посмотри, что есть у Мирны.

— Не могу — я же паладин. Хотя… посмотрю…

— Ладно, не лезь. Я сам разберусь.

Здесь Кира не привередничала и не капризничала. Паладинам сам бог не велел обирать тела, то бишь мародерствовать. Одно из многочисленных правил, благодаря чьей сложности класс паладинов был востребован больше в кланах, чем у одиночек. Нет, снять доспех с поверженного собственной рукой врага они могли. Что с боем взято — свято. А вот если наткнуться на набитый дорогим лутом "труп" — обобрать ни-ни! Сразу карма падает… или что там у них вместо нее.

Так что я лучше сам. Благо мне заботиться о собственной карме ни к чему. Но сначала опустошим тушку Грюма… как только подтяну свою отпавшую и погрузившуюся глубоко в пепел челюсть на место.

Банки, склянки, бутылочки всевозможных форм и расцветок. Целебная и усиливающая алхимия. Причем великолепная алхимия, рассчитанная на самых высокоуровневых игроков. Четырнадцать свитков… странно, в наличии только боевые. "Ядовитый туман", "горная лавина", "огненный поток", "черный смерч", "кислотный водоворот", "призыв громыхалы", "снежная буря"… запас на все случаи жизни.

Крутая экипировка на семидесятый уровень, жалко, что сплошь из металла и с бонусами на силу. Но сохранившийся шлем очень красив — на аукционе за него хорошие деньги дадут. Открыв свой мешок, я перекидал туда все захапанные вещички, молясь, чтобы у меня хватило сил упереть всю добычу. Хорошо, что свитки практически невесомы, а алхимия весит не так уж много.

 

И самое главное… ну-ка, что это за штуковина такая?

Стальной жезл Громовержец.

 

 

Тип: вооружение\одноручное.

 

 

Минимальный уровень: 50.

 

 

Описание: В этом невзрачном на вид куске металла заключена разрушительная мощь грозовых небес! Одно ваше небрежное движение и во врага полетит сокрушающая все на своем пути молния!

 

 

Класс предмета: Редкий!

 

 

Количество зарядов: 36/100.

 

 

Создатель: Мастер Зибте Фогель.

 

— Беда… — выдохнул я, поднимаясь на ноги — Нехорошо получается…

— У Мирны оружие, немного алхимии и три боевых свитка. Все забрала — произнесла подошедшая Кира, без особого любопытства взглянув на зажатый у меня в руке жезл — И что за беда опять приключилась?

— Все-таки залезла в труп? И охота тебе карму портить было…

— Так что за беда?

— Эти ребятки очень основательно подготовились к вылазке. Мы рядом с ними и рядом не валялись. Алхимия высшего класса, свитки, жезлы… кстати, у Мирны был жезл? — дождавшись отрицательно кивка, я продолжил — Но сейчас явное несоответствие — осталось четырнадцать свитков и непомерно огромная куча пузырьков. А на жезле всего тридцать шесть зарядов из ста. Понимаешь?

— Они с кем-то повоевали.

— Верно. И Мирна эту войнушку не пережила.

— Может они схлестнулись друг с другом? Мы… я ведь тоже едва-едва на тебя не напала.

— И потратили на это дело целую пачку свитков и уйму зарядов из жезла? Очень сомневаюсь. Они же не терминаторы, тут одного удачного попадания из свитка высшего ранга по уши хватит.

— Гадать можно до бесконечности, Рос. Двинулись.

— Двинулись? А ты… да плевать! Двинулись.

Дождавшись пока Кира отойдет шагов на десять, я пристроился ей в кильватер. Мешок на спине, подгузник на чреслах и по одному свитку в каждой руке. Все остальное надежно спрятано в мешке, где добыче не грозит опасность быть уничтоженной абразивным пеплом.

Оставшиеся от павших конкурентов серебристые сгустки остались далеко позади, впереди виднелась снежная белизна. Цель нашего путешествия выглядела словно вылепленный из снега холм с пологими склонами в чью вершину воткнули уродливую сосульку. Дующий в лица ветер приносил с собой холод.

В моей голове царила полная неразбериха, но я и не пытался увязать все воедино. Плевать. Если сначала было интересно, то сейчас я просто-напросто устал.

У меня свои цели, у Киры — свои. А я лишь нанятый работник, квестовый мальчик для пары. Осталось недолго. Скоро все закончится, и я отправлюсь спать. А завтра… завтра будет новый день.

 

Мы беспрепятственно преодолели больше половины расстояния отделяющего нас от конечной точки путешествия. На стелющемся под ногами пепле стали попадаться белые пятна изморози, в воздухе замелькали редкие снежинки. Я даже обрадовался — царящая вокруг серость начала серьезно утомлять.

А затем пепел зашевелился. Нет, он и так не был неподвижен, по нему гуляли мелкие волны, появлялась рябь, вихрились крохотные смерчи, но когда я опустил взгляд в очередной раз, то заметил мелкие пульсирующие точки, похожие на фонтанчики размером с мой мизинец. Остановившись, я огляделся по сторонам и с нарастающей тревогой констатировал, что непонятные явления окружают нас со всех сторон.

— Кира! Притормози ка!

— Немного осталось, Рос. Совсем чуть-чуть — хриплый и усталый голос Киры никак не смог бы стать рекламой для Вальдиры. Скорее антирекламой о том, как пагубно влияют современные игры на мозги.

— Остановись — повторил я, опускаясь на колено — Тут что-то странное происходит. Под ноги себе глянь.

— Не хочу — на этот раз я уже испугался, бросив быстрый взгляд на сгорбленную фигуру девушки. Вот это да…

Как-то я прозевал момент, когда Кира из гордого паладина превратилась в это сломленное существо с обреченным голосом. Сказывается воздействие локации? Или она просто не пришла в себя после недавних приключений? Черт…

— Тогда просто стой — велел я, и с тревогой покосившись на послушно застывшую Киру, вновь взглянул на странные пульсирующие точки, которые явно немного подросли — Ну ка…

Осторожно шевельнув ладонью, я зачерпнул пригоршню пепла и поднес поближе к глазам. Да. На сером фоне отчетливо выделялось нечто вроде фонтанчика выплевывающего из себя крохотные частички пепла. Секунду… нет, не выплевывающего, а наоборот — втягивающего в себя самые мелкие кусочки пепла подобно махонькому пылесосу.

Пока я изумленно таращился на это чудо природы, фонтанчик заметно потолстел, заняв собой четверть моей раскрытой ладони, вобрал в себя еще немного пепла и… отрастил себе нечто вроде четырех лапок. Помотав головой, я вновь уставился на обросший конечностями пепельный фонтанчик и с оторопью прочитал возникшую над ним надпись: Пожиратель надежд. Нулевой уровень.

— Кира!

— Ау… Рос, пойдем, а?

— Кира, у меня глюки начались! У меня на ладони Пожиратель надежд сидит! Нулевого уровня!

— Так выбрось его или раздави! Это просто фон, декорации. И идем дальше! Пора заканчивать эту историю. Как я устала…

— Ладно — буркнул я, резко сжимая пальцы и сминая пепел вместе с крохотулей мобом. Выдумали же — живые декорации с таким страшненьким именем — А черт! Мне за него опыт дали! Это не фон! Это мобы!

Нырнув к земле, я зацепил глазами очередной фонтанчик и поспешно сгреб его в ладонь. Что тут? Темно-серый извивающийся сгусток без малейших признаков конечностей, зато с четким обозначением: Порождение Праха. Второй уровень!

Вновь сжав пальцы, я дождался появления сообщения о получении опыта и, выругавшись, упал на четвереньки и, приникнув к земле, вгляделся в серую шевелящуюся массу.

Изогнувшийся крутой дугой фонтанчик падает на только что выросшие лапы и поднимает вверх на глазах формирующуюся морду с провалами вместо глаз. Размером он уже с мой кулак, обозначение: Пожиратель надежд четвертый уровень.

— Рос?

— Они растут! — крикнул я — И в размерах и в уровнях! Черт!

По моей босой ступне прошуршала длиннющая многоножка слепленная из пепла и снега. Хищно повела все еще растущими жвалами и у меня перед глазами слабенько полыхнуло багровым, шкала здоровья убавилась на пару пунктов. А Крушитель судеб четвертого уровня — название многоножки — взмахивает головой для следующего удара, но я успеваю отпрыгнуть в сторону, приземлившись на спину медленно ковыляющего пожирателя надежд и раздавив его в лепешку.

— Уходим! — крутнувшись на месте, я раскрыл было рот для очередного вопля и… мрачно захлопнув его, зашагал к своей напарнице. Чего зря орать? И так все уже ясно.

Бесполезно. В пределах видимости, пепел вокруг нас словно кипел, порождая все новых и новых крохотных монстров, растущих с каждой секундой. Не убежать. Кусают едва-едва, снимая не больше пары единиц здоровья, зато их тут побольше тысячи и это так, навскидку. Может и больше — пепла-то тут полно. Материала для строительства и роста предостаточно. Словно в подтверждение моих слов, мимо прошуршало нечто вроде толстого червя, слепо поводящего головой по сторонам. Червь с ником Одиночество…, двенадцатый уровень. Становится все веселее.

— Кажется, мы приехали — широко улыбнулся я Кире и развел руками в стороны, указывая на творящееся безобразие — Конечная остановка. Через пару минут нас схарчат и мы пойдем баиньки. Если честно — я даже рад.

— Их не одолеть лишь сталью… — пробормотала Кира, глядя на медленно вырастающего из пепла Пожирателя надежд, достигшего двадцать третьего уровня… нет, уже двадцать четвертого.

— Угу, не одолеть — толком я не понял, но все же кивнул на всякий случай — Но если хочешь, можем попытаться прорваться. Целенаправленно они пока не нападают, но скоро все изменится к худшему.

— Нет. Все в порядке.

— Да?

— Угу.

— Прямо угу-угу?

— Рос! — устало выдохнула Кира — Сказала же — все нормально. Не атакуй их, это бесполезно. Значит, это и есть рожденная горем и одиночеством преграда. Те двое не знали или не сообразили… попытались прорваться силой.

— Грюм с Мирной? Не знали что?

— Неважно.

— Ну да, конечно, неважно.

— Так… зашевелились.

Повернув голову, я уткнулся взглядом в сплошную мешанину спин, лап, хвостов и щупалец. И вся эта масса двигалась к нам, постоянно увеличиваясь в размерах. Настоящая приливная волна, цунами, девятый вал… сейчас как захлестнет…

— Рос.

— М-м-м? — промычал я, не отрывая зачарованного взгляда от сонмища подступающих монстров, большая часть из которых достигла двух человеческих ростов.

— Прижми меня к сердцу и поцелуй.

— Кха-кха-кха… А?!

— Обними меня и поцелуй! Ну же!

— Подожди… так это входит в условия задания? — поразился я.

— Да! А ты о чем подумал? Быстрее, Рос! Тебя всегда надо так долго уговаривать, чтобы ты согласился поцеловать девушку?

— Если девушка выглядит как истекающий кровью персонаж из фильма ужасов — да! У тебя губ-то нет, чтобы поцеловать!

— Рос! Целуй!!! Быстрее!

— Ладно, уговорила — шагнув к девушке, я неловко обхватил ее руками, вытянул губы дудочкой как неумелый первоклашка и крепко-накрепко зажмурившись, поцеловал и… и в этот момент на нас обрушилась тишина — по-другому не скажешь, настолько внезапно исчезли все звуки. Затихло глухое бормотание, что неотступно сопровождало нас от самого начала локации Безумия. Прекратился мягкий шелест пепла, холодный ветер сменился теплым потоком ласково взъерошившим наши волосы, сквозь закрытые веки пробился мягкий свет.

Я невольно вздрогнул — откуда-то очень издалека донесся шум океанского прибоя, и едва слышное пение. Пела женщина, что-то очень печальное и щемящее.

Мы простояли в обнимку не меньше минуты, я все же рискнул приоткрыть один глаз и обнаружил, что прильнувшая ко мне Кира тоже зажмурилась. Точно первоклашки, блин…

Не прекращая целоваться, я повел глазом в сторону, где окружившие нас широким кольцом монстры медленно оплывали и рассыпались, вновь сливаясь в единую массу пепла и медленно вздымающимися волнами откатываясь назад. Из воздуха исчезли мельчайшие пылинки, вернув ему кристальную прозрачность, над нами расступились тяжелые пасмурные тучи и мы оказались в столбе яркого солнечного света. Вот это…

— Ииира… — промычал я, не размыкая поцелуя — Иира!

— М-м?

— Мовет. в-авитит… мофтры уффли…

Как мне показалось, неохотно приоткрыв глаза, Кира взглянула по сторонам и медленно отстранилась. Шмыгнула носом и сердито утерев глаза ладонью, едва слышно произнесла:

— Бесконечный океан.

— Что?

— Ничего… Чего так смотришь?

— Мой поцелуй исцелил твои раны — улыбнулся я.

С лица Киры исчезли все ужасающие раны, не осталось даже малейшей капельки крови.

— А мой убрал с твоего лица гнусную улыбочку — грустно хмыкнула Кира — Ну, пошли дальше. Мы почти на месте.

Заглянув девушке в глаза, я мгновение подумал и пожав плечами, кивнул:

— Пошли. Пора заканчивать.

— Доспехи больше не разваливаются — добавила напарница, резко отворачиваясь от меня — Так что можешь натянуть штаны.

— А вот это новость хорошая — обрадовался я, сдергивая с плеча мешок.

Мгновенно облачившись в свои старые вещи, я снова кивнул:

— Готов. О… Пепел…

— Вижу. Пошли.

Под нашими ногами был чистый песок, пепел полностью отхлынул в стороны. Образовалась узкая дорожка ведущая к снежному холму увенчанному ледяным пиком.

— Ни пепел, ни прах, ни холод, ни мрак — глухо бормотала шагающая впереди меня девушка, зябко обхватив себя руками за плечи — Не смогут закрыть от влюбленных тех врат…

— Кира! Ты в порядке?! — не выдержав, рявкнул я — Ты чего?! Тебе плохо?

— Все в порядке, Рос, просто идем дальше — отмахнулась Кира, не поворачивая ко мне лица — Идем дальше…

С тревогой поглядев в удаляющуюся спину напарницы, я неохотно зашагал следом. Кира явно не в порядке. Поскорее, поскорее бы все закончить и отправить девчонку в "реал". Потом отзвонюсь Гоше, попрошу проверить как она там…

С каждым следующем шагом песок все больше покрывался инеем и противно скрипел под ногами. Дорожка, прямая как стрела и ярко освещенная солнечным светом привела нас к подножию холма, где песок окончательно исчез, сменившись белым снегом. Исчезла и сама дорога, уткнувшись в нетронутую снежную целину. Продолжающую что-то бормотать девушку это не остановило, она даже не замедлила шаг.

Я молчал, неотвязно следуя за Кирой и стараясь повторять все ее действия. Даже наступал на те же места где это делала она. Черт его знает, что тут за условия. Обидно будет напортачить в самом конце, после стольких то испытаний. Но в действиях напарницы не прослеживалось никакой четкой системы. Она просто шагала по прямой, упрямо поднимаясь на становящийся все круче склон. А я следовал за ней. И с каждым шагом мне становилось все неуютней.

Снег и лед окружали меня. Кое-где в широких ледяных трещинах плескалась стылая темная вода, подернутая тонкой корочкой льда. Прояснившееся было небо вновь потемнело, в воздухе появились снежинки. Передернув плечами я на секунду остановился, но все же пересилил себя и зашагал дальше. Осталось совсем чуть-чуть. А потом мы покинем это царство холода и льда навсегда.

Еще сорок шагов и мы оказались у основания ледяного пика, скрытого крутящимся вокруг него снежным смерчем.

— Ты пришла… — тихий голос донесся от ледяного пика и снежный смерч начал беззвучно опадать, открывая прозрачную толщу льда.

— Я пришла — столь же тихо ответила Кира, не поднимая головы.

Про меня никто не упомянул, чему я был только рад. Обойдусь и без роли в этом странном спектакле. Но как же здесь холодно… или мне только кажется? Не люблю снег и холод… но ведь я здесь не один…

Последние снежинки беззвучно осыпались на наши головы, и я с огромным трудом сохранил бесстрастное выражение лица. В толщу льда была вморожена женщина. Вморожена так, что казалось что она стоит или даже парит внутри своего ледяного саркофага. Парит на высоте двух человеческих ростов над нами. И четко видимую над ее головой надпись было легко прочитать: Мирта Разящий Клинок. Мы стояли у ледяной могилы легенды.

Тело было вморожено не полностью — изо льда выдавалась бессильно опущенная голова и кисти рук, все остальное было во льду. Лица я не видел — оно было скрыто лохмами заиндевевших волос, зато отчетливо видел срывающиеся с подбородка капли, падающие на лед и окрашивающие его в ярко-красный цвет. Кровь. Мирта истекала кровью…

— Встань ближе, девочка — шипящим голосом велела Мирта, по-прежнему не обращая на меня ни малейшего внимания — Встань в очерченный круг.

По лежащему у основания ледяного пика снегу пробежала ярко-синяя светящаяся линия, очерчивая круг. Кира ступила внутрь, по телу снежного холма прокатилась дрожь, раздался едва слышный треск и круг вместе со стоящей в нем девушкой пошел вверх. Это была не вздымающаяся колонна, как мне показалось в первый момент, а воспаривший в воздух кусок льда с идеально ровной верхней поверхностью. В снегу осталась большая дырка, рядом с которой стоял я, удивленно задрав голову вверх.

Мирта дождалась пока Кира поднимется на достаточную высоту и прошелестела:

— Ты знаешь что делать… знаешь чего я хочу…

— Я знаю что делать — согласилась Кира, потянувшись руками к вороту. Тускло блеснула золотая цепочка, сверкнул перламутровый камень — Я знаю чего ты хочешь…

— Ты прошла сквозь мою душу… ты ощутила пламя моей ярости…

— Я ощутила…

— Ты почувствовала мою скорбь… познала горечь моих слез…

— Я почувствовала…

— Ты видела мои несбывшиеся мечтания и разрушенную любовь…

— Я видела…

— Ты одолела подступающий ко мне мрак безумия…

— Я одолела…

— Так даешь ли ты клятву?…

— Я даю клятву.

— Хорошо… тогда прими мою ярость…

Чуть наклонившись вперед, девушка подставила камень под сорвавшуюся с лица Мирты каплю крови. Полыхнула красная вспышка, заставившая меня прикрыть глаза. Зачаровывание? Такой же ритуал как в храме над нами… Висящий на цепочке камень сменил свой цвет с молочно белого на бледно розовый с красными прожилками.

— Прими мою скорбь…

И вновь Кира подставила камень под каплю крови. Вспышка. Камень снова меняет цвет, наливаясь угрожающе красным огнем.

— Прими мою любовь…

Вспышка. В пульсирующем огне появляются сполохи лазурного цвета…

— Прими мой мрак…

Вспышка. В засверкавшем камне расплылась уродливая черная клякса, мне в грудь ударила волна холода, заставив пошатнуться и отступить на шаг назад.

— Мои чувства с тобой. Моя душа всегда рядом…

— Да…

Мирта тяжело повела головой в сторону. Ее лица я по-прежнему не видел, но почувствовал на себе ее взгляд. Тяжелый и недобрый взгляд женщины однажды преданной мужчиной.

— Я тоже верила… верила в своего мужчину. Он всегда был рядом… моя поддержка… моя опора… моя любовь….. моя надежда… но это лишь иллюзия, это всего лишь обман! — в холодном голосе послышалась пробуждающаяся ярость — Обман!

— Обман… — тихим эхом отозвалась Кира.

Мирта вновь повела головой к девушке и тихо прошептала:

— Они все одинаковы. У каждого из них в груди тлеет искра предательства… Я могу дать тебе настоящую силу… могу доверить ее своей избраннице. Но не слепой игрушке в чужих руках… моя избранница должна отречься. Навсегда отказаться от него… Сделай свой выбор здесь и сейчас…

Повисла тяжелая тишина, я с нарастающим беспокойством взглянул на застывшую Киру, оглянулся назад, где у подножья снежного холма вновь начали вздыматься пепельные волны. Хотел окликнуть девушку, но сдержался — вдруг так и должно быть и своим вмешательством я нарушу ход событий.

 

Отмершая Кира бросила на меня короткий взгляд сверху вниз, мне показалось, что она тихо всхлипнула, я ободряюще улыбнулся и тихонько помахал ей рукой. Все будет в порядке…

Группа распущена!

Что за…

— Я отрекаюсь! — хрипло выдохнула Кира, глядя на опущенную голову Мирты — Отрекаюсь!

— Тяжелый… но правильный выбор! — проскрежетал голос Мирты и голова рывком вздернулась вверх, открывая страшно исполосованное, изборожденное следами когтей и залитое кровью лицо — Теперь ты свободна! Никто не предаст тебя!

— Я свободна. Никто не предаст — согласно кивнула Кира.

Да что черт возьми происходит?!

— Прими мою силу — прогрохотала Мирта и только сейчас я заметил охватывающий ее голову золотой обруч практически невидимый из-за налипшей на него крови и скрытый прядями заснеженных волос.

Протянув руки, Кира осторожно сняла обруч и мгновение помедлив, опустила его на свою голову. Никаких видимых эффектов не случилось, но обруч мгновенно очистился от пятен крови и ярко засиял.

— А теперь отправляйся в путь, дитя мое! Избранница моя! — обломок льда вздрогнул, из его краев стремительно начала вырастать узорчатая ледяная корочка, куполом сходясь над головой Киры.

Секунда, и Кира оказалась словно бы внутри стеклянного купола. Словно стеклянный шар, что продается в магазинах. Тряхнешь его и внутри начинают падать кружащиеся снежинки… какого хрена творится? Черт… как холодно…

Кусок льда мягко провернулся вокруг оси и начал медленно подниматься вверх, в небеса. А я остался внизу. Остался один.

Полускрытая слоем льда, стоящая ко мне спиной Кира, едва слышно произнесла:

— Прости, Рос… прости… дай убить себя и тебя выкинет отсюда…

— Кира?

— Прости, Рос…

— Кира?!

— Не оборачивайся, дитя мое. Ты сделала правильный выбор…

— Кира!!! — крикнул я — Ты бросаешь меня?! Бросаешь здесь?! Среди снега и льда?! Рядом с ожившим трупом?! Ки-и-ра-а!!

— О господи… господи… — спина Киры вздрогнула — Рос!

На мгновение вздымающийся к небу кусок льда подернулся дымкой и я увидел стрекочущий винтом призрачный вертолет… тряхнув головой, я в бешенстве заорал:

— Кира!

Кира была уже слишком высоко и вместо крика, ко мне пришло сообщение:

"Прости, Рос! Я не хотела! Это Гоша…"

Тварь! Сс-у-ука! Не дочитав, я с яростным хрипом закрыл сообщение и вжал иконку ставящую отправившего письмо в игнор-лист.

С трудом удерживаясь от рвущегося из глотки воя, но не в силах унять бьющую меня дрожь, я крутнулся по сторонам и крикнул:

— Опять снег… долбанный снег и черная вода! И труп за стеклом… Черт… выход! Где выход?!

Злорадный, безумный хохот метнулся к небесам. Повернув ко мне окровавленную маску лица, Мирта проскрежетала:

— Отсюда тебе не уйти. Ты умрешь здесь… превратишься в частичку пепла…

— Я не умру здесь! — заорал я в ответ, рывком открывая мешок и вытряхивая из него свиток перемещения.

Черкнул ногтем по пустой графе и крикнул:

— Альгора!

Ничего… ни вспышки, ни перемещения. Я по-прежнему стоял среди снега и льда… по-прежнему холодно…

— Альгора!

Ничего…

— Селень!

 

Ничего…

В данной локации использование свитков перемещения невозможно.

— Нет!

— Ты умрешь здесь — перемежая слова короткими булькающими смешками, повторила Мирта и, склонив голову набок, добавила — Оглянись… взгляни на свою смерть…

Крутнувшись на месте, я увидел захлестывающую снежный холм лавину. Монстры… слепленные из пепла и снега монстры накатывались на меня. Сотни и тысячи подступают со всех сторон, я в кольце… оживший снег молча надвигался на меня… еще миг и захлестнет…

Выйти? Лог аут? А когда снова зайду в Вальдиру опять окажусь здесь?! В ледяном тупике… умереть… ну уж нет! Только не здесь! Только не здесь…

— Я! Здесь! Не! Умру! — мой яростный крик эхом отразился ото льда.

Мешок падает к ногам, а я вскидываю руку вверх и издаю бешеный вопль "Огненный поток!".

 

Ревущая волна огня врезается в серо-белых монстров, прожигая в их рядах дымящуюся просеку.

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

— Я здесь не умру — вновь прохрипел — И я не сдамся! Алмазные шипы!

 

Снег вспучивается огромным горбом, во все стороны разлетаются снежные комья. Из земли вырастают сверкающие зазубренные шипы, насаживая на себя десятки чудовищ.

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

Выхватив из мешка следующую пару свитков, я вздел их над головой и проревел:

— Гнилое болото! Каменный град!

Вокруг меня ад. На землю с воем рушатся огромные каменные глыбы, плюща и вбивая монстров в мутную болотную воду.

 

— Снежная буря! Ядовитый туман! Черный смерч!

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Вы получили новый уровень!

Из-за сгустившегося зеленого сумрака и ревущей снежной бури почти ничего не видно. Плевать… монстры повсюду, промахнуться невозможно…

Я пятьдесят первого уровня.

Одно движение и у меня в руке стальной жезл Громовержца.

— Н-на!

Слепящая молния яростно вгрызается во врага, пробивая их тела насквозь, заставляя их корчиться в судорогах…

Замахиваюсь вновь и замираю — сверху до меня доносится пронзительный звериный вой. И еще раз, но теперь источник звука гораздо ближе. Почти поглотившая, почти доставшая меня орда пепельных монстров замирает и поднимает слепые морды вверх, к тяжелым небесам. Вскидываю лицо и я, но успеваю заметить лишь пронесшееся в воздухе светлое пятно, с грохотом и ревом рухнувшее на землю, подняв вокруг себя круговерть снежной пыли.

Глухой вой повторился, за снежной пеленой мелькнула огромная смазанная тень, одним прыжком смещаясь в сторону, на открытое пространство. Заледенелый снежный наст скрипнул и глубоко промялся, не выдержав массы чудовищных когтистых лап.

— Грим… — выдохнул я, пятясь прочь от гигантского белоснежного волка с пылающей ярко-красной надписью над лобастой мордой с горящими ненавистью глазами "Грим-оборотень".

— Гри-и-и-им! — зашлась в невыносимо громком безумном вое Мирта, бешено содрогаясь всем телом внутри своей ледяной тюрьмы — Гри-и-и-им!!!

По ледяному пику с треском пробежала стремительно расширяющаяся темная трещина. Монстры медленно отворачивались от меня, направляя уродливые морды на вторгшееся чудовище.

— Гри-и-и-им!

— Вот это да-а-а… — зашептал я, все пятясь и пятясь назад, не отрывая глаз от оборотня. Только имя и не малейшего намека на уровень.

— Гри-и-и-им! — беснующаяся Мирта с треском вырвала из ледяного плена одну руку и высвободила часть плеча — А-а-гх… аа-агх!

Повернувшийся было ко мне чудовищный волк дернул мордой к рвущейся на свободе Мирте и… отступил… прижался на мгновение брюхом к снегу, испустив странное рычание, больше напоминающее полузадушенный всхлип или сдавленный крик в исполнении зверя.

При очередном шаге назад моя спина наткнулась на препятствие. Бросив быстрый взгляд назад, я обмер — моя спина упиралась в лапу нависшего надо мною Пожирателя надежд семьдесят девятого уровня… уже восьмидесятого… В тело слепленной из подручных материалов твари с тихим шелестом "вливался" снег, пепел и ледяное крошево… внутри пустых глазниц затрепетали разгорающиеся багровые огоньки… восемьдесят третий уровень… на меня Пожиратель даже не смотрел. Равно как и стоящие рядом с ним остальные порождения пепла. Сейчас их было куда как меньше. Не сотни, а десятки. Но и уровни у них были уже куда солиднее, стремительно подходя к сотой отметке.

В голове постепенно прояснялось, я с трудом отходил от перенесенного потрясения, если не сказать шока, но легче мне от этого не становилось… и никак не мог унять колотившую меня дрожь. Кира… как же так, напарница, как же так…

Успокойся, Рос, успокойся, это все не по-настоящему. Просто очередной ледяной кошмар…

Тихий мелодичный звон. Входящее сообщение от неизвестного…

"Рос! Это Влас! Нахрена ты Киру в игнор кинул?! Девчонка ревет, слезами захлебывается! Мля! Не знали мы, что в конце снег будет! Не знали! Не сообразили, что тебя перемкнет! Сам же подписался на эту работу, брат! Пойми — нельзя было раньше сказать! Система читает все твои показатели! Все твои эмоции! Разыграть спектакль не получилось бы! Все должно было быть по…"

В игнор. А черт… кажется, сейчас начнется…

Оборотень дернулся словно от удара электрического тока, я с трудом удержал рванувшую вверх руку с жезлом. Рано, еще рано… Грим дернул лапой, скрежеща когтями и оставляя на льду рваные борозды — точно такие же как на лице изуродованной им Мирты. Оборотень был в замешательстве, в ступоре, он никак не мог понять, что ему делать. Горящие глаза рывками перемещались то ко мне, то к надрывно стонущей и воющей Мирте. Сбой…

Из почерневших туч послышался громовой раскат, одна за другой ударили несколько молний. Первая выжгла огромную воронку во льду где секунду назад стоял оборотень, еще три врезались в ледяной пик, раскалывая его верхушку. Во все стороны полетели ледяные осколки, один из которых пришелся мне в плечо, отбросив меня назад и практически прикончив меня. Нескольких сгрудившихся тварей отшвырнуло назад, парочку пробило насквозь и они рассыпались бесформенными кучами смешанного со снегом пепла.

— Исцеление — пробормотал я, сжимая в руке пергамент свитка.

— Гри-и-им! — проревела Мирта, пуская из изодранного рта струйки крови. Мощный рывок, еще один пронзительный вопль, ледяной пик содрогнулся, пошатнулся, затрещал и… рассыпался на тысячу кусков. Пригнувшись, я ринулся под прикрытие туши Пожирателя и вовремя — в то место где я только что стоял, с хрустом вонзились ледяные шипы.

Основная масса пика просто обрушилась вниз, похоронив под собой Мирту. Но ненадолго — залитые кровью ледяные глыбы вздрогнули и начали раздвигаться в стороны, не в силах противостоять давящей на них силы. Повинующиеся воле хозяйки пепельные монстры остались неподвижны. Значит, еще не получили приказа…

Краем глаза уловив мелькнувшую тень, я перекатился в сторону и рыбкой нырнул под брюхо Пожирателя, уходя от когтей оборотня. Потеряв из виду "смущавшую" его Мирту, Грим вновь занялся своей основной целью — мной.

Глухое рычание и стоящего надо мной Пожирателя разрывает на две части, отбрасывая их в сторону. Оборотень наклоняет ко мне морду с широко разинутой пастью и… с пронзительным воем боли отскакивает назад, получив удар молнии из жезла. Не давая ему опомниться, я выпускаю ему в след еще один заряд, но Грим уходит от шипящей молнии и вновь разворачивается ко мне.

Ледяная груда содрогается, из-под обломков появляется окровавленная рука — Мирта почти проложила себе путь наверх. Но мне сейчас не до этого…

Оборотень подбирает под себя лапы и мощным толчком вскинув себя в воздух, прыгает, тяня ко мне передние лапы с кривыми когтями. Быстро… очень быстро…. я посылаю ему навстречу молнию, но отойти в сторону уже не успеваю.

И в этот момент все замирает. Абсолютно все. Как остановивший кадр. Как застывшее время на фотографии.

Оборотень зависает в воздухе, молния застывает в полуметре от его оскаленной морды, мертвеет вцепившаяся в кусок льда рука Мирты, снежинки замирают в воздухе, тучи останавливают свой медленный бег по небесам. И я сам. Мое тело деревенеет и останавливается в немыслимой позе — почти горизонтально земле, в вытянутой к Гриму руке жезл с застывшей на конце вспышкой зарождающейся молнии, в пальцах другой свиток "огненного потока". Я лишь мог едва-едва шевелить глазами и с трудом покосившись по сторонам, понял, что "умерла" вся локация целиком. Не шевелилось вообще ничего.

Через секунду за моей спиной послышались возбужденные голоса:

— Да, заморозил всю локацию! А что делать было? Вся лока вразнос пошла! Мирта вырвалась! Какого лешего происходит?!

— Ох… это же…

— Грим! Вот черт… это же Грим! Его здесь быть не может!

— Вот тебе и причина — присвистнул второй голос — Вот это сбой! Но как он…

— Тихо!

— Ты чего?

— Заткнись! Здесь игрок!

На мое лицо упала тень. Заторможено подняв глаза, я увидел склонившегося надо мной Бессмертного. Хотя нет… белый балахон присутствует, но никакого пурпура или золота нет… да и стоящие у самого моего носа сандальи простенькие, без позолоты. В любом случае Бессмертный — один из представителей администрации или техподдержки Вальдиры…

— Игрок… но…

— В-вы… — замерзшие губы едва шевелились, не желая повиноваться, но я все же справился и выдохнул — Вы-ы… м-мешаете моему игровому процессу.

— Что? Э-э… не волнуйтесь — широко улыбнулся наклонившийся надо мной человек — Это небольшой сбой и сейчас мы вас аккуратно…

— Н-еет! Вы вмешиваетесь в мо-ой игровой процесс-с…

— Отойди от него! — обладателя встревоженного голоса я не видел, он по-прежнему оставался за моей спиной.

— Ты чего?

— Отойди! И не разговаривай с ним! Инфу его глянь! Это Навигатор! Я вызову дежурного…

Бессмертного словно ветром сдуло. За моей спиной послышалось глухое перешептывание, затем сверкнула легкая вспышка и в наступившей тишине послышался шум скрипящего под чьими-то уверенными шагами снега.

Стоило мне увидеть шикарные золотые сандальи и край расшитого пурпуром балахона, я сразу понял — передо мной настоящий Бессмертный. Вновь скосив глаза, я вновь затянул на одной ноте:

— Вы-ы мешаете…

— Да-да. Приносим свои глубочайшие извинения — лучезарно улыбнулся Бес — Это непростительная ошибка и виновные понесут наказание. Мы сейчас же удалимся, и вы продолжите игру. В качестве довеска к извинениям, могу предложить оплату игрового аккаунта еще на месяц. Конечно, с сохранением его текущего алмазного класса.

— Д-договорились — выдавил я, "кивнув" ресницами.

— Хорошей игры, Росгард — коротко кивнул Бессмертный, отходя в сторону — Локация будет разморожена через пять секунд. Приготовьтесь. Пять… четыре… — голос затух и я, покосившись на летящего ко мне оборотня, продолжил счет самостоятельно.

— Три… два… один…

Мир снова приходит в движение.

Молния с треском растекается по морде оборотня, но не может остановить его прыжок. Но удара хватило, чтобы ослепленный полыханием электрических разрядом Грим промахнулся. Удар его лапы должен был убить меня, но лишь отбросил в сторону, сняв три четверти жизни. Не обращая внимания на полыхающую багровую вспышку я еще в полете завопил "огненный поток!", одновременно разряжая жезл и добавляя к огню молнию.

От более быстрой молнии оборотень ушел немыслимым изворотом, пропустив электрическое копье под брюхом… оказался залит обрушившимся на него потоком пламени. Дикий рев заставил меня содрогнуться, сквозь яростные языки пламени и клубы дыма промелькнул рвущийся сквозь огонь монстр.

— Исцеление! Черный смерч!

Вырвавшийся из огня Грим горел. Его белоснежная шерсть почернела, курилась черным дымом, кое-где пробегали быстрые огоньки, каждый из которых "выгрызал" из чудовища немного жизни. Воющей воронке черного смерча удалось зацепить оборотня самым краем, но не затащило внутрь заклинания. Зверь отшатнулся прочь, отпрыгнул на несколько метров в сторону и с глухим рычанием припав к земле, закрутился в снегу, сбивая с себя пламя. На моих глазах его обожжённая кожа исцелялась и обрастала клочками белой шерсти. Чертов оборотень с его сумасшедшей регенерацией!

В воздух взлетают комья снега, и Грим снова несется ко мне, низко опустив голову к земле. Так низко, словно идет на таран и сейчас боднет меня своим мощным лбом. Еще шаг… и волк вспахав снег носом летит кубарем, напоровшись на внезапно выросший из снега зеленый куст с веселенькими белыми цветочками.

— Огненный шар!

Еще один свиток превращается в прах, с моих рук срывается огромный шар, наполненный бурлящим пламенем. Успею… успею… оборотень все еще не встал на ноги… просвистевшая в воздухе ледяная глыба врезается Гриму в бок и сносит его в сторону. Огненный шар разрывается на пустом месте, разлетевшись огненными кляксами.

— Черт! — отпрыгивая назад, я крутнул головой в направлении откуда прилетел кусок льда. Мирта…

Над ледяным крошевом возвышается женская фигура в испятнанном кровью саване, в высоко поднятых руках еще одна глыба. С пронзительным криком Мирта подается вперед всем телом и обломок ледяного пика отправляется вдогонку кувыркающемуся по снегу оборотню. Мимо!

Разрывая расстояния, я выудил из мешка еще два свитка. Поможем нежданному союзнику.

Грим меня опередил — увернувшись от ледяной глыбы, он издал леденящее кровь рычание и оттолкнувшись задними лапами, взмыл в воздух. Короткий полет, и чудовище врезается в истерзанную женщину всей своей массой. Оба исчезают за грудой ледяных обломков, пропадая из виду. Но злобное рычание зверя и крик… взлетевший к небесам женский крик я слышал очень хорошо.

Держа свитки наготове, прыжками мчусь вперед, успев еще заметить, как рассыпается в прах пепельная армия Мирты, так и не вступившая в бой. Почему? Потеряла контроль?

Оскальзываясь и падая, я взобрался на ледяные обломки и взглянув вниз содрогнулся от ужаса. Господи!

Мирта не сражалась… лежа на спине она прижимала руки к груди и утробно стонала, не делая попытки освободиться или отползти в сторону. А нависший над ней Грим, стоя на задних лапах, терзал, рвал ее своими чудовищными когтями оборотня… размашистые удары следовали один за другим…

— В Вальдире нет крови — помертвевшими губами прошептал я, глядя на разлетающиеся в стороны брызги крови и какие-то темные клочки… весь лед вокруг Мирты был залит дымящейся кровью…

Очнись, Рос! Вот он удачный момент для удара!

Вскинув свитки над головой, я уже открыл рот, когда Мирта пронзительно и жалобно закричала. Закричала так, как кричала бы обычная "реальная" женщина, окажись она жертвой лесного зверя…

Себя я осознал уже на бегу, когда изо всей силы и накопленной время короткого бега инерции врезался в косматый бок огромного зверя. Сокрушительное столкновение и я отлетаю назад, падая на спину. Но и стоявший на задних лапах Грим делает шаг в сторону, отрываясь от своей жертвы. Этого мне достаточно — с жезла вырывается ослепительная молния, вонзаясь в зверя и заставляя его взвыть. А теперь…

— Гнилое болото!

Снег под лапами оборотня проваливается, превращается в жидкую кашу. Грим яростно дергается, пытаясь выбраться из поглощающей его болотной жижи.

— А это тебе на закуску! Каменный град!

Со свистом воздух разрезают падающие каменные глыбы. Попадание! Еще одно! Издав яростный вопль, Грим вскидывает морду в яростном оскале и получает еще один удар огромным камнем, вбившем его в болото. Висящая над головой оборотня надпись яростно мигает, оповещая, что чудовище на грани издыхания.

— Ну же! — кричу я, взмахивая жезлом — Сдохни!

Завязший оборотень не может увернуться, и молния попадает прямо в цель. Удар! Неистовый рев! А с небес продолжают падать каменные глыбы. Вспышка… и глыбы рушатся в пустое болото… еще секунда и болото исчезает, на его месте остается лишь изрытый лапами грязный снег и медленно оседает облачко серого пепла. Оборотень Грим… его нет! Исчез!

— Где?! — с моих губ срывается вопль ярости и разочарования — Где?!

В бешенстве я пинаю кусок льда, отправляя его в далекий полет.

— Гри-и-и-м! Гри-и-и-м!

Со свистом вырывающееся из груди дыхание медленно успокаивается, руки обессиленно опускаются. Грим ушел. Почти. Я почти его уделал, а он сбежал…

— Ты… — клекочущий голос заставил меня дернуться и рывком обернуться.

Истерзанная, вбитая в окровавленный снег и заваленная ледяным крошевом на меня смотрела Мирта. Руки раскинуты в стороны, живот и грудь закрыты пропитавшимся кровью снегом. На исполосованном лице горят ярко-синие глаза, неотрывно глядящие мне в лицо.

— Господи… — почти жалобно выдохнул я — Это же уже не игра, ребята…

— Подойди… — тихий стон заставил меня поежиться.

Секунду посмотрев на Мирту, я обреченно пожал плечами и, шагнув вперед, наклонился над ней. Если и убьет — пофигу. Я перегорел, устал, меня уже даже снег не волнует. И передом мной лежит умирающая женщина, пусть она даже и "местная".

— Больно? — не придумав ничего более умного, спросил я. Мирта молчала, а я не стал настаивать на ответе. Просто плюхнулся в снег рядом с ней, вытянул ноги и уставился в серое небо. Я устал…

— Ты защищал меня… — слова унеслись в пустоту, а я вновь пожал плечами — Почему?

— Не знаю… честно, не знаю. Ты закричала…

— Твоя подруга бросила тебя здесь на смерть. Оставила здесь как мою игрушку. Чтобы утолить мою злость и развеять скуку…

— Это точно. Тут скучно — согласился я — Слушай, у меня есть свиток на излечение. Высшего ранга. Если хочешь, я тебя подлечу и мы начнем все сначала. Я, ты и твои веселые зверушки.

— Нет.

— Нет? Не хочешь?

— Я хочу заснуть… заснуть навсегда. Помоги мне…

— Хочешь, чтобы я убил тебя? — переспросил я, покосившись на просвечивающие под слоем льда раны.

— Я усну сама… лишь он не дает мне упокоиться навеки. Держит меня между жизнью и смертью.

— Грим? Что ж, сегодня я пытался его убить. Твой бывший друг пришел сюда по мою душу.

— Нет. Но если ты убьешь Грима… мой сон станет слаще.

— Договорились — кивнул я.

— Забери его. Прими к себе, стань ему верным другом и… и никогда не предавай его…

— Грима?!

— Плевать на Грима… хотя он его отец.

— А?!

Мирта не ответила, но залитый кровью лед над ее животом медленно зашевелился и начал раздаваться в стороны. Судорожно сглотнув, я неотрывно смотрел на расходящийся лед, почти с ужасом ожидая дальнейших событий.

— Не человек… в нем нет рассудка, всего лишь зверь рожден моей утробой. Не суждено ему принять иную форму, не суждено рассудок обрести. Всего лишь зверь…

Последние комья снега и льда отошли в сторону, в воздухе раздалось пронзительное скуление. Жалобный плач новорожденного… крохотного волчонка с черно-белой шкурой.

— О Господи… выдавил я, смотря на шевелящегося в кровавой каше звереныша.

— Возьми его! — требовательно произнесла Мирта, попытавшись сесть.

Вытянув руки, я поспешно подхватил волчонка и прижал его к груди.

— А вот дорога что отведет тебя отсюда — чуть в стороне по снегу пробежала синяя линия, очерчивая круг — Просто встань внутрь него и ничего не бойся.

— Хорошо… черт…

— Обещай что позаботишься о нем…

— Обещаю. Клянусь — сдавленно произнес я — Клянусь.

— Он твой навеки. Дай ему хорошее имя — закрывая глаза, успокоено выдохнула Мирта и обмякла.

— Вот… дерьмо! — выдохнул я.

Прижатый к груди волчонок издал едва слышный писк и снова затих. Я посмотрел на него, взглянул на светящийся круг и подняв лицо к небу, крикнул:

— Бессмертный!

Ответ пришел немедленно.

— Здравствуйте, Росгард.

Оглянувшись, я коротко кивнул в знак приветствия и вновь переведя взгляд на истерзанное тело у своих ног, повел рукой активировав несколько пиктограмм в интерфейсе и лишь затем заговорил:

— В мой игровой процесс вмешались, полностью сломав мой эффект "полного погружения". Кровь на умирающем "местном". Невообразимые крики боли, когда Мирта "умирала". Ее корчи, ее плач, ее стоны, ее слезы. Она страдала и умирала как настоящий живой человек. На ее теле чудовищно реальные ранения. Моя психика пострадала. Очень сильно пострадала. Я в огромном шоке, меня трясет, меня колотит.

— Чего вы хотите, Росгард?

— Мирта больше не должна проснуться — ответил я — Никогда. Больше она не должна умирать.

— Никаких "больше" не было, Росгард. Это случилось в первый раз и это чрезвычайное происшествие. Она вообще не должна была умереть! Во всяком случае, вот так! — раздраженно махнул рукой Бессмертный — В последней части цепочки она должна была отдать волчонка счастливице и с радостным смехом вознестись к сверкающим лазурью небесам! Это сбой! Более того — я не знаю причин возникновения столь… м-м-м… реальных эффектов страдания и смерти. Но я это обязательно выясню.

— Мирта больше не должна проснуться — повторил я — Я не хочу угрожать. Не хочу поднимать шум. Не хочу компенсации. Все что я хочу — чтобы Мирта больше не проснулась. Я люблю Вальдиру… но это уже перебор…

— Будет сломана целая цепочка квестов…

— Поставьте вместо Мирты обычный кусок камня. Говорящий кусок камня — предложил я

— Договорились — вздохнул Бессмертный — От имени администрации Вальдиры я приношу вам свои официальные извинения. Мирта больше не проснется. Эта часть квеста будет изменена… Мой коллега продлил ваш аккаунт на месяц. Я отвечу тем же — плюс еще один месяц. Так же приношу вам свои поздравления.

— Поздравления?

— Вы получили уникального питомца. Другого такого в мире Вальдиры нет. Сейчас он спит и проснется лишь когда вы предложите ему еды. Тогда он навсегда привяжется к вам. До этого момента вы можете передать его другому игроку или же продать.

— Понятно — кивнул я — Спасибо за поздравления. Если это не запрещено — скажите, это и есть главная награда за квест?

— Нет — рассмеялся Бессмертный — Это вариативный квест и он вообще не был активирован. Говорю же — это критичный сбой в системе. Основной квест продолжится как и задумано, но вместо Мирты будет установлен неодушевленный предмет. До свидания, Росгард. Ваша карета уже подана.

— Да — согласился я — До свидания.

— Я надеюсь, что увиденные вами… м-м-м… мелкие нарушения и излишне реалистичные эффекты…

— Я никому не расскажу — прервал я Беса и махнув на прощание рукой, встал на середину вычерченного в снегу круга.

Легкий толчок и меня понесло вверх.

Осторожно перехватив спящего волчонка, я поплотнее прижал его к груди и уставился вверх, на теряющие свою пасмурную мрачность тучи. Вниз я больше не смотрел. Хватит с меня холода и снега.

Черт, как же сильно я все-таки устал… пора немного отдохнуть. Совсем немного.

 

Конец.

 


Глава шестая | Судьба клана |