home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава вторая

Растущая цена. Реальные разборки в реальном мире. Кира. Веселые поминки. Горькая правда.

Реальный мир встретил меня неласково. Задеревеневшие мышцы не желали гнуться и отзывались на каждое усилие тупой ноющей болью. А в спине казалось поселился тот самый единоглаз, сладострастно тыкающий меня тупыми иглами при каждом движении. Особенно под правую лопатку и в основание шеи.

Охая, я с трудом выполз из кокона и в буквальном смысле рухнул на пол подобно бескостному сгустку слизи. В очнувшихся от сна мускулах не было силы. Впечатление, будто я не молодой мужик которому и тридцати нет, а восьмидесятилетний старец со всем набором сопутствующих такому возрасту болезней. Зато благодаря кокону я бросил курить… ага, помру здоровым… и молодым.

Прихватило меня…

С трудом поднявшись и дотащившись до коридора, я понял, что так дело не пойдет. Надо срочно привести себя хотя бы в относительный порядок. И горячий душ тут уже не поможет. Мускулам надо дать нагрузку.

С кряхтением подхватив собранный в мешки мусор, я вышел на подъездную площадку, заботливо прикрыв за собой дверь. Горестно посмотрел на кажущиеся слишком крутые ступени и, придерживаясь за стену, начал медленно спускаться, волоча мусор за собой. Не успел сделать и шага, как противоположная от моей дверь распахнулась и в проеме показалось сухонькое лицо старушки соседки. Варвара Павловна, почетная пенсионерка, которую боялся даже наш участковый полицейский. За язвительный язык, неуемное любопытство и слоновью память. И за болтливость. Стоит забыть застегнуть ширинку, на следующий день об этом будут знать все подряд.

— Ростичка, а что это ты милый за стеночку придерживаешься-то? — сразу перешла к атаке старушка, забыв поздороваться. И не спится же старой…

— Здравствуйте, Варвара Павловна — проскрипел я пересохшим горлом.

Черт, надо было сначала водички попить, а уж потом в подъезд соваться.

— И тебе не хворать, родненький. Так что за стенку хватаешься? Никак лишнего перепил? — участливо спросила пенсионерка, любопытно поблескивая глазами из-за толстых линз очков.

— Да что вы, что вы, сударыня — выдал я неожиданную для самого себя фразу — Спину прихватило, вот и маюсь, шагу ступить не могу. А как ваши дела, любезная соседка? Нет ли хворей каких? Не беспокоит ли подагра, и не замучил ли ревматизм?

Соседке понадобилась целая минута, чтобы переварить мой почти что древнерусский ответ, а затем еще минута, чтобы решить, говорю ли я серьезно, или же потешаюсь над старой. За это время я успел спуститься еще на четыре ступеньки, с трудом удерживая равновесие на дрожащих ногах.

Так и не придя ни к какому выводу, старушка подалась чуть вперед, явив мне старый домашний халатик невероятно пестрой расцветки и ласково прожурчала:

— Вижу, что не пил. Но вид нездоровый. Может нюхнул чего? Или кольнулся гадостью какой? Может скорую вызвать?

— Не дождетесь! — не выдержав, рявкнул я — Варвара Павловна, у вас что, других дел нет, кроме как за соседями шпионить и в чужие дела нос совать? У вас там очередной сериал не начался еще? Или спать идите!

Ишь старая! Бесплатных развлечений жаждет. Как говорится — хлеба и зрелищ. И побольше крови. Радостно вызовет скорую, а заодно и полицию. А потом будет причитать, что молодежь сплошь наркоманы да алкоголики и что Сталина на нас нет.

— Ты как со старшими разговариваешь! — обрадованно заголосила соседка на весь подъезд.

Не желая продолжать боевые действия на невыгодных для себя условиях, я ускорился и как беременная черепаха заковылял вниз по лестнице, инстинктивно втянув голову в плечи.

— Понаехали тут! Я в этом доме всю жизнь прожила! — продолжала самозабвенно разоряться старушка божий одуванчик — Честным трудом на жизнь зарабатывала!

А это-то тут причем?

— Будут мне еще всякие бездельники что делать указывать! Безработный!

"И про это уже знает" — обреченно подумал я, протащившись через лестничный пролет.

— Паразит! Наркоман! — звонкое эхо отлетало от бетонных стен и многократно отдавалось во всем подъезде. Скоро повылазят остальные соседи. Время то уже к вечеру, многие вернулись с работы.

— Бабуля! — не выдержал я таки и подал голос.

— Какая я тебе бабуля! Да не дай Господь такого внучка заиметь! По миру пустит!

— Да у вас вообще внуков нет! — рыкнул я, преодолев еще несколько ступеней — И детей!

И тут же пожалел об этом своем выкрике. Ударил одинокую старушку в самое больное место. У нее единственный сын погиб в каком-то вооруженном конфликте, не оставив после себя продолжения рода… Да достала просто уже! Я же ее не трогал!

— Ах ты… да лучше и вовсе детей не иметь, чем таких как ты!

— Вы и не имеете! — буркнул я себе под нос, но, несмотря на почтенный возраст, соседка мое бурчание великолепно расслышала.

— Да как ты смеешь! Мой сын геройской смертью погиб! За Родину! Орден дали посмертно! А ты… а ты… — неожиданно соседка всхлипнула и в этот момент я почувствовал себя последним гадом. Надо было держать свой дурной рот на замке.

Раздался легкий скрип отворяемой двери. "Вдруг как в сказке скрипнула дверь, все мне ясно стало теперь…" Еще кто-то вылез на шум…

— Варвара Павловна, случилось что? — обеспокоенно пробасили откуда-то сверху. По голосу я узнал Николая, сорокалетнего женатика, слесаря пятого разряда, которого любил и привечал весь дом. Еще бы — жене не изменяет, в рот ни капли не берет, да еще и всегда готов прийти на помощь, если что починить надо.

— Ой, Коленька — во весь голос зарыдала старушка — Что ж делается то… что ж делается… в родном подъезде унижают меня старую, погибшим сыном попрекают… не уберегла мол я сыночка своего любимого. Был бы здесь сейчас мой Алексеюшка, то разве ж дал бы мамку в обиду? Ох, сердце мое бедное…

Твою мать! Начался цирк!

— Это кто ж так говорит? — уже гневно пробасил Николай. Судя по звуку, вышел на площадку.

— Да сосед мой наркоман! — тут же зачастила бабка — Ростислав! Господи, имя то, какое хорошее, доброе, исконно русское… и такому паскуднику дали! Вышел из квартиры весь бледный, синевой налитый, я и сунулась дура, спросить, может помочь чем надо, может заболел соседушка… а он мне в ответ такое… такое сказал… Наркоман! Тюрьма по нему плачет! Николай, ты не суйся к нему родненький, наркоманы сам знаешь, какие бывают. Ткнет ножом в спину… я вот сейчас участкового вызову, пусть он разбирается! Уж мой- то сын не таким был! Правильно по жизни шел! К старшим уважение имел…

Ну бабка!

Шипя сквозь зубы матерные ругательства, я вывалился на улицу и, содрогаясь в нервной дрожи, направился к мусорному контейнеру. Вот так и становятся бытовыми убийцами. А соседка, похоже, с приветом…

Не дойдя до мусорного контейнера несколько шагов, метнул мешок и что неудивительно, не попал. Руки слушались плохо, в пальцах и локтях так и вовсе будто муравьи поселились. Зато ноги и все что выше пришли в относительную норму. В подъезд заходить категорически не хотелось и, отойдя чуть дальше от помойки, я принялся усердно приседать, благо одет был можно сказать по-спортивному. Приседал до тех пор, пока ожившие мышцы не загудели той приятной болью, не имеющей ничего общего с болью от бездействия. Краем уха прислушивался к происходящему за подъездной дверью. Старческий голосок не утихал, даже становился все громче, порой переходя на ультразвуковой уровень. Все понятно. Варвара Павловна занимает огневые позиции и поднимает в себе уровень боевой агрессии, готовясь встретить меня во всеоружии. Накачивается старая усиливающими мораль бафами, возможно подбирает убойную экипировку типа "швабра грязная, класс эпический". Заметила бабка, что я не гулять собрался, а по хозяйственной надобности отлучился вот и не уходит в свою квартиру. Ждет подлая… а ведь и правда может верного спутника-фамильяра вызвать, класса "участковый задолбавшийся". А ведь пару лет назад была нормальной бабкой, мирной и приветливой. Даже пирожками с повидлом меня угощала как-то… возраст, что ли людей так меняет?

Додумать эту мысль я не успел. Как раз перешел к энергичным сгибаниям корпуса и глубокому дыханию, когда со стороны дороги, что шла перед домом и разделяла элитные новостройки от хрущобок этаким показным барьером, послышался рев мощного мотора, резкий визг тормозов и тут же, раздался грохот сминающегося металла и звон бьющегося стекла. Над вечерней улицей повис несмолкаемый гудок автомобильного сигнала, нарушая покой нашего спального района.

— М-мать! — выдохнул я, инстинктивно отпрыгивая назад и плюхаясь на задницу. Авария!

Очнувшись, вздел себя на ноги и поспешил к месту происшествия, скрытому от меня зелеными насаждениями.

Надо же… кто-то умудрился "поцеловаться" на нашей прямой как стрела улице. Лишь бы мертвых не было. Про вызов скорой можно было не беспокоиться — в окружающих дорогу многоэтажках засветились темные до этого окна, мелькали приникшие к стеклу силуэты людей. Сейчас не только скорую, но еще и ментов вызовут. Накаркала Варвара Павловна! Может она ведьма самая настоящая? Надо бы спросить, где спрятаны части легендарного доспеха, вдруг знает…

Мое беспокойство за тупых водителей резко сменилось на глухое чувство тревоги и настороженности, когда вновь послышался рев затихшего было мотора и скрежет раздираемого металла. Сквозь зеленые ветви тускло мелькнули красные огни, когда отъехавшая назад машина резко затормозила. По очертаниям похоже на джип. И тут же водитель вновь ударил по газам, посылая мощную тачку вперед. И опять скрежет металла и звон рассыпающегося стекла. Протяжный автомобильный сигнал оборвался. Какого хрена он делает?!

— Эй! — заорал я, ошарашенно застыв на месте — Бухой что ли?! Че творишь?!

Походу и правда бухой. Или обдолбанный. Пытается скрыться с места ДТП и не соображает, что таранит машину повторно, навешивая на себя уже не вождение в пьяном виде, а покушение на убийство.

А в той машине тишина, никакого движения. Что делать?!

Рухнув на колени, я пошарил в пыли в поисках камня, но наткнулся только на изогнутый кусок деревяшки. Легкий, почти невесомый. Этим пьяного не отвлечешь и стекло ему не расхерачить. Обычный криво загнувшийся сучок, в сгущающихся сумерках похожий на… ох ты…

Ухватив деревяшку обеими руками, я вывалился на дорогу, благоразумно оставаясь сбоку от черной громадной машины, уже вновь отъезжающей назад. Наставив сучок на виднеющийся в темном салоне силуэт водителя, я истошно заорал всякую ахинею:

— Стоять, сука страшная! Стреляю без предупреждения! Старший сержант Пронин! Выйти из салона, руки за голову, коленями в землю, глазами мне в ботинки! Бы-ы-ыстро! Пристрелю!

Ответ последовал незамедлительно. Взревев движком, джип сдал чуть назад, круто развернулся и стремительно рванул прочь. Да так, что только покрышки заскрипели. Проводив взглядом убегающего правонарушителя я зло крикнул ему вслед:

— Сука!!!

Точно бухой.

Отбросив деревяшку, я кинулся к накренившейся на бок машине, чья левая сторона бампера превратилась в искореженный кусок металла. Серебристая иномарка представительного вида. Машинально потянул ноздрями воздух. Сильный запах бензина. Но мотор заглушен, фары не горят. И вокруг никого! Ни единой души! Никто не хочет вмешиваться мать их…

Сунувшись к водительской дверце, сразу понял, что открыть ее можно будет только с помощью ножниц по металлу и то не сразу. Стекло было опущено или выбито — это уж я не рассмотрел, сразу обратив внимание на водителя. Здоровенный детина в некогда белой рубашке, окровавленная голова бессильно свисает на грудь.

— Мужик! Ты как? Живой?! — сморозил я очередную глупость, наклоняясь к лицу водителя. А как рассмотрел, то дернулся так, что ударился затылком о крышу машины. Гоша! За рулем иномарки сидел Гоша! Судя по вздувающимся кровавым пузырям у ноздрей — дышит. Для гарантии я прикоснулся к шее, но ничего не почувствовал, только пальцы испачкал в крови.

— Гоша!

Черт… и что теперь делать? Вроде как пострадавших нельзя трогать с места. А если тачка загорится?

В полном смятении я выпрямился и ладонями растер лицо. Крутнулся на месте и в никуда бешено заорал:

— Суки! Чего попрятались?! Скорую вызывайте и ментов!

— Рос… — хриплое бормотание донеслось из машины и я вновь прильнул к окну.

— Гош, живой, а? Где болит? Только не шевелись, Гош! Не надо! Тебя зажало! Сиди так и жди скорую! Понял? Вы это… в аварию попали. А тот чувак на джипе уже свалил, сука…

— Рос…

— Да слышу я тебя Гош! Ты только держись, брат! Лады?

— Рос… заткнись…

— А?

— Забери Киру… сейчас — прохрипел Гоша, с трудом отрывая голову от груди и смотря на меня страшным взглядом налившихся кровью глаз.

— Кого?! Гош, ты в тачке один! Просто сиди спокойно, а?

— На… заднем сиденье… дебил… если целая… забери… скорее…

— Сам дебил! — зло рыкнул я, чувствуя как от дико зашкалившего адреналина меня начинает колбасить — Стоп! Где? Заднее?

Дернувшись назад, я ухватился за утопленную в корпусе ручку и рывком распахнул заднюю дверь. Заднее сиденье было пустым, а вот на полу салона и правда, кто-то лежал, завернутый в клетчатый автомобильный плед. И не шевелился.

Наплевав на осторожность, я залез внутрь и, схватив в охапку безвольное тело, задом выполз наружу и рухнул на землю. Тело упало на меня, вышибив воздух из груди. Твою мать… нет, я не супермен. Одеяло откинулось и я обнаружил, что на мне лежит темноволосая девушка, уткнувшись лицом мне в шею. Кожей я почувствовал ее дыхание и сам облегченно выдохнул. Я уж думал, что на мне лежит труп. Ну, здравствуй, Кира…

Высвободившись из вялого тела девушки, я поднялся на ноги и, держась за отшибленный локоть, крикнул:

— Гош, нормально все! Живая она! Я ее сейчас в сторонку оттащу, не волнуйся! Вроде как целая. Крови нет. Но без сознания. Щас оттащу…

— Нет — уже более уверенным голосом отозвался крепыш. Явно начинает приходить в себя. Вот она польза культуризма. Если бы на его месте сидел я, то, наверное, окочурился бы давно — Не в сторонку.

— Что нет?! — окончательно ошалел я от этого бреда — А что с ней делать? Обратно запихнуть?!

— Забери к себе — четко и внятно произнес Гоша, по прежнему неподвижно сидя за баранкой искореженного автомобиля — К себе домой!

— Гош… ты чо? Бредишь? Вы же после аварии. Вам в больничку надо срочно! Она без сознания! Может вот-вот концы отбросит!

— Она в порядке… просто под дозой… скоро придет в себя… объясню все потом… просто забери, Рос, забери ее отсюда. Немедленно.

— Гоша…

— ЗАБЕРИ! — крикнул крепыш, с натугой заворочавшись всем телом и выплевывая сгустки крови — БЫСТРО! НЕ СПОРЬ!

— Вашу так мать! — бешено выкрикнул я в ответ, подхватив девушку на руки и даже не почувствовав ее веса — Это уже перебор! Понял?! Как на ноги встанешь, я тебе сука опять все ноги переломаю! А-а-а-а!

Откричавшись, я заковылял к своему подъезду, провожаемый тихим голосом крепыша:

— Спасибо… Рос.

— Чтоб ты сдох! — отозвался я не оборачиваясь.

В ответ послышался булькающий смешок, сменившийся стоном. Все. Сейчас у Гоши кончится шоковое состояние первых мгновений и к нему придет БОЛЬ. Я уж знаю, сам попадал в аварию по молодости. Только бы и правда, не сдох…

Влетев в подъезд, я с натугой зашлепал по выщербленным бетонным ступенькам, а в голове набатом стучало: "Что ты творишь дебил?! А если она сейчас помрет у тебя на руках?! И будет труп на руках! В моей хате! Тогда придет полный п…"

С хриплыми вздохами и тяжкими стонами, обуреваемый страхом и слепым бешенством я добрался до своей площадки и сразу же наткнулся на грозно стоящую в дверях Варвару Павловну. Рядышком примостился жующий пирожок Николай. Значит, его пирожками угощает, а меня ругательствами потчует падла старая… даже на аварию посмотреть не вышли, так им хотелось со мной полаяться…

— Разве так можно Ростислав… — первым начал было говорить Николай, но тут же осекся и выпучил глаза, когда заметил безвольно свешивающуюся из-под одеяла руку.

Впечатавшись плечом в свою дверь, я развернулся к соседям и зло оскалившись, рявкнул:

— Заткнитесь! Оба! И валите нахрен по своим хатам! Ясно?!!

Варвара Павловна испарилась мгновенно, только дверь громко хлопнула. Николай исчез через секунду после нее, сопровождаемый эхом торопливых шагов. И снова грохнула закрывающаяся дверь. Уже ментов, наверное, наперегонки вызывают… вернее копов, как их теперь называют.

"Все, Рос, ты в полном дерьме!" — заключил я, зайдя в коридор и спиной захлопнув дверь.

Три коротких шага и девушка падает на мою кровать, а я в полном изнеможении рушусь на пол, надсадно хватая воздух раскрытым ртом. Зато мышцы размялись лучше некуда. Ни хрена себе я мусор сходил выкинул…

Лежащая на постели Кира испустила едва слышный стон и я поспешно приподнялся и уставился в ее лицо. Бледное, даже чересчур бледная кожа, но цвет губ вроде как нормальный, не синюшный. Мне отец не раз говорил — бояться надо если у человека губы синеть начинают. Глаза закрыты, но под опущенными веками заметны бегающие в стороны зрачки. Как там Гоша сказал? Она под дозой… еще и наркоманка. Осторожно вытянув руку, я дрожащей ладонью мягко ощупал ей голову, проверяя нет ли шишек или порезов. Вроде чисто. Хотя кто его знает, я же не доктор. Действую как дилетант. Но голова кажется в порядке. Только на лбу кровавая полоса, но это я мазанул ладонью. Гошина кровь.

Гоша!

Он же так и сидит в разбитой тачке, истекая кровью…

Застонав, я поднялся и вновь заторопился к двери, по пути заглянув в ванную комнату и сорвав с вешалки несколько полотенец. В голове мелькнула мысль прихватить пару таблеток аспирина, но осознав всю тупость этой идеи, я выругался в голос, злясь на самого себя. Схватил ключи и выскочил в подъезд, захлопнув дверь. На этот раз спуск по лестнице дался куда тяжелее, ноги ощутимо дрожали и подкашивались в коленях.

Сокращая путь, я проломился сквозь густые зеленые насаждения, столь ревностно выращиваемые перед своими окнами соседом с первого этажа. Заодно смял какие-то цветочки. Утром крику будет… Проломился и резко затормозил взрыв ногами землю. Сквозь листву виднелись синие проблесковые маячки подоспевших машин. Не скорая. Полиция приехала первой. Подавшись вперед, я разглядел, как в машину заглядывает полицейский и что-то говорит Гоше, двое других с задумчивым видом вглядываются в асфальт дороги, подсвечивая себе фонариком, еще один что-то говорит по установленному в машине передатчику. Чуть поодаль стоит десяток зевак одетых во что попало и жадно вглядываются в разбитую машину. Стервятники чертовы. Правда, один мужик держит в руках компактный огнетушитель. Есть еще в городе нормальные люди. Издалека донесся заливистый вой сирены. Вот и скорая поспешает. Попятившись, я задом выбрался из своего укрытия, держа в охапке так и не понадобившиеся полотенца. Секунду подумал и снова пришел в движение, по большой дуге обходя место дорожного происшествия, финишировав у стеклянных дверей элитной многоэтажки, где проживал Гоша. Звонить или стучать не пришлось — прямо перед прозрачной дверью стоял широкоплечий охранник, который при виде меня резко напрягся и потянул руку к поясу, на котором висела странного вида дубинка.

— Чего тебе?! — сквозь дверь рявкнул парень, с подозрением вглядываясь в меня и явно не приходя в восторг от увиденного.

Затасканный спортивный костюм, запачканные землей шлепки и охапка мятого тряпья в руках. Да еще и следы крови на руках и наверняка на лице. Видок тот еще.

— Там авария! — поспешно выпалил я — Чуть в стороне от вас. Шагов сто отсюда.

— И что? — уже чуть мягче поинтересовался парень, покосившись на вышедшего на шум напарника — Полиция мимо промчалась, вот и скорая. А я чем помочь могу?

Действительно, завывая сиреной за моей спиной промчалась скорая и, заскрипев покрышками, круто завернула за угол. Через секунду сирена смолкла, послышались хлопки дверей.

— Ничем — мотнул я головой — Но попавший в аварию живет в этом доме. Он сейчас один, жены дома нет, может вы позвоните ей или родственникам? У меня просто их телефонов нет.

— Фамилия? — пробасил второй охранник, делая шаг вперед.

— Моя?

— Да нет! Того кто попал в аварию!

— Не знаю… — признался и заторопился, на ходу вспоминая все, что знал о попавшем в беду Гоше — Он мой хороший знакомый. Гоша зовут. Точно живет в этом доме. Четырнадцатый этаж, от лифта налево, темно-коричневая деревянная дверь. Номер не помню… В банке работает кажется и это — на серебристой иномарке ездит… ездил… машина в хлам.

— Гоша? То есть Георгий? Георгий Пантелеев? Ну-ка, Сергей, проверь, вернулся ли он.

— Наверное, он — кивнул я и добавил — Он здоровый такой. Килограмм под сто, может больше. Не толстый, а накачанный.

— Точно он — буркнул старший охранник, делая шаг вперед — Мать! Серег, ну что там?

— Уехал в десять тридцать вечера, еще не вернулся — крикнул парень, оторвавшись от экрана компьютера — Похоже точно он.

— Будь здесь — коротко приказал старший, отпирая дверь — А я гляну, что да как.

Я попятился, пропуская крепкого мужика вперед и ткнул рукой в нужном направлении:

— Вон там. Спасибо вам ребят. Вы главное родственникам его позвонить не забудьте.

— Разберемся — пробасил охранник, оглядевшись по сторонам и удостоверившись, что я один и что за углом не стоит десяток отморозков. Или мне так кажется? Вроде нормальный мужик.

— Вон там — повторил я и прижав к груди полотенца, затрусил прочь.

— Эй! Ты куда?

— Домой — отозвался я, не оборачиваясь — У меня стирка незакончена!

Все. Хватит с меня хороших деяний.

Уже не обращая внимания на происходящее на дороге, я залетел в родной подъезд и, хватаясь за перила, добрался до своей двери. Дрожащими руками нащупал в кармане ключ, коротко скрежетнул замок и я ввалился в квартиру, бесшумно прикрыв за собой дверь. Бросил полотенца прямо на пол, скинул грязные шлепки и, проковыляв по коридору, заглянул в комнату. И оторопело открыл рот. Постель была пуста. Ни одеяла, ни девушки.

— Не понял — выдал я самую тупую на сегодня фразу и вздрогнул, почувствовав за спиной движение. Круто обернулся, едва не врезавшись лицом в косяк, и уставился на стоящее в кухонных дверях видение.

Кира. Взъерошенные темные волосы, по-прежнему закутана в клетчатое одеяло, глаза не отрываются от меня, а в дрожащей руке зажат нож. Мой нож. Изрядно затупленное лезвие до сих пор покрыто крошками черствого хлеба.

— Кира, это я — мягко произнес я, медленно показывая ей пустые ладони — Рос. Помнишь меня?

— Рос?… — всхлипнула девушка, наставляя на меня нож — Д-докажи!

— Как? — зло буркнул я, отшатываясь назад — Хотя… Ясли, турнир, побег от Грейвера. Слушай! Хватит уже! Я это! Если не веришь — вон дверь. Ключ в замке. Открывай и вали отсюда к чертовой матери! Задрали! Сперва этот придурок Гоша требует чтобы я тащил тебя к себе домой, затем я бегаю как заполошный заяц улаживая его дела, а теперь еще должен в собственном доме бояться придурошной наркоманки с ножом?! Вали отсюда! Только нож мой верни! У меня другого нету.

Выроненный нож глухо звякнул о пол, а девчонка разревелась в голос, прижав к лицу ладони.

— Кира, да ты чего… — растерялся я — Ладно, оставайся, только не плачь.

Плач не утихал. Вздохнув, я шагнул вперед и осторожно обняв девушку за вздрагивающие плечи, прижал ее к себе.

— Ну ладно, ладно. Успокойся. Теперь все позади. Все закончилось. Не надо плакать. Паладины не плачут. А ведь ты у нас паладин, великая и ужасная Кирея Защитница, гроза Яслей, обладательница клетчатого плаща могущества и грозного кухонного ножа…

Нес полную чушь, но как ни странно, мои слова помогли. Всхлипывание становилось все реже, сотрясающая девушку дрожь становилась все тише. И наконец, она едва слышно пробормотала:

— Это точно ты. Рос.

— Как догадалась? — поинтересовался я не меняя дурашливого тона — По моему нищенскому прикиду? Кстати, можешь заслуженно гордиться.

— Ч-чем?

— Ну как чем? — удивился я, высвобождая одну руку и гладя девушку по волосам — Ты единственная кого я носил на руках в обоих мирах. Кстати, в том мире ты явно полегче будешь.

— Было бы чем гордиться — пробормотала Кира чье настоящее имя я до сих пор не знал — Ты знаешь, что я теперь Кирея Защитница. А те, кто вкололи мне эту дрянь, об этом не знали. Они хотели…

— Даже не хочу знать — поспешно заявил я — Слушай, ты же не в курсе. Тебя вез Гоша на своей машине. По ходу вез домой. Почти доехал, когда случилась авария. Тихо! — рявкнул я, удерживая дернувшуюся девушку — Он жив. Сейчас его, наверное, уже везут в больницу. Перед тем как приехала скорая и полиция, он попросил меня забрать тебя. Что я и сделал. Благо живем рядышком. Остальные подробности потом. Ты главное скажи — сама как? Ничего не болит?

— Вроде нормально — прошептала Кира — Только голова кружится и подташнивает немного.

— Ясно — с нешуточным облегчением выдохнул я — Но ты все же на ногах не стой. Сядь, а лучше приляг. Может у тебя еще шок не кончился и ты пока ничего не чувствуешь. В общем, тебе тоже надо в больничку. На осмотр.

— Не сейчас — поспешно отозвалась девчонка.

— Угу — недовольно буркнул я.

Не только Гоша, но и Кира оказалась с прибабахом. Совсем себя не берегут…

— С Гошей точно все в порядке будет?

— Думаю да. Слушай, чаю хочешь? У меня даже варенье есть. Клубничное.

— Ты что, совсем дурак?

— Есть немного — признался я — Будь я умным, то не совался бы в эти дела и ты бы сейчас не стояла. Так что, будешь чай?

Ответить девушка не успела — моя хлипкая дверь сотряслась от сильного стука и послышался громкий властный голос:

— Откройте! Полиция!

А следом раздался старушечий голосок:

— Вы с ним осторожней! Наркоманы все опасные! Пырнет ножиком!

— Разберемся. Вы бы зашли в квартиру.

— Вы главное ему не верьте! Я сама видела ту девчушку! В одеяло или плед клетчатый завернута, волосы кажется темные. И рука свисала! Безжизненная!

— Разберемся! — рокочуще повторил полицейский — Гражданка! Зайдите в свою квартиру!

Твою мать! Ну, Варвара Павловна!

— Это кто? — прошептала девушка, отстраняясь от меня.

— Не слышишь?! — столь же тихо отозвался я — Полиция! Меня видели, когда я тебя домой затаскивал. И выглядела ты не очень! Соседи решили что я либо насильник-извращенец, либо расчлененкой на дому занимаюсь! Блин!

— Откройте! — на этот раз дверь затряслась в два раза сильнее. Видимо били уже кулаком или даже ногой.

— Стой здесь — прошипел я, кидаясь в ванную и на бегу крикнул — Уже иду! Чего так стучать то?! Люди спать хотят!

— Откройте немедленно!

— Открываю! Дайте штаны одеть! — проорал я, открывая кран и остервенело, очищая с рук кровавые разводы. Глянул в зеркало и, выругавшись, принялся умываться. Кровь была и на лице. Теперь я точно знаю, что чувствуют пойманные с поличным убийцы. И весь дом наверняка уже проснулся.

Вылетев из ванны, я подхватил с пола полотенца и наспех утершись, успел приоткрыть дверь до того, как полицейский вновь начал тарабанить и орать.

— Здрасте! — выпалил я, невинным взглядом уставившись на стоящего чуть в стороне от двери абсолютно незнакомого мне усатого полицейского. Это точно не наш участковый. И он не один. Еще двое сотрудников органов стояли на моей лестничной площадке, а дверь Варвары Павловны была чуть приоткрыта, в щели виднелся острый старушечий нос и сияющий любопытством глаз.

Представляться полицейский не стал. Вперив мне в лоб суровый взгляд, он сразу перешел к делу.

— Поступили сведения, что в этой квартире…

— Милый, что-то случилось? — моя дверь раскрылась шире и в дверном проеме нарисовалась по шею закутанная в клетчатое одеяло Кира. Волосы встрепаны и топорщатся в разные стороны, глаза полузакрыты. Вокруг моей шеи обвилась голая девичья рука, и девушка прижалась ко мне всем телом. Оппа… Полицейские вытаращили глаза, Варвара Павловна едва не вывалилась из квартиры.

— Сам не пойму — рывком вышел я из ступора, в свою очередь, обнимая девушку за талию — Вот, полиция пришла. Какие-то сведения к ним поступили. Вроде музыку мы громко не включали, да и вообще, особо не шумели.

— Я хочу в постель — капризно надула губки девушка, заставив одного из полицейских закашляться.

— Та-а-а-ак — протянул усач, всем корпусом поворачиваясь к соседней квартире.

Завидев обтянутую формой спину, я мысленно вздохнул с облегчением. Раз поворачивается ко мне спиной, значит, наша уловка сработала хотя бы частично.

— Да что так-то? Что так-то? — зачастила старушка, выскакивая в подъезд и тыкая в меня сухоньким пальцем — Говорю же вам — своими собственными глазами видела, как заносил он в квартиру тело! Может это и не она была! Может они подельники с этой…

— Подельники в чем? — повысил я голос, вживаясь в роль рассерженного соседа, которого потревожили в самый пикантный момент — Так это вы позвонили в полицию? Ну, Варвара Павловна, такого я от вас не ожидал.

— Стоп! — скомандовал полицейский и я послушно умолк — К нам поступили сведения, что меньше часа назад, в эту квартиру было занесено тело…

— Ага. Было занесено — прервал я его, напуская на лицо блаженную улыбку и кивая на прижавшуюся ко мне девушку — Было занесено. Вот это самое тело. Не отрицаю. А что, уже нельзя девушек на руках носить? Хотя… знаете что, вы заходите, да осмотрите мою квартиру, благо она однокомнатная и много времени это не займет. Мне скрывать нечего. И уж простите, но на этот вечер у меня были совсем другие планы, в которые не входило стояние в холодном подъезде. Пожалуйста, проходите.

Поддерживая едва стоящую на ногах девушку, я отшагнул в сторону, освобождая дверной проем для полицейских, заодно одарил соседку возмущенным взглядом оболганного человека.

— Вы разрешаете войти в вашу квартиру? — переспросил усач.

— Абсолютно верно — широко улыбнулся я, с паникой ощущая, что Кира с каждым мгновением тяжелеет. Лишь бы сейчас она не вырубилась.

— Благодарю за содействие — коротко произнес старший полицейский и кивнул остальным.

Грохоча ботинками, полицейские вошли внутрь, я следом за ними. Варвара Павловна сунулась было следом, но я одарил ее таким взглядом, что она застыла посреди лестничной площадки, а заметивший мой гневный взор усач понимающе хмыкнул.

Ну да, с точки зрения нормальных людей меня можно понять. Парень захотел поиграть в романтику, поднял свою девушку до квартиры на руках и уже собирался было положить ее в постель и приступить к основному пункту намеченной программы, когда ему грубо помешали. А виной всему полусумасшедшая бабка.

Осмотр моей крошечной квартиры много времени не занял. Сотрудники органов правопорядка уложились в пять минут, но проверили все тщательно. Причем почему-то в первую очередь заглянули в ванную и поинтересовались содержимым встроенной в стену кладовки. В единственной комнате и смотреть то не на что было — кровать, игровой кокон, небольшой шкаф и стол с компьютером. Гипотетический труп спрятать было просто некуда. Хотя, самый молодой из полицейских не преминул заглянуть под кровать и внутрь кокона. Блин… я бы тоже не отказался заглянуть внутрь своего кокона и остаться там подольше. Время идет… мне же еще на поминки успеть надо. Напоследок проверили мой балкон и на этом осмотр квартиры был закончен. Полицейские вернулись в коридор и синхронно качнули головами, показывая, что ничего преступного не обнаружили. Стоящая на моем пороге Варвара Павловна поджала губы и словно бы съежилась, втянув шею в плечи. Ну да, зря подняла тревогу бдительная старушонка.

— Ясно — вздохнул усач, покосившись на свои часы — Приношу извинения.

— Да нет, я все понимаю — пожал я плечами и, перехватив Киру обеими руками, прижал ее к себе — Работа у вас такая.

— Это верно — совсем по человечески вздохнул полицейский и кивнул на стену, где сиротливо висело две фотографии в простых пластиковых рамках — Увлекаешься военно-морским флотом?

— А?

— Ну, раз на стену повесил портрет контр-адмирала Грохотова, значит, увлекаешься — прищурился усач, вглядываясь в фотографию, где был изображен сурово смотрящий в объектив камеры офицер в полной парадной форме — Помню, в новостях показывали, как он гонял сомалийских пиратов. Возглавил какое-то там боевое соединение.

— А-а-а — вновь повторил я, но уже совсем другим тоном — Да нет, не увлекаюсь я. Скорее наоборот. Это родители. Мама и папа. Мама у меня экономист, а папа моряк.

В квартире повисла тишина, а я оказался под перекрестьем взглядов. Удивленно смотрела даже Кира, на время вернувшаяся из мира грез в реальность.

— Ясно — кашлянул полицейский — А вы значит…

— Грохотов Ростислав Алексеевич — пожал я плечами, одной рукой подтягивая сползающие старенькие треники — Паспорт на холодильнике.

— А вы?

— Крапивина Кира Константиновна — хрипловатым голосом отозвалась девушка — Паспорт дома. Но могу позвонить и отец привезет документы.

— Кхм… Первый помощник мэра Крапивин Константин Николаевич вам случайно не родственник…

— Папа это мой — вздохнула Кира и, ткнув меня пальцем в бок, абсолютно искренне буркнула — Рос, я в постель хочу.

— Приносим извинения за доставленное беспокойство — коротко произнес усач, и вся троица полицейских зашагала к выходу.

— У него кровь на лице была! И на руках! — уже совсем неуверенным голоском проблеяла соседка, поспешно отступая с пути полицейских — Потому и всполошилась я!

Усач шумно выпустил воздух из груди и бросил на меня усталый взгляд.

— Кровь была — спокойно подтвердил я — Я как раз выносил мусор и ждал такси со своей девушкой, когда прямо перед домом произошло ДТП. Что произошло, не видел — подоспел, когда вторая машина скрылась с места происшествия. Я пытался оказать помощь раненому водителю серебристой иномарки, проживающему в соседнем двадцатиэтажном доме. Тут подъехала моя девушка, она плохо себя чувствует, простудилась серьезно, я отнес ее домой и вызвал скорую. Затем поставил охрану дома, где проживает пострадавший водитель, в известность о происшедшем и вернулся в квартиру. А затем пришли вы.

— Все ясно, Ростислав… Алексеевич. Еще раз спасибо за проявленное сотрудничество и выполненный гражданский долг — козырнул мне полицейский и шагнул за порог, едва слышно прошипев — Ну бабка…

Проводив полицейских до порога, я вежливо попрощался и мягко прикрыл дверь за их спинами. Сухо щелкнул замок и только тогда я позволил себе облегченно выдохнуть. К моему глубокому удивлению, Варвара Павловна не произнесла больше не слова и вообще, выглядела как-то потеряно.

Уткнувшаяся лицом мне в грудь Кира что едва слышно сказала, я обеспокоенно переспросил:

— Совсем плохо тебе? Слушай, может все-таки в больничку?

Кира отрицательно качнула головой и сокрушенно вздохнув, я подхватил ее на руки и отнеся в комнату, опустил на кровать.

— Только засыпать не вздумай! — предупредил я, направляясь на кухню. Особых разносолов у меня никогда не водилось, но вода всегда была в избытке. Я напился сам, смачивая пересохшее от волнений горло и отнеся девушке почти полную бутыль, велел:

— Пей.

— Что это?

— Вода, что еще? — буркнул я и повторил — Пей! Выпьешь как минимум литр. Тебе надо выводить из организма ту дрянь, что тебе вкололи. Пей, говорю!

Я не отставал от вяло сопротивляющейся Киры до тех пор, пока она не влила в себя как можно больше воды. Бутылку я поставил у кровати, что была в пределах досягаемости, накрыл девушку одеялом прямо поверх клетчатого пледа.

— Спасибо, Рос — уже засыпая, прошептала Кира — Я пока посплю.

— А родителям тебе позвонить не надо? — с нажимом поинтересовался я — Время позднее. Кстати, где твой мобильный?

— У Гоши — отозвалась девушка — Звонить не надо. Они знают, что я буду ночевать у подруги…

— Ну-ну — буркнул я, глядя на заснувшую, а вернее сказать — вырубившуюся девушку.

Если сейчас ее влиятельный папа поднимет тревогу и начнет искать по всему городу любимое чадо… тем более что ее мобильник у раненого Гоши или в руках полиции… короче говоря, полный бардак, а я в самой его серединке.

Задумчиво почесал в затылке и, пожав плечами, зашлепал на кухню, где приготовил себе толстый бутерброд и жадно умял его со сладким чаем. Съел бы еще, благо аппетит разыгрался не на шутку, но время поджимало. Я и так уже опоздал.

Вытянувшись на эластичном ложе кокона, я бросил последний взгляд на спящую девушку и натянул глухой шлем. Послышался мягкий щелчок автоматически опустившейся крышки.

Вход.

Здравствуй, Вальдира, я вернулся…

Вспышка.

 

Гул пьяных голосов я услышал задолго до того, как добрался до нужного дома. Впрочем, это даже лучше — сразу ясно куда именно идти, не пришлось шариться в потемках, выискивая адрес.

Проводы старого рыбака проходили прямо во дворе, где под ветвистыми плодовыми деревьями раскинулись богато накрытые столы. По деревенским меркам конечно. Никаких особых разносолов не было, но столы просто ломились от засилья деревянных блюд и глиняных кувшинов. Народу хватало. Облаченные в траурные одежды женщины жалобно и протяжно тянули песню, уже изрядно подвыпившие мужики продолжали накачиваться, отдельной группой сидели деревенские патриархи, более сдержанные, мрачные и своими нарядами похожие на ворон.

Стоя за невысоким плетнем я вдоволь насмотрелся на сборище, поймав себя на мысли, что как-то это выглядит слишком уж… реально. Передо мной всего лишь упорядоченный набор цифр, хитрые самосовершенствующиеся программы… вот только они выглядели куда живее многих моих знакомых из реального мира. Тот же Игорь с моей бывшей работы — молчаливый парень с неподвижным лицом и застывшим взглядом, похожий скорее на киборга, а не на человека из плоти и крови. А тут самое настоящее веселье.

Среди плотно сидящих на лавках людей, я с трудом нашел взглядом плотную спину лавочника Стехана и направился прямиком к нему. Не успел я до него добраться, как был решительно остановлен изрядно покачивающимся мужиком, всучившего мне солидных размеров кружку и коротко велевшего:

— Выпьем!

— Выпьем — покладисто согласился я и в несколько глотков осушил содержимое кружки. Пиво. Причем пиво неплохое.

Мужик одобрительно кивнул, забрал у меня пустую посудину и, загребая ногам, побрел к стоящему поодаль пузатому бочонку. А я вновь заторопился к Стехану. Если меня еще несколько раз вот так остановят, то я доберусь до лавочника уже в невменяемом состоянии.

Завидев меня, уже пьяненький Стехан хлопнул меня по плечу и почти силком усадил рядом с собой, заставив потесниться соседа. Ко мне придвинули блюдо с жареной свининой, а лавочник ткнул меня локтем в бок и довольно прогудел:

— Пришел таки! А я уж думал, что позабыл ты про наш уговор. Решил не связываться с этой гадюкой прелестницей, что нашего старика Джогли прямиком на тот свет…. Кхе!

Хекнул добрый лавочник по той простой причине, что я в свою очередь саданул его локтем под ребра и зло зашипел:

— Тиш-ше! Тише уважаемый Стехан! Если каждому подряд о нашем уговоре обсказывать, то до истины мне не докопаться!

— Оно и верно — согласно кивнул торговец, смущенно почесав ушибленное ребро — Тогда выпьем!

— А… черт — буркнул я, принимая кружку-монстра, размером чуть ли не с мою голову.

— Покойного доброй выпивкой не помянуть, грех большой! — многозначительно добавил Стехан и с хлюпаньем присосался к своей кружке.

Я же лишь пригубил и тут же поинтересовался.

— Стехан, а где гадюка-то? Которая Джогли невесткой приходилась.

— А вон — мрачно кивнул Стехан и я проследил за его взглядом.

Во главе стола сидело двое. Донельзя понурый и мрачный мужик лет сорока пяти, с копной соломенных волос и носом картошкой. А по правую руку от него… мама моя… нечто неописуемое. Из всего, что я разглядел, прежде чем мои глаза закатились под лоб, а челюсть ударилась о столешницу, так это густую копну иссиня-черных волос, оливковую кожу, невероятно огромные зеленые глазища и чувственно приоткрытые губы. После этого я просто ослеп от ее сияния. В общем, красота девушки была настолько неописуема, что я едва поэтом не стал. Как там в бессмертных строках говорится?

Передо мной явилась ты, во мраке черном, совершенном,

Моя черноволосая краса, очей моих ты загляденье.

Я припаду к твоим стопам, прося лишь знака одного…

Нет, там не так было… Тьфу ты! Что за нерифмованную чушь я порю?! Нет, правда, так и поэтом можно на всю жизнь остаться. Буду потом народ виршами веселить… как только перестану заикаться…

— Что? И тебя зацепило, мил человек? — понимающе хмыкнул Стехан, с хрустом вгрызаясь в куриную ляжку — Мы то уж попривыкли! А раньше бывало как завидишь ее, так и ноги подкашиваться начинают…

— А-а-ага — с трудом выдавил я из себя и вновь взглянул на девушку, уже немного более трезвым взглядом.

Мне не показалась. Она была очень красива. Красива настолько, что первой мыслью было: "что она нашла в этом деревенском увальне?!". Контраст просто дикий. Обычная деревенщина с добродушным крестьянским лицом и она… королева изящества и очарования. Настоящая богиня любви. Окажись подобная краса в реальном мире… многие бы мужики сон потеряли.

Уверен, что создавший ее дизайнер получил за эту работу огромные деньги. Это было творение с Большой буквы.

Тонкая фигурка скрыта глухим траурно-черным одеянием по самое горло, но и он не может скрыть идеальных пропорций. Сидит скромно, предельно молчалива в отличии от своего муженька, но не забывает подкладывать в его стремительно пустеющую тарелку самые лакомые куски, равно как и подливать в кружку вина.

— Ты пей — посоветовал мне Стехан — Иначе не оправишься.

— Угу — отозвался я, делая крошечный глоток и поверх кружки глядя на девушку.

Нереально.

Столь идеальные черты лица, фигура и прочее — это не типовые шаблоны, используемые создателями игры для столь малых локаций как деревни. Девушке самое место в столице, где постоянно толкутся десятки тысяч игроков, жадных для зрелищ и впечатлений. Ее бы приодеть в шелк да бархат, навесить на шею жемчужное колье, в волосы вставить сверкающую диадему и получится самая настоящая принцесса. К тому же, местные жители все светловолосые, щекастые, а она скорее обладает восточным типом лица.

— Стехан, а как ее зовут?

— Имя то?

— Ну.

— Алишана кличут — фыркнул Стехан — Имя то какое! Заморское не иначе. Икру будешь?

— Баклажанную? — машинально спросил я.

— Не, нашенскую, из брюха уходруя добытую!

— Как? Из ухо-кого? А, неважно! Накладывай — согласился я и уже хорошо пьяненький лавочник принялся наполнять стоящее передо мной блюдо икрой, не обращая внимания, что кладет черные бусины поверх жареной свинины. Но я на это внимания не обратил. Голова была занята совсем другим.

Алишана. Это точно не местное имя. И раз девушку запихнули в эту деревню, то должна быть причина. Какое-нибудь задание или на крайний случай слезливая история. Например, еще совсем юной девушкой ехала она со своим богатым отцом-купцом по торговым делам, да напали разбойники и всех порешили кроме нее. А ей спастись удалось. Чудом али по случайности. И сиротка несчастная прибилась к первой попавшейся деревне… в общем, надо копать и копать, но меня сейчас в первую очередь интересовал почивший старик Джогли.

— Стехан, а где именно ваше кладбище?

— А вон на том пригорке — лавочник небрежно махнул рукой куда-то за дома, в ночную темень — Сплошь могилками утыкан. Сперва в храм уткнешься, а за ним и кладбище.

— И где там могилка старого Джогли? Как ее сыскать?

— А что ее искать-то? Дело немудренное. Она сейчас сплошь цветами свежими усыпана, ну и пять плошек масляных горят.

— Ясно — кивнул я — Спасибо.

— Да ты никак прямо сейчас туда собрался? Что ты! Опомнись! Кто ж ночью по кладбищам шастает? Так и до беды недалеко.

— Посмотрим — ответил я, поднимаясь из-за стола.

На поминках я поприсутствовал, невестку и ее мужа хорошенько разглядел. А поговорить сейчас с ними не удастся. Значит, надо заняться более интересным делом.

Я попрощался с лавочником и неспешно зашагал прочь, на ходу проверяя "влитые" в руки заклинания. И у самой калитки наткнулся на дородного мужика с властным видом, поспешно загородившего мне дорогу.

— Добрый вечер, уважаемый — вежливо поздоровался я и вопросительно воззрился на вставшую передо мной преграду.

— И тебе того же, чужеземец — кивнул бородой тот — Я староста местный, Грегором кличут.

— Росгард — в свою очередь представился я.

— Дело есть у меня к тебе, Росгард, уж не откажи, выслушай — произнес староста стандартную формулу предложения задания.

— Почему не выслушать? — кивнул я в ответ — Вот только может до завтра наш разговор отложим? Время уже позднее, да и я тороплюсь. Что скажешь, уважаемый староста?

— Так разговор то на минуту самое большее! — возразил мужик и, покорившись неизбежному, я согласно кивнул. Задание можно и не брать, но ссориться со старостой желания не было. Почему бы и не выслушать.

— Беда у нас в деревне приключилась, добрый человек — вздохнул Грегор, оглаживая бороду — Если поможешь, то я в долгу не останусь! Самое малое пять серебряных монет отвалю от чистого сердца и бочонок браги впридачу.

— А что за беда-то?

— Да беда-то небольшая, ты справишься и глазом не моргнув! — заверил меня староста — Оберег у нас сбежал.

— Кто сбежал, уважаемый?

— Оберег. Ну, это мы его так кличем. А в городе, где я купил его недавно, такого зверя единоглазом кличут. Слыхал может?

— М-м-м-м… может и слыхал — насторожился я, покосившись на перекинутый через плечо мешок, где лежали останки страшненького единоглаза — Никак ты желаешь, чтобы я сбежавшего зверя нашел и прикончил?

— Что ты! Что ты! — замахал руками староста — Ни в коем случае! Это ж наш оберег, от злых духов деревеньку нашу защищает, от пакости разной оберегает! Мало ли в наших глухих лесах лиха бродит! Дар у зверюшки этой есть — глазом своим видит то, что нашему взору не подвластно. И сразу визжать и хрюкать начинает, знак нам подавая. А он ежели завизжит, то духи злые сразу бегут без оглядки! Не переносят визга его! Нам без него никуда! Не согласишься ли ты найти его, да обратно в деревню привести? Он зверь мирный, ему морковку аль корешок какой покажешь, так он за тобой и побежит смирно, аки собачонка. Так что, согласен, добрый человек?

А черт!

 

— Э-э-э… — сдавленно протянул я и поспешно брякнул — Согласен. Огляжу окрестности деревеньки и ежели замечу его, то обязательно приведу обратно.

Вы получили задание "Поиски единоглаза"

 

 

Найти в окрестностях деревни Мшистые холмы сбежавшего единоглаза.

 

 

Минимальные условия выполнения задания: найти и доставить единоглаза старосте Грегору.

 

 

Награда: пять серебряных монет и бочонок браги.

— Век тебе благодарны будем! — обрадованно выпалил Грегор и всучил мне тряпичный сверток — А это клубни и корешки! Он до них очень лаком! Ты главное вреда ему не причиняй, да вида его не бойся! На первый взгляд страшный как черт, а на деле ласковый как теленок! Как увидишь — сразу ему корешок под нос пихай.

— Угу.

— Буду ждать вестей! — напутствовал меня староста и заторопился к накрытым столам.

А я посмотрел ему вслед и сокрушенно вздохнув, вышел за калитку.

Твою мать! Но кто ж знал-то? Хорошо еще, что я не поведал о содержимом своего мешка. Вот бы староста удивился, покажи я ему останки драгоценного единоглаза. Отношения с деревней вконец бы испортил. А я-то дебил наивный, еще на награду рассчитывал…

Обуреваемый этими мыслями, я зашагал в указанном направлении, не забывая поглядывать по сторонам. И на висящую посреди звездного неба луну, которой совсем немного осталось, чтобы стать полной. Полнолуние. Время оборотней…

 

Днем увенчанный островерхим храмом холм наверняка выглядел очень даже живописно. А вот в ночную пору, я ничего особо живописного не заметил. Сейчас здесь было скорее жутковато. Плюс порывы ночного ветерка заставляли скрипеть ветви деревьев, мелькали непонятные тени с угрожающими очертаниями, до моих ушей доносилось странное завывание. Скорей всего это отзвуки того же ветра, проносящегося между могильных камней, но мне от осознания этого факта было не легче. Ведущая к храму дорожка из белого камня отчетливо выделялас в темноте и, придерживаясь ее, я довольно быстро добрался до запертых дверей храма. Священник сейчас на поминках, поднимает очередную чашу вина за упокой души старого Джогли.

Обойдя квадратную постройку по краю, я оказался у невысокой ограды деревенского кладбища и, не замедляя шага, прошел дальше, крутя головой по сторонам, в поисках отблеска света. Пришлось пройти не меньше пятидесяти шагов, прежде чем мой взор уловил трепещущее свечение слева. Пройдя еще немного, я оказался у искомого места. Вот она, могила Джогли. Оглядевшись по сторонам и ничего не увидев, я уселся и, скрестив ноги, подпер подбородок ладонью. Теперь, когда я на месте, надо собраться с мыслями.

Аккуратный холмик свежевскопанной земли весь усыпан полевыми цветами, чей пряный запах до сих пор не иссяк. Еще прямоугольный и довольно небрежно отесанный камень во главе могилы с неразличимой сейчас надписью. Наверняка нечто вроде: "покойся с миром". А посреди всего этого цветочного великолепия, правильным кругом стояло пять глиняных плошек в которых плавали искорки огня. Света не так чтобы много, но непроглядный мрак он немного разгонял. Последний свет…

Еще одна причуда создателей Вальдиры. Нет бы просто взять уже готовые шаблоны реальных вероисповеданий, коих столь много в реальной жизни. Но они пошли другим путем и придумали чуть ли не десяток собственных религий, с собственными догмами, молитвами, ритуалами и богами. А если учесть, что наши "земные" божества давно уже не являли людям своих чудес и не давали знаков, то здесь, это было в порядке вещей. Боги более чем реальны. Вернее, их цифровое воплощение. И божества частенько являлись игрокам. Иногда даже давали особые, уникальные божественные задания, с весьма щедрой наградой. Правда, я такого шанса никогда не получал. Мне никто не явился. Ни в реальной жизни, ни в Вальдире. Потому как непросто это, получить милость богов. Надо сначала выбрать себе божество, затем усердно молиться в посвященном ему храме, выполнять задания храмовых жрецов и вести себя соответственно. Например, если уж присягнул воинственному богу Граххаргу Огненному, то будь добр постоянно участвовать в напряженных схватках, не имей пощады к врагам и презирай ремесла. Буквально. Сошьешь себе рубаху и на тебе — оскорбленный бог отвернется. И таких вот ограничений целая куча. Как говорится, на все стулья сразу не сядешь.

В свою бытность Крашшотом я однажды попытался "подружиться" с хитроумным богом Снессом, что благосклонно относился к человеческой расе. Вообще-то, это бог воров, но даваемые им "плюшки" были бы мне весьма полезны: ощутимый бонус к маскировке, шанс критического и даже смертельного ударов, бесшумность походки, ночное зрение… да много чего. Ага… я даже помолился перед его змееподобным алтарем. И на этом сдулся. Когда ко мне подошел жрец и потребовал пожертвовать на благо храма почти пятьсот золотых монет. Я поскреб по сусекам, неделю пропадал в глухих лесах, охотясь на монстров и выполняя задания. Но все же нашел требуемую сумму. И пожертвовал храму. А жрец небрежно принял деньги, и потребовал уже тысячу золотых монет, да еще и в придачу клык черного дракона. Больше я в том храме не появлялся. Правда, не преминул поинтересоваться ценой на зубы драконов, благо в алхимических лавках можно найти все, что угодно. Цена оказалась в пределах семи сотен золотом…. В общем, не для меня это. А если учесть, что бог Снесс так же покровительствует и нищим, он требует подавать каждому встреченному на пути попрошайке милостыню. И желательно быть игроком-агром и воровать налево-направо.

И это еще цветочки. Был у меня знакомый игрок-паладин. Настоящий фанатик. Так он таки добился божественного покровительства от светлого бога. Покровительства с неплохими плюшками к целительству, отрицанию зла и чему то еще. Я его как-то спросил — что мол за такие булки с повидлом делать приходиться?

А он мне в ответ пожал плечами, как-то криво улыбнулся и побрел прочь, напевая себе под нос:

Твори добро на всей земле

Твори добро другим во благо…

Мда…

 

Занятый мыслями и воспоминаниями, я просидел у могилы почти полчаса, но так и не дождался появления духа старого Джогли. Все так же трепетали огоньки Последнего Света и шелестел среди ветвей ночной ветер. Существует несколько способов вызвать духа, но я надеялся, что до проведения подобных ритуалов не дойдет. По разным причинам. Во первых падает доброжелательность светлых богов, а во вторых, я просто не знал как это делается и не обладал необходимыми предметами. Кто ж знал, что старик Джогли столь внезапно умрет…

Боги еще ладно. Покопаться на игровом форуме и выудить необходимые сведения тоже не проблема, но что делать с отсутствующими ингредиентами? Понадобится, например какой-нибудь гнилостный газ из трясины или пара десятков черных поганок и все, приехали…

Просидев еще несколько томительных минут, я вздохнул и поднявшись на ноги, отошел на несколько шагов в сторону, где вновь уселся, прижавшись спиной к замшелому могильному камню. И вжал выход.

Безмолвный радужный водоворот охотно принимает меня в свои объятия.

Выход…

 

За время моего "отсутствия" в комнате ничего не изменилось. Кира все так же лежала на кровати, уткнувшись в подушку и откинув в сторону одеяло. Выбравшись из кокона, я неслышно подошел к кровати и всмотрелся в бледное лицо девушки. Жива. Дыхание правда неспокойное, покрытое редкими бисеринками пота лицо иногда передергивается в гримасе, а тело сотрясает едва заметная дрожь. Отходняк начался.

— Рос, Рос — тихо прошептал я — Ну зачем тебе это надо, а?

Мрачно посмотрев на Киру, я выпрямился и решительно зашагал на кухню. Так дело не пойдет. В больницу она не хочет, родителям звонить не хочет… твою мать!

Первым делом я распотрошил свою скудную аптечку и выудил оттуда початый блистер с активированным углем. Прикинув вес девушки, я отсчитал шесть черных таблеток, немного подумал и добавил еще одну. Прихватил бутыль с водой и вернулся в комнату, уже не стараясь вести себя тише. Будем лечиться народными методами. Уселся на кровать и бесцеремонно потряс Киру за вялое плечо. Девушка что-то пробормотала, не отрывая темноволосой головы от подушки.

— Кира, проснись! — рыкнул я, тормоша ее.

— Голова… голова болит… — не открывая глаз, произнесла Кира.

— Верю — кивнул я, обхватывая ее за плечи и усаживая — Держи.

Я высыпал ей в ладонь горсть таблеток и велел:

— Давай, заглатывай по одной.

— Что это?

— Активированный уголь — терпеливо объяснил я — Глотай.

— Не буду…

— Глотай, я сказал! — рявкнул я, подсовывая ей бутылку с водой — Сейчас три таблетки. Через пару часов повторим. И еще выпьешь литр воды.

— Рос…

— Давай, давай — поощрил я — Иначе тебе совсем плохо будет.

Кира покорно закинула в рот три черные таблетки и надолго припала к горлышку бутылки. А когда оторвалась, то вновь пожаловалась:

— Голова болит.

— Придется потерпеть — вздохнул я, ласково гладя ее по волосам — Сейчас опять заснешь, а когда проснешься, будет уже легче.

— Дай таблетку болеутоляющего.

— У меня только аспирин есть, а его вместе с алкоголем вроде как нельзя принимать. По дыханию твоему чувствую, что ты сегодня пила. Кровотечение в желудке начаться может.

— Дай таблетку — повторила Кира, уткнувшись лицом мне в грудь — Пожалуйста. Хотя бы одну. Я мало выпила, почти ничего.

— Ладно — вздохнул я и, выдвинув ящик прикроватной тумбочки, достал упаковку аспирина и вылущил одну таблетку — Держи. И побольше воды в себя влей… наркоманка блин… в-о-о-т… еще, еще больше воды.

— Я не наркоманка!

— Шучу, шучу — улыбнулся я и, убедившись, что таблетка аспирина отправилась по назначению, отдал следующий приказ — А теперь вставай и маршем в туалет.

— А?

— В туалет — повторил я, с недоумением глядя на внезапно засмущавшуюся девушку — Что непонятного я сказал? Топай давай.

— Рос, я… я не хочу и вообще…

— Без пререканий, юнга! — рыкнул я, копируя своего отца — Выполнять приказ!

— Слушай…

— Это ты послушай! Тебе надо выводить из тела токсины. Иначе плохо будет! Алкоголь и неизвестная наркота — тот еще коктейль. Либо печень отвалится, либо еще что случится. Сейчас встаешь на ноги, идешь в туалет и избавляешься от всего ненужного. Потом пьешь еще водички и опять в постель. Выполнять!

— Раскомандовался — пробубнила Кира.

— Мне тебя туда на руках отнести? — грозно поинтересовался я — И проконтролировать процесс? Я могу.

— Я сама! — поспешно выпалила девушка и тут же болезненно сморщилась — Ой голова…

— По пути прислушайся к телу — добавил я — Как работают ноги, руки. Нет ли где болей, все ли сгибается как надо. Как-никак в аварию попала. Хочешь, я тебя в больничку отвезу? Там тебя осмотрят, капельницу поставят.

— Нет!

— На нет и суда нет — вздохнул я, глядя на медленно плетущуюся к коридору девушку — Если что — зови.

"А фигура очень даже ничего" — промелькнуло у меня в голове, когда я впервые увидел Киру без смешного клетчатого одеяла. Короткий белый топ и классические голубые джинсы в обтяжку ничуть не скрывали очертаний тела.

Стоп… куда это меня понесло?

Помотав головой, я решительно отвернулся и шагнул к компьютеру. Пора проверить игровой форум на предмет полезной информации.

 

Нашел я очень много всего и одновременно ничего. Десятки игровых всезнаек и гуру взахлеб делились информацией на форумных страницах, перечисляли способы вызова и контроля призраков, описывали требуемые ритуалы и еще много чего еще. Но все это мне не подходило. Ибо не было у меня в наличии необходимых предметов и ингредиентов. И только на втором десятке ссылок, я наткнулся на куцую заметку, где неизвестный мне автор коротко и ясно пояснял — призрак привязан к похороненному телу и соответственно к могиле, в течение первых нескольких дней со дня смерти. Именно поэтому на могилке горит Последний Свет, что освещает мрачный мир призрака и одновременно не дает ему вырваться из земли на поверхность. И поэтому, любой начинающий призыватель в первую очередь должен разобраться с Последним Светом. Либо затушить один или несколько огоньков, либо поменять порядок плошек. Тушить огоньки автор темы не советовал — дух может озлиться на такое самуправство. Достаточно просто сдвинуть пару плошек в сторону и тогда, у призрака появится возможность явиться на зов — если конечно он захочет это сделать. Именно что если захочет. Потому как насильно призвать привидение конечно можно, но для этого уже надо обладать необходимым инвентарем. Что ж… почему бы не попробовать.

В это время в комнату вернулась Кира, все такая же бледная, но двигающая вроде как чуть поживее. Зыркнула в мою сторону мрачными глазищами, молча забралась в постель и вновь уткнулась лицом в подушку. Господи, да как она так дышать может? Сквозь плотную материю-то?

— Воды выпей — напомнил я.

Кира пробурчала что-то неразборчивое и не пошевелилась.

Вздохнув, я повторил уже чуть погромче:

— Выпей воды, затем ляг на правый бок и укройся. Джинсы у тебя на пару размеров меньше чем нужно, поэтому расстегни свой модерновый ремень и сами джинсы. Да не смотри ты на меня так подозрительно! Уж поверь, нафиг ты мне не сдалась. Просто ничто не должно мешать спокойно дышать. Тем более сейчас.

— Рос, ты хуже тети Лены!

— Кого?

— Кого надо — булькнула Кира, послушно прикладываясь к изрядно опустевшей бутылке с водой.

— Вот и поговорили — согласился я — Ложись. Когда завтра проснешься, жизнь уже не такой грустной покажется.

— Угу.

— И укройся.

— И так жарко…

— Вот и хорошо. Чем больше ты пропотеешь, тем тебе же и лучше будет — подытожил я, вставая и делая шаг к игровому кокону.

— Ты что, в коконе спать будешь?

— Почти — усмехнулся я, с кряхтением забираясь на эластичное ложе и откидываясь назад — Дела у меня в Вальдире. Ты спи давай. Да! Если себя хуже почувствуешь, то немедленно выводи меня из игры. Просто вожми экстренный выход. Поняла?

— Да, папочка. Кстати, а что это за реликт такой? — из-под одеяла показался один глаз, внимательно изучивший мой старенький кокон — Такие уже не продаются даже. У них же никаких дополнительных систем нет, только голая база.

— Я человек небогатый — глухо отозвался я, натягивая на голову шлем — Работает и ладно. Спокойной ночи, Кирея.

— Спокойной… — продолжения фразы я уже не услышал.

Передо мной разворачивалась радужная воронка, затягивающая меня все глубже и глубже.

Вход.

 

За время моего отсутствия на кладбище ничего не изменилось. Ни в плохую, ни в хорошую стороны. В принципе, другого я и не ждал.

Воровато оглядевшись по сторонам, я опустился на одно колено и несколькими быстрыми движениями разбил круг из светильников. Четыре просто сдвинул в разные стороны, а пятый вообще убрал с земляного холмика. И не успел я выпрямиться, как внезапно налетевший резкий порыв ветра мгновенно загасил испоганенный мною Последний Свет, могилу окутал призрачный синеватый свет. Я только было обрадовался, как из земли выскочила страшная бородатая харя со светящимися красным глазами и рывком приблизившись вплотную к моему лицу, дико заорала, орошая меня сгустками призрачной слюны:

— Уби-и-или! Уби-и-или!

— Ааааа! — заорал я от неожиданности, одновременно выполнив невероятное сальто назад через голову и оказавшись в трех шагах от могилы.

Не растерявшийся призрак скользящим движением последовал следом, полупрозрачным руками обхватил мои плечи и вновь прилипнув к моему лицу, истошно завопил:

— Уби-и-или м-е-еня!

 

— Ааааа! — в свою очередь повторил я свой вопль. Перепугал хмырь призрачный, выскочил столь неожиданно, что сработали инстинкты. Да еще летящие в лицо белесые капли призрачной слюны… хотя, чего тут бояться…

Достижение!

 

 

Вы получили достижение "Призывающий духов" первого ранга!

 

 

Увидеть таблицу полученных достижений можно в настройках вашего персонажа.

 

 

Ваша награда за достижение:

 

 

Ваша награда за достижение: +0.5 % к успешному вызову духа.

 

 

Текущий размер бонуса: +0.5 %

 

— Слезь с меня! — рыкнул я, отпихивая нависшего надо мной духа. Как и следовало ожидать, мои руки спокойно прошли сквозь тело призрака. Но привидение тем не менее послушалось и тем же скользящим движением отплыло чуть назад и вновь заголосило:

— Уби-и-или-и ме-еня-я… Уби-и-и…

— Тихо! — шикнул я, окончательно придя в себя и оторопевший призрак заткнулся.

— Вот — удовлетворенно кивнул я — А то разорался на все кладбище.

— Ты не слышишь, смертный?! — туманный призрак резко увеличился в размерах, глаза снова полыхнули грозным алым светом — Я сказал…

— Что вас убили — подсказал я — Именно поэтому я и побеспокоил ваш покой, уважаемый Джогли. Если конечно вы и есть старый рыбак Джогли.

— Покой?! — вновь взревело привидение и обхватив себя руками за голову, закачалось из стороны в сторону — Какой покой?! Меня убили! Как могу я спокойно упокоиться в своей могиле, если моя убийца не понесла наказания?! Гнев и ярость переполняют меня! А мой сын… этот недалекий глупец ничего не видящий дальше своего носа…

— Ну да, покой нам только снится… Простите, так вы точно старый рыбак Джогли?

— Да! Я был им… правда сейчас, мои воспоминания о той жизни крайне туманны…

— Насколько туманны? — обеспокоенно переспросил я. Неужто старик все позабыл… тогда беда.

— Не настолько, чтобы не помнить, кто именно меня убил! — яростно взревел призрачный Джогли, раздуваясь еще больше и достигая высоты в три человеческих роста.

— Уважаемый! Сдуйтесь, пожалуйста, обратно! А то я сейчас смотрю не на ваше лицо, а на… даже сказать стыдно.

Испустив протяжный и сокрушенный вздох, призрак сдулся до обычных размеров и неожиданно пожаловался:

— Скучно с тобой.

— Да ну? — даже обиделся я — А вот мои соседи так не думают… Кхм-кхм… О добрый дух старого Джогли, мое имя Росгард Правдолюбец и я занимаюсь тем, что путешествую по миру и восстанавливаю порушенную справедливость. Вот…

За время моего краткого и напыщенного спича призрачный Джогли по пояс опустился обратно в свою могилу и, подперев кулаком бородатый подбородок, внимательно слушал.

— Нешто по всему миру? — недоверчиво спросил он и я недовольно скривился.

— Ага, по всему миру, уважаемый.

— И за океаном бывать приходилось? — обрадованно поинтересовался призрак — И как там? Неужто и правда люди вверх ногами ходют и рыбу из воды корытами черпают?

— Уважаемый! Вообще-то я нарушил ваш покой, чтобы развеять покров тайны над вашей смертью и чтобы покарать виновных по всей строгости и еще, я здесь, чтобы…

— Постой, постой — замахал на меня прозрачными руками старик — По миру говоришь, путешествуешь и эту… как ее… а! Справедливость… что ты говоришь с ней делаешь?

— Восстанавливаю — буркнул я, озадаченно смотря на деда. Похоже, при жизни, тот еще тип был, бес ему в ребро… Любопытством ажно светится. Настолько ему интересно стало, что даже про собственную насильственную смерть позабыл. Откричался в первые минуты, душу отвел и успокоился.

— А как? — жадно спросил Джогли.

— Что как, дедуля? — начал я злиться.

Разговор с самого начала пошел неправильно. Сам виноват. Надо было закутаться в плащ, гордо и надменно стоять около могилы, одним своим видом вызывая уважение… а я сальто кидать вздумал, всем местным духам на потеху. Вот наверное потешаются сейчас.

— Как ты ее? Ну это… того…

— Не того, дедушка, а восстанавливаю! Хм… ну это, забираю деньги у бедных и отдаю богатым, защищаю слабых от сильных…

— А еще?

— Э-э-э… еще утешаю обездоленных, помогаю, чем помогу… деньгами опять же…

— А еще?

— Еще чудищ разных уничтожаю, что мирным людям покоя не дают.

— А еще?

— Дедуля!

— А деньги… неужто деньги вот так, задаром раздаешь? А?

— Ну… раздаю…

— И награды за дела свои не требуешь?

— Ну-у-у… не требую — осторожно протянул я.

— Дурак ты — вздохнул призрак, почесав бороду — Как есть дурак. Еще похоже и на голову немного того… сынок, тебя в детстве на твердое не роняли?

— Слушай, дедуля! — озлился я — Ты из могилы для чего вылез? Чтобы мне кости перемывать?!

— Вылез потому как думал, что меня серьезный человек ждет! — не растерялся противный дедок, с вызовом уперев призрачные кулаки в призрачные же бока — И что разговор серьезный будет!

— А я значит человек не серьезный?!

— Конечно не серьезный! Ежели ты награды не требуешь, то что с тебя толку? И стараться поди не будешь!

— Да кто сказал, что я награды не потребую? Потребую!

— Во-о-от! — обрадовалось привидение — Теперь на разговор похоже! А то бубнил тут чушь разную… так чего потребуешь? У меня и нету ничего! Призрак я бестелесный! Ну… ежели только цветочки с могилки заберешь…

— А чего тогда о награде говоришь?! Ладно — устало выдохнул я — Давай с самого начала, уважаемый Джогли. Достопочтенный торговец Стехан просил меня узнать истинную причину вашей внезапной смерти. И только поэтому я осмелился нарушить ваш вечный покой.

— Слова ладно складываешь — одобрительно прогудел дедок, откидываясь спиной на могильную плиту — Продолжай.

— Потому и нарушил ваш покой — повторил я — Осталось узнать имя убийцы, хотя и так уже его знаю. Но вот как именно это произошло…

— Знаешь?! — подскочил призрак — Ишь догадливый какой! И кто ж меня порешил?! Ну-ка, молви…

Выдержав паузу, я горделиво выпятил грудь и молвил:

— Невестка ваша Алишана.

— Все таки дурак ты… как есть дурак — сокрушенно вздохнул призрачный Джогли.

— Не понял.

— Чего тут не понятного?! Не она это! — скрежетнул зубами призрак и внезапно исчез с могилы.

Не успел я глазом моргнуть, как его бородатая харя с оскаленными зубами внезапно появилась перед самым моим лицом и яростно проорала:

— А вздумаешь на Алишанку поклеп возводить, так я тебя даже из могилы достану! Самого в землю закопаю! Понял?!

— Понял — оторопело кивнул я, непроизвольно отшатываясь назад — То есть не понял…

— Так и знал, что на невестку подумают…. - резко успокоившись, печально выдохнул Джогли, возвращаясь к своей могиле — Не она это. Как там тебя кличут? Росгард? Так вот, Росгард, будет у меня к тебе просьба великая, отплатить особо нечем, но если выполнишь ее, то будет тебе вечная моя благодарность.

— Не вопрос — осторожно ответил я — Слушаю.

— Деревенские и так постоянно косились на избранницу сына моего, а теперь и вовсе заклюют ее. Не позволь этому свершиться. Укажи на настоящую убийцу. Всеми богами тебя заклинаю.

— Постойте, уважаемый — выставил я перед собой ладони — Даже просить не надо. Ради этого я сюда и пришел — чтобы свершилось правосудие. А что на невестку вашу грешил, так уж простите, не по своей вине. Просто люди сказывали, что вы с ней ужиться в одном доме не могли, все лаялись как кошка с собакой.

— Ха! Да наша Алишана золото, а не невестка! Уж так повезло моему дурню, уж так повезло! Умудрился пленить сердце настоящей красавицы! А что по дому ничего сделать не могла, так это только по первому времени. А теперича как не старайся во всем доме ни одной пылинки не найдешь! Вкусно готовить она завсегда умела, просто не нашенские каши да похлебку, а блюда заморские! Как сейчас помню — ложку в рот положишь, да как начнешь с воплями заполошными ровно козел по двору прыгать, а во рту будто пожар разгорается… эх… было же времечко… Вот ведь! До внука всего немного не дожил, ну да ладно, беда невелика, может сподобятся принести младенца к могилке моей, чтобы я старый полюбоваться им мог…

— Постойте-постойте, уважаемый — прервал я разошедшегося старца — То есть не ссорились вы с ней?! В мире жили?

— Да куда там в мире — хмыкнул призрак — Кажный день ругались! Ну так и что с того? Может и ругались, а соседям до этого дела нет! Я ей бывало два слова скажу, а она мне в ответ десять. Слово за слово и по двору пыль столбом! Она меня полотенцем гоняет, я крышкой от бочки прикрываюсь, а мой дурень за нами бегает и причитает… Эх! Не жизнь, а сказка!

— Да уж — оторопело согласился я.

При жизни дедуля явно был не сахар. Седина в бороду, бес в ребро — пословица именно про таких вот неугомонных.

— Зато дружно жили! — с вызовом буркнуло ударившееся в воспоминания привидение — На зависть другим! Она и моего дурня за ум взяться заставила. Он при ней и пикнуть не смел! Сын то у меня хоть и добрый ровно телок, так зато олух каких еще сыскать надо. Правда силищи в нем как у быка, так что с того проку? Своей выгоды не видит, едва концы с концами сводили. Добытчик удачливый, с охоты бывало вернется, да пока до дому дойдет, в руках только шкура драная да копыта, а все мясо у соседей… Как Алишана в доме нашем появилась, так и достаток появился. Сын мой гулять да пить перестал, все в дом нести начал!

— Уф. Вот бардак… — устало выдохнул я и умоляюще протянул — Дедуля, так кто же вас убил-то? Кто?! Теперь не знаю на кого и думать уже…

— А чего тут думать-то?! Соседка наша, Фелагея, чтоб ей пусто было! — рявкнул старик — Кто же еще!

— Действительно — поспешно кивнул я — И не говорите. Чего тут думать, угу, с первого же взгляда ясно. Так она это? Как ее… Фелагея?

— Она! — твердо заявил Джогли, воспаряя над могилой и увеличиваясь в размерах — Под вечер явилась в гости и попотчевала меня грибочками солеными, знала ведь, что я до них падкий очень, особливо под пивко домашнее! Посидели мы с ней, поболтали о временах минувших да на том и попрощались. А под утро в животе боли резкие начались, только было я рот открыл, чтобы сына позвать, да тут и преставился! Потом ужо как в призрака оборотился вспомнил, что Фелагея пивом моим не побрезговала, а вот к грибам не прикоснулась. Ведьма старая! Отравительница!

— Ясно — задумчиво произнес я — Фелагея соседка… и почему она решила отравить вас?

— Как почему? Да потому что Алишана дитя понесла! Говорил же тебе — родит скоро! Потому Фелагея и решила меня отравить!

— А? Э-э-э… а ей то что за дело?!

— Фелагея спит и видит, чтобы за сына моего свою уродину дочь сосватать! И тем самым к рукам все добро наше прибрать. Дворы то рядышком! Забор порушить и вот тебе один большой двор! Да она спит и видит как поля наши пшеничные заполучить! Понимаешь теперича? Сын то мой как есть телок безрогий, слова против молвить не сумеет. Не в меня характером уродился! Фелагея всем управлять будет!

— Так! Постойте дедуля! Правильно ли я понял — вас отравила соседка Фелагея, с целью устранить вас со своего пути к овладению всем движимым и недвижимым имуществом?

— Слова больно мудреные говоришь! Ты не из тех умников часом, что только и умеют, что книги разные читать? — подозрительно осведомился призрак, косясь на меня одним взглядом.

— Что вы, я не такой! — поспешно открестился я от обвинений — Так я правильно понял?

— Да что тут понимать? — горестно вздохнул Джогли — Все ж ясно как божий день. Дело нехитрое чай. Фелагея давно уж глаз на моего сына положила, все свою дочь сватала. А потом Алишана появилась и этим все замыслы ее порушила. Так Фелагея выжидать стала, все надеялась, что мой дурень с Алишкой не слюбится, да что я скоро помру. А все в точности наоборот вышло. Алишана дитя понесла, а сын лекаря привел и тот заявил, что я еще сто лет проживу всем на зависть…

— И Фелагея мгновенно перешла от пассивного ожидания к активным действиям — подытожил я.

— Чего?

— Грибами говорю вас накормила!

— Ага! Не иначе поганок подсыпала! А ведь как вкусно посолила грибочки! Я в одно рыло цельную миску умял и не поморщился!

— Было бы чем гордиться — буркнул я и призрак смущенно умолк — Джогли, а ведь это не конец…

— А?

— Это не конец, говорю! — рявкнул я — Вас то она убрала со своего пути, но ведь еще Алишана осталась! И дитя в ее чреве!

— Ох ты ж! — всплеснул руками призрачный Джогли, взмывая в воздух — А об этом я дурак старый и не подумал! Она ж теперь Алишанку отравить вздумает! А как и ее в могилу отправит, то за сына моего безутешного дочку свою страхолюдную сосватает! Охохошеньки! Чего ж ты стоишь?! Беги!

— Куда?

— Во двор к нам! Предупреди! Сына моего и невестку! Поспешай, Росгард!

— Успокойся, дедуля — отмахнулся я — Эта ваша деревенская Медичи не совсем же дура, чтобы травить по два человека в неделю. Теперь она снова выжидать станет. Думаю, самое малое месяц, а то и два, за жизнь Алишаны можно не бояться. А вот потом, когда все уляжется да подзабудется…

— Все одно поспешай! Людям правду скажи! Укажи на того кто в смерти моей повинен!

— Как? Как указать?

— Пальцем! Как еще! Ну, ежели хочешь, можешь ногою ткнуть! — озлился призрак.

— Дед, ты совсем дурак?! — рыкнул я, вновь переходя на "ты" — Ну ткну я в нее пальцем, а дальше что? Она скажет, что неповинна и меня вся деревня на колья поднимет! Это тебе не шутки!

— Не поднимет! — категорически не согласился со мной старик — Ты ее при стечении народа позови на суд к белокаменной богине покровительнице. К той статуе, что перед храмом стоит. Это статуя Гелионы, богини правосудия. Там ее и обвинишь в грехах тяжких! Ежели откажется — тем вину свою покажет! А ежели и пойдет, то богиня не слепая! Вмиг разглядит, где истина, а где лжа!

— Ясно — медленно протянул я.

Верно старый Джогли говорит. Религиозная система Вальдиры это позволяет. Если перед статуей божества потребовать правосудия, то божество обязательно укажет на виновного… вот только если обвиняющий окажется неправ, то его ждет суровая кара за клевету.

А если Джогли ошибается? Если в грибах вовсе не было яда? Если он умер по естественным причинам, или же погиб от рук другого убийцы?

Мне только божественного проклятья не хватало. В виде постоянно висящего над головой черного облака видимого всем без исключения. Черт с ним видимого… у проклятья огромный негативный эффект существенно влияющий на все характеристики и способности персонажа. Большая часть "местных" лавочников и торговцев попросту откажется иметь со мной дело. На любого вступившего со мной в боевую группу игрока распространится действие проклятья и останется с ним до тех пор, пока он не покинет группу.

Уверен, что Гоша сильно огорчится, если я вляпаюсь в божественное проклятье. Которое не исчезнет до тех пор пока я не искуплю свою вину, что сделать очень не просто. Правда, окажись я прав, то получу от божества благословение, действующее довольно долго… хм… все равно это огромный риск…

— Она это! — нарушил повисшую тишину призрак, медленно подплывая ближе и заглядывая мне в глаза — Она! Душой своей клянусь!

— Джогли, ты в этом уверен? Я рискую своей шеей и если ты ошибаешься…

— Она! Она меня убила! Уверен я! Росгард, не оставь нас в беде! Если отступишься, то и Алишане конец придет! Там и сын в петлю полезет или еще хуже — в руки Фелагеи попадет! Ладно я, уже пожил свое и хватит, но они ведь дети еще совсем! Вступись!

— Вступись… — пробурчал я — Легко сказать.

— Я ж от могилки никуда! Кто знает когда сюда ночью кто наведается, а днем я из-под земли не встану… Да еще оберег этот клятый бегает туда-сюда, визжит скотина непотребно! Пару дней назад пробежал он мимо могилы моей, так меня ажно перекорежило… ежели он рядом окажется, то даже ночью из земли носа не высуну!

— Оберег? — машинально переспросил я — Это который единоглаз?

— Ага, он самый. Бегает где не попадя! И цветочки с могилки моей подожрал!

— Ну, он свое уже отбегал — тихо пробубнил я себе под нос.

— Чего ты там бормочешь?

— Берусь за это дело, говорю — со вздохом ответил я — Но не задаром.

— И что потребуешь? Теперь я в твоих руках — сник призрак — Я ведь небогат… есть у меня во дворе небольшой тайник на черный день. Пара серебряных монет да три десятка медных. Под крыльцом дома схоронены. Хватит такой награды?

— Награду я потребую, но не деньгами — качнул я головой — Мне нужна информация.

— Ась?

— Сведения мне нужны, старый Джогли — переиначил я фразу — Расскажи мне все, что знаешь о Серебряной Легенде и Гриме Безутешном. И на этом мы будем в расчете.

— Хм… — изрек призрак и замолк на долгие несколько минут, возведя глаза к ночному небу и задумчиво шевеля губами.

А я все это время дрожал от нетерпения, с трудом сдерживая себя от попытки поторопить старца.

— Серебряная легенда, говоришь…

— Да!

— И Грим Безутешный?

— Да-да!

— В первый раз слышу — развел руками Джогли и с недоумением воззрился на меня — Кто такие будут?

— Что?!

— Ты видно малость оглох? — раздраженно буркнул призрак — В первый раз слышу! Слушай, может не будешь мудрить и просто возьмешь заначку под крыльцом? А? А то придумываешь непонятно что…

— Да быть этого не может! — взорвался я, одним прыжком подскочив к призраку и безуспешно попытавшись ухватить его за грудки — Ведь ты старый рыбак Джогли! Именно тот, к которому меня послала провидица Снесса!

— Ошиблась значит! — рявкнул в ответ Джогли — Рыбак я, имя мое, но не про каких Гримов никогда не слыхал! Ох ты ж…

— Что значит это "ох ты ж"?

— Теперича ты помогать откажешься, да? — грустно поинтересовался резко сдувшийся призрак — Мои жалкие гроши тебя не интересуют, сведений у меня нет… Значит, пусть мой дурень и Алишанка с дитем в животе погибают смертью лютою?

— Да это тут причем — огорченно махнул я рукой — Помогу им, обличу отравительницу. Но черт меня подери… как же все хреново сложилось…

— Поможешь? — обрадовался Джогли, вновь воспаряя над могилой — Вот это дело! Настоящий ты мужик, Рос!

— Какой-то ты больно разговорчивый, дедуля — вяло ответил я — Для призрака бестелесного-то… Прямо как живой.

— А что хоть за легенда такая? И кто такой Грим? И чего он такой безутешный?

— Воин один легендарный. А серебряная легенда это его доспехи. Однажды он отрекся от своей силы и сбросил все доспехи с вершины утеса Рока в реку Элирну. Как-то так в общем… Да какая теперь разница, если ты ничего не знаешь! Чего попусту языком молоть… Ладно, пойду я потихоньку — устало выдохнул я — Твои плошки с Последним Светом разжечь?

— Ты погоди! — внезапно пробурчал сильно задумавшийся призрак и поманил меня сотканным из тумана пальцем — Серебряные доспехи? Река Элирна, говоришь? И утес Рока?

— Да-а-а — тихо протянул я, предельно медленно опускаясь на траву — Именно так. Неужто вспомнил что…

— Несмотря на свои годы я на память никогда не жаловался — рыкнул зловредный дедок — Раз сказал, что ничегошеньки не знаю о Гриме, то значит так и есть! Нет, сейчас иногда память ослабевает конечно… но…

— Но?

— Но однажды, много лет тому назад, когда я еще ого-го какой был и все девки мои были…

Затаив дыхания я молчал, не сводя глаза с ударившегося во воспоминания Джогли, многозначительно закатывающего глаза под лоб и сладострастно причмокивающего.

— В общем, небольшой артелью рыбачили мы тогда на реке Элирне. Невод такой большой был, что в четыре лодчонки едва с ним управлялись, а течение там быстрое, вода мутная… да и затонувших коряг на дне полно… Но улов того стоил! За один месяц кошелек серебром да медью набил! Да и дружки мои неплохо заработали! Мир праху их, давно уж все померли… Но речь не о том! Слушай, Рос! Как-то раз, уже под самый вечер, вытащили мы невод на берег, а в нем помимо рыбы как всегда мусора всякого полно. А в самом нижнем краю сети, что вечно по дну черпает, нашли мы три странных штуковины, облепленных грязью. Смекаешь?

— Неужели это были…

— Точно! Очистили мы их от грязи, в водице речной прополоскали хорошенько и онемели в одночасье — серебро! Да серебро не простое! С узорами всяческими, с буковками непонятными. На доспехи эти штуковины были мало похожи, тут уж ты не обессудь.

— А на что были похожи? На что?

Поскребя пальцами макушку, призрак начал перечислять:

— Браслет широкий, пояс серебряный и какая-то непонятная и шибко изогнутая штуковина с ремешками. Такой вот улов принес нам невод в тот вечер. Про них ли ты говорил?

— Про них! — убежденно ответил я, шагнув к привидению и на ходу задирая рукав рубахи — Взгляни, Джогли, браслет был вот таким?

Внимательно изучив мое предплечье, призрак уверенно кивнул:

— Точь в точь похожи. И узоры такие же. Ишь ты… значит таки не ошиблась та провидица… видать сильный дар у нее.

— Уважаемый Джогли, а что вы сделали с тем уловом?

— А продали — буднично ответил старик — В той же деревеньке где и обретались. Есть там один торговец, Кумован его величать, вот ему и продали. Он как товар увидал, так сразу и прибрал его к рукам, а нам восемь полновесных золотых отвалил, под две монеты на брата. Так вот я в одночасье богатеем стал. А что потом с теми вещами сталось того уж не знаю, прости. Придется тебе самому к Кумовану в гости наведаться да расспросить его хорошенько. Отсюда это не так уж и далече. Прибрежная деревушка у самой Элирны, называется Селень, там торговец и живет.

— Деревня Селень, рядом с рекой Элирной, торговец Кумован — повторил я — А торговец "местный"? Или нет?

— Говорю же тебе — там и живет — с недоумением произнес призрак.

— Понятно, но он… э-э-э… местный или такой же чужеземец как я? — извернулся я.

— Местный! — уверенно ответил Джогли — Таких как ты чужеземцев я уж навидался, сразу отличаю. Ну как, помог я тебе?

— Очень помогли! — с благодарностью ответил я, лихорадочно занося полученную информацию во встроенный в интерфейс дневник.

Полученная от провидицы ниточка не оборвалась и уже только за это надо благодарить всех богов. Да, вещи попали к торговцу и почти наверняка тот давным-давно избавился от "горячего" товара наварив на этом неплохой барыш, но все же… все же это какая-никакая но ниточка.

— Мил человек… ты ведь не нарушишь обещанье?

— Сегодня же — коротко ответил я — Сегодня же я обличу отравительницу Фелагею, благо весь народ собрался на твоих поминках. Тут тебе и стечение народа и удобный момент. Да и староста там же. Поэтому, мне надо поторопиться, добрый старик.

— А хорошо ли меня поминают? — с интересом осведомился Джогли — Чего говорят? Не поскупился ли мой дурень на угощенье? Хватает ли пива?

— Много хорошего говорят. Еды и пива хватает — фыркнул я — Я побежал, а то поминки закончатся.

— Не — отрицательно мотнул головой призрак — У нас в деревне уж ежели за стол сели, то до утра не встанут! Но ты все же поспеши! А как все закончится, то накажи моим, чтобы про могилку старика не забывали! Пущай наведываются!

— Накажу! — уже на бегу отозвался я — Не переживайте!

— И пусть побольше кружек за мое благостное упокоение поднимают! — не унимался дед, крича мне в след последние наставления.

— Ла-а-адно!

— И в следующий раз от награды не отказывайся, дурень!

— Дедуля!

— И сыну моему скажи, чтобы Алишану не обижал!

— Да скажу, скажу! Хватит орать на все кладбище!

— Уда-ачи!

Махнув на прощание рукой, я вылетел с территории кладбища и помчался к деревне. Пора и мне отметиться на поминках. Судя по доносящимся от деревни тоскливым песням, деревенские и не думают заканчивать веселье. Что ж… тем лучше для меня.

Держись за свои юбки Фелагея, я иду по твою душу.

 

 


Глава первая | Судьба клана | Глава третья