home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава третья

Переполох на поминках. Суд богов. Неудачное изгнание непрошенного гостя. Лагенброк.

Едва я беспрепятственно шагнул за калитку, то пережил мгновенное чувство дежавю — давешний едва стоящий на ногах мужик вновь встречал меня у самого входа с полной кружкой в руках. Всучил ее мне и коротко велел:

— Выпьем.

— Выпьем — как и в прошлый раз согласился я и прикончил содержимое кружки.

Мужик одобрительно кивнул и забрав у меня посудину, побрел к бочонку. А я двинулся по направлению к сидящему на прежнем месте Стехану. Чувство дежавю резко усилилось, я с силой встряхнул головой, чтобы избавиться от ощущения будто меня заело словно заезженную пластинку и что я раз за разом иду по одному и тому же кругу. Или просто усталость сказывается?

— Вернулся? — обрадовался Стехан, хлопая меня по плечу — Тогда выпьем!

— А черт… черт… и это уже было — пробормотал я, принимая огромную кружку — Повторяетесь, ребята, повторяетесь. Или программой у вас такая…

— Ты о чем это, Росгард? Случилось что? Или выпил лишку?

— А? — очнулся я — Да нет, все в порядке, уважаемый. Задумался просто. Стехан, скажи-ка мне, а нет ли здесь соседки усопшего старика Джогли, некой Фелагеи. У нее еще дочка на выданье.

— Фелагея? Чего ж не указать. Вона — кивнул торговец — По правую руку от младшего Джогли дочка ее, Фетисса, сидит, а затем уж и Фелагея примостилась.

Тому, что он вновь кивнул в прежнем направлении я уже не удивлялся. Пусть дежавю продолжается. Просто взглянул в указанную сторону. За время моего отсутствия диспозиция не изменилась. Горестный сын Джогли по-прежнему сидел во главе стола, Алишана все так неотступно находилась рядышком, сидя по правую руку.

А вот по левую сторону сидела раскрасневшаяся деваха поперек себя шире. Понаблюдав за ней пару минут, я заметил, что она словно бы отражение Алишаны. Дико гротескное и уродливое отражение в кривом зеркале. Не женщина, а Квазимодо в юбке. Тучна непомерно, лицо без малейшего выражения, глазки масляно сверкают. И на всем этом налеплен тонкий и костистый нос…

Но меня больше заинтересовала не она сама, а ее странные действия. Она старательно копировала Алишану. Копировала во всем. Юная жена подложит мужу куриную лапку на тарелку — и дочка Фелагеи тотчас делает тоже самое, Алишана ободряюще коснется правого плеча мужа и Фетисса мгновенно кладет свою лапищу на его левое плечо. И так во всем и без малейшего стеснения. Вот только красавица Алишана вся поникшая и горестная, а по губам Фетиссы нет-нет да и скользнет улыбка. Да уж…

Потихоньку потягивая пиво, я вдоволь насмотрелся на эту странную троицу и лишь затем перевел взгляд еще чуть левее, на присматривающую за действиями дочурки Фелагею, изредка одобрительно покачивающую головой и не забывающую что-то нашептывать ей на ухо. И опять же все на глазах присутствующих. Нет, понятно, что это все же игра, а не реальный мир. Здесь все более нарочито, более напоказ, чтобы даже самый тупой игрок смог заметить подсказки и определить настроение любого "местного". Но все же мне стало как-то не по себе. Будто все происходит по-настоящему.

В принципе, достаточно было посмотреть на мать, чтобы понять, как будет выглядеть Фетисса под старость. Ибо дочь на мать похожа просто поразительно. Та же комплекция, то же лицо. В общем, если дочурку я невольно сравнил с Квазимодо, то ее мамашу можно было смело сравнивать с набравшей лишний вес и приодевшейся Бабой Ягой. Нос нависает над плотно сжатыми губами и словно на заказ украшен крупной бородавкой. Что ж, внешний вид подозреваемых подходит как нельзя лучше. Окажись Фелагея сухой добродушной старушкой то я бы мог и усомниться в словах помершего Джогли. Да еще и этот наглый охмуреж чужого законного супруга прямо на поминках идеально укладывается в картину. Работают по принципу "куй железо пока горячо?".

Допив остатки пива, я поставил было ее на стол, но Стехан вовремя перехватил ее и ловко подставил под пивную струю из кувшина. Три секунды и у меня в руке вновь полнехонькая кружка.

— Пиво больно хорошее удалось — подмигнув, поведал мне торговец — Грех не пить. Правда и в голову ударить можно, так что ты поосторожней.

— Ага — согласился я, машинально делая глоток — Хорошее пиво.

— На кладбище-то побывал?

— Побывал — кивнул я.

— И что? — с жадным любопытством наклонился ко мне Стехан — Как оно?

— На месте — пожал я плечами, не сводя глаз с главной "подозреваемой" и решая неоднозначный вопрос "быть или не быть".

Пока я бежал с кладбища и вновь усаживался за стол, мой праведный запал как-то поугас и сейчас я терзался сомнениями. Бородавка на носу это еще не доказательство вины. А если Фелагея не при чем? А я ее на суд богов. Вот вляпаюсь… Сведения от покойного Джогли я успешно получил, а проблемы мелкой деревеньки не столь уж и существенны. Найдется ли пропавший единоглаз (которого я уже благополучно порешил), удастся ли Фелагее воплотить свои злодейские планы местного пошиба в жизнь… мне-то собственно какая разница? Награда ерундовая, а риск нарваться на божественное проклятье весьма серьезен… блин…

— Да знаю что на месте! — обиделся Стехан — Я про старика Джогли! Увиделся с ним? Разузнал ли чего про невестку его проклятущую?

— Ик! Джогли? — пьяно удивился сидящий рядом веснушчатый парень — Так он же помер! Иль поминки не по нему?

— Да помер он, помер — досадливо отмахнулся торговец — Ты пей давай, да в чужие разговоры носа не суй! Росгард, ну что? Удалось ли что?

— Угу — тяжело вздохнул я, медленно поднимаясь на ноги — Удалось.

Нелегкое решение я уже принял и сейчас всячески себя ненавидел.

— И что удалось?

— А вот сейчас и узнаешь — пообещал я, выпрямляясь во весь рост и упирая руки в бока — Сейчас. Кхм-кхм… Уважаемые люди! Э-э-э… попрошу минутку внимания!

На мое робкое покашливание не обратили ни малейшего внимания. Только Стехан удивленно смотрел на меня снизу вверх. Остальные продолжали заниматься своими делами, словно и не заметив моей попытки. Ладно…

Вдохнув побольше воздуха, я рявкнул во весь голос:

— Уважаемые! Але! На меня посмотрите!

На этот раз подействовало. Витающий над столами гул стих и я оказался под перекрестьем множества вопросительных взглядов.

— Жители Мшистых Холмов! Сегодня, я чужеземец Росгард, пришел к вам с важной вестью!

— О! Росгард! — подскочил со скамьи староста и жадно поинтересовался — Никак нашелся единоглазик наш обережный? Нашелся красавец?

— А? Да нет, погодите вы со своим оберегом — отмахнулся я — Моя весть касается старика Джогли, которого сегодня оплакиваем мы все вместе. И весть я принес печальную, касательно обстоятельств его смерти.

Произнося эти слова, я не сводил глаз с Фелагеи и едва сдержал облегченный вздох, когда заметил, что она заметно напряглась. Правда тут же оправилась, вновь вернула на лицо улыбку и бросила на Алишану быстрый и как мне показалось, злорадный взгляд.

Да и вообще, вокруг повисла напряженная тишина и как не удивительно, большинство собравшихся косились именно на красотку Алишану и вновь переводили взгляд на меня. "Ну ни фига же себе" — мысленно присвистнул я — "Да они все уверены, что в смерти старика повинна именно его невестка".

Вот и кому теперь верить? Самой жертве, которая сама толком ничего не знает? Или свято уверенному большинству?

— Так чего ты сказать-то хотел, чужеземец? — с явным недоумением спросил староста, удивленный заминкой в моих словах.

Откашлявшись, я открыто взглянул на Фелагею и продолжил:

— Уважаемый торговец Стехан поручил мне важное дело — выяснить, своей ли смертью умер всеми любимый старик Джогли, а если это не так, то узнать, кто именно повинен в его смерти. И сегодня ночью я побывал на кладбище, где встретился с духом Джогли и все выяснил. И я хочу сказать! Старик Джогли умер не своей смертью! Его убили!

Сидящая рядом с мужем Алишана сжалась, глядя на меня испуганными глазами и вцепившись пальцами в край глиняной тарелки. Нет, не угадала ты…

— Вот так — удовлетворенно крякнул торговец, опрокидывая в себя содержимое кружки.

Не обращая на него внимания, я продолжил:

— И я знаю имя убийцы!

Сидящие за столами одновременно ахнули и с жадным интересом уставились на меня. Убедившись, что добился должного эффекта, я развернулся и наставил на вздрогнувшую Фелагею палец:

— Тебя! В смерти ни в чем неповинного старика Джогли я обвиняю тебя, Фелагея отравительница! Ты убийца!

— Ох ты… — выдавил подавившийся пивом торговец — Последнюю кружку ты зря выпил, друг Росгард. Лишней она была!

— Ничего не лишней! — отмахнулся я, прислушиваясь ко все нарастающему гомону толпы и не сводя взгляда с побелевшей Фелагеи. Ой не ожидала ты такого… ой не ожидала.

Не давая деревенским опомниться я грохнул кулаком о столешницу, заставив задребезжать посуду и громогласно рявкнул:

— Я не хочу тратить время на пустые пересуды! Повторяю — старик Джогли убит своей соседкой Фелагеей! И с первыми лучами солнца я призываю тебя, Фелагея, на суд богов! Там, у храма, перед ликом белокаменной богини Гелионы я повторю свои слова стоя напротив тебя и пусть божество вынесет свой справедливый приговор. С рассветом я буду ждать у храма! И если Фелагея неповинна, а мои слова лживы, то ей нечего бояться и весь гнев богов падет на меня! Я все сказал! А сейчас продолжайте поминать старика Джогли, добрые люди!

Кивнув на прощание, я подцепил с тарелки целую жареную курицу и круто развернувшись, пошел прочь, направляясь к деревенской гостинице.

Я уже успел выйти за калитку и пройти с десяток шагов, когда за моей спиной послышался взвившийся к ночным небесам пронзительный вопль:

— Не виноватая я!

"Точно" — согласился я — "Он сам пришел".

Угу. И ядовитых грибочков сам попросил.

— Алишанка подлая в смерти его повинна! Она! Не я!

— Вот завтра все и узнаем — глухо пробормотал я, краем уха прислушиваясь к воплям опомнившейся Фелагеи.

 

Добравшись до гостиницы, я поздоровался со скучающей девушкой за стойкой и даже поболтал с ней на пустячные темы. Чтобы ей не так печально было сидеть в пустом коридоре. И уж затем, устало ввалился в свою личную комнату и плюхнулся на пол. На сегодня все дела закончены. Теперь пора возвращаться в реальный мир и поспать хотя бы пару часов. А затем снова в Вальдиру, на суд богов. Но сначала…

Подтащив к себе заплечный мешок, я споро достал оттуда вещички Сквика и занялся ревизией. Для возвращения хорошего настроения и снятия усталости нет ничего лучше чем любование вещичками доставшимися тебе бесплатно.

Первым делом осмотрел одежду и недовольно скривился. Нет, шмот неплохой, но с абсолютно ненужными мне бонусами. И куртка и штаны и даже обувь — все в ловкость. Интересно, это какое же у Сквика тогда распределение характеристик? Не похоже что он вложил много баллов в телосложение, слишком уж легко я его вынес. Значит, делал упор на силу и ловкость. Чистый урон и ускользание от вражеских физических атак. Плюс экипировка повышает и без того имеющуюся ловкость. Раскач неплохой и давно уже известный. Вот только действенен он против других игроков-физовиков, а против мага… поэтому-то Сквик и заорал тогда "Ты маг!". Явно не обрадовался он этому открытию.

Тактика его действий тоже проста — первым делом нанести урон из арбалета, затем сблизиться и добить противника несколькими атаками. Кстати о арбалете…

Подцепив из мешка миниатюрный арбалет, я внимательно взглянул на него. Тоже самое. Неплохой урон для столь небольшого уровня и с тем же самым бонусом на ловкость. И что самое интересное — арбалет был создан руками игрока-мастера. Экипировка, вооружение, сам раскач персонажа — Сквик явно был не новичком и точно знал, что делает. Танцор-фехтовальщик, с легкостью уклоняющийся от ударов противника. Знаменитый девиз легендарного боксера — порхай как бабочка и жаль как пчела. Рискованный стиль, но довольно действенный в умелых руках. Единственное, что меня напрягало — откуда у Сквика столько денег? Либо приобрел вещи на аукционе, для чего вложил существенную суму "реальных" денег, либо же у него есть богатый учитель, не скупящийся на подсказки и щедро открывающий свой кошелек. Возможно…

Бегло осмотрев оружие ближнего боя, я задумчиво качнул головой и вновь убрал трофеи обратно в мешок. Все на продажу. За исключением арбалета, который я решил отложить, вместе с десятком бронебойных болтов. Его я продать всегда успею.

Прислонившись к стене, я уставился в противоположную стену, перегоняя в памяти свой обвинительный монолог против Фелагеи отравительницы. Вроде как все правильно сделал. Намеренно раскрыл имя преступника, тем самым давая самому себе шанс проверить правильность обвинения. Белокаменная богиня стоит перед самым храмом, что в свою очередь возвышается на довольно высоком холме. Завтра я загодя подойду к холму поближе и спрячусь в засаде, откуда буду высматривать всех "местных". Если Фелагея виновна, то она ни за что не покажется перед храмом. У "местных" великолепно развит — а вернее сказать "прописан" программистами — инстинкт самосохранения. И это решает многие мои проблемы. Если Фелагея сбежит из деревни, или не явится на суд богов, то тем самым подтвердит свою вину. Я смогу завершить задание и получить заслуженную награду, а затем вприпрыжку удалюсь прочь, под прощальные взмахи деревенских жителей. Заодно в Мшистых Холмах повысится уровень отношений ко мне любимому.

А вот если сидючи в кустах я обнаружу пылающую праведным гневом Фелагею, что размашистым шагом поднимается на холм… вот тогда надо будет валить отсюда побыстрее. Нужную информацию я уже получил. А нарываться на божественное проклятье никакого желания нет. Правда, говорят, что от божьего гнева не убежать, но доводить дела до самого суда я не собирался. Просто слиняю прочь. А на нет и суда нет. Селяне подождут моего появления с часик, а потом разойдутся по своим делам. И в таком случае, самые негативные отношения с этой деревней мне гарантированы. Никогда не помогут, не дадут заданий, ничего не продадут и не купят. Да и до других поселений слухи несомненно дойдут.

Алишану правда жалко, заклюют ее… черт… но ведь это не человек. Это всего лишь набор цифр… Да…

Согласно кивнув, я залез в меню интерфейса и отдал команду "кокону" включить звуковой сигнал за час до рассвета. Этого времени мне вполне хватит, чтобы добраться до нужного места и обустроиться в засаде. Выходить из Вальдиры смысла не было — ночь уже близилась к концу, рассвет совсем скоро. Да и толку? Единственная кровать в моей квартире уже занята. Так и так пришлось бы спать в коконе, где мое бренное тело и так уже находится, пока бессмертный дух витает в облаках… то есть в игре. Хотя разработчики игры настоятельно не рекомендовали спать внутри игры, ибо это не настоящий сон, а лишь его суррогатный заменитель, но выбора не было.

"Это точно" — согласился я сам с собой — "Выбора нет. В "реале" я точно просплю и никакой будильник меня не разбудит. Слишком устал".

А в игре мое пробуждение гарантировано.

Поудобней вытянув ноги, я сложил руки на груди и, опустив подбородок на грудь, закрыл глаза.

 

Время поспать. Слишком уж много событий произошло за последние сутки. Спать…

Системный запрос.

 

 

Вы желаете погрузиться в сон?

 

Да, желаю…

Администрация Вальдиры настоятельно рекомендует не злоупотреблять данной возможностью и предупреждает, что сон в игре ни в коей мере не способен заменить полноценный отдых вне игры. Администрация настоятельно советует произвести выход из игровой реальности и…

 

"Не гунди…" — успел я еще подумать, прежде чем погрузиться в непроглядную темноту.

 

Легкий мелодичный звон прозвучал одновременно с тем как я открыл глаза. Пробуждение успешно состоялось. Вот только отдохнувшим я себя особо не ощущал. Да и сна как такового не было. Просто из моей жизни вычеркнуло несколько часов.

Легко поднявшись на ноги, я вышел в устланный ковровой дорожкой коридор и зашагал к выходу, одновремено с этим проверяя экипировку и "влитые" в руки заклинания. Покрытый трещинами посох глухо стучал о пол при каждом моем шаге и я сокрушенно подумал, что пора оружие менять. Свой запас прочности оно уже исчерпало. Но это все потом. Следовало поторопиться. Деревенские жители встают ой как раненько.

Машинально переставляя ноги я на ходу прикидывал где находится самое удобное для засады место и сразу же решил, что лучше давешнего кукурузного поля мне не найти. То самое поле, где еще вчера я поджидал Сквика. Густые непроходимые заросли выше головы — просто идеальное укрытие. Тем более что находится поле как раз неподалеку от увенчанного храмом холма.

Но, не зря говорят, что люди предполагают, а бог располагает. Едва я спустился на первый этаж деревенской таверны, как замер словно вкопанный, уставившись на стоящую у входа группу людей. Четыре человека, двоих из которых я уже знал — торговец Стехан и местный староста. За ними стояло два дюжих мужика в простых белых рубахах. И все четверо донельзя серьезные и мрачные.

— Утро доброе, мил человек — первым поздоровался староста.

— И вам того же, уважаемые — кивнул я ответ, растеряно глядя на комиссию по встрече. Определенно меня ждут.

— А мы уж давненько тебя поджидаем — вздохнул Стехан — Почитай весь остаток ночи. Разговор у нас к тебе есть, Росгард. Не присядешь? Глядь, местный хозяин расстарался, стол накрыл.

Взглянув в указанном направлении, я и правда узрел стоящий в углу стол, накрытый вышитой цветами белой скатертью, поверх которой стояло с десяток мисок. С некоторой оторопью я уставился на главное украшение стола — запеченного целиком молочного поросенка со здоровенным красным яблоком в пасти. Что-то я окончательно заблудился в происходящем…

— Да я не голоден — неопределенно протянул я, лихорадочно пытаясь сообразить, что происходит — К тому же поспешать нам надо. Скоро рассвет…

— Об этом и хотели мы с тобой поговорить — вновь вступил в беседу староста — Ты уж присядь, не обижай.

— Ладно — осторожно кивнул я и в несколько шагов оказавшись рядом со столом, уселся на лавку.

Едва только руки оказались скрыты столешницей, я мгновенно перетасовал заклинания и призвав "ужа", запустил его в рукав куртки. Ману он жрет непомерно, но лучше пусть у меня в буквальном смысле слова будет козырь в рукаве. Правда уж если и тянул на козырь, то не на туза, а максимум на козырную шестерку. Не то чтобы я ждал нападения… так, на всякий случай.

Вся четверка уселась на одной лавке напротив, глядя на меня поверх яств и не торопясь начинать разговор. Молчал и я. Сидящие передо мной мужики вздыхали, теребили бороды, скребли ногтями в затылках и натужно сопели, явно не зная с чего начать.

Первым не выдержал Стехан и бряцнув кулаком о стол, буркнул:

— Будь проклят мой язык, когда я попросил тебя заняться этим делом. Моя вина… Но кто ж знал…

— Знал что? — с каменным выражением лица поинтересовался я.

— Что Фелагея убивцей окажется! — выпалил Стехан — Вот уж не думал, не гадал!

— Так она что… — против воли сорвалось у меня с языка.

— Ага — вздохнул торговец — Призналась в грехе, дура окаянная. Как ты слово свое сказал, да с поминок ушел, часа не прошло как она во всем покаялась пред честным народом. И как дочь свою за поганками да мухоморами в лес посылала и как угощеньице для старого Джогли готовила. Так что работу свою ты выполнил полностью, как и обещал. Такие вот дела, Росгард… вот и деньги твои, все десять монет.

 

Что? Фелагея призналась?!

Поздравляем!

 

 

Задание"?????????????????" выполнено!

 

 

Награда: десять золотых монет!

 

 

Вы получили новый уровень!

 

 

Доступных для распределения баллов: 15

 

Я достиг девятнадцатого уровня. Да еще внезапно оказалось, что мое задание оказалось выполненным.

— Десять? — удивился я, глядя на лежащие передо мной два столбика золотых монет — Мы же о двух монетах договаривались, почтенный Стехан. И суд богов… хотя, раз уж Фелагея призналась…

— Десять монет — твердо ответил староста — Заслужил. И от неповинного человека напраслину отвел и на виновного указал. А суд богов… кхм-кхм…

С недоумением взглянув на закашлявшегося старосту, я перевел взгляд на торговца. Тот оказался куда более решительным и с ходу брякнул:

— Откажись ты от него. От суда богов. Говорю же — дело сделано, на убийцу ты указал, а дальше мы уж сами как-нибудь. А? Что скажешь, Росгард?

— Что скажу? — переспросил я — Скажу, что ни черта не понимаю! Выгораживаете убийцу?

— Тому не бывать! — рявкнул староста, резко прекратив кашлять — Накажем! Но суд богов… ты же знаешь, какова кара богов?

— Смерть — пожал я плечами — Око за око, зуб за зуб. И что? Хотя… слушайте, если честно, мне пофигу!

— Чегось?

— Без разницы мне — повторил я — Задание я выполнил, награду получил. Если хотите с преступницей сами разбираться — на то воля ваша.

— Вот и славно — с облегчением откинулся назад староста — Ты уж не сумлевайся! Мы эту старую прохвостку так накажем, что… м-м-м…

— Серьезно накажем — пришел на помощь ему торговец — Так что спасибо тебе, Росгард и поклон до земли! А про суд богов забудь. Ни к чему пресветлых богов такими пустяками беспокоить. Мы ее по свойски, по нашему! Сначала батогами прилюдно, а затем на дальний хутор отправим вместе с дочкой ее и пущай там редьку выращивают до скончания веков! Может леший какой на дочурку ее и соблазнится…

— Ага — кивнул я — Ни к чему богов беспокоить. Хорошо. Так тому и быть. Тогда дел у меня в вашей деревне и не осталось никаких, можно в путь дорогу пускаться… ах да… найти пропавшего единоглаза. Я и забыл совсем. Что ж, если уж мы начистоту говорим, то тут такое дело с оберегом вашим одноглазым приключилось…

— Оберег-то? — встрепенулся староста и взмахнул руками — Так вернулся он! Ага! Нынче ночью и вернулся! Видать по девкам блудил, а как наблудился то и назад возвернулся! Ишь шельмец какой! Так что ты не переживай, мил человек! Нашелся он! Вот тебе еще две золотые монеты за хлопоты твои и недельный запас провизии, чтобы в пути голода не терпел! Можешь прямо сейчас смело в путь пускаться!

— Вернулся значит — медленно повторил я, наблюдая как староста кладет на стол еще два тяжелых золотистых кругляша — Понятно…

У меня возникло почти непреодолимое желание заглянуть в заплечный мешок и убедиться, что останки убиенного мною единоглаза никуда не делись. А то может пока я спал, он вылез из мешка, самособрался и вернулся в родной двор… ага… врет староста и не краснеет. Или я другого единоглаза грохнул? Шут его знает…

Сидящие по краям лавки мужики одновременно бухнули на стол увесистый тряпичный сверток и небольшой бочонок. Еда и брага.

— Хорошо — кивнул я, наклоняясь вперед и сгребая монеты в пригоршню — Договорились.

 

Мигнуло и перед глазами вспыхнуло еще одно сообщение:

Поздравляем!

 

 

Задание "Поиски единоглаза" выполнено!

 

 

Награда: две золотые монеты, недельный запас провизии и бочонок браги.

Одновременно с этим у меня прибавилось баллов опыта. Совсем немного, но все же прибавилось. Я завершил еще одно задание, даже не вставая из-за стола. И за каждое задание я получил куда большую награду чем было обещано. Чудеса да и только. Пораженно крутя головой, я сгреб и остальную часть награды, упрятав ее в мешок. Пока дают надо брать.

А на языке вертелся глупый вопрос: "Ребята, какого черта здесь происходит?! Что за странности?!".

Но все вопросы я оставил при себе. Просто взглянул на старосту и медленно произнес:

— Напоследок одно скажу. Алишана… ее больше не обижайте. А то вас не поймешь, мужики. Неповинную заклевали, а убийцу от наказания спасаете. В общем — не трогайте ее.

— Даже не переживай — буркнул Стехан, а староста молча кивнул — Никто больше на нее и взгляда косого не бросит. Просто… не наша она, понимаешь? А Фелагея… она меня сорванцом голозадым помнит. Да и не только меня. Этим вот здоровякам родственницей приходится — торговец поочередно кивнул на скромно потупившихся мужиков — Да и не только им. Но ты твердо знай — Алишанку теперь никто не обидит.

"Сорванцом голозадым помнит? О чем ты, Стехан… Вальдире всего несколько лет! К тому же ты программа! Что за…"

Неважно. На это мне сейчас наплевать.

— Вот и ладно — вздохнул я, поднимаясь на ноги — Тогда, прощевайте добрые люди. Пора мне в путь дорогу собираться. К тебе Стехан я еще забегу: кое-что прикупить надо. А потом уж и прочь отправлюсь.

— Так сразу и пойдем! — поспешно предложил Стехан — Не буду заставлять такого уважаемого человека заставлять ждать! Так значит… мы договорились? Да?

— Да! — уже раздраженно буркнул я — Говорю же — договорились. Меня все устраивает. Сами разбирайтесь.

 

Выслушавшие меня мужики синхронно кивнули и, поднявшись с лавки, повернулись ко мне и столь же одновременно отвесили глубокий поклон.

Поздравляем!

 

 

+10 доброжелательности к отношениям с жителями деревни Мшистые холмы!

Нервно икнув, я подобрал с пола отпавшую челюсть и в свою очередь поклонился.

Десять из пятнадцати… Я только что заработал десять уровней доброжелательности из пятнадцати возможных. Теперь я в этой деревне всегда желанный гость. Могу переночевать в любом доме, купить вещи гораздо дешевле их обычных цен, бесплатно поставить в конюшню питомца… да еще много чего. Твою мать… вот уж чего не ожидал. Правда, это все только теоретически — не зря же меня пытаются спровадить из деревни как можно быстрее. Но, думаю, это только сейчас, пока они не запрятали Фелагею куда подальше. А как все уляжется, мне здесь всегда будут рады…

— Пойдем — поманил меня сияющий торговец — Для такого человека лавку можно и посреди ночи открыть, не то что спозаранку! Да и цены для тебя поприятней взгляду сделаю!

— Ага — согласился я — Пойдем…

В голове слегка гудело от переизбытка эмоций, но в целом я был доволен как свинья набредшая на целую гору наливных яблок. За несколько минут я сдал целых два задания, получил драгоценные очки опыта и умудрился повысить отношения с деревней. И для этого мне не пришлось ничего делать. Правда, окажись я здесь в другой ситуации и другим персонажем, то обязательно задержался бы здесь подольше. Слишком уж много в этой приветливой деревеньке непонятного. Но не судьба. Мне надо двигаться дальше.

Ободряемый этими мыслями я послушно плелся вслед за Стеханом и когда он внезапно остановился, то не успел среагировать и врезался ему в спину. Чертыхнувшись, я отступил на шаг назад и сам оторопело замер. В пяти шагах от нас, точно посреди пыльной деревенской улочки стояла одинокая женская фигурка. Алишана… черноволосая красотка. Руки уперты в точеные бока, губы сжаты в тонкую линию, а в восточных глазах бушует целая буря.

Напряженная тишина, легкий шелест ветра над нашими головами и абсолютно пустая предрассветная улица. На мгновение мне показалось, что я очутился посреди Дикого Запада и что сейчас Алишана выхватит два огромных револьвера и начнет палить, нашпиговывая нас горячим свинцом. Не знаю, что подумал Стехан, но торговец сдавленно кашлянул и отступил на шаг назад.

— Чужеземец — медленно произнесла Алишана, не обращая внимания на торговца.

Я покрутил головой по сторонам, в надежде обнаружить еще одного игрока и наконец неохотно ответил:

— Слушаю.

— Холм с белокаменной богиней правосудия находится в другой стороне — прошелестела красавица и от ее голоса я невольно поежился.

Черт… ну не может деревенская девушка так разговаривать.

— Знаю — пожал я плечами, бросив быстрый взгляд на возвышающийся над деревней холм.

— Алишана! Не лезь ты в это дело! — мрачно буркнул пришедший в себя торговец — Сами разберемся!

— Сами разберетесь? — медленно повторила Алишана, переводя на него тяжелый взгляд — Так значит это не моего, а твоего отца подло отравили? Значит это ты остался сиротой?

— Кхм… Так ведь не отец он тебе был — внезапно охрип Стехан.

— Не тебе решать! — звонко выкрикнула Алишана и я вновь зябко передернул плечами. Передернул и резко напрягшись, шагнул в сторону под прикрытие широкой спины торговца. Потому как девушка очень уж характерно встряхнула кистями рук. Словно вытряхивала из просторных рукавов деревенского платья метательные ножи, или… или же готовила к бою заклинания.

— Джогли мой отец! И это тебе не надо лезть в чужие семейные дела! Мой драгоценный муж мягок и добросердечен и порой слишком податлив на уговоры! Почему мой отец покоится в сырой земле, а его убийца останется безнаказанной? Чужеземец! Неужели и ты поддался сладким лживым словам и с поклоном принял их подарки?

— Ну… кхм… — выдавил я — Было дело.

— Если бы дело обстояло на моей родине, то осмелившийся коснуться моих родичей давно бы уже испустил последний вздох. Равно как и те, кто посмел его защищать от заслуженной кары! — сверкнула огромными глазищами красавица, а еще через секунду в ее изящной ладони сверкнуло узкое лезвие ножа.

— Алишана! — выдохнул Стехан, пятясь назад — Побойся богов. Что творишь?

— Но здесь другие обычаи — продолжила девушка, не обращая внимания на торговца — Здесь так не принято.

— Ага — замотал головой торговец — Не принято у нас! Не принято!

Пятился торговец не один — я отходил назад куда быстрее него. Потому как ощутил, что с этой хрупкой и безобидной на вид девчушкой мне не справиться. И не только мне. Сомневаюсь, что даже Гоша с его прокачанным персом выйдет из этой битвы победителем. Алишана стояла в классической боевой стойке, которую я уже видел, в бытность Крашшотом, когда путешествовал по раскаленным пескам одной очень далекой отсюда пустыни. Был там многочисленный и крайне воинственный народец, искусно владеющий оружием и магией. И эта боевая стойка явно оттуда. Левая нога чуть впереди, в левой же руке зажат нож, а правая ладонь скрыта за спиной и в ней уже наверняка "варится" какое-нибудь убойное заклинание. Сейчас нас размажут таким тонким блином, что даже оттирать ничего не придется. Просто присыплют улочку песочком и всего делов…

Неужели именно эта хрупкая девушка вчера мирно сидела рядом с деревенским бугаем и подкладывала ему на тарелку самые лакомые кусочки?

— Но я разговариваю не с тобой — тряхнула волосами девушка и перевела холодный взгляд на меня — Чужеземец…

Торговец испустил хриплый облегченный вздох и, сделав несколько неверных шагов в сторону, оперся плечом о заскрипевший под его тяжестью дощатый забор. А я остался стоять перед разъяренной фурией в гордом одиночестве.

— Слушаю — обреченно повторил я, косясь на столь близкий и одновременно столь далекий от меня вход в деревенскую таверну.

— Ты обещал — коротко повторила девушка.

— Обещал — кивнул я, выпрямляясь во весь рост — И сдержал свое обещание.

— Убийца моего отца еще жива! — на этот раз девушка смотрела в землю перед собой, нервно перебирая пальцами по рукояти ножа.

— Жива — вновь кивнул я — Но такова воля твоего отца. Он хотел совсем другого.

Вздрогнув всем телом, Алишана вскинула голову и обожгла меня взглядом. Не успел я добавить ни слова, как воздух на мгновение расплылся перед моими глазами и в следующий момент я осознал, что девушка стоит прямо передо мной. Вплотную. И я не видел, как она сумела преодолеть разделяющие нас шаги. Она просто внезапно оказалась рядом.

— Он… хотел другого? — тихо прошелестела Алишана и я осторожно кивнул. Чуть подумал и добавил:

— Мне незачем тебе лгать, Алишана. И я не боюсь смерти от твоей руки. Я чужеземец и я бессмертный. Убей ты меня сейчас, я восстану из мертвых уже через секунду. Думаю, ты знаешь.

— Знаю — согласно кивнула она, кошачьим движением отстраняясь назад — Я видела таких как ты… и даже сражалась с ними. Но это было давно. Скажи, чужеземец, ты правда видел моего отца Джогли? Он мой отец! Что бы не говорили некоторые — короткий взгляд брошенный в сторону сипло дышащего торговца явно не добавил ему оптимизма.

— Я знаю — повторил я уже затертую за сегодня фразу — Он сам считает тебя дочерью. И на Стехана не сердись. Если бы не он, ты никогда бы не узнала, кто повинен в смерти твоего отца. Именно Стехан поручил мне задание узнать имя убийцы. И щедро заплатил мне за это из собственного кармана.

— Истинная правда — хрипло выдохнул торговец — Видят боги!

— Я долго разговаривал с духом твоего названного отца — медленно продолжил я — Старый Джогли хотел не смерти. Он хотел жизни. Жизни для тебя, твоего мужа и вашего еще нерожденного ребенка. Он просил обличить убийцу, чтобы защитить вас от нее. Чтобы она не успела покуситься на вашу жизнь. И я свое обещание выполнил. Фелагея и ее дочь больше неопасны. Они будут прилюдно наказаны и высланы на далекий лесной хутор. В место, куда годами никто не заглядывает, где тебя со всех сторон окружает густой лес наполненный опасным зверьем. Где каждый день похож на предыдущий и следующий. Пойми — иногда жизнь суровей смерти.

— Иногда жизнь суровей смерти — эхом повторила Алишана — Жизнь суровей смерти… да… я знаю…

— Ах да! Он просил передать кое-что еще! — преувеличенно радостным голосом воскликнул я — Наказал, чтобы вы не забывали приходить к его могилке. И чтобы внука ему показали обязательно. Еще сказал, что под крыльцом в вашем доме схоронены небольшие деньги на черный день. Мол достаньте их обязательно и тратьте по своему усмотрению. Говорил, что хозяйка ты хорошая и что твои острые заморские кушанья он до сих пор вспоминает. И что не обижается и даже скучает по тем временам, когда ты гоняла его полотенцем по двору. И что он никогда вас не забудет и не оставит. Вот… такие вот дела…

С каждым моим словом лицо Алишаны менялось. Застывшее лицо убийцы с каждой секундой становилось все мягче, превращаясь в красивое личико обычной девушки. Из-под задрожавших век побежали ручейки слез и Алишана в голос всхлипнула, кулачками вытирая мокрые щеки. К моему облегчению нож бесследно исчез. А со стороны забора раздался еще один всхлип. Взглянув туда, я с оторопью понял, что черствый торговец Стехан тоже плачет.

— Стехан?

— Ох — вздохнул лавочник — Ты так говорил… так говорил… старого Джогли как вживую увидал. Ажно сердце сдавило.

— Ясно — подытожил я, задумчиво почесал в затылке и вновь повернувшись к девушке, добавил — Забудь о мести. Все уже свершилось. Живи ради себя, мужа и будущих детей. Это последний наказ твоего отца! А я… а я пойду пожалуй.

— Будь уж так добр — поддержал меня торговец — Ежели ты из деревеньки нашей не уйдешь, то чую, наживем мы лиха!

— Ну спасибо тебе Стехан — с сарказмом поклонился я.

— А что я? Сам видишь, что творится! Пойдем уж в лавку ко мне!

— Пойдем — кивнул я и, обойдя девушку по широкой дуге, вновь направился к лавке.

Будь на месте Алишаны другая, обычная сельская девчонка, я бы обнял, утешил, благо "местные" нормально к этому относятся. Но обнимать замужнюю восточную девушку… нет уж. Ищите другого дурака. Пырнет своим ножиком и здравствуй локация возрождения и потеря опыта.

Но кто же ты Алишана? Кто ты такая, смертельно опасная жена деревенского увальня?

— Идешь?

— Иду-иду — недовольно отозвался я.

— Постой, чужеземец — остановил меня тихий голосок — Ты мудр и добросердечен.

— Э-э… спасибо.

— Возьми вот этот небольшой подарок в знак моей благодарности — в мои пальцы втиснули крохотный круглый предмет и не успел я взглянуть на подарок, как девушка уже исчезла.

— Вот это скорость — завистливо прокряхтел я, разжимая ладонь.

 

Кольцо. На моей ладони лежало кольцо, судя по всему вырезанное из кости. Что это?

Предмет не идентифицирован!

А черт…

— Росгард! Ты идешь, али нет?

— Иду — рыкнул я в ответ и зашагал вслед на удаляющимся торговцем. Но бросить последний взгляд на храмовый холм я не забыл. Что ж… Суд богов останется не свершённым. Так тому и быть. Сегодня я ухожу. Но когда-нибудь… когда-нибудь я обязательно постараюсь сюда вернуться и разобраться что здесь происходит. Когда у меня будет достаточно времени.

 

Сидя на широкой спине Пома, я мрачно глядел в карту. И чем больше я глядел, тем в большее уныние приходил. Мшистые Холмы остались далеко позади и сейчас я в буквальном смысле стоял на перепутье. Прямо передо мной лежал перекресток и из трех возможных дорог мне следовало выбрать две. Либо поехать направо к болоту Рейвендарк и заняться поручением загадочной ведуньи Снессы, либо же двинуться налево к прибрежной деревушке Селень и продолжить поиски легендарных доспехов Грима. До болота было рукой подать, а вот до реки Элирны путь неблизок. Как минимум два дня пути. Если же поехать прямо, то часа через два я упрусь в небольшой городишко Лагенброк, но делать там мне особо нечего.

Отмеченное на карте болото по прежнему светилось желтым цветом, но свидетельствующие о серьезной опасности багровые вкрапления исчезли — все кроме одного, расположенного в самом центре. И чует моя душенька, что именно там и находится замшелая избушка которую необходимо сжечь дотла. Получается, что со своим нынешним уровнем у меня есть шанс не сдохнуть на клятом болоте, но шанс довольно призрачный. А помимо монстров существуют и прочие болотные "прелести" в кои несомненно входит опасность утопнуть в трясине. Да и вообще, в подобные локации никто не ходит в одиночку! Потому как чревато. А мне в группу вступать нельзя…

Тогда как деревушка Селень находилась внутри успокаивающе подмигивающего зелено-желтого овала. Вот и думай теперь. Хотя, что тут думать? Своя рубаха ближе к телу. Цели у меня простые и ясные: раздобыть хотя бы еще одну часть серебряной легенды и поднять как можно больше уровней. Так что вопрос решен. Отправляюсь в гости к торговцу Кумовану.

Активировав окно заданий я быстро сверился с информацией и еще раз убедился, что временного лимита ни на одно из имеющихся заданий у меня нет. Можно смело разворачивать Пома и продолжать движение. Но потерять на путь целых два дня…

Задумчиво почесав подбородок, я еще раз прикинул все за и против, после чего решительно двинул коня… прямо. К городишке со смешным названием Лагенброк. Потому как если мне улыбнется удача, то я смогу раздобыть свиток телепорта и не потеряв ни одного дня окажусь в Селени. К тому же мне очень хотелось добраться до магической лавки еще по одной причине — чтобы опознать странное костяное кольцо полученное в дар от красотки Алишаны. Вдруг оно дает неплохие бонусы к мане… да мне любые бонусы сойдут. Я человек непривередливый. А если уж совсем непригодным колечко окажется, то продам его и прикуплю чего-нибудь полезного.

Обуреваемый этими мыслями я двигался вперед, изредка переводя Пома на рысь, после чего вновь снижая скорость до неторопливой трусцы. Спустя час такой езды я уперся в небольшую скалу, возвышающуюся на обочине дороги. И сразу узрел изрядную каверну в скалистом боку, могущую вместить в себя не меньше десяти человек. И приколоченную к замшелому столбу потемневшую от времени и покосившуюся табличку с четко различимой надписью "Мирный приют". Крохотная мирная зона, где невозможны нападения и куда не забредут агрессивные монстры. Сейчас приют пустовал, что было мне только на руку. Спешившись, я завел Пома внутрь и привязал к одному из многочисленных бронзовых колец, что длинным рядом тянулись по базальтовой стене. После чего утвердительно ответил на появившийся системный запрос и лошадь мгновенно подернулась туманной дымкой, замерцала и бесследно исчезла. Бронзовое кольцо заискрилось и беззвучно уменьшилось в диаметре. Теперь из стены торчало крохотное колечко, в которое с трудом можно было просунуть кончик пальца. Все. Теперь мой верный скакун определен на "постой". И будет там находиться пока я его не затребую обратно, для чего мне следовало потянуть уменьшившееся кольцо на себя. Система опознает владельца и "вернет" мою лошадь обратно.

А мне пора немного отдохнуть от Вальдиры. Да и делами домашними не помешает заняться. Усевшись на один из разбросанных внутри приюта валунов, я прикрыл глаза и вжал "выход".

Вспышка.

Радужный водоворот охотно принимает меня в свои объятья.

Выход.

 

Первое что я услышал по возвращению в реальный мир — мелодичное звяканье, исходящее откуда-то неподалеку. Стащив с головы шлем я откинул крышку игрового кокона и с кряхтением уселся. Все тело пронизывали уколы боли, но сейчас я был этому только рад. Потому как эта боль шла от потревоженных движением мускулов, которым совсем недавно пришлось неплохо поработать. Я носился вверх-вниз по лестницам, переносил тяжести и совершал пробежки. Прямо таки идеальная спортивная жизнь. Разминая обеими ладонями затекшую шею, я поднял глаза и с тяжелым вздохом уставился на источник звяканья. Кира.

Поджав ноги под себя девушка сидела на моей кровати и задумчиво глядя на меня, помешивала ложечкой в моем любимом стакане.

— Утро — буркнул я, сползая на пол и шаря ступнями по полу в поисках куда-то запропастившихся тапочек.

— Угу — в тон мне отозвалась Кира и осторожно отхлебнув из стакана, с удовольствием заключила — Сладко. А тапочки у кровати.

Она и тапочки мои приватизировала… это если забыть о стакане и кровати…

— Как дела? — поинтересовалась захватчица моего имущества.

— Да нормально — пожал я плечами — Хотя это я должен спросить как у тебя дела.

— Тоже нормально — со вздохом призналась Кира и, увидев скепсис на моем лице, добавила — Нет, правда нормально. Даже удивительно. Я думала, что куда хуже придется. Только левое плечо почему-то болит немного. Чай будешь? Горячий. И я есть хочу. Ты же меня покормишь?

Непосредственность просто невероятная. Впрочем, как и наглость.

Поглядев на невинно хлопающую глазами Киру я неопределенно хмыкнул и прошлепал в коридор, откуда буркнул:

— Сейчас приготовлю. Яичницу будешь?

— Буду — обрадованно донеслось из комнаты — Три яйца и желтки чтобы целыми были, пожалуйста. И еще можно немного сверху сырной крошкой присыпать и выпью стакан томатного сока, только натурального конечно! А! И еще…

Ошалело слушая перечисление желаемого меню, я не глядел под ноги и как результат зацепился ногой за угол половичка и с грохотом рухнул на пол, по пути зацепив с собой вешалку, радостно приземлившуюся на меня.

— Рос? Ты в порядке?

— Ага — прохрипел я, выбираясь из-под груды одежды — В порядке. Так чего еще ты говоришь, хотела? После натурального томатного сока.

— И еще пару тостов, только не слишком прожаренных. Я такая голодная!

— Ясно — преувеличенно заботливым голосом произнес я — Значит три яйца с целыми желтками и сырной крошкой, стакан натурального томатного сока и два умеренно прожаренных тоста? Я все правильно запомнил? Ничего не пропустил?

— М-м-м… не-е-т, кажется — задумчиво протянула невидимая мне Кира — У тебя такая хорошая память, Рос!

— Ы-ы-ы! — придушенно выдавил я, баюкая ушибленный при падении локоть. Тот самый, что пострадал вчера при падении на асфальт с бессознательной тушкой Киры на руках. Черт… без сознания она мне нравится куда больше…

Набрав в легкие побольше воздуха, я уже собрался было высказать все что думаю и о яичнице и о томатном соке, когда за моей спиной раздался пронзительный дверной звонок. Подпрыгнув от неожиданности, я приземлился на валяющуюся на полу вешалку. Жалобно хрустнув на прощание, вешалка переломилась пополам, а я вновь принялся прыгать на одной ноге, уподобившись сошедшему с ума козленку и баюкая ушибленную ступню в ладонях.

Допрыгав до двери, я распахнул ее и поперхнулся, увидев перед собой пестрый домашний халат и радостно улыбающееся лицо соседки. Варвара Павловна собственной персоной.

— Утречко доброе, Ростиславушка!

— Ага — просипел я, судорожно пытаясь вдохнуть — И вам, ага… То есть — и вам доброе утро Варвара Павловна!

Господи… зачем я вылез из кокона?! Зачем покинул уютную Вальдиру?! За что мне все это?!

В голове прозвучал заботливый голос мамы, всегда старающейся оберегать меня от всевозможных переживаний: "Ростик, это слишком для твоей нервной системы! Ты у меня мальчик впечатлительный…".

— А я вам пирожков принесла — еще шире улыбнулась Варвара Павловна, протягивая мне накрытую полотенцем тарелку и я понял что сплю и вижу кошмарный сон — С малиновым вареньем. Вкусные!

Ощущая боль в локте и ступне, с головой наполненной злобными мыслями о затребованном Кирой королевском завтраке, не выспавшийся и недавно переживший кучу событий как в реале так и в Вальдире я стоял перед соседкой заставившей меня изрядно потрепать нервы и на язык так и просилось "Да шли бы вы со своими пирожками, Варвара Павловна…". Но заглянув в глаза пошедшей на мировую женщины я осторожно принял тарелку и скомкано пробормотал:

— Большое спасибо, Варвара Павловна, не стоило себя утруждать… спасибо…

Повисла неловкая пауза, которую немедленно требовалось заполнить какими-нибудь умными словами, сказать что-то подходящее случаю, но в голове у меня плавал сонный туман внутри которого вертелась яичница с тремя целыми желтками. Да и не был я никогда силен в умных словах — во всяком случае, в реальном мире.

Спасла меня Кира. На плечо легла уверенная рука и меня твердо потеснили в сторону.

— Доброе утро, Варвара Павловна — широченной и искренней улыбке Киры мог позавидовать любой. Полное впечатление, что встретились две лучшие подруги знающие друг-друга давным-давно.

— Что же вы в дверях стоите? Вы проходите. Я как раз чай заварила свежий. Ой… пирожки? Большущее спасибо! А с чем?

— С вареньем малиновым — едва вымолвила оторопевшая от такого натиска соседка, покорно увлекаемая в коридор.

— С малиновым? Мои любимые! — проворковала девушка, уверенно направляя грозу нашего дома ко мне на кухню.

Сухо щелкнул замок закрывшейся двери, и я остался стоять на собственном пороге уподобившись барану, выпученными глазами пялясь в спины удаляющихся женщин и прижимая к груди тарелку с пирожками.

"Вот он оскал политика" — шепотом пронеслось у меня в голове — "Елки… она уже и гостей ко мне в дом приглашает…"

— Рос, ты чего в дверях стоишь? — с недоумением окликнула меня Кира — И пирожки неси. Вы просто волшебница, Варвара Павловна! Мы как раз завтракать собирались и тут такой царский подарок.

— Да что уж там — отмахнулась польщенная Варвара Павловна, утверждаясь на табурете — Вы люди молодые, готовить вам некогда.

Неверными шагами я добрел до кухни и осторожно опустил тарелку на стол. На втором и последнем табурете уселась Кира и я остался стоять на ногах. Впрочем, без дела мне прохлаждаться не дали. Кира с намеком кивнула на чайник и посудный шкафчик и с обреченным вздохом я полез за чашками. Бардак… какой бардак… хорошо хоть сахар в доме есть и окаменевшие печенья. Правда печенья настолько тверды что их и молодой не осилит, но тут уж поделать нечего.

Пока я сервировал стол всем необходимым для чаепития, Кира оживленно болтала с соседкой и я лишь ошеломленно разевал рот, видя как Варвара Павловна прямо на глазах оживает и молодеет. Куда только делась ее недавняя скованность. Вскоре она пришла в себя настолько, что отхлебнув чаю перешла к своему любимому делу — с любопытством собирать личные сведения любого характера.

— Кирочка и давно ли вы с Ростей знакомы-то? А то вчерась первый раз тебя и увидала, красавица.

"Кирочка и Ростя?! О-о-о…" — озлобленно вытряхивая печенья в тарелку я лишь закатил глаза под лоб и тут же зашелся в сдавленном кашле, едва услышал ответ Киры:

— С Росом? В Яслях познакомились — небрежно отмахнулась девушка.

— Вот оно как! — пораженно воскликнула старушка божий одуванчик, радостно блеснув очами и не обращая ни малейшего внимания на заходящегося от кашля меня — С самых яслей. Вот как… с самого детского садика друг-дружку знаете. Друзья детства. А ведь Ростик не в нашем городе вырос-то. Неужто любовь такая сильная, что ты разлуки не выдержала и вслед за ним примчалась…

— Варвара Павловна, она не про детские ясли говорит — выдавил я, утирая выступившие слезы — Э-э-э… это ночной клуб такой, ага. Популярный очень. Там и познакомились.

— Точно — подхватила Кира — А познакомились недавно.

— На дискотеке значит? — для уверенности переспросила Варвара Павловна — Понятно-понятно. И давно ли?

— Ну-у — девушка задумчиво возвела очи к потолку, спешно придумывая день нашего воображаемого знакомства — Не так уж и давно.

— Варвара Павловна — решительно вмешался я в разговор, поняв, что это дело затянется надолго — Вы уж простите, но я вас оставлю. Пойду, прилягу, а то ночью не спал совсем. Вы уж поймите правильно.

— Иди-иди, Ростик — великодушно отпустила меня соседка — А мы с Кирочкой поболтаем о нашем, о женском. Ночью совсем не спал, говоришь? Ну так дело ваше молодое, как не понять. Сами такими были, что ночами напролет не спали.

— Он всю ночь игрался — поспешно вставила свое слово Кира, зло уставившись на меня. А я тут причем, спрашивается?

Я лишь обреченно махнул рукой и поплелся в комнату. Плевать на все кроме сна. Хотя бы несколько часов.

— Ну так понятно что не маялся и не скучал — хихикнула старушка — Это чай не работа да и деваха ты ой какая видная! Хотя в наше время мы это не игрой называли, Кирочка.

— Да нет… он не со мной игрался! Он словно в другом мире был…

— От оно как… ишь слов каких напридумывали! Говорю же — мы проще были, все своими словами называли.

— Да нет же! Он в игру играл. Ну там кокон, шлем на голове. Игра ролевая.

— Да что ты? Слышала, как не слышать! Мы чай не отсталые какие, телевизор смотрим. У тебя своя роль, у него своя. Но раньше все больше секретарши да медсестры популярны были. А чтобы шлем на голове… про такое не слыхала, скрывать не буду.

"Это полный…" — заключил я, мягко прикрывая дверь и обессиленно плюхаясь на кровать. Я еще успел завести будильник и выставить нужное время, после чего моментально отрубился.

 

Дребезжащая и абсолютно немузыкальная трель допотопного будильника разбудила меня мгновенно. Я рывком сел и тут же опустил ноги на пол, не давая себе возможности "попятиминутничать", что часто происходило в те времена когда я еще не был безработным. Однако прислушался к себе и с удивлением понял, что возвращаться в царство сна не хочу.

— Ты его выключишь, наконец? — крайне недовольный голосок донесся от моего кокона и спросонья я было решил, что мой игровой кокон ожил.

Еще через секунду я опознал голос и недовольно скривился. Кира все еще была здесь. Но будильник я все же вырубил, попутно заметив, что с моей кровати бесследно исчезла подушка. Поднявшись с кровати я добрался до кокона и с горестным вздохом заглянул внутрь. Внутри моего верного товарища со всеми удобствами устроилась девушка, сонно и с явным неудовольствием смотрящая на меня снизу-вверх. Под головой украденная подушка, вместо одеяла мой макинтош.

— Кира… — задумчиво произнес я, усиленно растирая заспанное лицо.

— Рос…

— А почему ты все еще здесь? — напрямик осведомился я, после чего развернулся и направился в кухню, давая девушке время собраться с мыслями. Я вообще человек не вредный и припирать людей к стенке не люблю, но пора бы расставить все на свои места. Надоело играть в угадайку.

Я успел зажечь газ, поставить чайник и принялся мыть посуду, когда наконец в кухню вползла Кира и плюхнувшись на табурет, вздохнула:

— А я тебе пирожок оставила. Один.

— Вот спасибо — фыркнул я — Но от темы не уходи. Не пойми неправильно — я тебя не гоню. Но не могу понять, почему ты до сих пор здесь, а не плачешь у всемогущего папочки на груди и не просишь наказать обидевших тебя нехороших дядечек. Почему ты не дергаешься, не переживаешь по поводу вчерашнего происшествия. Почему твоя семья не беспокоится?

Внимательно выслушав мою речь, Кира осведомилась:

— Так ты пирожок будешь есть или нет?

— Кира! Не буду!

— Ладно — обрадованно улыбнулась Кира и сиротливо лежащий на тарелке пирожок моментально исчез — А теперь по порядку. Во первых еще раз спасибо за помощь, а во вторых, вчерашней проблемой уже давно усиленно занимаются профессионалы. Пока ты был в коконе Гоша звонил несколько раз. Он вроде в порядке, детали рассказывать не стал. Как ты сам сказал: нехороших дядечек ловят хорошие дядечки. Родители в курсе, что я сейчас отдыхаю от нервного напряжения у своей подруги и что мобильный телефон я закрыла специально, чтобы ничто не мешало сбрасывать стресс путем дорого шопинга по престижным бутикам. Братишка правда мог заинтересоваться, он та еще заноза, но сейчас он занят исследованием верхних уровней канализации Альгоры и ему не до меня.

— Та-а-к — протянул я, на мгновение оторвавшись от мытья посуды — Ну и почему ты еще здесь?

— Потому что дома ничего не знают о возникших траблах. — пожала плечами девушка — Ситуацию контролируют Гоша и Коготь. Гоша из больничной койки, а Влас Коготь с ребятами шерстит город. Кого-то, кажется, уже отловили и сейчас усиленно расспрашивают. В общем, скоро все будет в порядке.

— Я так и не понял, почему ты все еще здесь — повторил я.

— По нескольким причинам. Те кто меня отловил, знают где я живу, а ситуация еще не решена. Гоша сказал подождать и не рыпаться пока они окончательно не разберутся. Я не хочу вмешивать в эти дела родителей. Ну и потому что дома частный полицейский тетя Лена — вздохнула Кира — Наш семейный цербер.

— Кто?!

— Домработница. Хотя это скорее вторая мама. Въедливая невероятно.

— А она-то здесь причем?

— А вот причем — буркнула Кира, отодвигая волосы от шеи — Видишь?

Здоровенный лиловый синяк на пол шеи не мог увидеть только слепой.

— И еще несколько таких же по всему телу — добавило свалившееся на мою несчастную голову черноволосое чудо — Щека немного вздулась, когда мне пощечину закатили, чтобы не дергалась. На лбу несколько царапин. Ну и самое главное вот это — на этот раз мне показали локтевой сгиб правой руки и я невольно присвистнул.

Здесь синяк был просто огромен и практически черен. Шагнув к девушке я бесцеремонно сграбастал ее за запястье и внимательно изучил повреждение. Бесформенная темно-лиловая клякса, в центре которой отчетливо виднеются пять следов от уколов.

— Твою мать! — сморщившись, заключил я, выпуская руку.

— Угу. Представляешь, что будет, если кто-то из родных увидит этот ужас? Дочь наркоманка. Руку еще можно спрятать, а вот лицо… Тетя Лена все замечает и если увидит хоть одну царапину или синяк моментально заставит раздеться. А если откажусь, шум на весь дом поднимет. И когда увидят следы от уколов и это дойдет до отца… настанет конец света.

— Тебе сколько раз отраву кололи? Почему столько дырок?

— Один раз. Я просто брыкалась и они в вену никак попасть не могли — фыркнула Кира — Но все же сумели…

— Ясно. Понятно, что ничего не понятно — заключил я — С тем же успехом могла и у подруги своей пожить. Хотя…

— Вот именно — кивнула Кира — У подруг еще хуже. Не буду же я там в свитере с высоким горлом сидеть? Синяки по всему телу.

— Ладно, с этим разобрались — махнул я рукой — Кофе будешь? Выпьем по чашке и разбежимся по делам. Я в Вальдиру…

— Рос! Ты же сказал, что не выгонишь меня!

— Да погоди ты кричать, дура блин! — рявкнул я — Дослушай!

— Сам дурак! И врешь!

— Тихо! И меня слушай! У тебя мозгов вообще нет, что ли? А еще дочь помощника мэра! Я в Вальдиру нырну, но перед этим отправлю тебя с надежными ребятами в больницу. Полный осмотр и сдача всех анализов. И сегодня же.

— Рос, я же говорю — я в порядке. Только пара синяков и все. Через пару дней все пройдет.

— Ты правда дура, да и я тормоз последний, только сейчас догнал. А Гоша вообще дебил накачанный… — устало выдохнул я и резко наклонившись к Кире, ласково спросил — А шприц?

— Что шприц? Какой еще шприц?

— Которым тебя кололи! Ты логику включи! И начни задавать себе правильные вопросы! Ты что сама его в аптеке покупала? Ты уверена, что он стерильный? А если до тебя его себе в вену каждый городской спидоносник и сифилитик втыкал? Что за химию тебе ввели? Что за зараза на игле? Может у тебя печень прямо сейчас разваливается или почки вот-вот отвалятся. Тебе неизвестно кто посреди ночи воткнул в руку чужой шприц с непонятно чем, а ты спокойно так сидишь здесь и пирожки с вареньем трескаешь?!

— Ой… мамочки… — за одну секунду глаза налились паникой и она сдавленно всхлипнула — Рос…

— Что Рос? — зло проворчал я, рывком снимая с газа закипевший чайник — Ты не дергайся так. Но анализы сдать надо немедленно. Поняла?

— У-угу…

— Не плачь ты. Рано еще плакать. Вот как сдашь анализы и как узнаешь, что у тебя желтуха вперемешку с сифилисом и замешанная на СПИДе, вот тогда…

— Рос!!!

— Тебя в кофе сколько ложек сахара класть?

— Не хочу я кофе… я в больницу хочу.

— Вот сразу бы так — удовлетворенно фыркнул я — Сейчас организуем. Раз уж в этой истории замешан… этот Влас Коготь о котором ты упомянула. Под два метра ростом, светлые волосы, бывший пловец, немного приблатненный, ездит на мерсе черного цвета, а на левой щеке шрам в виде звериного когтя. Да?

— Да-а — озадаченно протянула Кира.

— Ты с ним знакома лично?

— Да… Ты что его знаешь?

— Немного — ответил я уже из комнаты.

Порывшись в прикроватной тумбочке я выудил записную книжку и найдя нужную страницу, ненадолго застыл в тяжелом раздумье. Но все же решился и набрал номер. Ответил Влас после первого же гудка.

— Да?

— Привет, Влас. Это Рос.

— Какой еще Рос?

Повернув голову и узрев стоящую в дверях Киру, что с явным интересом прислушивалась к разговору я недовольно сморщился и буркнул:

— Катана.

— Катана?! Ты?! Правда ты?! Здорово, братан — обрадованный рев Власа буквально оглушил меня — Сколько лет, сколько зим! Как ты? Где сейчас? Неужели вернулся в город?!

— Да нормально. Дела тоже в норме. Слушай, Влас, ты ведь сейчас разруливаешь дела Киры? Правильно?

— Оппа… погоди, а ты как в курсах оказался?

— Да вот вышло так. Она сейчас у меня в квартире.

— Квартира?! У кого в квартире?!

— У меня в квартире — обреченно повторил я.

— В смысле здесь? В нашем городе?

— Да.

— И давно у тебя есть квартира? Ты сам-то давно здесь? Когда приехал? — трубка просто сотрясалась от ливня вопросов, каждый из которых был гвоздем в крышку моего гроба

— Да несколько лет как уже… — тихо произнес я и в трубке воцарилась тишина.

Встряхнув трубку я подул в микрофон и спросил:

— Влас? Ты там?

— Ага, здесь. Так что ты говорил там о Кире? — участливый голос Власа просто сочился заботой.

— Ее надо срочно в частную больничку свозить — с облегчением произнес я — Ей же дурь вкололи, в руке кучу дыр понаделали, а что за шприц был она не в курсах. Может левую машинку какую использовали. В общем, ее проверить надо срочно. Осмотреть, анализы все до кучи, послушать, что доктор скажет. Это же не шутки. Желательно и тех уродов кто дурь колол найти и порасспрашивать. Ну, ты понимаешь.

— Конечно, понимаю — согласился Влас — Молодец, Рос, соображаешь. А мы блин как-то проморгали… А где она сейчас? Адрес?

— Пошлешь парней?

— Конечно, пошлю! Сейчас же. Кричи адрес.

Продиктовав адрес, я сообщил самые приметные ориентиры нашего спального района и Влас тут же отключился. А я с облегчением опустил трубку на рычаги и взглянув на Киру, сказал:

— Ну вот. Скоро за тобой заедут и свозят в больничку. Так что не переживай. Пошли кофе пить.

— Пойдем — кивнула Кира, задумчиво глядя на меня — Попьем кофе.

Вернувшись в кухню, я порылся в крайнем шкафчике где хранил все самое важное и выудил оттуда запасной ключ и две зеленые банкноты. Все это я протянул Кире.

— Держи. Когда вернешься, я наверняка в коконе буду, не достучишься.

— Ладно. А деньги зачем?

— А у тебя есть с собой деньги?

— Немного. Остальные в сумочке вместе с мобильником.

— Бери. Купишь себе разных мелочей… ну не знаю, что там вам женщинам надо. И продукты, а то холодильник пустой и мне тебя кормить нечем.

Молча кивнув, Кира деловито забрала деньги и взявшись за кружку с кофе, вновь спросила:

— Так откуда ты Власа знаешь? И телефон его у тебя есть.

— В прошлом пересекались несколько раз — отмахнулся я — Да и неважно это. Ты есть хочешь? Я сам голодный как черт.

— Хочу — ответила Кира, не сводя с меня глаз — Готовь.

Я успел поджарить яичницу и, раскидав ее по тарелкам уселся было на табурет, когда надсадно заверещал дверной звонок. Причем верещал безостановочно, словно звонивший до упора вдавил звонок и не отпускал.

— Рос, открывай! Свои! — проревел такой знакомый голос и в дверь пару раз грохнули чем-то тяжелым.

Пройдя через коридор я отпер замок и, открыв дверь, невольно отшагнул назад, уткнувшись взглядом в фигуру Власа.

— Здорово, Рос! Держи! — радостно поприветствовал меня Влас взмахивая кулаком и в следующий миг я кубарем отлетел назад и впечатался в стену. В ушах звенело, во рту явственно ощущался привкус крови.

— Ох… что ж я маленький не сдох — прохрипел я, вставая на четвереньки и встряхивая гудевшей головой — С-сука ты Влас.

— Ща еще будет — пообещал Коготь, шагая ко мне — Это мы только начали.

— Влас, ты что творишь?! — крикнула обалдевшая Кира, словно чертик из коробочки вылетая в коридор.

— А ты не лезь когда старые друзья общаются. Да, Рос? Н-на…

Размашистый пинок под ребра я успел перехватить и резко дернул его ногу вверх. Взмахнув руками, Влас с матерным воплем рухнул на кучу одежды и обломки вешалки.

— Ребята… хватит! — ничего не понимающая Кира встала между нами, широко раскинув руки — Я… я Варваре Павловне пожалуюсь!

— Кира… — выдохнул я, поднимаясь на ноги.

— Что, Рос? Что? Больно?

— С каждым часом у меня крепнет желание придушить тебя.

— А я-то здесь причем?!

— Молоток, Рос! — хохотнул Влас поднимаясь на ноги и небрежно отбрасывая в сторону ворох одежды — Вижу ты ее уже насквозь видишь. Урод! Какого хрена ты ныкался от меня? Я думал ты под началом папаши карьеру мореходца делаешь, суровым взором ползущие по дну вражеские подлодки высматриваешь, а ты оказывается в городе и о себе ни слова? Тебя убить мало! — с этими не особо радостными словами Коготь заключил меня в костоломные объятия и завопил — Живой, чертяка!

— Так получилось — сдавленно прохрипел я — И говори тише. Все соседи тебя слышат.

— Ты уже и соседей бояться начал? — удивленно спросил Влас, наконец-то разжимая свои тиски и выпуская мое измочаленное тельце на волю — Да-а-а… Может это не ты, а кто похожий на тебя? Помнится…

— Пора делами заняться, Влас — поспешно оборвал я разошедшегося парня — Свозишь Киру в больницу? Куда-нибудь где все на уровне и никто лишних вопросов не задает.

— Свозим. Ну что, бедовая? Готова узнать, что стала носителем смертельной заразы могущей уничтожить все человечество?

— Влас! Не смешно!

— Черт! — ужаснулся я — Она же мои вещи трогала… теперь все сжигать придется. Кокон жалко…

— Рос! Скотина!

— Очень интересно — буркнул я — Ему значит: "не смешно", а меня сразу скотиной назвала.

— Так ты скотина и есть — радостно просветил меня Влас и тут же стал серьезным — Но это правда не смешно. Давай, Кира, с вещами на выход. Проверим тебя на бациллы. А ты вовремя сообразил, Рос. Мы-то с Гошей не дотумкали. А ты, Рос, готовься.

— К чему?

— К вечеру — многозначительно произнес Влас — Я уже парочку наших оповестил, они остальным расскажут. Вечером обмывать будем, если ты конечно до этой стадии доживешь. Паша Лысый как новости услышал так сразу пообещал тебе голову проломить. Лоб в лоб тебя бить будет. Другие тоже постараются тебе что-нибудь сломать.

— Спасибо, Влас — от души "поблагодарил" я — Мог бы и не говорить никому. Гоша правда в порядке?

— Серьезный ушиб грудной клетки, пара ребер в кашу, что-то с ногой, сотрясение мозга и многочисленные порезы — одним духом перечислил Коготь — Переживет. А ведь он мне говорил про тебя — что ты забрал Киру, да и ему помог. Имя твое называл. А я не догнал что о тебе речь — мало ли Росов в городе. Да и описывал он тебя странно — тихий мол пацан, безобидный и нелюдимый… Не, насчет нелюдимого совпадает, конечно, а вот насчет остального…

— Хватит, Влас — попросил я — И насчет "вечера"… может не надо?

— Надо, Федя, надо — мотнул головой тот и подтолкнул Киру к выходу — А ты чего здесь уши развесила? Топай давай.

— Я ничего не вешала! И не толкайся!

— Такая вот она — вздохнул Влас, разворачиваясь следом за ней — Вечером часам к восьми я за тобой заеду. Никуда не теряйся. А если потеряешься — мы тебя найдем. Ну сам понимаешь. Кира! Чего ты опять встала? Тебе же русским языком говорят — иди!

— Влас обо мне не распространяйся, лады?

— Без проблем — кивнул Влас — Но сегодня вечером будет у нас серьезный разговор. Эти твои левые движения я не понял, Рос, вообще не понял. Так не делается.

— Потом объясню — вздохнул я и еще раз кивнув на прощание, Влас наконец ушел уводя с собой Киру.

А в дверном глазке напротив явственно мелькнула тень. Варвара Павловна на посту и сто процентов запечатлела в своей цепкой памяти каждое слово из нашего разговора. Или мне уже мерещится?

Аккуратно прикрыв дверь я несколько минут стоял неподвижно, слепо уставившись в никуда и напряженно размышляя. Вот ведь. Впрочем, что сделано, то сделано.

Вернувшись на кухню, я с ужасом обнаружил, что тарелка Киры девственно пуста, а на моей тарелке остался жалкий огрызок яичницы и то без желтка. Когда она успела?! Неужели в те секунды, когда я шел открывать дверь и получал в морду от Власа? Ну, Кира…

Бросив взгляд на настенные часы, я в лихорадочном темпе проглотил холодные остатки яичницы, закинул в рот окаменевшие печенья и залив все это остывшим кофе помчался в комнату. Пострадавшая челюсть громко протестовала против такого небрежного отношения, но мне было не до этого. Давно уже пора вернуться в Вальдиру и заняться делами.

Вход.

Вспышка.

 

До городка с каким-то немецким названием Лагенброк я добрался безо всяких происшествий. Лагенброк и внешне напоминал патриархальные немецкие города средневековья. Именно такими их рисовали художники — аккуратные каменные дома с черепичными крышами, ровные и чистые булыжные улицы, степенно прогуливающиеся и никуда не спешащие горожане.

Тратить время на осмотр местных достопримечательностей я не стал и первым делом подошел к высившимся у въездных ворот столбам с кучей разномастных указателей, направленных в разные стороны. Магических лавок оказалось целых четыре, но три из них я мгновенно забраковал — судя по лиловой кайме вокруг названия, они принадлежали игрокам. В принципе в таких вот частных лавочках часто бывают ощутимые скидки на товары и попадаются довольно раритетные вещи и свитки заклинаний, но мне требовалось опознать непонятный подарок Алишаны и при этом сохранить этот процесс в тайне. Именно поэтому я выбрал "местного" торговца, благо его лавка находилась в нескольких шагах от конюшни, куда я определил Пома.

Владел лавкой сухощавый старик с аккуратно подстриженной седой бородкой, седыми же кудрями и тускло поблескивающим моноклем в левом глазу. Сама лавка тоже отличалась от обычных магазинов. Небольшое квадратное помещение практически пустое, стены облицованы деревянными панелями, паркетный пол начищен до блеска. Поперек комнаты тянется единственный застекленный прилавок, перегораживая ее на две неравные части.

— Приветствую — сухо кивнул старик, при этом на его лице не дрогнул ни единый мускул.

— Добрый день, уважаемый — улыбнулся я и сразу перешел к сути — У меня к вам два дела. Нужен свиток перемещения для одного человека и лошади к деревне Селень, что у реки Элирны, а так же требуется опознать кольцо. Возможно ли это? И какова цена?

— Возможно. Цена на опознание предметов два золотых, а стоимость свитка перемещения зависит от радиуса разброса, если вы понимаете, о чем я.

— Понимаю — кивнул я — Мне с радиусом разброса в три лиги от центра деревни. Она находится достаточно близко от вашего славного города.

Свитки перемещения или же телепорта отличались степенью "точности". Самый дорогой свиток гарантировал стопроцентное попадание на любую свободную точку в пределах деревни или городского района. Самый дешевый свиток выбрасывал игрока в любой свободной и случайной точке находящейся в круге радиусом в десять лиг. При этом, меня могло отправить как в саму деревню, так и за десять лиг от нее. Генератор случайных чисел. Богатые игроки не жалели золота и покупали самые дорогие свитки, остальным приходилось довольствоваться дешевкой или же учить и развивать заклинание телепортации самостоятельно, что было крайне нудным и долгим занятием.

Сверившись с висящей на стене картой окрестностей и несколько раз щелкнув косточками лежащего на прилавке абака, продавец подытожил:

— Итого с вас двенадцать золотых и четыре серебряных монеты. Деньги вперед.

— Пожалуйста — я аккуратно выложил на прилавок два столбика монет, рядом положил полученное от Алишаны кольцо.

Привычным жестом забрав монеты и кольцо, старик небрежно положил передо мной скрученный в трубочку свиток и пояснил:

— Свиток перемещения, радиус в три лиги от центра деревни Селень. Должен предупредить — бережливость хорошая привычка, но в данном случае может сыграть с вами плохую шутку.

— Это почему?

— Потому что Селень находится на берегу Элирны — любезно просветил меня старик и я досадливо сморщился. Точно. Заклинанию все равно и оно с полным безразличием может меня выбросить прямо посреди полноводной реки. Вот весело будет.

— Большое спасибо за предупреждение — вздохнул я — А нельзя ли внести изменения в свиток, чтобы я оказался не в воде, а на суше?

— Можно. Доплата шесть серебряных монет и четыре медяка.

Черт. Он что суммы от фонаря называет?

— Вот — я со вздохом выложил из своих скудных сбережений еще один золотой и тут же получил сдачу. Сверкнув моноклем, старик забрал свиток, развернул его и коротко черканув ногтем по пергаменту, вернул его мне.

— Забирайте. И кольцо.

— Уже готово?

— Конечно. Желаете приобрести что-нибудь еще? — с намеком осведомился продавец и я поспешно кивнул — Да, возможно. Подождите, пожалуйста.

Старик говорит так, будто в его лавке толпится полно народу.

 

Поднеся кольцо к глазам, я всмотрелся в него и увидел ранее скрытую информацию:

Тип: украшения.

 

 

Название: Знак клана Мертвых Песков.

 

 

Описание: невзрачное кольцо, выточенное из кости неведомого зверя и покрытое загадочными символами.

 

 

Класс предмета: редкий!

 

 

Прочность: уничтожить невозможно! Дополнительно: украсть\забрать\продать невозможно.

Хм… Вдоволь насмотревшись на кольцо, я разочарованно хмыкнул и мгновение подумав, нацепил кольцо на указательный палец правой руки. Бесполезная безделушка с громкими словами в названии. Просто памятный подарок от благодарной "местной". Бонус за успешно выполненное задание. Что ж, хоть я и рассчитывал на что-то более полезное, но особо горевать не стану. А кольцо послужит постоянным напоминанием, что когда-нибудь стоит вернуться в Мшистые Холмы и разобраться во всех царящих там странностях.

— Так могу ли я еще чем-нибудь помочь уважаемому господину? — повторил свой вопрос владелец лавки.

— Да. Есть ли у вас заклинания стихийной магии? Желательно огненной стихии.

Задумчиво смерив меня взглядом, продавец несколько мгновений размышлял, и наконец произнес:

— Для изучения или прямого использования со свитка?

— Для изучения.

— Хм… тогда с учетом ваших навыков могу предложить совсем немного. Из огненной стихии есть "пылающий уголь" и "горящие ладони". Цена за каждый из этих свитков по шесть золотых ровно.

— Секунду — попросил я и крепко задумался.

"Пылающий уголь" действует по принципу "ледяной иглы". Дальнобойное стихийное заклинание. Постепенно развивается из невзрачного маленького огонька в более смертоносную магию. Пределом является взрывающийся огненный шар, наносящий нехилые повреждения, да еще и с шансом зажечь противника. "Горящие ладони" это боевая магия контактного боя, то есть принуждающая к такому стилю схватки которого я всегда старался избежать. Сближаться с противником может позволить себе только игрок с хорошо прокачанной выносливостью. А дальнейшие стадии развития заклинания я не знаю, ибо никогда не покупал подобной магии. Поэтому пока что пойду по уже проверенному пути. Наберу заклинаний от каждой стихии и по возможности постараюсь прокачать их. Некоторые игроки выбирают себе узкую специализацию и изучают только одну, максимум две стихии, но они растут в группах, а я одиночка с грандиозными целями…

— Я возьму "пылающий уголь" — принял я нелегкое решение и едва ли не дрожащими руками отдал продавцу деньги.

Вот ведь чертовщина. Не успеваю я обзавестись деньгами как они тут же утекают сквозь пальцы. Слава всем игровым богам у меня еще хватает корма для Пома, но скоро настанет пора полностью менять экипировку и вот тогда придется туго. Я бы и сейчас сменил одежку, но наличных средств для таких излишеств не осталось. Правда Гоша обещал меня одеть и обуть по первому классу, но когда это еще будет…

— Возьмите — передо мной лег очередной лист пергамента.

 

Поднеся его к глазам, я утвердительно ответил на запрос системы и в воздухе высветилось информационное сообщение:

Вы успешно изучили заклинание класса первого ранга "пылающий уголь"!

 

 

Перечень рангов заклинания:

 

 

Заклинание "пылающий уголь", "пламенеющий уголь", "горсть углей", "огненный шар", "нестабильный огненный шар".

 

 

Тип: стихийная магия…

Еще одно заклинание в копилке и еще одна головная боль — теперь надо хорошенько протестировать его и как можно быстрее довести до второго ранга "пламенеющий уголь", что наносит урона не намного больше, зато дает шанс поджечь противника.

Попрощавшись со стариком, я покинул магическую лавку и бодрым шагом занятого человека направился к конюшне, где забрал Пома и уже верхом покинул город Лагенброк. Отъехав на пару десятков метров, я остановил коня и выудив из мешка свиток, вгляделся в строки рун.

Вы действительно желаете использовать свиток перемещения?

Желаю.

Полыхнула радужная вспышка, а когда свет рассеялся, я оказался в совершенно незнакомой местности, за много лиг от места, где прочел свиток. Копыта лошади утопали в мелком песке, чуть в стороне торчал земляной бугор на чьей вершине высилось давно высохшее дерево, а за ним простиралась водная синева. Похоже мы "приземлились" прямо на речном берегу всего в десятке шагов от воды.

Толком не проморгавшись, я потрепал лошадь по шее и заметил:

— Видишь, как я о тебе забочусь? А то пришлось бы тебе изрядно подустать.

Конь насмешливо фыркнул и, покосившись вправо, фыркнул еще раз.

Глянув в ту же сторону, я изумленно выпучил глаза — в шаге от меня лениво перекатывались волны с шелестом накатывая на берег. Не понял… привстав на стременах, я огляделся и с ужасом понял, что со всех сторону вижу воду.

— Да нет… не может быть — пробормотал я, спрыгивая с лошадиной спины на песок — Ну не может такого быть… А ну ка…

Увязая в песке я в несколько шагов оказался рядом с невысоким земляным бугром и взобрался на его вершину. Обняв сухое дерево, я крутнул головой по сторонам и окончательно убедился, что мне не мерещится. Я находился на крошечном островке посреди полноводной реки. Едва поднимающийся над водой клочок суши с единственным сухим деревом, торчащим из земляной кочки. На дальнем от меня берегу виднелись крошечные домишки, к небу поднимались ленивые струи дыма. А вот и деревня Селень… старик продавец не наврал, я и правда, переместился не в воду, а на земную твердь. Сверившись с картой, я узрел свое местоположение в четверти лиги от нужной мне деревни и посреди голубой нити Элирны. Ах ты ж…

Теперь, добираться до деревни придется вплавь, с поводьями в зубах и борясь с течением. Большой вопрос, где меня вынесет на берег. И я очень сильно надеюсь, что в речных глубинах не плавают оголодавшие монстры.

Ну старик… ну старик… ну… ну мать твою погоди…

Задрав лицо к насмешливым небесам, я в ярости завопил:

— Ста-а-р-и-к! Да твою же так…

 

 


Глава вторая | Судьба клана | Глава четвертая