home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

— Так, и куда же мы пойдем сегодня вечером? — спросила Мелинда, нетерпеливо подпрыгивая на диване.

— В Вашингтон-сквер, — сказал Жюль, подкидывая монетку и забрасывая ее в пустой бокал. — Лилит ведь хотела поохотиться.

— Отлично, в Вашингтон-сквер, Жюль, — засмеялась Лилит. — А когда мы сможем выехать?

Жюль глянул на часы.

— Я думаю, солнце уже село. Можно отправляться. Я знаю новый клуб, в котором можно славно позабавиться.

— Хорошо. Я скажу Танит. — Лилит направилась к подруге и Сергею, которые лежали на ковре. — Эй вы, двое! Вставайте! Нам уже пора.

Танит неохотно отодвинулась от Сергея и улыбнулась Лилит туманной улыбкой.

— Пора?

— А это не опасно? — спросил Сергей. — Хельсинга не боитесь?

Лилит засмеялась.

— Это просто глупая сказка, выдуманная взрослыми для того, чтобы мы не устраивали слишком шумные забавы.

— Не знаю. Мой дедушка был убит Хельсингом, — сказал Сергей.

— Ты что, Сергей? — промурлыкала Танит. — Боишься? Да сколько лет назад это случилось? Семьдесят пять? Сто?

— Сто двадцать, — неохотно произнес он.

— Ну, это уже устаревшие сведения, — настойчиво сказала Лилит. — Кто в последний раз слышал что-нибудь о Хельсинге на улицах Нью-Йорка? Я не имею в виду немертвых, я говорю о вас!

— Лилит права, — улыбнулась Танит. — Причин для беспокойства нет. Самое плохое, что может случиться, — налетим на представителей Новых семей.

Друзья обменялись быстрыми взглядами. Они не могли признаться друг другу, что их беспокоят члены Новых семей. Все равно если бы лев признался, что боится гиены.

Древние роды обладали древним правом крови и контролировали немертвых, что давало власть и богатство. Право крови Новых семей длилось всего лишь три или четыре поколения, поэтому они были не так значимы в обществе.

Эта история шла из глубины веков. Брат убил брата, потому что каждый на земле боролся за власть.

Резня продолжалась до тех пор, пока в живых не осталось лишь тринадцать. Понимая, что они скоро исчезнут с лица земли, оставшиеся братья согласились поделить мир между собой, и вампиры разбрелись по всему земному шару.

Шло время, вампиров стало больше, и снова брат стал завидовать брату, снова начались внутрисемейные распри и вендетты. Всякий раз, когда патриарха убивал конкурент, членам семьи предоставляли выбор — стать вассалом того, кто убил прародителя и присвоил себе право крови, или же попробовать восстановить свое наследство. Новые семьи были слабыми и уязвимыми как перед людьми, так и перед вампирами, и в течение нескольких тысяч лет никакой опасности не представляли.

Шестьсот лет назад Дантон Грис призвал множество Новых семей сформировать свой союз. Они договорились держаться друг за друга и оказывать взаимную помощь при нападении на них Древних родов. Это произошло незадолго до того, как вассалы отказались подчиняться своим хозяевам, что привело к столетней войне, которая завершилась подписанием мирного договора. С тех пор Древние роды и Новые семьи старались сосуществовать без конфликтов.

— Что будем делать, если столкнемся с такой же молодежью? — прерывая тишину, спросил Оливер. — Эти новые — такие грязные и мерзкие.

— Хотела бы я посмотреть на того, кто нападет на меня, — надменно сказала Лилит.

— Ты когда-нибудь сталкивалась с Новыми семьями, Лилит? — спросил Оливер.

— Нет, — ответила она, — если не считать близняшек Маледетто.

— Они не считаются, — сказала Мелинда. — Они новички только по отцу, по матери они чистокровные.

— Но быть наследницей может быть только одна из них, — заметила Кармен.

— Ну что, может, нам пора? — нетерпеливо прервал Жюль.

— Мне очень хочется красненького, — поддержала его Лилит. — Кто со мной?

Друзья согласно подняли руки.

— Так я и думала.

Каждому вампиру с детства известно, что самая легкая добыча — проститутка или торговец наркотиками. Именно они чаще всего подходят к незнакомцам и охотно идут с ними и уединенные места. И если исчезнет парочка таких ребят, кого это заинтересует? Большинство немертвых в своей прошлой жизни, были именно преступниками, шлюхами, наркоманами.

Для своего путешествия Лилит с друзьями выбрали «мерседес» Жюля и «бентли» Танит.

— Мой отец сошел бы с ума, если бы узнал, чем я тут занимаюсь, — засмеялась Лилит. — И почему я такая непослушная?

— Непослушная, но очень миленькая, — Жюль, хихикая, приподнял край ее юбки и погладил бедро.

— Обожаю тусить, — промурлыкала Лилит, положив голову на плечо Жюля и придвигаясь так, чтобы ему было удобнее гладить. — Это очень возбуждает.

— И меня, — согласился Жюль, скользнув рукой еще дальше.

— Не сейчас, Жюль, — отодвинулась Лилит. — Позже. После охоты.

Жюль нахмурился, но тут же улыбнулся и убрал руку.

— Как бы то ни было, Лилит, а ты еще ребенок.

Лилит выглянула в окно и увидела, что «мерседес» уже остановился на парковке.

Хотя было уже около двух ночи, улицы вовсе не пустовали. Тут и там встречалась молодежь, выходящая из ночных клубов и ресторанов. Случайный прохожий принял бы Лилит с друзьями за обычную компанию студентов колледжа, возвращающихся в Нью-Йорк после вечеринки.

Смеясь и громко болтая, компания прошла к Триумфальной арке на углу Пятой авеню и площади Вашингтона. Ярко освещенный, белый мраморный памятник напоминал гигантский могильный камень.

Хотя фонари горели, в парке было довольно темно. Вампиры направились к фонтану, вокруг которого прогуливались, по меньшей мере, полдюжины человек. Темные личности в мешковатых брюках и свитерах с капюшонами и были истинными хозяевами Вашингтон-сквер.

Без сомнения, они подумали, что юные вампиры — просто компашка пьяных ребят в поисках наркотиков. Лилит даже улыбнулась, предвкушая испуганный взгляд жертвы, когда та наконец поймет правду.

Жюль направился к кустам около низкого забора и скомандовал:

— Один из нас отводит жертву в сторону, и тогда подтягиваются все остальные. Разрешаю прихватить какие-нибудь трофеи. Кто будет приманкой?

— О, пожалуйста, я! Назначьте приманкой меня! — подняла руку Лилит.

— Отлично, тогда Лилит, — рассмеялся Жюль.

Лилит повернулась и посмотрела на торговцев, слоняющихся вокруг центрального фонтана. Она заметила жирного парня с седой бородой, который с набитой сумкой в руках сидел на скамье.

Бррр. Нет, Лилит не собирается возиться со старым толстяком. Ее избранник, по крайней мере, должен быть молод и симпатичен.

Она поглядела на высокого наркоторговца, прислонившегося к бортику фонтана. Его лицо было скрыто под капюшоном.

Голова наркоторговца резко дернулась, когда Лилит подошла и спросила:

— Травка есть?

Торговец повернулся к ней.

— Сколько?

Лилит улыбнулась. Выражение лица наркоторговца тут же изменилось: теперь он думал не только о бизнесе, но и об удовольствии.

— Ты ведь ищешь что-то другое, крошка? Скажи что, и мы все сделаем, — похвастался он.

Лилит хотела сказать что-нибудь ехидное, но побоялась нарушить игру. Самый легкий способ захватить добычу — заинтересовать ее, а уж если вы кажетесь жертве привлекательным, тогда это еще один плюс.

Наркоторговец, глядя на красивую молодую девушку, вдруг понял, что не может отвести от нее глаз. Похоже, целый мир сузился до ее прекрасного лица и зрачков, которые, казалось, светились во мраке.

«Пойдем со мной», — собрав все силы, подумала Лилит.

За этой прекрасной девушкой парень был готов идти куда угодно.

Лилит победно улыбнулась, когда жертва медленно двинулась вперед. Однако, прежде чем сделать второй шаг, парень повернулся, как будто кто-то позвал его.

Что за чертовщина?!

Но так или иначе, жертва выскользнула из-под ее контроля. Такого с Лилит еще не было. Она сосредоточилась и удвоила усилия. «Смотри же на меня!»

Парень снова повернулся к ней, и Лилит увидела его затуманенные глаза и полуоткрытый рот — верные признаки гипноза.

«Пойдем со мной».

Жертва снова шагнула вперед, но внезапно остановилась и замерла, покачиваясь на одной ноге, как ребенок, который играет в классики.

Лицо Лилит вспыхнуло. Без сомнения, приятели сейчас наблюдают за ней и хихикают.

«Ну, давай!»

Ее приказ врезался в голову наркоторговца, и парень качнулся вперед. Однако через секунду взмахнул рукой и отскочил назад.

Лилит нахмурилась, пытаясь понять, что происходит. Ее жертва вела себя как марионетка на веревочке, а не как животное, пытающееся спастись. Но кто решил вмешаться?

Повернувшись, Лилит увидела незнакомую девушку. Та была одета в серые джинсы, пурпурные твидовые ботинки, длинную черную рубашку и короткую куртку. Своими короткими темными волосами, полными губами и высокими скулами, девчонка напоминала какого-то эльфа. Лилит поняла, что это представительница Новой семьи.

— Он мой! — зарычала незнакомка, двигаясь к наркоторговцу, который застыл, словно бабочка на булавке.

— Обломись, — прошипела Лилит. — Он мой!

— Отвали! — сверкая глазами, зарычала чужачка. — Я подошла первой!

Лилит сжала кулаки.

— Да как ты смеешь так со мной говорить! Ты хоть знаешь, кто я?

— Да, — глумливо произнесла девчонка из Новой семьи. — Ты — маленькая задиристая дурочка, я правильно угадала?

Яростно глядя друг на друга, они медленно двигались по кругу, как два борца перед битвой.

Лилит бросилась первой, выставив острые ногти. Однако незнакомка с изяществом увернулась. Потрясенная Лилит остановилась.

Девчонка засмеялась.

— А говорили, что вы, древние, ловкие. Ты глянь! Оказывается, вы ничего из себя не представляете. — И тут же взвизгнула от боли, потому что в нее вонзились ногти Лилит.

— Первая кровь моя! — закричала Лилит. — Поняла?

Новенькая заколебалась, она сжимала правую руку, между пальцами сочилась кровь. Хотя тело вампирши заживало быстро, она все же была уязвима.

— В чем дело, новенькая? — засмеялась Лилит. — В обморок падаешь?

Если девчонка и ответила на насмешку Лилит, то ее слова затерялись в сильном порыве ветра. Лилит увидела Танит и Жюля, выбегающих из укрытия.

Представительница Новой семьи подняла руку и сжала пальцы в кулак. Раздался звук, похожий на шелест осенних листьев, и вокруг девчонки мелькнул бледный нимб синего огня.

— Лилит! — через рвущийся ветер закричала Танит. — Уходи от нее! Она — заклинатель бурь!

Лилит смотрела на девчонку, которая теперь держала на ладони огненный шар. Бравада резко сменилась страхом. Вампиры, конечно, могут сопротивляться любой человеческой болезни и легко восстанавливаются после травмы, но электричество может их убить.

— Жюль! Помоги! — закричала Лилит.

Ее крик нарушил сосредоточенность незнакомки. Ветер мгновенно стих, но она все еще держала в руках потрескивающий огненный шар.

Очнувшись от транса, наркоторговец испуганно бросился в темноту.

— Хельсинг! — отчаянно заорал Жюль.

— Лилит! Обернись! — подхватила Танит.

Лилит обернулась как раз в тот момент, когда охотник за вампирами направил на нее оружие. Она вильнула в сторону, и стрела лишь задела ее. Танит повезло куда меньше. Стрела пронзила ее насквозь.

Лилит упала на колени рядом с подругой.

— Танит, вставай! Ну вставай же!

Когда охотник на вампиров поднял лук, новенькая быстро швырнула шар и бросилась прочь.

Раздался ужасный крик. Горящий шар ударил охотника за вампирами прямо в грудь. Он опустил лук и упал на землю.

Жюль оглядывался в поисках других охотников. Он никогда не видел их прежде, но знал, что они никогда не путешествуют поодиночке. Он заметил еще троих: бродяги в лохмотьях с луками наперевес приближались к вампирам с другой стороны парка.

— Засада! — закричал Жюль и дернул Лилит за руку. — Оставь Танит — она мертва! Нам надо бежать!

Он еще не успел произнести последнее слово, как один из охотников выстрелил в него. Жюль взревел и бросился на врага.

Охотник инстинктивно отшатнулся, когда на него напал монстр с крыльями летучей мыши.

— Стреляйте! — завопил Хельсинг, отчаянно сражаясь с Жюлем. — Не волнуйтесь, что попадете в меня. Просто стреляйте!

Жюль резко дернулся в сторону, увлекая за собой противника. Другие охотники поспешили на помощь товарищу, и Жюль метнулся в ночь, оставив Лилит.

— Черт возьми, заклинательница бурь убежала, — прорычал охотник, поднимаясь на ноги.

— С тобой все в порядке? — спросил один из бродяг.

— Жить буду.

Правая рука охотника была вывернута, и, по крайней мере, одно ребро сломано, но все же вид у парня был довольно бодрый.

— Не волнуйтесь за меня.

Реми, один из оставшихся Хельсингов, подошел к раненому молнией охотнику и проверил его пульс. Он был очень обожжен, но все-таки охотнику повезло — на нем были ботинки на каучуковой подметке.

— Сообщи, что у нас травма, — проворчал Реми.

— А с ней что делать? — спросил другой охотник, Кевин, показывая на распростертое тело вампирши.

— Надо удостовериться, что она мертва, — сказал Реми.

— Точно мертва, — ответил Кевин, пнув труп вампирши ногой. — Слушай, я никогда раньше не видел, чтобы малявка-вампирша устраивала такой торнадо.

— До сих пор ты имел дело только с немертвыми, — пояснил раненый. — Немертвый не может управлять погодой. А эта девушка, наверное, из Древнего рода, — сказал он, нахмурившись и посмотрев на мертвую девушку. Молодая и красивая. Ей не больше шестнадцати или семнадцати. Он в замешательстве почесал в затылке. — Забавно — я готов поклясться, что блондинка была в синем.

— Ты имеешь в виду вот это? — спросил Реми, показывая кусок ткани, оставшийся от синего шелкового платья.

— Где ты его нашел?

— Валялся там, у фонтана.

Не успел Реми повернуться, чтобы показать, где он нашел клочок ткани, как раздался глубокий, грубый рык, от которого кровь застыла в жилах.

Из фонтана вдруг выскочил огромный волк и бросился прочь.

— Стреляйте! — закричал охотник, выхватывая лук. — Она уходит!

Но его стрела не достигла цели, чудовищный волк исчез на улицах.

— Проклятье! Босс просто сойдет с ума от ярости!


Глава 2 | Vampires. Наследство крови | Глава 4