home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Поскольку Грейвсов в стране не было, а Лилит оказалась самым близким другом их дочери, она, согласно традиции, стала хозяйкой вечера, на который собрались вампиры, чтобы потанцевать, спеть и выпить в память о погибшей подруге. Смех перед лицом смерти — именно так по традиции вампиры провожали своих близких.

Раньше такие поминальные вечера длились несколько недель. Но, учитывая, что сейчас все были заняты, поминки по Танит ограничились одной-единственной ночью.

— Вот и ты! — произнес Себастьян. Его лицо выражало сочувствие. — Я очень перепугался, когда услышал эту историю, дорогая!

— Спасибо, Себ, — отвечала Лилит, пока они обменивались воздушными поцелуями. — Приятно, что ты согласился провести поминки по Танит.

— Больше я ничего сделать не могу, милая, — вздохнул Себастьян. — А кроме того, сегодня воскресенье.

Благодаря электронной почте и телефону, новость о смерти Танит разошлась среди учеников академии Батори и Рутвена мгновенно. Лилит смотрела на приглашенных, попивающих из высоких бокалов кровь.

— Сколько их тут, — вздохнула она.

— О, Рене, смотри! Тут Лилит!

Лилит повернула голову и вздохнула, увидев Рене Гримшо и Бьянку Мортимер.

Изобразив на лице стандартную улыбку, она произнесла:

— Классно, что вы пришли.

— О, мы ни за что не пропустили бы этот день! — воскликнул Рене. — Я хочу сказать, все тут собрались.

— Я уверена, что Танит оценила бы это, — сухо ответила Лилит.

— Ой, Лилит! А правда, что ты была там, когда убили Танит? — спросила Бьянка, и ее глаза заблестели.

Рене нетерпеливо перебил:

— Расскажи, как это было?

— Я не знаю, — отступая назад, сказала Лилит. — Все случилось так быстро.

— Ты испугалась?

Прежде чем Лилит успела ответить, Бьянка подтолкнула Рене:

— Слушай, а это не Дастин Грабстейн? Ну, тот самый?

— О боже! — Рене захихикал.

— Пошли скорее! — сказала Бьянка, дергая приятеля за руку. — Пошли, поговорим с ним!

— Пока, Лилит! — Рене хлопнул Лилит по плечу. — Увидимся завтра в школе!

Себастьян усмехнулся, провожая Бьянку и Рене взглядом.

— Не переживай. Я уверен, что настоящие друзья помнят Танит.

Лилит поднялась наверх, к Жюлю.

— Прости, я опоздала, — сказала она.

— Я заказал бы тебе что-нибудь, но не знал, когда ты появишься. Сейчас схожу.

Лилит была удивлена его вниманием. Она опустилась на диван рядом с Мелиндой. Лилит потребовалась минута или две, чтобы понять — кого-то не хватает.

— Кто-нибудь видел Сергея? — спросила она.

— Он где-то тут, — неопределенно ответил Оливер.

Лилит задумалась о переживаниях Сергея. И тут перед глазами появилась картинка: Танит, лежащая на земле, но лицо не ее, а Лилит.

Руки задрожали.

— Пожалуйста, простите, я на минутку, — сказала Лилит, хватая свою сумку и бросаясь к дамской комнате.

Хотя Лилит и понимала, что это игра воображения, все же надо было увидеть свое лицо и убедиться, что она не мертва.

Заскочив в туалет, она автоматически посмотрела в щели под кабинками, чтобы убедиться, что никого нет. Она посмотрит в зеркало, а потом пойдет обратно к Жюлю.

Вдруг соседняя кабинка начала яростно вибрировать, как будто пара с другой стороны пыталась оторвать дверь.

Лилит хотела сначала скользнуть в другую кабинку, но любопытство оказалось сильнее.

Из кабинки вышла высокая, тонкая девушка с длинными, черными волосами. Лилит узнала Самару, одну из своих одноклассниц по академии Батори. Самара приостановилась и ошеломленно посмотрела на Лилит. Парень вышел следом.

— Сергей! Что за черт? — воскликнула Лилит.

— Ой, привет, Лилит, — с туманной улыбкой промурлыкал Сергей. — Ты ведь знаешь Самару, да?

— Я лучше пойду, — сказала Самара и выскользнула из туалета.

— Сергей, что это значит? — Лилит смотрела на него с недоверием. — Танит всего сорок восемь часов как умерла, а ты уже развлекаешься с кем-то другим? — Мне очень нравилась Танит. — Сергей пожал плечами. — Но это было несерьезно. Она и не ждала от меня никакой верности. — Что ты такое говоришь!

— С Танит я просто забавлялся, — сказал Сергей. — А теперь все закончилось и никогда не вернется. Будут другие, и с другими я буду чувствовать то же самое, что и с ней. А ты лучше почувствуй дух поминок, Лили.

— Какая же ты свинья, Сергей, — выкрикнула Лилит и выскочила из туалета, грохнув дверью.

Она сердито прошла через салон и направилась к бармену за спиртным.

Взяв большой бокал крови, скривилась от отвращения и повернулась, почти столкнувшись с Жюлем. Его улыбка моментально исчезла.

— Что-то не так?

— Ты понимаешь, что Танит умерла и никогда не вернется? — громко спросила Лилит. Окружающие удивленно затихли и повернулись к ней. — О, простите, я не хотела прерывать вечеринку.

— Они желают делать то же самое, что делала бы и она, — сказал Жюль. — Танит любила вечеринки больше нас всех, ты знаешь. Никто из нас не может изменить то, что случилось. Все, что мы можем сделать, — это жить так же, как раньше.

— Я знаю. — Лилит вздохнула. — Я просто расстроена, вот и все.

— Эй, Жюль! Как ты?

— Привет, Сергей, — ответил Жюль, поворачиваясь к другу.

— Заткнитесь! — злобно глядя на Сергея, зарычала Лилит. — Я иду домой.

— Что это с ней? — спросил Сергей. — Я что-то не то сказал?

Воскресенье в семье Монтур посвящалось домашнему хозяйству. Перестилая белье на постели матери, Келли нашла еще один неоплаченный счет за электричество. Если Шейла не хотела о чем-то думать, она просто убирала это с глаз долой. Прачечной придется подождать. Келли планировала раздобыть в парке денег, но ничего не вышло. После того происшествия лучше посидеть дома. С тех пор, как в парке появились Хельсинги, она старалась не отходить от дома. А в Вильямсбурге было только одно место, где можно найти какую-нибудь добычу, — «Андербелли».

Келли отправилась в свою комнату и начала искать какой-нибудь подходящий наряд. Наконец остановилась на желтой мини-юбке и зеленом топике, которые очень выгодно подчеркивали ее красоту. Затем Келли скользнула в туфли, купленные на прошлой неделе на распродаже.

Одевшись, взяла карандаш для глаз и помаду. Аккуратно накрасилась, быстро кинула взгляд в зеркало и взяла сумку.

Проходя через гостиную, Келли заметила, что мать поглощена уже другим фильмом. На этот раз она смотрела «Невесты Дракулы».

— Я вернусь через несколько часов, мама, — сказала Келли, пытаясь перекричать телевизор.

— Будь осторожна, дорогая, — ответила Шейла Монтур, махнув рукой и не отрывая взгляда от экрана.

Расположенный в здании бывшей майонезной фабрики, «Андербелли» был клубом, в котором редко спрашивали возраст, а спиртные напитки наливали всем.

Келли заказала легкий напиток в баре и притворилась, что смакует его, украдкой оглядываясь по сторонам.

Клуб был переполнен юными моделями и хиппи в ярких одеждах.

— Келли! Это ты?

Келли повернулась, чтобы улыбнуться Саймону Маги, школьному приятелю из Верни. Он пожал ей руку и подозвал Синди Дарко.

— Ты куда пропала? — спросила Синди. — Почему не отвечаешь на сообщения?

— Не до того было, — ответила Келли. — У меня прошлой ночью случилась неприятность в Вашингтон-сквер, столкнулась с Хельсингом.

— С тобой все в порядке? — забеспокоился Саймон.

— Да. Но я стала свидетельницей убийства.

— Какой кошмар! — ужаснулась Синди. — Убили кого-то из твоих знакомых?

— Нет. — Келли покачала головой. — Древнего рода.

Саймон и Синди с облегчением переглянулись.

— Слава Основателям, — вздохнул Саймон.

— Ну, как, ты готова к тесту? — спросила Синди.

— Вроде бы. — Келли подумала, как велика разница между Верни и академией Батори. — У меня за последнее время произошли кое-какие изменения…

— Что такое?

— Мне кажется, что эта ослиная задница — мой папенька — имеет относительно меня большие планы.

— Твой отец? — Саймон нахмурился. — Но ты же его никогда не встречала?

— Точно. — Келли глубоко вздохнула. — Но он решил, что я получу лучшее образование, если он пошлет меня в академию Батори.

— Да ты нас разыгрываешь! — воскликнул Саймон.

— Хотелось бы. Завтра ночью иду туда в первый раз. У меня уже и форма есть. Надеюсь, вы никогда меня в ней не увидите. — Келли скорчила гримасу.

— Но Батори — школа для Древних родов! — воскликнула Синди.

— И в Верни было достаточно жестко, могу себе представить, что ждет меня в Батори. Но выхода нет, придется идти.

— Ну, тогда удачи, — сказал Саймон. — Кстати, о школе: мы с Синди лучше пойдем.

— Уже? — удивленно спросила Келли. — Так ведь еще совсем рано…

Саймон подтолкнул Синди локтем.

— У нас завтра экзамен по управлению немертвыми.

— Ой, точно! Я и забыла совсем!

— Хорошо, конечно, я понимаю, — удрученно кивнула Келли.

Она надеялась получить от Саймона и Синди поддержку и теперь была разочарована их реакцией.

— Не возражаете, если я присяду?

Келли отвлеклась от своих мрачных мыслей и несказанно удивилась, увидев знакомое лицо.

— Что ты тут делаешь? — спросила она, когда Питер подсел к ней за стол.

— Жду тебя.

— Ты меня преследуешь? — спросила Келли, не зная, довольна она или, наоборот, встревожена. — Откуда ты узнал, что я буду здесь?

— У меня свои источники информации, — улыбнулся Питер.

Келли недоверчиво покачала головой.

— Ты ждал меня? Но зачем?

— Чтобы поблагодарить тебя за спасение моей жизни.

— Ты уже благодарил!

— Хочешь, чтобы я ушел? — спросил он. Келли посмотрела ему в глаза.

— Нет, — призналась она.

Хорошо, что он появился после того, как ушли Саймон и Синди.

— Скажу правду, — улыбнулась Келли. — Я рада видеть тебя.

— Я очень надеялся, что ты скажешь именно это. — Питер тоже улыбнулся и взял ее за руку. — Келли, я хочу тебе что-то сказать. После нашей встречи я не могу не думать о тебе. Я просто не понимаю своих чувств. Ты чувствуешь то же самое?

— Ты не знаешь, кто я, — прошептала Келли, боясь, что сейчас все закончится.

Улыбка Питера погасла, и он быстро отвел взгляд.

— И я никогда не говорил тебе своего полного имени, Келли. Я боялся.

— Боялся? — Сердце Келли забилось. — Почему боялся?

— Потому что ты убьешь меня, если узнаешь, кто я на самом деле.

Келли вовсе не хотела слышать то, что он собирался ей сказать. Она попробовала снова улыбнуться.

— С чего мне тебя убивать? Что за бред?

— Келли, мое имя — Питер ван Хельсинг.

Келли застыла.

— Я должна уйти, — после паузы оцепенело сказала она.

Но Питер схватил ее за запястье.

— Келли, это совсем не то, что ты думаешь! Тебе не грозит опасность! Я не причиню тебе вреда!

— Оставь меня! — Келли рванула руку. — Держись от меня подальше, Питер! Я не хочу причинять тебе зло, но вынуждена буду это сделать!

И Келли убежала.

Она пробежала мимо Метрополитэн-авеню, сердито смахивая с глаз слезы. Где-то глубоко внутри она с самого начала чувствовала, что он — ван Хельсинг. Как такое могло случиться — вампир и охотник за вампирами влюбились друг в друга с первого взгляда. Неужели с ней могло произойти то же самое, что и с ее матерью?

Нет ничего отвратительнее, чем влюбиться в того, кто посвящает жизнь убийству таких же, как ты сама. И тем не менее Келли изо всех сил надеялась, что увидит его снова.

Мать встретила ее у дверей.

— Ты вернулась, милая! Завтра у тебя трудная ночь. Что ж, хорошего тебе отдыха! — Шейла обняла дочь. — Ты не пожалеешь, я тебе обещаю! Вот увидишь, там тебе будет лучше!

— Да уж, — вздохнула Келли, высвобождаясь из материнских объятий. — Пойду приму душ.

Комната Келли была в конце коридора. Девушка хлопнула дверью и сбросила туфли. Первое, что Келли увидела, — форму академии Батори, разложенную на кровати.


Глава 7 | Vampires. Наследство крови | Глава 9