home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Они сказали Джилл Валентайн, что она сумасшедшая.

Они сказали ей, что она собирает слухи. Что выданное ею за правду на самом деле существовало только в мире видеоигр и в фильмах жанра «экшн», а не в реальной жизни. Что ей все привиделось, что она ошибалась, что она переигрывала, заходила слишком далеко.

Потом они сказали Джилл, что она временно отстранена.

И все это за ее доклад о том, что она видела своими глазами и застрелила из своего собственного оружия — вернее из оружия отдела. Его, кстати, у нее отобрали вместе со значком, когда ее отстранили.

Оказалось, то, что за время своей офицерской службы Джилл получала самые высокие награды, ничего не значит. Помочь спасти жизнь майора, когда она была еще рядовым, ничего не значило, равно как и назначение в элитный Особый отряд тактики и спасения.

А должно бы. Ее слово должно бы кое-что значить, особенно если помнить, как высок уровень ООТИС.

Те существа, которых она видела в лесах Арклей Маунтинз, были реальными. Они действительно убивали людей. И она на самом деле едва спаслась сама.

Но они еще и были связаны с корпорацией «Амбрелла».

Одно Джилл Валентайн твердо усвоила за время работы в управлении полиции Ракун-сити: с корпорацией не шутят. Они владели городом — черт возьми, да они владели половиной страны! И не надо лезть туда, куда они не хотят.

Так что вместо того, чтобы обратить внимание на слова офицера, имеющего самые высокие награды, и сделать хоть что-нибудь для защиты населения от этих живых мертвецов, отбросов фильмов про монстров, полиция Ракун-сити решила счесть доклад своего заслуженного офицера бредом сумасшедшего и отстранила Джилл от службы за представление лживых сведений, хотя они были правдой на все сто процентов.

И вот теперь в Ракун-сити началось настоящее светопреставление.

Как Джилл и предупреждала.

Она надела голубой топик и шорты — в этот осенний день температура доходила до девяноста — и, после минутного размышления, высокие ботинки. На первый взгляд Джилл казалась обычной девушкой лет двадцати с небольшим. На самом же деле она обладала свободой движений для рук и ног, а в этих ботинках и хорошо направленным ударом, которым она могла сбить кого угодно.

А как направлять удар, Джилл Валентайн знала прекрасно.

Следующей остановкой была ее комната для отдыха. Войдя, она сразу схватила пульт от телевизора. Было любопытно узнать, что говорят в новостях по поводу тех монстров, которых она видела в лесу и которые теперь бродят по улицам города. Особенно интересно было, сделает ли заявление «Амбрелла».

Экран засветился, на нем появилось счастливое, но слегка озабоченное личико Шерри Мэнсфилд.

«…по-прежнему нет никаких версий того, почему волна необъяснимых убийств буквально захлестнула город. Мужья убивают жен, дети — родителей, совершенно незнакомые люди набрасываются друг на друга. Это смертоносное, преступное безумие, которому не видно конца».

Никакого объяснения. Так она и думала.

Интересно, это «Амбрелла» все скрывает?

Девушка осмотрелась. На одной стене комнаты висели полки с наградами. В основном за меткую стрельбу, плюс пара за игру в бильярд. Потом ее взгляд перешел на стол для пула, с ее любимым кием, лежащим по диагонали на зеленом фетре, на девять бильярдных шаров рядом. Она немного погоняла шары сегодня утром, тщетно пытаясь успокоиться.

Над столом для пула висел неоновый знак «Будвайзера». Это был подарок от Имонна Максорли, владельца бара, где Джилл провела немалую часть своей быстро пролетевшей юности, приманивая мужчин, которые думали, что эта хорошенькая брюнетка-подросток будет легкой добычей. Когда ее приняли в академию, она сказала Имонну, что игра в пул — это не то занятие, которому она теперь будет уделять время, поэтому она не собирается больше приходить в бар Максорли.

И он подарил ей это. Принимая во внимание то количество денег, которое Джилл помогла заработать владельцу бара (слава о девчонке-подростке, которая никогда не проигрывала, разнеслась быстро, и каждый игрок в городе хотел стать тем единственным, кто ее обыграет), это было, как сказал Максорли, самое меньшее, что он мог сделать.

Две длинные стены комнаты были увешаны мишенями.

Каждая была изрешечена пулями.

Джилл намеревалась все тут поменять. Но теперь, похоже, в этом не было смысла.

Капитан Хендерсон забрал ее значок и оружие, выданное отделом, но это не значило, что Джилл не в силах защитить себя. Она подошла к настенному шкафу с наградами и вытащила наплечную кобуру и свой надежный автоматический пистолет.

Это было то самое оружие, из которого она убила одного из монстров в лесу, когда в ее официально выданном оружии кончились патроны. Девушка тогда поняла, что единственный способ остановить этих монстров — выстрелить в голову.

К счастью, Джилл всегда стреляла метко.

Засунув пистолет в кобуру, она взяла пульт и выключила телевизор. Лицо Шерри Мэнсфилд исчезло.

Она вышла на улицу, где царил полный хаос.

У нее был шикарный дом, который она унаследовала от дядюшки. Комната для отдыха находилась в цокольном этаже с отдельным выходом на улицу. Выйдя и заперев дверь, она увидела на тротуаре, прямо у ее крыльца, женщину, которая кусала за руку мужчину. Мужчина кричал.

Выхватив пистолет из кобуры, она выстрелила женщине в голову. Та упала.

Мужчина, продолжая кричать, взглянул на Джилл и бросился бежать. Она хотела пристрелить и его, но он бежал слишком быстро, а она не хотела тратить пулю, если он не инфицирован. Женщина укусила его за рукав рубашки, так что была вероятность, что инфекция не попала.

Конечно, очень скоро кто-нибудь другой мог снова укусить его.

Идя по улице к своему «порше» — как и особняк, это был подарок от покойного дядюшки, — она увидела Ноэля, который сидел на своем обычном месте — в нише между соседним особняком и винным погребком на углу. Обычно Джилл бросала четвертак в шляпу, лежащую перед Ноэлем, который сидел, поджав ноги. Однако сегодня шляпы не было, и Ноэль, казалось, спал.

— Ноэль?

Бездомный поднял голову. Его глаза, обычно голубые, теперь были молочно-белыми.

На левой щеке была отметина от укуса.

Без всяких колебаний Джилл выстрелила ему в голову.

— Ты, сука, ты зачем это сделала?

Джилл обернулась и увидела парнишку-панка в шерстяной шапке, хотя на улице было девяносто. Плаза у него были нормальные, и он разговаривал, так что он не был заражен.

Пока что.

— Он был уже мертв, — ответила Джилл. — Я просто закончила это дело.

— Сука, да ты спятила!

— Именно это мне и говорят.

Она достала из кармана ключи, отключила сигнализацию и отперла дверцы своего ярко-красного «порше».

Сев в машину, он включила зажигание и взглянула в зеркало заднего вида.

Парнишка в шерстяной шапке обшаривал карманы Ноэля в поисках мелочи.

«Грабитель мертвых назвал меня сумасшедшей, — пробормотала она, выезжая на дорогу. — Если так пойдет дальше, я начну разговаривать сама с собой».

Ракун-сити разваливался. Она видела то сцены полного хаоса, то пустынные, безлюдные улицы, как в городе призраков. Тут придорожное кафе, захваченное живыми мертвецами-официантами, пытающимися съесть своего хозяина; там зомби, пробирающийся по автобусу, врезавшемуся в фасад магазина. Еще дальше стая живых мертвецов бродила по вестибюлю офисного здания.

Джилл приняла решение.

Она вышла из дома, намереваясь поехать в полицейский участок, чтобы по возможности помочь там.

Но этому городу уже ничем не поможешь.

Они назвали ее сумасшедшей. Они не обратили внимания на ее заслуги. Они сказали ей, что она больше не может работать.

Ну и черт с ними. Если они не хотят, чтобы Джилл была на службе и защищала этот город, то она отсюда уедет.

Однако девушка все равно свернула к парковке около штаб-квартиры полицейского управления. Ей надо было кое-что забрать.

Помещение участка представляло собой район бедствия. Столы перевернуты. Задержанные и полисмены одинаково напуганы. Зомби повсюду, одни — в наручниках, другие — в униформе. Она увидела Духэмела и Купера, набрасывающихся на Борка и Абромовица. Какой-то старый пьяница атаковал Фитцуолласа. Сержант Куинн был пока жив, но как раз отбивался от толстяка, который пытался вцепиться в него.

Покачав головой, Джилл вынула оружие.

Через десять наполненных грохотом секунд все живые мертвецы в комнате валялись на полу с пулями в черепе.

Куинн посмотрел на труп толстяка, затем поднял глаза на Джилл.

— Рад видеть вас снова на службе, Валентайн.

Джилл хмыкнула и направилась к своему столу, одному из немногих, которые остались нетронутыми и неперевернутыми.

— Что это вы тут делаете?!

Вздохнув, Джилл проигнорировала капитана Хендерсона, который выскочил из офиса.

— Валентайн! Вы же отстранены!

«Как будто это имеет значение», — вздохнула Джилл. Она открыла ящик стола и вытащила свой запасной автоматический пистолет, набедренный ремень и побольше зажимов.

— Я говорила вам, — сказала она, — стреляйте в голову.

— Почему вы вообще здесь, Валентайн?

Хороший вопрос. Как будто в душе она не осталась копом.

Впрочем, может быть, и нет — по крайней мере, не в этом городе, где всем правит межнациональная корпорация, которая ни в грош не ставит человеческую жизнь. И не в управлении полиции, где капитаны не защищают своих людей и позволяют отстранять их от работы без всяких на то причин, только для того, чтобы прикрыть задницу корпорации.

— Очищаю стол. — Джилл надела набедренный ремень, затем прикрепила к нему кобуру со вторым пистолетом. Патроны она высыпала в карманы шортов.

Не удостоив Хендерсона взглядом, которого он, честно говоря, и не заслуживал, Джилл направилась к выходу, на этот раз мимо стола сержанта. Куинн всегда хорошо к ней относился.

— Ты в порядке? — спросила она.

Куинн хмыкнул:

— Я собирался спросить тебя о том же. Я уже думаю, что мне надо было согласиться выйти пораньше на пенсию, как просила Шейла. Сейчас Флорида кажется мне действительно райским местом.

— Хочешь совет? Иди домой, забирай Шейлу и мотайте из города как можно скорей.

Покачав головой, Куинн сказал:

— Не могу. Моя смена еще не закончилась.

Джилл вздохнула в третий раз. Куинн служил уже почти тридцать лет. Его отец и дядя были полицейскими, дед — тоже. Он всегда был чересчур уж предан работе. Но она не могла винить его за эту преданность.

Что касается Джилл, она не считала себя обязанной хранить верность полицейскому управлению Ракун-сити.

— В таком случае, сержант, стреляйте в голову. Их только так можно остановить.

Куинн кивнул:

— Удачи вам, Валентайн.

— И вам тоже, сержант.

Проходя мимо стола Куинна, она заметила зомби-проститутку, которая пыталась укусить странно одетого задержанного, прикованного наручниками к скамье.

— Отвали от меня! — кричал задержанный. — Рашонда, прекрати! Помогите!

Джилл выстрелила Рашонде в голову. Та упала на скамью.

Затем она повернулась к задержанному.

— Черт, меня-то за что?

Она нажала на курок.

Наручники и часть скамьи, к которой они крепились, разлетелись на кусочки.

Поняв, что он свободен, странно одетый задержанный отскочил подальше от скамейки.

— Мерзкая тварь, она пыталась сожрать меня! — Затем он посмотрел на Джилл. — Черт, что здесь вообще происходит?

— У тебя есть пушка? — спросила она.

— Если бы.

— Тебе лучше найти что-нибудь.

Затем она повернулась и посмотрела на Куинна, Хендерсона и остальных копов, которые были еще живы:

— Мы покидаем город — и советуем вам сделать то же самое.

Не говоря больше ни слова, Джилл повернулась и направилась к выходу.

Пробираясь к двери, она услышала отчаянный голос из динамика в диспетчерской. Джилл была почти уверена, что это Уимз.

«Подкрепление, нам нужно подкрепление! Немедленно пошлите подкрепление на Роуз-стрит и Главную улицу. Скорее. На нас напали. Офицеры погибли. Помогите нам, черт возьми! Нам нужно подкрепление. Диспетчерская! Пожалуйста!»

Хотя вопли Уимза становились все отчаяннее, Джилл уже не слышала их, направляясь к своей машине. У них был шанс остановить все это, и они его потеряли.

Они сказали Джилл Валентайн, что она сошла с ума.

Теперь за это расплачивался весь город.


Глава 6 | Обитель зла: Апокалипсис | Глава 8