home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Пока Элис не повернула на улицу Дилмор, она думала, что единственные, кого надо опасаться, были зомби.

Затем она почувствовала присутствие лизунов.

Этих спроектированных на генетическом уровне чудовищ держали в специальных контейнерах в помещении «Улья», которое называли «Столовой». Элис оценила юмор названия: эти твари готовы были съесть что угодно.

Или, в данной ситуации, кого угодно.

«Красная Королева» освободила одного из лизунов. Это был резервный план на случай, если ей не удастся сдержать Т-вирус. Лизун убил Спенса (который этого заслуживал) и Каплана (который совсем не заслуживал такой смерти). Мэтту и Элис едва удалось избежать столкновения с ним.

Но пока Элис не почувствовала присутствия трех этих существ в церкви, она и понятия не имела, что другие тоже вырвались на свободу.

Она не подозревала и о том, что может чувствовать их присутствие.

И снова Элис подумала, что же эти сволочи с ней сделали, когда забрали ее и Мэтта.

И что же случилось с Мэттом?

Как будто мало было живых мертвецов. Когда Элис управилась с ними, то обнаружила, что там есть люди, о которых надо позаботиться. Не могла же она просто так оставить Валентайн, Уэллса и Моралес погибать.

Она повела их через заднюю дверь на церковное кладбище. Церковь скоро будет охвачена пламенем.

— Как вы оказались здесь? — спросила Элис.

— Мы пытались уйти из города, Но «Амбрелла» закрыла ворота на мосту Вороньи Ворота, — сказала Валентайн. — Они построили там отличную крепкую стену, чтобы удержать всю эту заварушку внутри. В тех, кто подходил близко к стене, стреляли. Много раз.

— Потому вы и пришли в церковь?

Валентайн пожала плечами:

— Ну, выбор у нас был невелик. Мы подумали, что там мы будем в безопасности. Но мы ошибались.

— А что, мать вашу, мы здесь делаем? — спросила Моралес, глотая таблетки, которые, возможно, было бы лучше не принимать подряд. — Эй, кто-нибудь из вас заметил? Люди, мы же на кладбище!

Элис подумала, что, наверное, благодаря своей потрясающей наблюдательности она и стала репортером. Но ничего не сказала. По крайней мере, от Валентайн и Уэллса будет какой-то прок, они подготовлены. А эта дамочка просто лишний груз.

Пошел дождь.

Месяц назад Элис была начальником охраны «Улья», жила нормальной жизнью, получала хорошую зарплату, делила дом с фиктивным мужем, который был очень хорош в постели. Да, она работала на негодяев, но обдумывала, как с ними бороться, и, по крайней мере, положение было более или менее стабильным и жизнь ее имела смысл.

Теперь же она тащилась в дождь по грязному кладбищу, одетая только в больничную рубашку и халат, оружия на ней было столько, что хватило бы на целый взвод для схватки с живыми мертвецами и кучей чудовищ, созданных генетикой.

Смешно, как много может измениться за месяц.

Кладбище было обнесено оградой из чугунных прутьев с трех сторон, с четвертой его закрывала церковь. Благодаря пожару эта сторона, пожалуй, безопасна, забор с двух сторон тоже был надежен, но со стороны Лайонс-стрит собиралось все больше и больше оживших мертвецов. Рано или поздно они, вероятно, смогут прорваться. Моралес подошла к ней, ее тушь потекла под дождем и вокруг глаз образовались круги, придавая ей сходство с енотом.

— Какие у нас планы? — спросила репортер.

— Выжить.

Моралес моргнула:

— И это все?

— Все.

Репортер покачала головой:

— Отличный план. Нарисовать мишень на лице?

— Сделай одолжение.

— Нам надо ненадолго остановиться, — сказала Валентайн позади них.

Элис повернулась и увидела, что Уэллс едва передвигает ноги из-за раны. Рана была отлично перебинтована, но все равно выглядела ужасно.

— Не думаю, что мы можем это сделать, — сказала Моралес. — Здесь могут быть эти штуки.

Покачав головой, Элис сказала:

— Они охотятся стаями. Если бы здесь был еще кто-нибудь, мы бы увидели.

Моралес резко повернулась к Элис:

— Так ты знаешь, что это?

Скрывать не было смысла.

— Биологическое оружие из биологических лабораторий «Амбреллы» под Ракун-сити.

— Откуда ты так много знаешь про «Амбреллу»? — спросила Валентайн, в ее голосе сквозило вполне понятное подозрение.

— Я когда-то работала там — пока не поняла, что это ошибка.

Прежде чем Валентайн успела что-либо ответить, Уэллс вскрикнул от боли:

— Черт побери!

Рана снова начала кровоточить.

Элис глубоко вздохнула:

— Ты инфицирован!

— Не беспокойся на мой счет.

Однако Элис беспокоилась не об Уэллсе.

Она вынула из кобуры свой кольт.

Она и не предполагала, что кто-то может выхватить оружие быстрее, чем она. Но Валентайн сделала это и направила пистолет прямо ей в голову.

— Не смей!

Уэллс тоже вынул оружие и направил его на Элис.

Элис вытащила один из «Узи» и наставила на Валентайн.

Моралес, естественно, подняла камеру, чтобы запечатлеть все это на пленке. Не то чтобы Элис могла упрекнуть ее за это. Какой репортер может устоять перед тем, чтобы оказаться в первом ряду старой доброй мексиканской драмы?

— Что ты себе позволяешь? — спросила Валентайн.

Глупее вопроса она задать не могла.

— Он ранен, — медленно сказала Элис. — Инфекция распространяется.

— Я в порядке, — сказал Уэллс.

Голос у него был такой же слабый, как у Рейн, когда та настаивала, что она в порядке. Она умерла уже в поезде, когда они почти выбрались. Мэтту пришлось выстрелить ей в голову.

Элис взглянула на Валентайн:

— Тебе следовало бы позаботиться о нем сейчас. — Она чуть не добавила: «Как я не позаботилась о Рейн, когда у меня еще была возможность».

— Он мой друг. — Валентайн не опускала пистолет.

— Понимаю, — сказала Элис с сочувствием. — Но дальше будет тяжелее. Ты и сама это знаешь. — Она взвела курок.

— Нет! — крикнула Валентайн, делая то же со своим оружием. — Если до этого дойдет, я сама позабочусь.

Элис невольно вспомнила, как они шли, еще до того, как на них набросился лизун, и они уже чувствовали себя на свободе.

«Я не хочу быть такой, как они, — сказала тогда Рейн. — Бродить, не имея души. Когда придет время, позаботьтесь об этом».

Между Валентайн и Уэллсом была та связь, которая часто возникала между офицерами полиции. Элис сталкивалась с этим во время ее неудавшейся службы в Министерстве финансов, откуда она ушла из-за мужского шовинизма в правительственном отделе и попала прямо в руки «Амбреллы», куда ее взяли с удовольствием и на очень выгодных условиях.

Она опустила оружие.

— Как хочешь.

Только тогда Валентайн опустила свое.

Элис повернулась к Уэллсу.

— Ничего личного. Но через час, может, два, ты умрешь. А еще через несколько минут ты станешь таким, как они. Ты станешь опасен для своих друзей, будешь пытаться убить их — и может быть, тебе это удастся. Прости, но именно так оно и происходит.

Прежде чем шокированный Уэллс собрался с духом, чтобы ответить, они все вздрогнули от звука скрежещущего металла.

Ожившие мертвецы ломились через ограду.

Моралес, конечно, снимала все это на камеру. С некоторым удивлением Элис заметила, что камера была сделана на одном из предприятий «Амбреллы».

К счастью, зомби пока еще не заметили их четверку, да и двигались они очень медленно. Это было главное преимущество живых — скорость.

Вдруг Моралес завопила.

Элис увидела, что журналистку схватил один из оживших обитателей кладбища и тащит ее вниз, в грязь.

Т-вирус проник в землю.

Валентайн выдернула Моралес из его руте, пока Уэллс тянулся за оружием.

Элис положила руку ему на плечо:

— Побереги патроны.

После чего резко ударила мертвеца ногой в голову, сломав тому шею.

— Они реагируют на звук. Каждый выстрел привлекает новых.

— Ты правда думаешь, что это имеет значение? — спросила Валентайн, глядя мимо Элис.

Десятки мертвецов выходили с улицы Лайонс. Еще больше вставало из могил.

Элис сорвалась с места. Валентайн уложила пару из них, Уэллс, похоже, еще одного. Моралес стояла и снимала все это.

Элис взяла на себя всех остальных.

Это было странное чувство — словно дело происходило в трактате «Дзен-буддизм и искусство борьбы с зомби». Ей не надо было даже особо раздумывать, она просто отдалась воле инстинктов. Что бы эти ученые негодяя Кейна ни сделали с ней, это только в несколько раз повысило ее силу и профессионализм, достигнутый годами тренировок.

Еще когда она руками сворачивала шею одному зомби, ее ноги бессознательно становились в позицию для удара с разворотом, который ломал спину другому; потом ее руки вцепились в шею третьего, а ударом ноги она сбила четвертого, сломав ему шею.

Когда остался только один противник, Элис шарахнула его головой о памятник, попав прямо в слова «ПОКОЙСЯ С МИРОМ».

Взгляд, которым наградила ее Валентайн, был одновременно и ревнивым, и любопытным.

Однако все, что ей осталось, — это проводить глазами последнюю жертву Элис и указать на выбитые слова:

— Право, просто ирония сегодняшнего дня.

Элис слегка улыбнулась в ответ:

— Пошли.

В дальнем конце кладбища была калитка, что вела на Киллани-уэй, небольшую улочку, выходящую на Суонн-роуд, более широкую и менее оживленную, так что можно было не опасаться больших стай зомби.

Дождь прекратился, небо очищалось от туч. Луна была еще не полная, и лишь она да еще время от времени горящие машины освещали путь четверке, идущей по Суонн-роуд.

— Куда мы направляемся? — спросила Моралес.

Элис огляделась и поняла, что, возможно, они идут совсем не в ту сторону.

На углу Киллани и Суонн стояло большое кирпичное здание, над входом в которое на камне была вырезана надпись: «ГОРОДСКОЙ МОРГ».

В ответ на вопрос Моралес Элис сказала:

— Пошли отсюда к чертовой матери.

Они повернули по Суонн. Элис придерживалась двойной разделительной линии на дороге, остальные шли за ней.

— Сигнала нет.

Элис повернулась и увидела, что Уэллс пытается позвонить по сотовому телефону. Он подносил его к уху, потом с удивлением смотрел на дисплей.

— Совсем нет сетки.

— Кто-то глушит сигнал, — сказала Элис.

— Кто?

— «Амбрелла». Они не хотят, чтоб новости о том, что происходит в городе, вышли за его пределы.

— Им не удастся это замять, если только я смогу отсюда выбраться, — пробормотала Моралес. Она отошла к поребрику, чтобы снять один из разрушенных домов.

— Держись середины улицы, — позвала ее Элис, — остерегайся закрытых мест. Эти существа в основном двигаются очень медленно. Нам лучше быть на открытом месте.

К удивлению Элис, Моралес послушалась ее. Похоже, что упражнения на кладбище снискали ей уважение. Ее сочли крутой.

Она покачала головой. «Крутая Элис» — такая кличка была у нее в отделе безопасности. Похоже, теперь она на самом деле заслужила ее.

Моралес вытащила еще один пузырек с таблетками. На этот раз Элис почувствовала к ней жалость — и кроме того, всем им надо сохранять свои физические способности, чтобы выбраться отсюда. Элис не волновалась по поводу Валентайн; Уэллс недолго будет им помехой — если Валентайн не прикончит его, это придется сделать Элис, — но Моралес необходимо приложить максимум усилий, чтобы быть в форме.

Поэтому Элис вырвала у нее пузырек и разбила его о мостовую.

— Не принимай ничего. Тебе этого не надо, — Элис улыбнулась. — Я кое-что понимаю в фармакологии.

— Да… да, конечно… ты права.

Элис пошла вперед. Позади Валентайн снова бросила на нее ревнивый и заинтересованный взгляд. Элис не надо было оборачиваться, чтобы почувствовать его, и это испугало ее. Еще одна памятка от Кейна.

— Что ты пялишься? — спросила она.

— Я не понимаю. — Валентайн отстала на шаг от Элис. — Эти твои быстрые движения там, на кладбище. Я хороший специалист — можно сказать, лучший. Но не такой, как ты.

— Благодари Бога за это, — спокойно сказала Элис.

— Что ты имеешь в виду?

— Они что-то со мной сделали.

Эллис вздрогнула, поняв, что ей действительно больше нечего сказать. Она доверяла Валентайн — принимая во внимание то, через что они сейчас проходили, и то, что, может, они не доживут до утра, но она действительно ничего не знала, кроме того, что с ней что-то сделали.

Когда они проходили мимо телефона-автомата, он вдруг зазвонил.

— Пошли скорее, пока этот звук не привлек кого-нибудь. — И Элис ускорила шаг.

Валентайн шла рядом с ней, Моралес и Уэллс позади. Звон прекратился, как только они прошли мимо автомата.

Странно.

Затем, когда они проходили мимо разграбленного продуктового магазинчика, зазвонил автомат около его входной двери.

— Пошли, — сказала Элис, которой все это очень не нравилось.

И снова звонок прекратился, как только они прошли мимо.

— Мне это только кажется, — сказала Моралес, — или все это немного странно?

Они подошли к перекрестку, и вдруг, как колокол Биг Бена, раздался телефонный звон: все автоматы вокруг начали звонить.

После трех-четырех звонков все они замолчали — все, кроме одного, расположенного у сгоревшей закусочной.

Тот не умолкал.

— Назовите это интуицией, — сказала Валентайн. — Но кто-то явно хочет поговорить с нами.

Элис согласилась. Она подошла и осторожно сняла трубку. Стоя рядом с ней, Валентайн вынула из кобуры пистолет.

— Алло?

— Я уж думал, вы никогда не ответите, — сказал мужской голос на другом конце провода.

— Кто это?

— Я могу помочь вам выбраться из города. Всем четверым.

Элис закрыла рукой микрофон и сказала Валентайн:

— Он нас видит.

Мужчина на том конце продолжал:

— Но сначала мы должны прийти к некоему соглашению. Вы готовы заключить сделку?

Валентайн немедленно начала изучать все вокруг, чтобы понять, где прячется этот человек. Элис оценила ее реакцию, но нужды в этом не было. Взглянув на другую сторону улицы, она обо всем догадалась.

— Вы готовы заключить сделку? — повторил мужчина.

— У нас есть выбор?

В трубке послышался горький смешок:

— Нет, если хотите дожить до утра.

Валентайн закончила осмотр. Она прошептала:

— Его нигде нет.

Ткнув пальцем, Элис указала на камеру слежения, висевшую над перекрестком. Сеть таких камер, изначально предназначенных для слежения за потоком транспорта, была установлена «Амбреллой» по контракту с Полицейским управлением три года назад.

— Каков ваш ответ? — спросил мужчина.

Судя по тому, что ей сказала Валентайн, выбраться из города почти невозможно. «Амбрелла» заткнула все дырки, через которые можно было бы улизнуть, а зная Кейна, легко было предположить, что он мог приказать своим людям использовать боевые патроны против беззащитных людей.

Осел.

Как она отметила раньше, выбора у них не было.

— Давайте подробнее.


Глава 15 | Обитель зла: Апокалипсис | Глава 17