home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГИГАНТОМАХИЯ

54. a) Apollod. I 6, 1—2

(1) А Гея, негодуя за Титанов, родила от Урана Гигантов, несравненных по своему росту и непреоборимых по силе. Они казались страшными своим взглядом, на голове и на подбородке у них были отпущены густые волосы, ноги у них были в виде чешуйчатых драконов. Родились они, как некоторые говорят, во Флеграх, а по словам других, в Паллене. Они метали, как дротики, в небо камни и зажженные дубы. Среди всех них отличались Порфирион и Алкионей. Этот последний был вдобавок ко всему еще и бессмертен, когда сражался на той земле, на которой родился. Он же угнал коров Гелия из Эрифаи. Богам было предсказано, что никто из Гигантов не может умереть от руки богов, но что они погибнут, если в союзе с богами будет действовать кто–нибудь из смертных. Гея, узнав это, стала изыскивать средство, чтобы и от смертного не могли они погибнуть. Зевс отказался указать это средство Эос, Селене и Гелию, но сам прежде составил зелье, а Геракла пригласил к себе в качестве союзника через посредство Афины. Геракл первым поразил стрелой из лука Алкионея. Но последний, падая на землю, приобретал еще большую силу. Тогда Афина, отступив перед ним, увлекла его из пределов Паллены. И таким образом он был убит. (2) Между тем Порфирион устремился в бой против Геракла и Геры. Но Зевс внушил ему страсть к Гере. Когда он уже разрывал на ней одежды и хотел совершить насилие, последняя стала звать к себе на помощь. Тогда Зевс бросил в него молнию, а Геракл выстрелом из лука его убил. Из остальных Гигантов у Эфиальта Аполлон выбил выстрелом из лука левый глаз, а Геракл — правый, Эврита убил Дионис тирсом, Клития Геката поразила факелами, а еще более Гефест — глыбами раскаленного железа. На Энкелада, когда он пытался бежать, Афина навалила остров Сицилию, а с Палланта она содрала шкуру и ею во время битвы прикрывала свое собственное тело. Полибот, преследуемый по морю Посейдоном, пришел на Кос. Посейдон оторвал часть острова и навалил на него; это так называемый Нисир. Гермес, надев шапку Аида, в сражении убил Ипполита, Артемида — Гратиона, Мойры — Агрия и Фоо–на, сражавшихся медными булавами. Остальных погубил Зевс, поразив молниями. Когда они уже погибали, всех их пристрелил Геракл.

b) Ov. Met. I 151—162

Не был, однако, земли безопасней эфир высочайший:

В царство небес, говорят, стремиться стали Гиганты;

К звездам высоким они громоздили ступенями горы.

Тут всемогущий отец Олимп сокрушил, ниспослал он

155 Молнию; сбил Пелион с лежащей под низом Оссы.

И как лежали тела великанов, задавлены грудой,

Тут, по преданью, детей изобильной напитана кровью,

Влажною стала земля и горячую кровь оживила.

И, чтоб от рода ее сохранилась какая–то память,

160 Образ дала ей людей. Но и это ее порожденье

Вовсе не чтило богов, к убийству свирепому жадно,

Склонно насилье творить. Узнаешь рожденных от крови!

c) Verg. Aen. IV 178—180 (Месть Геи, — о Молве)

Оную Матерь–Земля, на богов распаленная гневом,

Младшую, как повествуют, сестру Энкеладу с Кеем

180 Произвела, дав ей ног быстроту и крыльев проворных.

d) Verg. Georg. I 278—283 (Гиганты громоздят горы)

Земля несказанным рожденьем

Кея с Япетом в тот день создала и лихого Тифоя,

280 Также и тех небеса сокрушить поклявшихся братьев.

Трижды они Пелион взгромоздить на Оссу пытались,

Оссу трижды взвалить на Олимп

многолиственный, — так–то!

Молнией трижды отец разбросал взнесенные горы.

e) Plat. Soph. 246 a, b (Сравнение физиков с Гиеантами) А у них–то, судя по возражениям с той и другой стороны

относительно сущности, происходит как будто борьба Гигантов.

…Одни с неба и из мира невидимого все влекут на землю, грубо обнимая руками камни и дубы, потому что, хватаясь за все подобное, они утверждают, что только то существует, что доставляет нам толчки и какое–нибудь прикосновение, так как тело и сущность принимают за одно и то же; а когда кто говорит об ином, что вот это не имеет тела, — такую речь они презирают и не хотят ничего другого слушать.

f) Lucr. V 113—121 (Мировой характер деяния Гигантов)

Много разумных вещей сообщу я тебе в утешенье,

Чтобы не счел ты, уздой религии стянутый, будто

Солнце, земля, и луна, и звезды, и море, и небо

Вечно остаться должны, обладая божественным телом,

И не подумал бы ты, что должны, по примеру Гигантов,

Каре жестокой подвергнуться все за свои преступленья,

Кто мирозданья оплот расторгает своим разуменьем

120 Или дерзает тушить на небе пресветлое солнце,

Смертною речью своей клеймя бессмертное нечто.

g) Ср. Aetna 41—72

h)  — о пытливом человеческом уме)

Так он дошел до небес, а не так, чтобы, выдвинув Оссу

На Пелион и Олимп, в звездный проникнуть чертог.

I) Ibid. Ill 439—442

Этот схватил он перун, когда небу грозили Гиганты.

Ведь безоружным был до нападения бог.

j) Ibid. V 35—46

35 В злобе Земля родила легионы чудовищ–Гигантов,

Тех, что, Юпитер, тебя вздумали трона лишить.

Тысячи рук им дала для защиты Земля и сказала:

«Дети, идите на бой против великих богов».

Вот уж добрались до звезд, по горам забираясь, Гиганты,

40 Дерзкий, безумные, свой вызов Юпитеру шлют…

Тотчас с вершины небес свои молнии бросил Юпитер

И на Гигантов свалил груды разбитых камней.

Этой победой своей нерушимо «Величие» стало,

И утвердилось оно с этой поры навсегда.

45 Рядом с престолом оно восседает Юпитера ныне,

Верным оплотом всегда стало державы его.

к) Ног. Carm. HI 4, 43—64

Мы знаем: войско злых Титанов

Страшное — молнией быстрой свергнул,

45 Кто правит морем бурным, недвижною

Землею; грады, царство подземное,

Богов и толпы смертных держит

Властью единой и непреложной.

Ему вселили юноши дерзкие

50 Немалый ужас, силе доверившись,

И братья, что хотели Пелий

На Олимп лесистый.

Но что Тифою, Миманту сильному,

Порфириону, ростом великому,

55 Иль Рета силе, Энкеладу,

Кто вырывает деревья смело, —

Что им поможет против звенящего

Щита Паллады? Рядом — стремительный

Вулкан; тут — чтимая Юнона,

60 Тут — неразлучный навеки с луком,

Кто в чистой влаге моет Касталии

Кудрей извивы, — житель кустарников

Ликийских иль лесов родимых

Делоса, — ты, Аполлон Патарский.

1) Schol. Pind. I 100 (Участие Геракла и Диониса)

По преданию, Гея сказала, что они смогут взять их [Гигантов] только при условии вступления с ними в союз двух полубогов. Поэтому когда к богам присоединились Геракл и Дионис, то они победили Гигантов.

m) Eur. Cycl. 5—10 (Участие Диониса и его свиты)

Позже я

5 Щит по следам носил твоим в сраженье

С рожденными Землей: Энкеладу

Пробив броню, Гиганта уложил

Ударом я в той битве… Так ли, полно?

Уж не во сне ль я видел? — Нет, доспех

10 Я показал тогда же Вакху.

Когда по кручам к царству родителя

Толпа Гигантов шла нечестивая,

Поверг ты Рета, львиной пастью

Страшный своею и когтем львиным.

о) Soph. Trach. 1057 сл. (Геракл о своем участии в гигантомахии)

И кто ж мой враг? Не рать на поле брани,

Не исполинов земнородных племя…

р) Eur. Here. 176—180 (Амфитрион об участии Геракла в гигантомахии

Ты мне ответь, перун Зевеса, ты мне

Ответь, в небесных высях колесница,

С которой он отродиям земли

Пронзил бока летучими стрелами,

Деля с богами славу торжества!

q) Ibid. 851—854 (JIucca о Геракле)

Он сушу недоступную, он море

Суровое смирил и отдал людям,

Восстановил служение богам

Разбойников преступными руками.

г) Ibid. 1193—1196 (Амфитрион о Геракле)

Сын мой,

То сын мой с своей несказанною мукой,

Когда–то соратник богов

На выжженных нивах Гигантов…

s) Apollod. II 7, 2

Опустошив Кос, он [Геракл], ведомый Афиной, пришел в Флегру и вместе с богами воевал против Гигантов.

t) Diod. IV 15

После этого, когда Гиганты затеяли войну с бессмертными, Геракл сражался на стороне богов и, уничтоживши многих из землерожденных, достиг величайшей похвалы.

u) Strab. VII, frg. 27

Полуостров Паллена, на перешейке которого лежит прежняя Потидея, нынешняя Кассандрия, назывался некогда Флег–рою. Населяли ее баснословные Гиганты, племя нечестивое и беззаконное, которое было уничтожено Гераклом.

v) Strab. XI 2, 10 (Участие Афродиты)

Для этимологического объяснения эпитета богини [Афродиты Апатурской] приводят басню, будто богиня, когда напали на нее Гиганты, позвала Геракла и скрылась в какой–то пещере, потом, принимая одного Гиганта за другим, она, обманывая (apate), передавала их Гераклу для умерщвления.

55. a) Eur. Ion. 206—219 (Некоторые детали, — хор рассматривает изображение гигантомахии на храме)

Первая в хору. Бой, смотри, исполинов там

В изваяниях каменных!

Вторая в хору. Вижу, вижу, подруги!

Третья в хору. Видишь ту, что вздымает щит,

Щит с Горгониным обликом,

Энкеладу уже смерть близка!

Четвертая в хору. То — царица Афин моих!

Пятаявхору. А белый этот

Порывистый перун

в простертой

Деснице Зевса, видишь?

Шестая в хору. Вижу, вижу: Миманта

сражает он

Дерзновенного.

Седьмая в хору. Вот и Бромия тирсы увитые

Мирным плющом сынов Земли

С черным прахом

смешали всех.

b) Paus. VIII 29, 1—4

Аркадцы говорят, что известная битва Гигантов с богами происходила именно здесь, а не во фракийской Паллене и потому жертвуют здесь молнии, буре и грому. В «Илиаде» Гомер вовсе не упоминает о Гигантах; в «Одиссее» [X 119 сл.] упоминает, что на корабли Одиссея нападали лестригоны, «подобные Гигантам, а не мужам»; приводит еще слова царя феаков, что феаки так же близкие к богам, как Киклопы и племя Гигантов [Od. VII 205 сл.]. Этим он показывает, что Гиганты не божеский род, а смертные. Еще яснее это видно из следующего места [Od. VII 59 сл.]:

Бывшего прежде властителем буйных Гигантов; но сам он

Свой погубил святотатный народ и себя самого с ним.

А слово «народ» (laos) у Гомера всегда обозначает «множество».

Но чтобы у Гигантов вместо ног были драконы, то эта нелепость опровергается, между прочим, следующим доказательством. В Сирии есть река Оронт, которая впадает в море, но не везде проходит по ровному месту: в некоторых местах идет очень извилисто и падает с крутых скал. Чтобы корабли могли пройти по этой реке из моря в Антиохию, римский император приказал прорыть необходимый для этой цели канал, не жалея трудов и издержек, и в этот канал отвести воду. Когда таким образом старое русло высохло, то на дне реки найдена была гробница из кирпичей, длиной более одиннадцати локтей, и в ней, во всю длину гробницы, человек, совсем целый. По этому поводу сирийцы отправились с вопросом к богу в Клар, и бог сказал им, что это Оронт, родом индиец.

Действительно, если вначале влажная земля, согретая лучами солнца, могла рождать первых людей, то какой земле более свойственно производить великанов, как не прежней Индии, той стране, в которой и теперь еще родятся животные невероятной величины и вида, каковы, например, слоны?

с) Dion. Hal. Ant. Rom. VII 72, 6—7 (Танец Афины после победы )

…Нарядом танцоров были пурпуровые хитоны, стянутые медными поясами, привешенные сбоку мечи и копья, более короткие, чем обыкновенно; у мужчин же были медные шлемы с видными султанами и перьями. Над каждой группой предводительствовал один человек, который указывал прочим распорядок танца, первым совершая фигуры сильных военных движений, большей частью в ритмах прокелевсматика [т. е. в размерах из четырех кратких слогов]. И это тоже было здесь греческим вполне старинным обычаем, эта воинская пляска, так называемая пирриха, потому ли, что Афина первая от радости плясала в хороводе по поводу уничтожения Титанов и танцевала с оружием победную пляску, или потому, что раньше этот танец установили Куреты, когда в целях охранения Зевса хотели, как повествует миф, зачаровать Кроноса ударами в оружие и ритмическим движением в песнях.

56. Claud. Gig. 1—128 («Гигантомахия» — латинская — Клавдиана)

Некогда Матерь–Земля, в своей зависти к царству на небе,

В скорби о многих несчастьях, Титанами ей причиненных,

Тартар заполнила весь целым племенем страшных

чудовищ,

Родом невиданно злым; и, отродьем своим распухая,

5 Флегру открыла, в Эфир направляя враждебные силы.

С шумом рванулись они из Эреба, едва лишь родившись,

И приготовили руки к войне, на богов восставая,

В свисте змеином влачась своим шагом

двоя коскол ьзя щи м.

Вдруг побледнели созвездья, и Феб повернул своих коней

10 Пламенных, страх испытав и свое изменивши теченье;

Арктос бежит в Океан, незакатные даже Трионы

Претерпевают закат; а кипучая мать побуждает

Ринуться в битву сынов, обращаясь с такими словами:

«Вы чин богов укротите, весь видимый мир перед вами

15 С бою лишь можно забрать: предстоит перед вами Победа.

Пусть наконец сын Сатурна изведает гнев мой и ярость,

Пусть он узнает, что может Земля, победить меня можно ль

Силой какой! Разве лучше меня создавала Кибела?

Разве почет не заслужен Землей? Разве жутким насильем

20 Можно меня подавлять постоянно? Какого вреда мне

Не доставляли! Вот тут Прометей несчастливый прикован

В скифском ущелье, кормя живой печенью хищную птицу.

Там вот пылающий свод утвержден на макушке Атланта,

В чьей седине затвердели жестокие острые льдины.

25 Мне ли забыть, как терзается Титий, которого недра

В смене все новых жестоких мучений жрет коршун

свирепый?

Вы, что пришли наконец предназначенным

полчищем мести,

Освободите Титанов от уз, свою мать защитите!

Морем сражайтесь, горами и членов моих не щадите:

30 Пусть мое тело послужит орудьем Юпитера смерти.

Ну же, в поход! Опрокиньте их небо, разрушьте их башни

Звездные! Пусть Тифоей отберет и перуны и скипетр;

Пусть Энкелад даст морям приказанья; другой

пусть Авроры

Вожжи возьмет вместо Солнца; пусть лавр

увенчает дельфийский

35 Порфириона, и пусть ему Пирра святилищем будет».

Лишь возбудила она эти гордые души призывом,

Как уж помнилася им над богами победа: в оковах

Будто Нептуна влекут уж они из глубокой пучины;

Этот уж Марса простер; этот Фебу уж волосы вырвал;

40 Этот уж выбрал Венеру, а этот Диану в супруги;

Тот разгорается страстью похитить невинность Минервы.

Вестница неба Ирида меж тем созывает всевышних,

Тех, что в озерах и реках живут, даже Мены на помощь

Небу готовы идти; и тебя не сдержать, Прозерпина,

45 В темном жилище теней, и сам царь молчаливого ада

На колесницу летейскую встал, а не знавшие Солнца

Кони дивятся на свет и в трепета полном полете

Пышут из синих ноздрей целым облаком адского мрака.

Как при осаде, когда придвигают к воротам машину,

Все отовсюду бегут защищать свою крепость и город:

50 Так и различные виды божеств собираются вместе

К отчему дому идти; говорить начинает Юпитер:

«Войско, что смерти не знает, порода, что связана

с небом

Вечными узами, вы, никаким не подвластные Судьбам!

55 Видите ль вы, как Земля восстает с своим новым

потомством

Противу нашего мира, других порождая бесстрашно?

Сколько здесь новых детей от Земли, столько ей

возвратим мы

Трупов: пусть в долгой печали она остается веками,

Осуждена ради стольких потомков столькими ж смертями!»

60 Вот в облаках прозвучала труба; вот сигнал к нападенью

Там дал Эфир, здесь — Земля; и смятенная снова Природа

За господина боится, — границы вещей нарушает

Мощная эта толпа: острова покидают здесь море;

Тут не сдержать и утесам морей; остаются пустыми

65 Там берега; изменили потоки привычному руслу,

Тот громоздит с ужасающей силой Эмоний на Эту,

Этот, руками схватив, потрясает вершину Пангея,

Снежный Афон — как оружье тому; под толчками другого

Катится Осса; Родопу с источником Гебром сорвали,

70 Общие воды разрезав, и, снятый, с высокой скалою

Вот уж течет Энипей на плечах и на шеях Гигантов.

Разделена на своих сыновей, вся Земля оседает

Плоской страной, без высот, и повсюду несется ужасный

Грохот: лишь воздух один ограничивает поле битвы.

75 Первым старательный Марс налетает на страшное войско

На одрисийских конях, что обычно в смятенье приводят

Гетов, гелонов, и щит золотой пламенеет у бога

Ярче огня, и топорщится шлем его гривой блестящей.

Гневно схвативши свой меч, он пронзает гиганта Пелора

80 Там, где кончаются бедра и, сросшись

с чудовищным телом,

Около паха двойная змея извивается вместе:

Этим ударом одним целых три убиваются жизни.

Алчный в своем торжестве, ослабевшие члены Гиганта

Марс раздавил колесницей и кровью забрызгал колеса.

85 Мимас спешит заступиться за брата: пылающий Лемнос

Вместе с жилищем Вулкана из пенных он волн вырывает

И уже близок к толчку; но копье заостренное Марса

Голову вскрыло ему и исторгло мозг у Гиганта.

Телом уже умирая совсем, он живет лишь в свирепом

90 Шелесте змей вместо ног; победителя ищут по смерти

Эти мятежные змеи.

Вот скачет Тритония–дева,

Грудь открывая свою, на которой блистает Горгона:

Образом страшна своим, и к копью она не прибегает;

Видеть однажды ее — и довольно. Дотоль разъяренный

95 Первый был ею Паллант превращен в каменистую гору:

Вовсе без ран, глубоко закреплен потайными узлами,

Чует он, вдруг затвердел под ее убивающим взором,

Стал уже камнем почти. «Превращаюсь во что? —

вопросил он. —

Что за кремень протекает во мне? Что за оцепененье

100 Вяжет мне мертвые члены, как мраморной язвой?»

Сказал лишь —

И уже весь стал таков, как боялся: жестокий Дамастор

В поисках камня, которым бы мог от врагов оттолкнуться,

Окостенелого брата тот труп метнул вместо камня.

Гибелью брата вконец изумленный Эхион, не зная,

105 Кто же виновник, хотел попытаться ответить увечьем

И увидал, о богиня, тебя, кого зреть невозможно

Дважды уже никому: понесла наказание дерзость, —

Понял богиню он в смерти. Тогда Палленей, омраченный

Гневом, свирепо идет против этих убийственных взоров

110 И простирает свои святотатные руки к Палладе;

Этого близко мечом поражает богиня, и сразу

Змеи его от Горгоны хладеют, как лед: погибает

Тело его от оружья, а нижние части — от взгляда.

Вот, расползаясь в морской глубине змеевидным извивом,

115 Тщится уж Порфирион разрушить трепещущий Делос.

Хочет кощунственно он им ударить в небесные своды.

Ужасом полон Эгей. Фетида бежит из пещеры

Влажной своей с престарелым отцом, и жилище Нептуна

Сразу пустеет, хотя и почтенно оно средь подводных.

120 С Пинда спокойных вершин восклицания Нимф раздаются,

Нимф, кои Феба учили стрелою еще непривычной

Диких зверей поражать, а когда–то Латоне стенящей

Ложе устроили в час, как, рождая два светоча неба,

Этих своих близнецов даровала вселенной богиня.

125 Делос, поверженный в страх, своего умоляет Пэана,

Просит о помощи: «Если тебя породила Латона

Мйлостивйца в утесах моих, помоги моей просьбе:

В трепете снова блуждаю…»


ГИГАНТЫ | Мифология греков и римлян | ТИФОН