home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Наркобизнес

Мафия США имеет прочные международные контакты, которые особенно усилились после окончания второй мировой войны.

Эти связи практически охватывают все многочисленные направления деятельности американских мафиозных структур, но особенно они сильны в наркобизнесе. Объясняется это тем, что данная сфера преступной деятельности приносит особенно высокие прибыли. Немаловажное значение имеет и то, что мутная волна наркомании захватывает все новые регионы. Это дает возможность быстро расширять сферу деятельности наркобизнеса и получать новые многомиллиардные прибыли.

Необходимо подчеркнуть, что именно наркобизнес имеет особенно страшные последствия, наркомания становится настоящей чумой XX века. В мире насчитываются многие миллионы наркоманов. Стремительно растет среди них смертность, наркоманы калечат себя физически и нравственно. На почве наркомании во всех странах мира резко обостряется криминогенная обстановка. Международное сообщество особенно беспокоит тот факт, что очень быстро растет детская наркомания. Это характерно не только для США, но и для других, в первую очередь промышленно развитых стран.

Последние годы показали, что эффективная борьба с наркобизнесом в США невозможна без координации усилий в этой сфере между США и странами Латинской Америки, из которых в США тайно перебрасывается большинство наркотиков, реализуемых на рынке Соединенных Штатов.

В связи с этим целесообразно рассмотреть в первую очередь проблемы, связанные с наркобизнесом в США и Латинской Америке, совместные усилия Соединенных Штатов и латиноамериканских стран в борьбе с наркомафией.

За время президентства Дж. Буша Соединенные Штаты добились определенных успехов в борьбе с наркобизнесом. Однако и сегодня они остаются главным потребителем наркотиков.

В феврале 1992 г. государственный департамент в докладе, направленном в конгресс, констатировал, что на долю США приходится 70 % кокаина, потребляемого в мире.

По самым скромным подсчетам, до 80 % кокаина, реализуемого в США, поступает из Колумбии. Согласно опросам общественного мнения, наркомания прочно занимает первое место среди главных проблем американцев.

Впервые за всю историю США приняли общенациональную программу борьбы с наркомафией, ассигнования на которую измеряются миллиардами. И тем не менее, по подсчетам экспертов, спрос в США на наркотики в период с лета 1981 г. до середины 90-х годов вряд ли сократится более чем на 20 %.

Несмотря на большие усилия, предпринимаемые Соединенными Штатами по борьбе с наркобизнесом, число наркоманов продолжает расти. 1 мая 1992 г. французский еженедельник «Экспрессе» сообщал, что если «случайное» потребление наркотиков в США сократилось, то регулярных потребителей кокаина (не менее раза в неделю) там сейчас 885 тыс., т. е. на 29 % больше, чем в 1990 г. В целом более 6 млн. американцев, потребляющих различные наркотики, превратились в отбросы общества.

Официальные американские круги приводят данные, свидетельствующие о несравненно большем числе наркоманов в США.

В январе 1992 г. президент США Джордж Буш на встрече с представителями Консультативного президентского совета по выработке политики в области контроля над наркотиками привел ряд фактов, свидетельствующих об определенных успехах, достигнутых в США в борьбе с наркоманией. Однако президент вынужден был констатировать очень высокий уровень наркомании в США.

Более 12,5 млн. американцев регулярно употребляют наркотики, сказал Буш. 1,9 млн. человек постоянно используют кокаин.

И хотя наркомания среди подростков снизилась, 1,3 млн. американских детей употребляют наркотики. По данным на июнь 1993 г. 10 % населения США потребляли наркотики.

В других сферах своей преступной деятельности мафия занимается чем-то вроде «перераспределения» доходов, вымогая шантажом, насилием, убийствами многомиллиардные суммы у бизнесменов, профсоюзов — всех, кто располагает материальными ценностями. Эта преступная деятельность наносит огромный ущерб обществу.

Однако настоящим преступлением против человечества является наркобизнес — одна из самых доходных сфер преступной деятельности мафии, где она уже не «перераспределяет» доходы, а сама создает «материальные ценности». Масштабы наркобизнеса поражают воображение. «Общий… доход наркобизнеса превысил 300 млрд. долл., оставив позади рекордный бюджет Пeнтaгoнa».

По данным на ноябрь 1994 г. торговля наркотиками давала доход до 400 млрд. долл. в гор..

Если хорошо организованная и тщательно законспирированная преступная организация только от одной, пусть даже и главной сферы своей деятельности, получает годовой доход, превышающий бюджет министерства обороны, то это — прямая угроза национальной безопасности страны.

В меньших масштабах, но и в других странах наркомафия захватывает позиции, которые не могут не вызвать самые серьезные опасения широких кругов общественности, всего международного сообщества. Не случайно, что в феврале 1990 г.

17-я специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН провозгласила период с 1991 по 2000 гг. десятилетием ООН по борьбе со злоупотреблением наркотиками.

Проблема наркомании с особой остротой стоит в США, и естественно, что именно эта страна принимает сегодня широкомасштабные меры для борьбы с наркомафией.

На пресс-конференции в Белом доме, состоявшейся в августе 1989 г., президент Буш сообщил, что в сентябре администрация выдвинет крупнейшую программу противодействия наркобизнесу и наркомании стоимостью примерно 7 млрд. долл.

В этой программе один из главных акцентов, отмечала пресса США, будет сделан на международном аспекте обостряющейся проблемы. Президент одобрил предложения о «дружественном вторжении» американских вооруженных сил в ряд стран Латинской Америки.

20 декабря 1989 г. началась интервенция американских вооруженных сил в Панаму. Помимо находившихся в зоне канала 12 тыс. военнослужащих США, во вторжении участвовали части 82-й авиадесантной дивизии, «прославившиеся» в 1983 г. вторжением на Гренаду. На брифинге в Белом доме пресс-секретарь Марлин Фитцуотер сообщила, что цель операции — «защитить жизнь американских граждан и восстановить демократический процесс в Панаме, обеспечить соблюдение договоров по Панамскому каналу и захватить генерала Мануэля Антонио Норьегу».

В этот же день в обращении к стране Буш перечислил вышеуказанные причины вторжения и добавил еще одну — «дать бой контрабанде наркотиков».

Для выполнения этой цели регулярные вооруженные силы США «дали бой» суверенному государству. События в Панаме развивались по хорошо отрепетированному в былые годы сценарию: превосходящие силы США быстро подавили сопротивление противника, захватили важнейшие стратегические пункты, гласившего себя президентом, захватили командующего вооруженными силами Панамы генерала Норьегу.

На Соединенные Штаты обрушился шквал протестов.

Соответствующие заявления были сделаны руководителями многих стран в Организации американских государств, в Совете Безопасности ООН. С заявлениями протеста выступили представители Никарагуа, Мексики, Бразилии, Аргентины, Чили, Уругвая, Венесуэлы. На сессии ОАГ было объявлено, что в знак протеста против американского вторжения Перу отзывает своего посла из США.

На срочном заседании Совета Безопасности ООН с критикой действий Соединенных Штатов в Панаме выступили представители целого ряда стран. Постоянный представитель СССР при ООН А. М. Белоногов заявил, что попытки оправдать военную акцию утверждениями, будто Панама угрожала национальным интересам США, несостоятельны.

С заявлениями протеста против вторжения США в Панаму выступили в Совете Безопасности представители Франции и Канады. Координационное бюро неприсоединившихся стран на своем срочном заседании выразило «глубокую озабоченность в связи с положением в Панаме, сложившимся в результате интервенции вооруженных сил США».

Правительство Соединенных Штатов игнорировало все эти протесты. Американские войска оккупировали Панаму, генерала Норьегу на военно-транспортном самолете доставили в город Майами, штат Флорида, чтобы судить его за связи с наркомафией. Норьега и его адвокат отказались признать юрисдикцию американского суда.

Пресса США и другие источники опубликовали многочисленные свидетельства того, что в течение длительного времени Норьега был платным агентом ЦРУ, в частности в те годы, когда Дж. Буш являлся руководителем ЦРУ. Было известно, что Норьега связан с наркомафией. И тем не менее американские спецслужбы не отказывались от сотрудничества с ним. Норьега стал не угоден США, когда у генерала возобладали националистические чувства и он проявил независимость в ряде важных вопросов.

В частности, Норьега выступил за дипломатическое, а не военное решение проблем в Никарагуа.

Со строптивым генералом несколько раз встречался и пытался воздействовать на него в нужном США направлении Дж. Буш, когда он был директором ЦРУ, а позднее вице-президентом США. Столь повышенное внимание к его персоне объяснялось тем, что генерал был хорошо информирован в вопросах, затрагивавших не только престиж лично Дж. Буша, но и США.

Многие влиятельные деятели в Соединенных Штатах не без оснований заявляли, что следует воздержаться от суда над генералом, который может разгласить на процессе очень нежелательные для США данные. Не последнюю роль в определении такой позиции играет и тот факт, что судить его мог только суд Панамы.

Процесс над генералом катастрофически затягивался. И для этого, как мы видим, были серьезные причины. Не может не насторожить и то, что на июнь 1991 г. было, наконец, назначено судебное разбирательство дела Норьеги, а в марте погиб в автокатастрофе главный свидетель по этому делу, в прошлом крупный босс колумбийской наркомафии Рамон Наварро, начавший сотрудничать с американским управлением по борьбе с наркотиками.

Игнорируя мнение многих авторитетных юристов, США провели все же суд над генералом. Разумеется, в ходе процесса всемерно избегались такие «деликатные» аспекты дела, как грубое нарушение Соединенными Штатами суверенитета Панамы.

Все дело было подано как борьба с наркомафией.

Интервенция в Панаме, как писал наш отечественный автор, показательная акция «государственных деятелей, которые, поудобнее опираясь одним сапогом о Гренаду, а другим — о Панаму, с профессорской назидательностью вещают нам о тех же общечеловеческих ценностях, о нарушениях прав человека и прочее…».

Готовность США пойти на прямое вмешательство во внутренние дела других стран ярко проявляется на примере Колумбии. Наркомафия захватила здесь столь прочные позиции, что стала угрожать самому существованию государственных структур страны. В этих условиях президент Колумбии В. Барко обратился с просьбой к правительствам всех государств оказать помощь в борьбе с контрабандистами, а также принять самые решительные меры для сокращения потребления наркотиков.

На этот призыв немедленно откликнулось правительство США. Пентагон заявил в конце августа 1989 г., что предоставит Колумбии и другим латиноамериканским странам оборудование, обеспечит подготовку персонала и передачу разведывательных данных для нанесения эффективных ударов по наркомафии. Были определены основные цели — тайные аэродромы и самолеты торговцев наркотиками.

В 1989 г. на операции против «кокаиновых королей» США потратили 430 млн. долл., в 1990 г. — более 1 млрд.

В сентябре 1989 г. президент Буш объявил войну латиноамериканским торговцам кокаином. Были резко увеличены ассигнования на эти цели. Президент назначил специальное должностное лицо, отвечающее за эту борьбу, с правами и полномочиями министра. В апреле 1990 г. в Лондоне на совещании министров, 209 занимающихся борьбой с наркомафией, было достигнуто соглашение об усилении борьбы с наркобизнесом.

На 1991–1992 гг. было запланировано, что общая помощь Вашингтона Латинской Америке возрастет на 15 % и достигнет 1,4 млрд. долл., в то время как ассигнования, выделяемые на борьбу с наркотиками в виде помощи, увеличатся на 45 % и составят 250 млн. долл.

В опубликованном в сентябре 1989 г. президентом Бушем плане борьбы с распространением наркотиков имелся секретный раздел, предусматривавший «расширение роли» вооруженных сил США в борьбе против наркомафии в других странах. Высокопоставленный представитель администрации США заявил журналистам, что в Перу, Боливию и Колумбию могут быть направлены несколько сот американских инструкторов и советников.

В феврале 1990 г. помощник президента США по национальной безопасности Б. Скоукрофт сообщил о планах создания военно-морской группы особого назначения у берегов Колумбии и сети радиолокационных станций с целью перехвата самолетов и судов, занимающихся контрабандой наркотиков.

История американо-колумбийских отношений в связи с совместной деятельностью правительств двух стран в борьбе с наркомафией очень поучительна.

Уступая давлению Соединенных Штатов, правительство Колумбии дало согласие на передачу в США главарей колумбийской наркомафии, поставлявших наркотики в Соединенные Штаты. Ряд лидеров наркомафии Колумбии был выдан властям США. Это вызвало настоящую гражданскую войну в стране.

В августе 1989 г. главари колумбийской наркомафии дали бой правительству. Они убили ведущего кандидата на президентский пост, многих судей, начальника полиции. Массовые убийства происходили главным образом в крупных городах страны.

Таков был их ответ на карательные акции властей, арестовавших примерно 10 тыс. человек по подозрению в причастности к наркокартелям. События в Колумбии получили мощный резонанс в США. Даже отправившийся в свое семейное поместье в штате Мэн президент Буш прервал отдых и выступил на пресс-конференции. В США зазвучали требования осуществить вооруженную интервенцию в Колумбию для «оптовой ликвидации» местного наркобизнеса. Однако здравый смысл взял верх, и Соединенные Штаты ограничились предоставлением правительству Колумбии чрезвычайной помощи в размере 65 млн. долл. Эта помощь включала поставки 20 боевых вертолетов, самолетов, а также различного снаряжения для повышения боеспособности колумбийской армии и полиции в борьбе с наркомафией. В то же время представитель Белого дома отметил, что отправка американских войск в Колумбию не предусматривается — власти этой страны не обращались к Вашингтону с подобной просьбой».

Удар, нанесенный по мафии в августе 1989 г. бывшим президентом Колумбии Вирхилио Барко, возымел свое действие. В течение одного месяца, по подсчетам американских экспертов, производство кокаина в Колумбии сократилось на 75 %. Однако постепенно производство и торговля наркотиками вновь усилились. «Медельинский картель», крупнейшая подпольная организация наркобизнеса Колумбии, поставляющая 60 % кокаина в США, сумела взять реванш за поражение, понесенное в августе 1989 г.

В августе 1990 г. был избран новый президент Колумбии Сесар Гавириа. Он начал применять тактику «кнута и пряника».

Ее суть — сокращение вооруженных операций против наркомафии и одновременно предоставление великодушных гарантий и стимулов для представителей наркобизнеса с целью добиться их добровольной сдачи властям. Деятелям наркомафии стало достаточным признаться в совершении одного единственного преступления, даже если они подозреваются во многих других, и они сразу же получали право занять номера — камеры в «пятизвездных» тюрьмах-гостиницах. Им дается гарантия, что они не будут выданы американским властям.

Решение президента Гавириа стабилизировало обстановку в Колумбии, но вызвало резко негативную реакцию в США.

Эксперты считают, что производство кокаина в Колумбии летом 1991 г. превысило уровень августа 1989 г. По данным американских представителей, в 1991 г. оно достигло 500 т. «Пока что мир, судя по всему, борется с симптомами этой язвы, но не с основными причинами наркомании».

Стабилизация обстановки в Колумбии была и не прочной и не продолжительной. В 1992–1993 гг. Пабло Эскобаро руководитель мощного «Медельинского картеля» объявил настоящую войну правительству Колумбии, в ходе которой погибли сотни полицейских. В начале 1993 г. власти Колумбии увеличили сумму вознаграждения за информацию, которая приведет к его поимке, до 7 млн. долл. Еще 2,5 млн. долл. предложило Национальное агентство США по борьбе с наркотиками. Это была самая высокая сумма вознаграждения за всю историю борьбы с преступностью.

На поимку всемогущего П. Эскобаро были брошены мощные силы колумбийской полиции, армии, спецслужб США. Наконец, в декабре 1993 г. Эскобаро был убит в перестрелке с полицией.

После его смерти «Медельинский картель» стал быстро сдавать свои позиции основному конкуренту П. Эскобары «Картелю Кали», который превратился в главный центр наркобизнеса в Латинской Америке. Эта преступная организация поставляет в США и Западную Европу до 70 % потребляемого там кокаина».

«Картель Кали» довольно мирно сосуществует с новым, избранным в 1994 г. президентом Колумбии Эрнесто Сампером.

Пресса Колумбии и США сообщает, что между новым президентом и наркобаронами был установлен негласный альянс. Были обнаружены магнитофонные записи, из которых следует, что наркокартель, базирующийся в городе Кали, дал деньги на президентскую кампанию Эрнесто Сампера. Полиция США полагает, что мафия внедрилась в колумбийское правительство.

«Вашингтон пост» в феврале 1995 г. сообщила, что колумбийские картели закупили более 40 пассажирских реактивных самолетов дальнего радиуса действия для перевоза больших грузов кокаина в Мексику, Канаду, Португалию, Западную Европу, в США.

Во время перелетов с грузом наркотиков снимаются сиденья, на их место ставятся бочки с горючим. Это позволяет самолетам, летающим по ночам и без огней, покрывать огромные расстояния. Например, «Боинги-727», которыми владеет колумбийский картель, по данным Управления по борьбе с распространением наркотиков США могут перевозить до 22 тонн кокаина за один полет. К тому времени, когда этот груз наконец попадет на улицы, его цена достигнет 1,8 млрд. долл., что составляет весь валовой национальный продукт такой страны, как Барбадос».

«Картель Кали» в значительной мере тоже был в конце концов разгромлен, но решающую роль в этом сыграли усилия не правительства Колумбии, а Соединенных Штатов.

После расчленения СССР, особенно после расстрела в октябре 1993 г. Белого Дома в Москве, в России сместились многие политические ориентиры. В частности, обрушился целый шквал критических выступлений в адрес бывших друзей и союзников СССР, в том числе, Кубы. Например, российская пресса много пишет о том, что Куба активно сотрудничает с колумбийскими и с другими латиноамериканскими наркобаронами в поставках наркотиков в США и в Европу.

Я бы позволил усомниться в этих обвинениях. Очевидно, отдельные факты участия кубинских должностных лиц в наркобизнесе имеют место, но они пресекаются самым жесточайшим образом. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что, как сообщала в апреле 1994 г. газета «Известия», в июле 1989 года после почти месячного публичного процесса, который держал в напряжении всю Кубу, были расстреляны герой Республики Куба, руководивший операциями в Анголе и Эфиопии, генерал Анальдо Очоа и руководитель сверхсекретного отдела министерства внутренних дел Антонио де ла Гуардия. Вместе с ними были казнены и двое их помощников.

Важный этап межамериканского сотрудничества в борьбе с наркомафией — первый саммит руководителей США и латиноамериканских стран, посвященный проблемам борьбы с наркобизнесом.

15 февраля 1990 г. в колумбийском городе Картахена состоялась однодневная встреча президентов США, Колумбии, Боливии и Перу по вопросам координации борьбы с наркомафией.

Высказавшись за такую координацию, латиноамериканские участники встречи не проявили никакого энтузиазма в связи с американскими планами военного вмешательства США в их странах. Президент Перу Алан Гарсиа решительно выступил против вмешательства США во внутренние дела латиноамериканских стран под предлогом борьбы с наркомафией. Гарсиа высказался за полный вывод всех американских военнослужащих из Панамы.

Президент Колумбии В. Барко накануне встречи заявил, что сотрудничество с США в борьбе с наркобизнесом должно касаться не только принятия мер репрессивного характера. Не без оснований он подчеркнул, что администрация США должна эффективно контролировать спрос и потребление наркотиков в своей стране.

Соединенные Штаты потребляют большую часть производимого в мире кокаина, и естественно, что усиление борьбы с контрабандой и потреблением наркотиков поставило проблему взаимоотношений США с главными производителями кокаина — Боливией, Перу и Колумбией.

Отношения эти складываются отнюдь не безоблачно. Управление по борьбе с распространением наркотиков после принятия в 1988 г. закона об усилении борьбы с наркобизнесом начало рассылать своих агентов и деньги по всему миру. Цель была конкретная и выглядела вполне гуманно — борьба с производством и контрабандой наркотиков. Однако соответствующие службы явно путали суверенные государства с американскими штатами.

Меры, осуществляющиеся США, носили характер открытого вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

В Боливии, например, американская «помощь» по борьбе с наркомафией переросла в тайные операции, доходы от которых использовались для финансирования никарагуанских «контрас».

Американская сторона высоко оценивала результаты февральской встречи в Картахене. По заявлению пресс-секретаря президента США Марлин Фитцуотер, встреча дала большой положительный результат: она позволила совершить «колоссальный прорыв в борьбе против наркотиков как дома, так и за рубежом».

Участники встречи договорились об активизации и координации усилий правоохранительных органов стран — участниц в борьбе с производством и переработкой наркотиков. Были намечены меры по пресечению «отмывания» наркодолларов, прекращению поставок в латиноамериканские страны из США химических веществ, которые используются для переработки и очистки кокаина.

Наркомафия стала подлинно международным явлением. Она имеет мощную сырьевую базу для производства наркотиков, первоклассные лаборатории по переработке этого сырья, мощные вооруженные силы, обеспечивающие защиту крестьян, выращивающих сырье, и многочисленных посредников, участвующих в транспортировке готовой продукции. Бароны наркобизнеса имеют первоклассные самолеты, морские суда и другие транспортные средства для перевозки наркотиков. Располагая колоссальными средствами, наркомафиози создали по всему миру мощную подпольную сеть, занимающуюся реализацией наркотиков. Фактически неограниченные финансовые возможности позволяют наркомафии подкупать полицию, судей, правительственных чиновников — всех, кто по долгу службы обязан вести борьбу с преступностью.

В странах — производителях наркотиков мафия захватила столь прочные позиции, что открыто угрожает ликвидировать политические структуры этих стран.

В таких условиях ни одна страна, где наркобизнес имеет прочные позиции, не может в одиночку сколь-либо эффективно бороться с наркомафией. Объединение усилий таких стран в борьбе с наркобизнесом — подлинно жизненная необходимость.

Соответствующая кооперация растет и крепнет, несмотря на ряд негативных моментов, которые проявляются при ее реализации. И главное, конечно, — это ущемление суверенитета тех стран — производителей наркотиков, которые сотрудничают с США в борьбе с наркомафией.

Важной вехой такого сотрудничества явилась вторая встреча на высшем уровне стран-участниц борьбы с наркобизнесом.

Корреспондент ИТАР-ТАСС Михаил Колесниченко сообщал 28 февраля 1992 г., что 27 февраля в городе Сан-Антонио, штат Техас, США, завершилась двухдневная встреча на высшем уровне по проблемам борьбы с производством и распространением наркотиков в мире. Во встрече приняли участие представители семи государств-США, Боливии, Колумбии, Перу, Эквадора, Венесуэлы и Мексики. На встрече была принята «Декларация Сан-Антонио», которая по словам президента Буша, является «краеугольным камнем процесса установления демократии и стабильности на двух американских континентах». В декларации констатировалось, что на ежегодной основе будут проводиться заседания «военного совета» с участием официальных представителей всех семи стран. Была достигнута договоренность о создании в каждой из этих стран специального центра по подготовке агентов по борьбе с контрабандой наркотиков.

Участники форума обратились к индустриально развитым государствам Европы и Азии с просьбой о финансовой поддержке усилий в борьбе с наркомафией.

На пленарном заседании выступил Дж. Буш, который указал на необходимость усиления координационной деятельности по борьбе с наркобизнесом. Он отметил, что основные расходы в этой связи будут оплачены Соединенными Штатами, которые являются главным потребителем наркотиков. Буш информировал участников встречи, что за время его президентства потребление кокаина в США сократилось на 35 %. В то же время президент признал, что «война с наркоманией в США не завершена и предстоит еще большая работа».

Президент заверил участников встречи, что США окажут всемерное содействие Перу и Боливии в осуществлении экономических реформ, чтобы заставить фермеров в этих странах отказаться от выращивания наркотического сырья и заняться производством других прибыльных сельскохозяйственных культур.

Буш внес предложение усилить наказание деятелей наркомафии, связанных с производством, транспортировкой и реализацией наркотиков. Президент США призвал также принять срочные меры по пресечению «отмывания» наркодолларов. «Правоохранительные органы всех стран, ведущие упорную борьбу с производством и распространением наркотиков, должны постоянно обмениваться необходимой информацией и координировать свои действия», — заявил президент США. Он обратился с призывом к руководителям стран Европы и Азии активно включиться в международную борьбу, направленную на «искоренение» наркомании.

Участие Буша в этой встрече и его выступление убедительно свидетельствовали о том, что США резко активизировали борьбу с наркомафией не только в своей стране, но и в мировом масштабе. Это доказывало, что в Соединенных Штатах наступило время целенаправленной, активной борьбы с наркомафией и мафиозными структурами в целом.

Пресс-секретарь Белого дома М. Фитцуотер, выступая в Сан-Антонио, сообщила о том, что США решили поставить в Мексику очередную партию боевых вертолетов «Хьюи» общей стоимостью 26 млн. долл. для борьбы с наркомафией в этой стране. В заявлении говорилось также и о том, что Соединенные Штаты не намерены предоставлять странам-участницам этой встречи дополнительные ассигнования на борьбу с наркобизнесом».

В США идет упорная борьба по вопросу о том, как противодействовать наркомафии.

Агентство ИТАР-ТАСС 9 декабря 1993 г. сообщило из Вашингтона, что президент Клинтон выступил против предложения главного хирурга США Д. Элдерс о легализации наркотиков. Клинтон заявил, что «издержки от легализации наркотиков намного превысили бы выгоды от нее».

В числе тех, кто предал анафеме «крамольные» высказывания Д. Элдерс — директор по правовым вопросам Христианской коалиции Маршалл Уитмен. «В то время, когда дети умирают на улицах и свирепствует более ожесточенная, чем когда-либо, война с наркотиками, — заявил он, — Джейселин Элдерс подняла белый флаг».

Против легализации наркотиков резко выступили руководители полиции, многие сенаторы и конгрессмены.

Аргументы в поддержку идеи главного хирурга страны сформулировал мэр Балтимора Керт Шмоук, заявивший, что за последние четыре года на войну с наркотиками было израсходовано 40 млрд. долл., однако «американские города находятся сейчас в еще меньшей безопасности».

20 февраля 1994 г. корреспондент агентства Асошиэйтед Пресс С. Хейворд сообщила из Мехико о новой политике США в борьбе с наркомафией.

Ли П. Браун, директор американского Управления по национальной политике в области контроля над наркотиками, выступая на пресс-конференции в Мехико, заявил: «Остановить наркотики там, где они производятся, легче, чем за многие мили от этого места».

Отступая от политики в области наркотиков президента Буша, президент Клинтон объявил о плане, который делает меньший акцент на международных усилиях, направленных на остановку потока наркотиков, и больший — на предотвращение их распространения и работе среди населения.

Многие латиноамериканские страны увидели в этом заявлении признак того, что Соединенные Штаты бросают их на произвол судьбы в момент, когда им нужна еще большая помощь.

Соединенные Штаты не бросят мир «на милость Эскобаров», отметил Браун, он заявил, что средства будут направлены для увеличения технической помощи и обучения в страны, производящие наркотики, такие, как Боливия, Перу и Колумбия.

Новая стратегия США предусматривала увеличение финансирования мероприятий, направленных на уничтожение тайных полей наркотических культур, что должно по мнению организаторов этой кампании заставить фермеров выращивать урожай обычных культур.

Браун проинформировал о том, что будет увеличено число инспекционных постов на протяжении 2-тысячемильной (3200 км) американо-мексиканской границы с тем, чтобы торговцы наркотиками не смогли использовать преимущества, которые представляет договор о Североамериканской зоне свободной торговли между США, Канадой и Мексикой.

В декабре 1993 г. в «Уолл-стрит джорнэл» была опубликована статья Боннера — бывшего федерального судьи США, который с 1990 по 1993 г. возглавлял Управление по борьбе с распространением наркотиков. В статье отмечалось, что в середине 80-х годов наркомания в США приняла характер эпидемии. США в последующие годы добились «значительных успехов в борьбе против распространения наркотиков».

Администрация Клинтона уделяет основное внимание лечению хронических наркоманов, что автор считает малоэффективным.

«Нам, — заявил Р. Боннер, — следует внимательно рассмотреть этот вопрос, прежде чем отпустить на эти программы еще больше денег налогоплательщиков».

Администрация Клинтона почти год молчала о своей политике в вопросах о наркотиках. Это дало резко негативные результаты. В течение лета 1993 г. различные комитеты конгресса «разодрали на части бюджетные средства, отпущенные на борьбу с наркотиками в 1994 г. «Следствием этого явилось то, что на 33 % уменьшились ассигнования на помощь зарубежным странам в борьбе с распространением наркотиков. В частности, говорилось в статье, соответствующие ассигнования Колумбии будут урезаны в среднем на 50 %. Помощь Перу, которая является поставщиком двух третей мирового объема производства кокаина, упадет на 60 %.

«После десятилетия неуклонного снижения уровня потребления наркотиков, — говорилось в статье, — их употребление растет среди тех, кто наиболее подвержен влиянию средств массовой информации и склонен следовать примеру ровесников, — среди 13-14-летних подростков».

По мнению автора необходимо:

1) Чтобы обе партии поддержали федеральную программу борьбы с наркотиками. В 1991 г. ассигнования, выделенные администрацией Буша на эти цели, позволили увеличить число агентов Управления по борьбе с наркотиками на 500 человек, или на 15 %. В 1994 г. бюджет, предложенный Клинтоном, вынудит управление сократить штат работающих агентов приблизительно на то же число;

2) Увеличить ассигнования на повышение эффективности средств лечения наркоманов;

3) Использовать уголовную систему привлечения к судебной ответственности наркоманов для принудительного лечения;

4) Запрещение наркотиков как единственное средство борьбы с наркоманией бесполезно. Огромные доходы наркобизнеса позволяют им безболезненно возместить конфискованные наркотики;

5) Необходимо наносить удар не по мелким сошкам, а по руководству наркобизнеса;

6) Федеральные средства на борьбу с наркотиками раздроблены между 23 федеральными агентствами. Главное агентство — Управление по борьбе с распространением наркотиков получает только 10 % этих средств и не контролирует оставшиеся 90 %.

«Мы никогда не позволили бы 23 главнокомандующим повести народ на войну», — делал вывод бывший руководитель ведомства по борьбе с наркоманией в США.

Международный фронт борьбы с наркомафией быстро расширяется. Активно участвуют в этой деятельности те страны, в которых наркомафия имеет особенно прочные позиции. К их числу относятся в первую очередь все государства Латинской Америки.

Когда наркомафию выгоняют в дверь, она лезет в окно. Показательно, что как только США в значительной мере перекрыли пути транспортировки наркотиков в Соединенные Штаты из Колумбии, Перу и Мексики, мафия немедленно освоила новые маршруты.

В ответ на меры США, направленные на борьбу с транспортировкой наркотиков из Андских и соседних с Соединенными Штатами стран, наркомафия предприняла свои контрмеры.

В указанном регионе США создали мощную и дорогостоящую систему перекрытия потока наркотиков. Она включала установление многочисленных радаров, блокаду морского побережья, обучение и снаряжение полицейских формирований по борьбе с наркомафией.

Аргентинская газета «Амбито финансьеро» писала, что международная наркомафия начала менять маршруты транспортировки наркотиков, переключив их на Аргентину, Чили и Бразилию. В указанных странах нет сколь-либо серьезной системы контроля за транспортировкой наркотиков. Помимо этого армии этих стран не имеют опыта борьбы с хорошо вооруженной и технически оснащенной наркомафией.

Незадолго до февральской встречи семи государств министр обороны США Ричард Чейни посетил Бразилию, Аргентину и Чили. Поездка Чейни показала, что военные лидеры этих стран не намерены менять традиционную роль вооруженных сил их стран и подключать их к планам США по борьбе с международной наркомафией. Важно и то, что нет для этого и необходимых финансовых средств, а министр обороны США не спешил давать каких-либо конкретных обещаний об оказании помощи в этой сфере.

Тем временем в северных районах Чили, граничащих с Боливией, появились новые базы контрабандистов. Были опубликованы сведения о том, что аналогичная опасность возникла и в Аргентине. Мнение многочисленных экспертов было единодушно: необходимы колоссальные средства и большие усилия, чтобы перекрыть новые маршруты переброски наркотиков из Южной Америки в США и в европейские страны.

Проблема еще более обострилась после расчленения СССР, что позволило международной наркомафии приступить к «освоению» территории бывших советских среднеазиатских республик.

Метастазы наркомафии поражают все страны Латинской Америки, где существуют благоприятные климатические условия для выращивания наркотического сырья. Эти страны испытывают настоятельную необходимость объединить свои усилия в борьбе с наркобизнесом. Важная встреча представителей этих стран состоялась в марте 1992 г. в Пунта-дель-Эсте, Уругвай, где прошло очередное заседание Межамериканской комиссии по борьбе с наркотиками. Представители 22 государств американского континента, включая США и Канаду, участвовавших в этом заседании, взяли на себя коллективную ответственность за решение проблемы борьбы с наркотиками и объявили войну наркобаронам «во всех звеньях цепи» их преступной деятельности.

Большое внимание было уделено на заседании координации усилий американских стран по борьбе с «отмыванием» наркодолларов.

Представитель Уругвая настоятельно потребовал «унификации законодательств стран американского континента в том, что касается борьбы с наркотиками».

На совещании подчеркивалось, что «для решения проблемы торговли наркотиками требуются настойчивые действия, направленные на сокращение потребления «белой смерти» в промышленно развитых странах, где создается и «отмывается» большая часть тех огромных прибылей, которые приносит наркоторговля».

Рекомендовалось ужесточить законы против «отмывания» денег, полученных наркомафией. Участники совещания откровенно покусились на святая святых финансового бизнеса — тайну банковских вкладов. Вполне резонно они заявили, что «банковская тайна не должна служить препятствием для получения информации, когда ее запрашивает суд или иные компетентные органы».

Показательно, что участники совещания продемонстрировали понимание важных экономических факторов, связанных с деятельностью международной наркомафии. Представители Колумбии, Боливии и Перу подчеркнули, что для эффективной борьбы с наркобизнесом необходимо ввести справедливые цены на традиционную сельскохозяйственную продукцию с тем, чтобы крестьянам было выгодно выращивать именно эту продукцию, а не сырье для наркотиков.

Разумеется, эта проблема не нашла и не могла найти своего разрешения, так как она затрагивает интересы таких мощных экспортеров сельскохозяйственных товаров, как США и Канада.

Стремительно расширяется география наркобизнеса, и сегодня не только страны Северной и Южной Америки объединяют свои усилия в борьбе с наркомафией. Серьезно обеспокоены создавшимся положением все индустриально развитые страны мира. Их беспокойство вызвано тем, что широкое распространение наркомафии разрушает генофонд наций, ведет к росту преступности, падению нравов. Немаловажное значение имеет и то, что наркомафия использует все возможности для «отмывания» наркодолларов. А это сотни миллиардов, которые вкладываются после этого в производство, что создает серьезную конкуренцию деловому миру развитых индустриальных государств.

В Страсбурге в сентябре 1992 г. прошла первая международная конференция по борьбе с «отмыванием» денег, получаемых от наркобизнеса и незаконной торговли оружием.

В 1989 г. по инициативе «семерки» крупнейших индустриальных стран мира была создана Международная группа действий в области финансов. По данным этой группы, ежегодно «отмывается» около 85 млрд. наркодолларов, попадающих в руки наркомафии от продажи наркотиков в Америке и Европе.

Группа констатировала, что речь идет не только о том, что на банковские счета поступают чемоданы, набитые долларами.

Крупные суммы перечисляются на многочисленные банковские счета в странах «финансового рая», в адрес фиктивных компаний, в промышленность и недвижимость с помощью электронной техники.

Конференция приняла решение, что, начиная с октября 1992 г., банки Швейцарии будут требовать идентификации каждого вкладчика, сумма вклада которого превышает 25 тыс. швейцарских франков.

Министр юстиции Люксембурга Марк Фишбах заявил, что соответствующий контроль, помимо банков, должен быть распространен на нотариальные, адвокатские конторы и другие подобные учреждения. Он высказался и за усиление возможностей полиции, судебных органов в борьбе с организованной преступностью.

Агентство Франс Пресс 4 декабря 1992 г. опубликовало информационный доклад французского сената о распространении наркотиков в Шенгенском пространстве (Люксембург, Бельгия, Нидерланды, Франция, Германия, Италия, Португалия, Испания).

Вскоре к ним должна была присоединиться Греция. В этой зоне, по данным доклада, проживает 800 000 наркоманов, и с каждым годом растет количество перехваченных полицией наркотиков.

В 1985 г. — 1,8 т, в 1991 г. — 8,3 т. Более половины арестов в Европе так или иначе связано с наркобизнесом. 3,5 млн. молодых европейцев попробовали наркотики в возрасте до 19 лет.

В связи с объявленным с 1 января 1993 г. открытием границ в Шенгенском пространстве в докладе говорилось о том, что это «может сыграть на руку подпольным иммигрантам и контрабандистам».

Автор доклада сенатор Жерар Ларше выступил против принципа сохранения тайны банковских вкладов в Люксембурге, «удерживающем абсолютный рекорд по числу смертей от передозировки наркотиков в пересчете на население».

Интеграционные процессы, бурно развивающиеся сегодня в Европе и Америке, открывают новые перспективы для международной наркомафии, которая стремится идти в ногу со временем и небезуспешно эксплуатирует в своих интересах это новое явление в жизни народов Европы и Америки.

Руководители европейских и американских государств вынуждены уже сейчас, на раннем этапе интеграционных процессов, защищать свои страны от нового наступления международной наркомафии.

В Сан-Антонио, штат Техас, 27 февраля 1992 г. состоялась встреча тогдашнего президента Дж. Буша с президентом Мексики К. Салинасом де Гортари по вопросам борьбы с наркобизнесом. Обсуждались, в частности, вопросы, связанные с достижением трехстороннего согласия о свободной торговле между США, Мексикой и Канадой.

Заключение Соглашения о свободной торговле — важнейший этап в экономической и политической истории Северной Америки, оно способно превратить весь североамериканский континент в единый рынок, насчитывающий 360 млн. потребителей. Объем производства трех стран свыше 6 трлн. долл. в год. Соглашение уже давно прошло определенную апробацию: договоре свободной торговле между США и Канадой был заключен несколько лет тому назад.

Североамериканский вариант создания «прозрачных границ» вызвал беспокойство как среди американских законодателей, так и профсоюзов, опасающихся оттока американских капиталов в Мексику, обострения проблемы безработицы в США. Сравнительная дешевизна мексиканской рабочей силы может привести к тому, что американские предприниматели будут создавать промышленные объекты на мексиканской территории в ущерб самим Соединенным Штатам.

Аналогичные опасения высказывали и основные соперники Буша на последней президентской избирательной кампании в США. Указывалось, что победа Б. Клинтона наверняка приведет к некоторым корректировкам в планах американо-мексиканского экономического сотрудничества, одобренным Дж. Бушем.

С точки зрения участия США в международной борьбе с наркомафией большой интерес представляет американо-мексиканское сотрудничество в этой сфере. Этот интерес определяется не только тем, что Мексика является одним из крупных поставщиков наркотиков в США и важным транзитным пунктом по их переправке в США и Канаду из латиноамериканских стран, находящихся к югу от мексиканских границ. Важное значение имеет и то, что создание зоны свободной торговли в составе США, Канады и Мексики открывает границы этих стран, обеспечивает взаимные свободные поездки их граждан. Все это создало дополнительные возможности для активизации наркобизнеса, чем последний незамедлительно воспользовался, что потребовало немедленного усиления контрдействий со стороны и США, и Мексики.

Американо-мексиканская граница, не огражденная традиционными в нашем понимании пограничными столбами, уже не одно десятилетие является зоной, через которую идет мощный поток наркотиков в Соединенные Штаты.

Граница с Мексикой для американцев не больше, чем граница между двумя американскими штатами. В январе 1976 г. я был гостем известного американского историка профессора Фредерика Келлога в Тусоне, университетском центре Аризоны. В один из уикэндов мы поехали посмотреть находящийся рядом с Тусоном городок старой Америки, специально построенный для киносъемок и туристов. Здесь есть все, что надо для съемок боевиков из истории Дикого Запада: старинная железная дорога, возведенные в натуральную величину деревянные «салуны», почта, дома образца начала XIX в., неправдоподобно красивые заросли гигантских какгусов и главное — замечательный фон уходящих за горизонт красивых гор. Именно здесь снимались все важнейшие фильмы, посвященные романтике американского Запада.

Профессор Келлог с завидным терпением знакомил меня с этой достопримечательностью Аризоны, а когда мое любопытство было полностью удовлетворено, неожиданно предложил съездить на его машине на пару часов в Мексику, где у него были неотложные дела. Келлог никак не мог понять, почему я отказываюсь от столь интересного предложения. Фрэд уверял меня, что беспокойство по поводу паспортного режима совершенно необоснованно, что при пересечении американо-мексиканской границы никто и никогда не спрашивает никаких документов.

Привычка к заграндисциплине взяла верх над соблазном посетить экзотическую Мексику, и Фрэд как истинный джентльмен остался со своим гостем и рассказал много интересного не только о пограничном режиме на границе с Мексикой, но и о нравах, особенностях жизни Аризоны. К слову сказать, мафия осуществляет свои функции в штате столь закомуфлировано, что ее деятельность совсем не бросается в глаза и не посвященный в дела преступного мира житель Аризоны практически ничего не знает о том, что его штат — один из важнейших центров «Коза ностры».

Когда подъезжаешь к границе США с Мексикой, бросается в глаза, что граница во многом действительно чисто условная линия, разделяющая два государства. Туристы и деловые люди фактически беспрепятственно пересекают эту линию в обоих направлениях. Настоящий рай для туристов, бизнесменов — для всей путешествующей братии. Особенно, когда сравниваешь этот либеральный пограничный режим с нашими советскими, а теперь российскими порядками где-нибудь, например, в международном аэропорту Шереметьево-2 в Москве. Под бдительным и, как правило, всегда мрачным взором сержанта в зеленой пограничной фуражке невольно робеешь и чувствуешь себя если не прямым нарушителем пограничного режима, то во всяком случае стопроцентно зависимым от этого стража порядка.

Американо-мексиканская граница, конечно, — рай не только для туристов, но и очень удобное место для контрабандистов от наркомафии.

Французский журнал «Экспрессе» писал в мае 1992 г., что сеть мексиканских контрабандистов, разгромленная в сентябре 1979 г., перевезла за полтора года более 200 т латиноамериканского кокаина в район Лос-Анджелеса. «На одной только мексиканской границе в 1991 г. было конфисковано 90 т «порошка». Два года назад эта цифра составляла менее 10 т».

Сергей Горбунов, корреспондент ТАСС в Мехико, сообщал 24 июня 1991 г., что администрация и конгресс США ежегодно подводят итоги эффективности сотрудничества с Соединенными Штатами стран, территория которых используется для выращивания или переброски наркотических веществ. Причем, если результат анализа отрицателен, то американские законы предусматривают принятие в отношении такого государства ряда санкций — вплоть до полного прекращения экономической помощи.

Мексиканцы очень чутко реагировали на любые попытки американцев распространить свои программы по пресечению контрабанды наркотиков на мексиканскую территорию. Такие действия американских властей неизменно расценивались как произвол и вмешательство во внутренние дела и нередко приводили к обострению двусторонних отношений.

В апреле 1990 г. гражданин Мексики Умберто Альварес Мачаин был схвачен и тайно вывезен в США сотрудниками американского Управления по борьбе с распространением наркотиков (ДЕА) под предлогом его причастности к преступлениям наркомафии. Мексиканские власти потребовали его возвращения и передачи в руки местного правосудия. Американцы игнорировали просьбу Мексики.

В январе 1991 г. мексиканские парламентарии узнали о том, что правительство Мексики разрешило «транзитные полеты» американских разведывательных самолетов над территорией страны в целях обнаружения самолетов и морских судов, используемых контрабандистами в районе Тихоокеанского побережья страны. Парламентарии после получения этой информации обрушились с резкой критикой на правительство. Мексика выступает за сотрудничество с США в борьбе с наркобизнесом, но только при условии неукоснительного уважения суверенитета страны и ее территориальной целостности. Однако, как указывала в этой связи газета «Финансьеро», отношения между Мексикой и США в этом вопросе часто определяются не международными договорами, а «секретными соглашениями между соответствующими службами двух стран».

Как отмечал американский эксперт Майкл Уилсон, специалист по отношениям США с Латинской Америкой, администрация К. Салинаса де Гортари в этой области «сделала за два года больше, чем все предыдущие мексиканские правительства вместе взятые». Стратегия главы государства, указывал упомянутый эксперт, базировалась на значительном расширении сотрудничества с США, решительных акциях по искоренению незаконного производства наркотиков, серьезных усилиях по борьбе с коррупцией и реформе существующей судебной системы.

По меньшей мере половина кокаина, который продается на улицах американских городов, проходит через мексиканскую территорию. Начиная с середины 80-х годов, южноамериканские наркокартели, прежде всего «Медельинский» и «Картель Кали», в ответ на усиление контроля Соединенных Штатов за традиционными «карибскими маршрутами» стали значительно активнее использовать «мексиканские маршруты».

Правительство Мексики предприняло значительные усилия для перехвата самолетов с кокаином, следовавших в США из Южной Америки. Американские власти оказали большую помощь в осуществлении этой программы, обеспечив Мексику новыми современными вертолетами и подготовив пилотов для выполнения указанных функций. США регулярно снабжали мексиканцев информацией о «подозрительных рейсах», которую они получают с помощью разветвленной разведывательной сети.

Одновременно в посольстве США в Мехико была создана так называемая «группа тактического анализа» с главной задачей — обмен информацией с вооруженными силами и судебными властями Мексики в вопросах борьбы с наркобизнесом.

В рамках этой операции за десять месяцев, по данным на май 1992 г., в Мексике было перехвачено 29 т кокаина, предназначавшегося для отправки в США, конфисковано десять самолетов и арестованы десятки контрабандистов. В целом же мексиканские власти установили в 1991 г. своеобразный рекорд, конфисковав 48,4 т кокаина — в три раза больше, чем в 1988 г.

Тем не менее, «кокаиновая проблема» еще очень далека от решения. По данным федеральной полиции Мексики, через мексикано-американскую границу только в долине Сьюдад-Хуарес контрабандисты ежемесячно переправляют около 2 т кокаина.

После начала активного американо-мексиканского сотрудничества в борьбе с наркомафией мексиканские наркобароны изменили тактику. Крупные партии наркотиков стали посылаться в исключительных случаях. Широко используются многочисленные «посыльные», каждый из которых несет не более 20–40 кг кокаина.

По данным американских экспертов, в 1992 г. Мексика поставила в США 70 % ввозимой в эту страну марихуаны и около 30 % героина. По данным генеральной прокуратуры Мексики, усилия правительства по борьбе с наркомафией дали свои результаты.

В 1990 г. в Мексике было уничтожено II 485 акров плантаций мака и 16 672 акра плантаций марихуаны. По данным государственного департамента США, производство опиума в Мексике снизилось с 66 т в 1989 г. до 62 т в 1990 г. Производство марихуаны соответственно уменьшилось с 30 200 до 19 700 т.

Администрация Буша увеличила помощь, оказываемую Мексике в борьбе с наркобизнесом с 15 млн. долл. в 1990 г. до 26 млн. долл. в 1992 г. США помогают обучать мексиканских пилотов, оказывают содействие в техническом обслуживании самолетов и вертолетов, в поставках запасных частей для их ремонта. Воздушный флот Мексики, участвующий в операциях по борьбе с наркобизнесом, насчитывал в 1992 г. 140 самолетов и вертолетов и являлся самым мощным и эффективным среди всех развивающихся стран. В наиболее горячее время до 50 % мексиканских сухопутных вооруженных сил участвуют в различных операциях по борьбе с наркомафией.

24 января 1995 г. агентство ИТАР-ТАСС сообщило из Мехико, что наркобароны в Мексике широко используют новые технические усовершенствования для увеличения транспортировки наркотиков в США. «Ситуацию резко обострило возникновение повстанческого очага в Чьяпасе, заставившее власти сократить активность спецподразделений армии и полиции на этом «наркоопасном» направлении, чтобы не спровоцировать Сапатистскую армию национального освобождения на срыв соглашения о прекращении огня».

В историческом плане за соседство с Соединенными Штатами Мексике пришлось заплатить очень большую цену. Достаточно указать на агрессивную войну США против Мексики в 1846 г., в результате которой американцы захватили огромную территорию этой страны — 2,3 млн. кв. км, более половины территории Мексики.

«Так далеко от Бога, и так близко от США» — это известное высказывание диктатора Порфирио Диаса (1830–1915 гг.).

Но бывает, когда Бог и США это одно и то же. 3200 км американо-мексиканской границы — это подлинный рай для торговцев наркотиками.

Бароны наркобизнеса в Мексике используют все средства для прорыва на американский наркорынок. В июне 1993 г. изумленные американские таможенники обнаружили на юге Сан-Диего, в Калифорнии, удивительную постройку: вход в тоннель, прорытый на глубине 21 метра, по ширине вмещающий четыре вагонетки. Тоннель был возведен с использованием лучшей строительной техники. Пол забетонирован, стены и потолки укреплены металлическими балками. В тоннеле было постоянное освещение и вентиляция. Протяженность тоннеля составила 430 метров.

Он был прорыт под границей между Мексикой и США и принадлежал одному из известных мексиканских торговцев наркотиками.

Разборки между мафиозными кланами наркобаронов в Мексике отличаются леденящей кровь жестокостью. Например, один из главарей наркобизнеса «Эль Гуэро» Палма во время конфликта с мафиози Мигелем-Анджелом Феликсом Гильярдо обнаружил в холодильнике голову своей жены, а несколько позже стал свидетелем, как двух его детей четырех и пяти лет, сбросили со скалы.

Представители администрации Клинтона считают, что соглашение о североамериканской зоне свободной торговли — НАФТА между США, Канадой и Мексикой, ратифицированное палатой представителей в ноябре 1993 г., не усилило поток наркотиков через Мексику. Однако американские таможенники признают, что возросшее количество товаров, направляемых из Мексики в США и Канаду, предоставило дополнительные большие возможности для контрабанды из Мексики, в том числе и для транспортировки наркотиков.

Международная наркомафия широко использует противоречия, которые постоянно возникают между Соединенными Штатами и их партнерами из латиноамериканских стран, когда они решают практические проблемы борьбы снаркобизнесом. Эти противоречия охватывают военную, экономическую, политическую сферы.

Резкая активизация международной деятельности США по борьбе с наркомафией вызвала значительное противодействие со стороны латиноамериканских стран. Например, президент Колумбии Сесар Гавириа накануне отъезда в Сан-Антонио на встречу руководителей семи держав по вопросам борьбы с наркомафией отверг возможность использования иностранных военнослужащих в борьбе с наркомафией на территории Колумбии. Он заявил, что наиболее компетентна и эффективна для этой цели местная полиция.

Это был ответ Колумбии на предложение ряда политических деятелей США создать интернациональный корпус для борьбы с наркомафией, который действовал бы на территории Колумбии.

Сесар Гавириа подчеркнул, что его страна нуждается не столько в военной поддержке, сколько в экономической помощи.

Это заявление показательно: руководители латиноамериканских стран готовы идти на международное сотрудничество в борьбе с наркомафией, но не желают соглашаться на ограничение своего государственного суверенитета.

Противоречия между США и Колумбией возникают и из-за того, что американская финансовая помощь этой стране для борьбы с наркомафией отнюдь не всегда используется по прямому назначению.

В феврале 1992 г. сообщалось, что США не исключают возможность временно прекратить помощь колумбийской армии в связи с тем, что часть средств, предназначенных для борьбы с наркомафией, расходуется на подавление повстанческих движений. Об этом заявил представитель посольства США в Санта-феде-Богота.

В сообщении говорилось, что если США не получат надежных гарантий, что ассигнованные ими средства на борьбу с наркомафией в Колумбии будут использованы по прямому назначению, то намеченные на 1992 г. 70 млн. долл. помощи не будут переведены в Колумбию. Однако выделенные ранее 38 млн. долл. будут предоставлены колумбийскому правительству для переоснащения специальных подразделений колумбийской полиции по борьбе с наркомафией, ВВС, ВМС и армии Колумбии.

26 июня 1992 г. корреспондент ИТАР-ТАСС Сергей Горбунов сообщал из Мехико, что в Мексике в июне 1993 г. прошли американо-мексиканские переговоры о пересмотре условий двустороннего сотрудничества в борьбе с наркобизнесом. Заместитель министра иностранных дел Мексики Росенталь заявил журналистам, что суть мексиканской позиции заключается в том, что совместная борьба с контрабандой наркотиков должна основываться «на неукоснительном уважении суверенитета» Мексики.

Переговоры начались в связи с тем, что незадолго до этого Верховный суд США признал, что американские агенты действовали в рамках закона, похитив в 1985 и 1990 гг. двух мексиканских граждан, обвинявшихся в причастности к пыткам и убийству сотрудника американского Управления по борьбе с распространением наркотиков (ДЕА) Энрике Камарены.

Объявив это решение Верховного суда США «неприемлемым и не имеющим силы», Мексика потребовала пересмотра двустороннего договора о выдаче преступников и условий деятельности агентов США, расследующих преступления наркомафии на ее территории.

В заявлении МИД Мексики подчеркивалось, что «мексиканское правительство рассматривает любую попытку похищения граждан для суда над ними в другой стране как преступление и отвергает любые объяснения таких действий, исходящие из возможности применения здесь (в Мексике) законов другой страны».

Представитель США обещал «исправиться». Сообщалось, что «американская делегация заверила представителей Мексики о намерении проявлять в дальнейшем уважение к суверенитету республики».

Мексиканское правительство заявило, что оно приостановило деятельность ДЕА в стране.

Об обострении противоречий между США и их латиноамериканскими партнерами по борьбе с международным наркобизнесом сообщала и европейская печать. Так, например, английская газета «Гардиан» 31 августа 1992 г. опубликовала статью своего специального корреспондента в Ла-Пасе «Высокомерие США подогревает полемику вокруг войны с боливийской наркомафией».

Для американской администрации, по данным из дипломатических источников в Ла-Пасе, речь шла о «незначительной по своим масштабам операции». Для жителей северной боливийской провинции Бени, по словам сенатора из этих мест Карлоса Фара, это — «недопустимое высокомерие, последняя капля, переполнившая чашу нашего терпения».

Произошел большой скандал. Правительство Боливии заявило о необходимости «переориентации» всего комплекса своих отношений с США.

Причиной конфликта стали 130 военнослужащих из 37-й бригады специального назначения, дислоцированной в Форт-Брагг, Северная Каролина. 26 июня 1992 г. без предварительного уведомления местных властей они высадились в поселке Санта-Ана, отдаленном районе провинции Бени. По официальной версии, саперы парашютно-десантной бригады участвовали в программе гражданских действий стоимостью 2,5 млн. долл., которая осуществлялась вслед за успешным завершением боливийскими и американскими полицейскими подразделениями операции против наркобаронов, фактически полностью блокировавших этот район.

Военнослужащие должны были заниматься ремонтом местной школы и строительством канализационных и водоочистных сооружений, заявило посольство США. Дип-представительство решительно отвергло широко распространенные в Боливии предположения, что подразделение являлось передовым отрядом, призванным обеспечить расширение американского военного участия в борьбе с наркомафией.

Спустя девять недель после прибытия в Сант-Ану военнослужащие оказались ограничены в передвижении территорией своего лагеря и школы из-за враждебности местного населения. Достаточно серьезный инцидент произошел между американской военной полицией и боливийским таможенным персоналом. После этого министры обороны, внутренних и иностранных дел едва избежали осуждения в национальном конгрессе за нарушение положения Конституции Боливии, предусматривающего обязательное согласие парламента на присутствие иностранных войск на территории страны.

Эта провинция — центр боливийской «кокаиновой индустрии», второй по значению после Колумбии. Операции, проводимые там отрядами специальной боливийской полиции по борьбе с наркомафией и сотрудниками американского Управления по борьбе с распространением наркотиков (УБРН), вызвали обвинения в злоупотреблениях, включая нанесение ущерба местным военным и полицейским властям и убийство по меньшей мере двух мирных жителей.

Недовольство не ограничивалось только Бени. В июле 1992 г. в городе Санта-Крус, известном своим сельским хозяйством и производством кокаина, врач из УБРН Брайан Доналдсон в пьяной ссоре нанес огнестрельное ранение одному местному жителю. С помощью боливийских и американских знакомых ему удалось покинуть Боливию до начала судебного разбирательства, что вызвало бурю негодования в этой южноамериканской стране.

Это был инцидент в лучших американских традициях Дикого Запада. Сотрудник УБРН, призванный бороться с наркомафией, сам использовал приемы мафиози в ссоре со своим боливийским обидчиком. Реакция местного населения на такое поведение американцев была очень болезненной.

Боливийцы обвиняют США в том, что их упорна силовые методы ведет к росту насилия. Американские должностные лица говорят о всепроникающей коррупции, о мягких приговорах наркобаронам, сдавшимся в последнее время властям в обмен на обещание не выдавать их правоохранительным органам США.

Правительство Боливии предприняло энергичные меры, чтобы ввести действия своих американских партнеров в рамки международного права и дипломатических традиций. Президент Боливии Хайме Пас Самора, сообщила английская газета «Гардиан», заявил о настоятельной необходимости изменить отношения с США. Летом 1992 г. он подписал первый декрет, в котором определялся статус сотрудников УБРН и других ведомств иностранных государств, включая сокращение дипломатических привилегий, которыми они пользовались.

Несмотря на решительные протесты латиноамериканских партнеров, США не торопятся вносить какие-либо серьезные коррективы в свои силовые методы решения проблем, связанных с наркобизнесом в Америке.

Газета «Нью-Йорк-таймс» в июне 1994 г. сообщила, что «отменяя свое прежнее решение, вызвавшее резкую критику, администрация Клинтона планирует возобновить разведывательные полеты над Андами, что дает возможность предоставлять Колумбии и Перу информацию о самолетах, перевозящих наркотики».

Прекращение полетов американских разведывательных самолетов, оснащенных системой АВАКС, было вызвано тем, что в 1993 г. перуанские ВВС, используя данные американской аэроразведки, стали открывать огонь по самолетам, заподозренным в перевозке наркотиков. Колумбия в начале 1994 г. также официально одобрила удары по таким самолетам.

В связи с этим американская сторона заявила, что подобные акции вызывают риск сбить самолеты, не имеющие отношения к незаконной перевозке наркотиков, и прекратила делиться с латиноамериканскими странами информацией о разведывательных полетах над Андами. Соответствующее решение было принято США 1 мая 1994 г. И как признала администрация США после этого решения перевозка наркотиков воздушным путем над Андами активизировалась.

Вскоре после прекращения полетов с системой АВАКС Колумбия заявила, что больше не даст разрешения на деятельность американских РЛС на ее территории, а Перу запретила все американские разведывательные полеты в своем воздушном пространстве.

За последние пять лет США создали широкую сеть по отслеживанию — самолетов, перевозящих наркотики, которая включает наземные радиолокационные установки в Перу, Колумбии и Эквадоре, а также американские самолеты с системой АВАКС, базирующиеся в Панаме и патрулирующие воздушное пространство над Андами.

В 1993 г., по данным США, перуанские силы открывали огонь более чем по десятку самолетов и сбили около пяти. Что касается Колумбии, то, по американским данным, ее силы еще не обстреливали самолеты.

Благодаря американским РЛС в 1993 г. в Колумбии «было идентифицировано 600 подозреваемых в перевозке наркотиков полетов по сравнению с 250 в 1992 г., сообщают представители Колумбии.

Информация, предоставленная США, позволила Колумбии в 1993 г. обезвредить на земле 27 самолетов — перевозчиков наркотиков».

До одобрения решения американской администрации о возобновлении передачи американских разведывательных данных латиноамериканским странам было достигнуто промежуточное решение: эти разведданные не будут использованы соответствующими странами для того, чтобы сбивать самолеты, за подозрение в перевозке наркотиков.

Вся эта сложная и дорогостоящая система воздушного контроля очень дорога Пентагону и не только потому, что она используется против международных наркобаронов, но и в силу того, что она укрепляет военные позиции США в этом регионе.

На проблемах международного наркобизнеса тесно завязан не только Пентагон, но и разведывательное ведомство США.

В «Интернэшнл геральд трибюн» в декабре 1994.г. была опубликована статья «Связи ЦРУ с наркобизнесом так же стары, как оно само».

ЦРУ, говорилось в статье, оплатило контрабандный перевоз более 2 тыс. фунтов кокаина из Венесуэлы в Соединенные Штаты, несмотря на протесты Управления по борьбе с распространением наркотиков США.

До недавнего времени ни один из представителей этого Управления, работающий за рубежом, не имел права начать расследование о подозреваемом торговце наркотиками либо попытаться собрать необходимую информацию без разрешения руководителя местного отделения ЦРУ.

«Представители Управления по борьбе с распространением наркотиков должны использовать стандартный шифр госдепартамента, и все их донесения ложатся на стол начальника местного центра ЦРУ». Это главное разведывательное ведомство США «также имеет доступ ко всем отчетам о расследованиях, проводившихся Управлением… а также к сведениям о личностях информаторов и целевых объектах деятельности Управления за пределами США».

В разгар войны против Сандинистского правительства Никарагуа кокаин начал в большом количестве поступать в США.

Представитель Управления по борьбе с распространением наркотиков США, находившийся в Коста-Рике, предпринял меры по обнаружению источников, из которых наркотики направлялись в Соединенные Штаты. Резидент ЦРУ в Никарагуа запретил этому представителю вести расследование.

ЦРУ оказалось замешанным в жестоком убийстве в Мексике агента Управления по борьбе с распространением наркотиков Франциса Муллейна.

Связи ЦРУ с международной торговлей наркотиками прослеживаются еще со времен Корейской войны 1950–1953 гг. Для получения разведывательных данных о вооруженных силах противника в Корее агенты ЦРУ использовали помощь окопавшихся в Бирме остатков разгромленных в 1949 г. вооруженных сил Чан Кай-ши. В обмен за оказанную услугу ЦРУ обеспечило режим «наибольшего благоприятствования» для потока наркотиков из «Золотого треугольника» в том числе и в США.

И если ЦРУ никогда не забывало о торговле наркотиками, то оно никогда и не пыталось остановить ее. Однако ЦРУ обрабатывало администрацию Эйзенхауэра с тем, чтобы помешать ведомству, боровшемуся с наркобизнесом, расположить станции слежения в районе «Золотого треугольника», «чтобы изучить проблему отправки наркотиков самолетами. Сегодня на долю «Золотого треугольника» приходится около половины героина, циркулирующего в мире».

Во время войны во Вьетнаме работники ЦРУ в Лаосе оказывали прямое содействие местным наркобаронам в перевозке наркотиков за пределы Лаоса. Американцы — сотрудники ведомства по борьбе с наркобизнесом в Лаосе попытались задержать самолет с грузом героина. «ЦРУ приказало выпустить самолет и прекратить расследование».

ЦРУ, по американским данным, имело прямое отношение к генералу Норьеге в Панаме и его деятельности, связанной с наркобизнесом.

«Однако нигде не было ЦРУ так тесно связано с торговлей наркотиками, как в Пакистане во время афганской войны». ЦРУ направляло почти половину своих средств на поддержку в Афганистане отрядов исламского фундаменталиста Гульбеддина Хекматиара, которые были хорошо вооружены и эффективно сражались в ходе афганской войны. «Однако многие из его командиров были также крупными торговцами героином». Из Пакистана грузовики везли оружие боевикам в Афганистан, а возвращая лись назад через Хайдерабадский перевал полные героина.

Конфликт и его последствия породили еще один «Золотой треугольник»: «Золотой полумесяц», охватывающий территории в Пакистане, Афганистане и отчасти в бывшем Советском Союзе. Многие из тех, кто участвует в торговле наркотиками, — это люди, которые некогда были вооружены, обучены и финансировались ЦРУ».

Цитируемая статья из «Интернэшнл геральд трибюн» свидетельствует о том, что ЦРУ принимает активное участие в решении проблем, связанных с международным наркобизнесом. Однако позиция, занимаемая этим разведывательным ведомством США, далеко не всегда отвечает интересам борьбы с наркомафией.

На международном семинаре по проблемам борьбы с наркобизнесом, проведенном в январе 1992 г. в США, в городе Майами, штат Флорида, представитель Пентагона заявил, что «не следует ожидать свертывания операций вооруженных сил страны против контрабандистов наркотиков. Ситуация может улучшиться лишь в том случае, если упадет спрос на наркотики на рынках США и Европы. Рассчитывать на то, что это произойдет в скором времени, пока не приходится».

Латиноамериканские партнеры США по борьбе с наркомафией предъявляют Соединенным Штатам претензии за то, что они под предлогом борьбы с баронами наркобизнеса вмешиваются во внутренние дела стран Латинской Америки, нарушают их суверенитет. США в свою очередь упрекают латиноамериканские страны в том, что они не ведут эффективной борьбы с наркомафией. 29 февраля 1992 г. госдепартамент США направил конгрессу доклад, в котором говорилось, что власти латиноамериканских стран действуют неэффективно и не проявляют необходимой решимости в борьбе с наркобизнесом.

Необходимость пресечения преступной деятельности гангстеров от наркобизнеса очевидна для общественности и правительственных структур как США, так и латиноамериканских стран.

Однако и той, и другой стороне ясно, что попытки совместного решения этой проблемы вызывают противоречия не только в военной, политической и дипломатической сферах.

Наркобизнес порождает серьезнейшие экономические проблемы, многие из которых имеют жизненно важное значение для латиноамериканских стран.

Главная из этих проблем — чем заменить сельскохозяйственные культуры, содержащие наркотические вещества. Ведь выращивание этих прибыльных культур является источником существования для сотен тысяч латиноамериканских семей. Главные производители кокаина — Боливия, Колумбия и Перу заявили летом 1991 г., что им потребуется по крайней мере 3 млрд. долл. в год в обозримом будущем, чтобы искоренить производство наркотиков. Особенно тяжелое положение в одной из беднейших стран Латинской Америки Боливии, где монокультурный характер сельского хозяйства принял особенно уродливые формы.

Выращивание кокаинового листа в этой стране во многом определяет главное направление развития сельского хозяйства.

На необходимость принятия срочных и действенных мер по переориентации сельского хозяйства латиноамериканских стран указывают авторитетные международные организации. Международный комитет по контролю над наркотиками, заседавший в Вене в январе 1992 г., отметил в своем докладе, что усилия международного сообщества должны быть направлены как на ограничение спроса на наркотики и пресечение их незаконного оборота, так и на осуще»?тдд^яие мер по ускорению экономического развития государств, население которых в отсутствии иных надежных источников существования вынуждено заниматься незаконным возделыванием наркотикосодержащих культур.

В борьбе с наркобизнесом важное, может быть решающее значение имеет уничтожение плантаций культур, из которых приготавляются наркотики. Ликвидация этих культур в странах Латинской Америки приняла массовый характер после утверждения в США программы сотрудничества с латиноамериканскими странами в борьбе с наркомафией. Но под кампанию за уничтожение этих культур не подведена сколь-либо серьезная экономическая база, что вызывает со стороны крестьян — производителей культур, содержащих наркотики, резкое сопротивление.

«Гардиан» писала в августе 1992 г., что при финансовой поддержке США в Боливии и в других странах Южной Америки уничтожаются посевы сельхозкультур, из которых изготовляются наркотические вещества. Выращиванием культур, содержащих наркотики, заняты сотни тысяч южноамериканских крестьян, для которых эта деятельность является главным источником существования. Крестьяне в Чапаре, основном районе плантации коки, устроили засаду правительственным служащим, участвующим в осуществлении программы уничтожения посевов этого содержащего наркотические вещества кустарника. Они сожгли в качестве предупреждения девять их джипов и подорвали один автомобиль. «Как и в Перу, самовыживание сотен тысяч крестьянских семей, — отмечала «Гардиан», — зависит от выращивания коки.

Ежегодно в Боливию поступает около 500 млн. долл., вырученных от продажи коки, т. е. более двух третей объема ее легального экспорта. Если вторая беднейшая страна в Западном полушарии лишится этого источника доходов, Боливия может погрузиться в экономический хаос».

Согласно подписанному в августе 1992 г. в Ла-Пасе соглашению, в 1992 г. США должны были предоставить Боливии помощь в размере 55 млн. долл. на осуществление альтернативных проектов развития, призванных ослабить зависимость крестьян от выращивания коки, и 66 млн. долл. — в качестве финансовой помощи, которая будет оказываться по мере выполнения программы уничтожения посевов коки. Предусмотрено было также выделение военной помощи для борьбы с наркомафией в размере, 25 млн. долл.

Критики этих соглашений не без оснований отмечали, что американская финансовая компенсация крестьянам за уничтожение плантаций коки явно недостаточна, чтобы восполнить понесенные ими финансовые потери.

Экономическая переориентация сельскохозяйственного производства латиноамериканских стран — очень трудное дело не только с финансовой стороны этой проблемы. Необходимо учитывать и традиции этих стран.

Газета «Гардиан». отмечала, что президент Боливии Хайме Пас Самора начал международную кампанию, названную им «кокаиновой дипломатией». Ее цель — убрать коку из определенного Венской конвенцией запретительного списка наркотиков, куда она включена вместе со своими производными. Он обратился к Всемирной организации здравоохранения с просьбой изучить лист коки, которая веками использовалась индейцами Анд в качестве лекарственного снадобья и в ходе религиозных ритуалов.

В Боливии из коки приготавливают травяной настой, такой же безобидный, как чай или кофе, а также излюбленное средство от недомогания, вызываемого большой высотой Анд».

Борьба с наркобизнесом может быть успешна лишь при условии ускоренного экономического развития стран-производителей сырья для изготовления кокаина, переориентации сельских жителей на выращивание альтернативных культур. К такому выводу пришли участники состоявшейся в январе 1992 г. в боливийском городе Санта-Крус встречи парламентариев США и ряда латиноамериканских стран. Они собрались в преддверии намеченного на февраль совещания президентов США, Мексики и стран Андской группы (Боливия, Венесуэла, Колумбия, Перу, Эквадор), посвященного борьбе с торговлей наркотиками.

В одобренной законодателями декларации содержался призыв к мировому сообществу «принять на себя ответственность и обязательства по преодолению проблем, вызванных производством и потреблением наркотиков». Руководитель делегации американских парламентариев конгрессмен Чарлз Рэнджел высказался за сокращение военных аспектов борьбы с наркобизнесом при наращивании экономического содействия странам-производителям кокаинового листа.

Данное выступление американского законодателя показательно. Оно свидетельствует о том, что в Вашингтоне начали понимать, что ориентация на чисто силовое решение проблем наркобизнеса бесперснективна без подкрепления ее серьезной экономической программой.

Впрочем, и экономические средства борьбы с наркобизнесом не отличаются особой эффективностью, в частности, попытки заменить посевы коки другими сельскохозяйственными культурами. В «Нувель Обсерватер» 5 января 1994 г. сообщалось, что генеральный секретарь Интерпола Раймонд Кендлом заявил:

«Нужно это, конечно, сделать. Но будем же и здесь реалистами и взглянем на результаты. Так, например, в Таиланде проводят такую политику уже более 15 лет, однако это не помешало бурному росту производства героина в «Золотом треугольнике».

Многие причины мешают эффективному сотрудничеству Соединенных Штатов со странами Латинской Америки в борьбе с наркомафией.

Помимо тех, которые уже рассмотрены, необходимо указать еще на одну, связанную со спецификой внутреннего положения в латиноамериканских странах, выращивающих сырье для наркотиков.

Во многих из них очень нестабильная внутриполитическая обстановка, и в ряде из них идет настоящая гражданская война.

Наркомафия умело использует эту сложную обстановку, доказывая, что она всегда паразитирует на проблемах, которые возникают в обществе.

Повстанческие силы в странах Латинской Америки сталкиваются с большими трудностями. Они испытывают острый недостаток во всем — оружии, продовольствии, медикаментах, а главное — в деньгах, без которых нельзя решить ни одну из этих проблем.

Наркомафия располагает практически неограниченными финансовыми возможностями, и она готова в ряде случаев финансировать повстанцев, разумеется, при условии, если повстанческие силы будут использованы в ее интересах.

Эта взаимная заинтересованность и является основой союза наркомафии и повстанцев, который возник в ряде латиноамериканских стран.

В сообщении корреспондента ТАСС Сергея Бабича из Нью-Йорка от 14 января 1992 г. со ссылкой на Международный семинар по проблемам борьбы с наркобизнесом, проведенный в городе Майами, штат Флорида, говорилось, что расширяющееся сотрудничество наркобизнеса с повстанческими организациями в странах Латинской Америки «представляет огромную опасность».

В сообщении говорилось, что сотрудничество контрабандистов наркотиков и повстанческих группировок в Перу привело к тому, что они контролируют две трети территории этой страны. Лидеры действующей в Перу маоистской организации «Сендеро луминосо» предложили контрабандистам свою защиту от правительства при условии получения части прибыли от наркобизнеса. Как считают эксперты, повстанцы своими действиями стремятся спровоцировать правительство на начало широкомасштабных боевых действий против собственного народа, чтобы затем обвинить власти в нарушении прав человека.

Напряженная обстановка сохраняется и в Колумбии, где на место ослабившего свое влияние «Медельинского картеля» пришли лидеры организации «Революционные вооруженные силы Колумбии», существующей на деньги наркобизнеса.

На большую опасность альянса наркомафии и повстанцев указывают авторитетные международные организации.

Острота злоупотреблений наркотиками «усугубляется тем, что деятельность наркомафии сегодня вплотную смыкается с интересами террористических группировок. Их союз таит угрозу не только жизни людей, но и существованию демократических институтов в отдельных странах и целых регионах». Такой вывод был сделан в докладе Международного комитета по контролю над наркотиками, который заседал в Вене в январе 1992 г.

Международная борьба с наркомафией активизируется с каждым годом. В мае 1993 г. в Вене состоялась вторая международная конференция «Европейские маршруты незаконной перевозки наркотиков». В ней участвовали министры и руководящие работники правоохранительных органов 41 страны, в том числе всех 15 бывших советских республик, а также США, Китая, Канады, представители Интерпола и других международных организаций.

Характерно, что на первой конференции, состоявшейся в 1990 г., присутствовали делегаты лишь из 20 стран.

2 марта 1994 г. агентство ИТАР-ТАСС сообщило из Вены о том, что злоупотребление наркотиками и их распространение во всем мире вышли за рамки традиционно социальной и криминальной проблемы и все более активно проникают в сферу международной политики и мировой экономики. Эта мысль подчеркивалась в ежегодном докладе Международного комитета ООН по контролю над наркотиками (МККН). Его представил на прессконференции в Вене руководитель секретариата МККН X. Шэпе.

В докладе обращалось внимание на «драматическое ухудшение» положения дел с производством, распространением и потреблением наркотиков. Шэпе указал на обострившуюся в последнее время проблему «отмывания» денег, полученных от незаконной торговли наркотиками.

В докладе МККН констатировалось, что распад ОВД и СССР привел к резкому обострению проблем, связанных с незаконным наркобизнесом.

Несмотря на объединение усилий США и стран Латинской Америки, на ассигнование Соединенными Штатами 10,2 млрд. долл. на борьбу с наркомафией, достигнутые результаты можно расценивать лишь как самые скромные.

Наркомафия проявляет поразительную живучесть. Во многом это объясняется умопомрачительными доходами от наркобизнеса, которые позволяют преступным наркокартелям организовать мощное сопротивление объединенному наступлению США и латиноамериканских стран на их позиции.

Французский еженедельник «Экспрессе» писал в мае 1992 г.: «Сколько стоит по оптовой цене килограмм кокаина в Нью-Йорке? 20 тыс. долл. А килограмм героина? В десять раз больше. Все ясно и понятно». Эта несложная арифметика, отмечал журнал, заставляет баронов наркобизнеса быстро переориентироваться с производства одного наркотика на другой.

«В то время как Колумбия два года назад производила лишь кокаин, — писал «Экспрессе», — новый картель, образовавшийся из бывших людей Кали и Медельина, стал работать с маком. Результат: в районе между Кали и Попаяном им засажено более 2 тыс. га. Руку дружбы протянули «химики» из Пакистана и Китая. В нынешнем году они изготовят 4 т героина».

Даже самые результативные операции по борьбе с наркобизнесом в конечном счете с течением времени сводятся на нет.

Лондонская газета «Файнэншэнл тайме» писала в июне 1991 г., что в 1989 г. колумбийская полиция провела активные операции по борьбе с наркомафией. «Следствием этого явилось резкое сокращение производства кокаина».

Однако оно сразу же в больших масштабах возросло в Аргентине, Боливии и Венесуэле. «За минувшие девять месяцев, — отмечал французский еженедельник «Экспрессе», — оно было восстановлено и в самой Колумбии».

Наркобизнес напоминает сказочного Змея Горыныча. Ему рубят голову, но сразу же вырастает новая. Все усилия правительств и спецслужб многих стран в борьбе с международной наркомафией пока не дают радикального результата. В отличие от известной сказки, никак не удается подобрать достаточно сильно действующее средство, чтобы умертвить это чудовище.

Сомнений же в том, что объединенные усилия ряда стран, направленные на борьбу с наркомафией, все более возрастают, не может быть никаких.

28 сентября 1992 г. корреспондент ИТАР-ТАСС Сергей Старцев сообщил из Рима о только что завершившейся крупнейшей в истории операции по борьбе с международным наркобизнесом, проведенной правоохранительными органами США и Италии.

Эта операция получила название «Грин айс» — «Зеленый лед».

В ходе этой акции было арестовано более 200 торговцев «белой смертью», у которых изъяли огромные материальные ценности, большие партии кокаина и целые мешки денег. По предварительным оценкам, итальянские полицейские конфисковали около 10 млрд. лир, а также ценные бумаги и драгоценности еще на 2 млрд. лир. Их американские коллеги обнаружили 54 млн. долл. и более 200 кг кокаина. «Точными данными пока не располагает и сама полиция, которая из-за трудностей с подсчетом купюр предпочитает измерять денежный улов в… кубических метрах».

Высказывалось мнение, что следственным органам удалось обезглавить так называемый «Картель Перейры». «Мы поразили самую крупную и разветвленную международную организацию, занимавшуюся торговлей наркотиками и " отмыванием " денег, — заявил министр внутренних дел Италии Никола Манчино.

Итоги операции подводить рано, потому что наша работа еще не закончена».

Руководящая верхушка этой преступной организации находилась в Колумбии, откуда в США и Европу поступал кокаин и куда возвращались гигантские суммы «отмытых» наркодолларов. Непосредственное участие в этой деятельности принимали представители сицилийской мафии, неаполитанской каморры и калабрийской мафии. Добытые ценности переводились в Колумбию при участии высокопоставленного сотрудника спецслужб этой страны Гонсалеса Камарго Полноа. Этот эксперт по борьбе с контрабандой наркотиков, не раз принимавший участие в международных конференциях, также был арестован.

При реализации этой крупнейшей в мире операции по борьбе с наркобизнесом оперативная работа параллельно велась и в Италии, и в США. Была организована совместная следственная группа, которая занялась поиском дельцов наркобизнеса, их банковских счетов и каналов, по которым наркотики шли в США и Европу, а деньги — в Колумбию.

Следственным органам удалось взять с поличным многих боссов мафии и, что не менее важно, нескольких сотрудников влиятельных банковских объединений, без участия которых «отмыть» наркодоллары и нарколиры было невозможно. На Апеннинах в реализации этой акции участвовали полиция, карабинеры, финансовая гвардия, специальные подразделения по борьбе с мафией и секретные службы. «Благодаря высочайшему профессионализму итальянских следователей мы одержали очень большую победу, — заявил посол США в Риме ПетерСеккья. — Но борьба продолжается».

«Грин айс» вызвал многочисленные отклики в США. 1 октября 1992 г. корреспондент ИТАР-ТАСС Владимир Матяш сообщил из Вашингтона ряд новых важных подробностей этой операции.

В корреспонденции излагались материалы пресс-конференции Управления США по борьбе с распространением наркотиков, на которой говорилось, что в результате проведения крупной международной операции была пресечена деятельность «Калийского картеля», занимавшегося «отмыванием» наркоденег, и доказана его связь с колумбийской и сицилийской мафиями и другими преступными организациями Италии. В этой тайной операции, продолжавшейся два года, участвовали еще 7 стран, заявил на пресс-конференции глава Управления США по борьбе с распространением наркотиков Роберт Боннер. Было арестовано свыше 150 лиц, включая семь ключевых участников финансовых операций «Калийского картеля», и конфисковано 44 млн. долл., принадлежавших этому картелю.

Большая часть арестов была произведена в Соединенных Штатах, однако итальянские власти арестовали еще 30 человек и конфисковали 1 млн. долл. В операции «Зеленый лед» участвовали также Колумбия, Испания, Коста-Рика, Великобритания, Канада и Кайманские острова, где также были произведены аресты и конфискации. «В Италии, Англии и Испании были конфискованы денежные средства в национальных валютах — свидетельство того, что они получены от продажи колумбийского кокаина в различных странах Европы», — отметил Боннер.

«Была установлена связь колумбийского картеля с сицилийской мафией и другими элементами организованной преступности в Италии», — сказал представитель США. Он отметил, что эти преступные организации приобретали в больших количествах кокаин у «Калийского картеля» и распространяли его в основном в Италии и по всей Европе. Луиджи Росси, заместитель директора Итальянской национальной полиции, в свою очередь, заявил на пресс-конференции, что расследование, проведенное полицией и итальянской разведслужбой СИСДЕ, обнаружило связь колумбийских картелей с преступными организациями в Италии.

Боннер отметил, что операция «Зеленый лед» позволила выявить семерых финансовых руководителей «Калийского картеля», граждан Колумбии. Их удалось выманить из Колумбии и арестовать в Соединенных Штатах, Коста-Рике и Италии, сообщил американский представитель, добавив: «Всем им предъявлены обвинения на территории Соединенных Штатов, и мы ожидаем, что вся семерка предстанет здесь перед судом». По его словам, Большое жюри Лос-Анджелеса и Сан-Диего предъявило обвинения 107 лицам.

25 сентября колумбийская национальная полиция произвела рейд в офисе главы «Калийского картеля» Хильберто Родригеса Орехузлы, «изъяв финансовые ведомости и отчеты, а также компьютерные диски, на которых содержалась информация о финансовых сделках и банковских счетах». Этими совместными международными операциями, подчеркнул Боннер, «мы нанесли серьезный удар по «Калийскому картелю».

Генерал Мигель Антонио Гомес Падилья, руководитель Колумбийской национальной полиции, заявил, что Колумбия является «первой жертвой контрабанды наркотиков. В результате насилия, связанного с этими трагическими событиями, в моей стране много жертв… Мы стремимся развивать международное сотрудничество, поскольку Колумбия в одиночку не сможет преодолеть последствия этой трагедии». В прошлом году, сказал он, захвачено 70 т кокаина, в этом году — столько же, ведется кампания борьбы с посевами опиумного мака, арестованы несколько участников наркобизнеса и заморожены их банковские счета. «Мы считаем, что лучшей памятью полицейским, которые погибли, выполняя свой долг, будет продолжение этой борьбы до тех пор, пока не избавим все человечество от этой чумы», — заявил Падилья.

Тяжелейшим ударом по международной мафии явился арест в Италии пожизненного сенатора Джулио Андреотти, который 7 раз был премьер-министром Италии и 33 раза министром.

Арест Андреотти стал возможен в результате сотрудничества спецслужб Италии и США.

Двухлетнее расследование дела Андреотти и начавшийся в сентябре 1995 г. суд над ним в Палермо — столице Сицилии, исторической родине и штаб-квартире мафии, вскрыл многие неблаговидные дела итальянской и международной мафии.

76-летнему Андреотти, которого называют «политическим титаном» и который так много сделал для превращения бедной Италии в процветающую державу, предъявлена вереница обвинений. Главное из них заключается в том, что он в течение полутора десятилетий — между 1978 и 1992 годами — поддерживал связь с сицилийской мафией, представлял в Риме интересы «Коза ностры» и, по сути, был ее политическим «крестным отцом». Обвиняют Андреотти и в том, что он оказывал давление на судей, которые вели дела главарей мафии. «Коза ностра» платила ему поддержкой на выборах, обеспечивая голоса избирателей.

Во время суда над Андреотти будут рассмотрены и некоторые остающиеся неразрешенными загадки недавней истории. Это убийство террористическими «красными бригадами» премьера Альдо Моро, скандально криминальные банкротства Микеле Синдона и Роберто Кальви, которые одновременно были казначеями и мафии, и Ватикана.

Это политический заговор, твердит не утративший присутствия духа и бойцовских качеств Джулио Андреотти, который во всем винит своих врагов внутри Италии, а также Соединенные Штаты. Последние якобы стремятся отомстить ему за независимую политику, которую он проводил во главе правительства».

Как указывалось выше, распад СССР расширил зону деятельности баронов наркобизнеса, распространив ее в первую очередь на бывшие советские среднеазиатские республики. У властных структур этих регионов нет серьезного опыта борьбы с организованной преступностью, которая во многом действует здесь бесконтрольно. Мировое сообщество серьезно беспокоит и то, что в указанных республиках выращивается сырье для производства наркотиков. Это создает возможности для успешного функционирования здесь полного цикла наркобизнеса — от выращивания сырья до сбыта и транспортировки в другие регионы готовой продукции.

Бывшие советские среднеазиатские республики имеют границу большой протяженности со странами, где производятся наркотики. Эта граница нередко оказывается плохо защищенной от проникновения контрабандистов наркобизнеса.

Через территорию стран СНГ, в том числе и России, усилился приток наркотиков в Европу и далее в Северную Америку. Это создает совершенно новую, очень сложную для принятия контрмер ситуацию на рынке наркотиков.

Опыт истории свидетельствует о том, что распад многонациональных держав всегда сопровождался ростом политической, военной, экономической дестабилизации. Не является исключением и положение, создавшееся на территории бывшего Советского Союза. Военные действия охватили огромную территорию — Молдавию, Армению, Азербайджан, Грузию, Таджикистан, Россию.

В этих условиях, дополнительно обостренных экономической и политической дестабилизацией, возникает очень благоприятная ситуация для активизации деятельности мафии, в частности и наркомафии.

Правительственные структуры, общественность, пресса западных стран с тревогой пишут о бурном росте активности наркобизнеса на территории бывшего Советского Союза, об установлении прямого альянса между международной наркомафией и нашей отечественной организованной преступностью. Это альянс, который дестабилизирует обстановку в огромном регионе.

Французский еженедельник «Экспрессе» в мае 1992 г. опубликовал статью под характерным заголовком — «Ничейные " или «теневые зоны» угрожают безопасности мира».

В статье говорилось, что «теневые зоны» — это огромные регионы Азии (Афганистан, Северо-Западный Пакистан, среднеазиатские республики бывшего СССР, Кашмир, Синьцзян) и Латинской Америки (Колумбия, Эквадор, Боливия и Перу). Полупреступная — полуполитическая власть сложилась здесь за последнее десятилетие в результате странных союзов. В Азии, например, между производителями героина и партизанами, оставшимися не у дел по окончании «священной войны» против Советского Союза. А в Латинской Америке — между «рыцарями» кокаина и безработными «барбудос». В целом это десятки тысяч вооруженных людей, контролирующих сотни тысяч квадратных километров. «Теневые зоны», — писал «Экспрессе», — одна из серьезнейших угроз, нависающих над миром к 2000 г., и пугало для всех западных спецслужб».

Французский еженедельник отмечал, что главная «теневая зона» в Центральной Азии простирается вдоль границ Узбекистана, Туркменистана и Афганистана. Производство опиума с 1989 по 1991 гг. возросло здесь на 400 %. Местные кланы могут производить и поставлять в большом количестве опиум и героин в крупные города бывшего СССР и не только туда. В этой хорошо организованной системе существует несколько «профессий»: телохранители, перевозчики, вооруженные охранники маковых полей, специалисты по сбыту, сбору информации и финансовым делам. В некоторых из этих банд насчитывается до тысячи человек. Вот как описывал военный атташе одной из западных держав в Пакистане перевозку наркотиков между бывшим СССР, Афганистаном и Пакистаном: «Это колонна грузовиков, которую возглавляют легкие разведывательные бронемашины и прикрывают передвижные батареи ПВО. Не говоря уже о том, что она оснащена самой совершенной радиосвязью…»

В статье еженедельника «Экспрессе» указывалось на фактически полную бесконтрольность деятельности наркомафии на территории бывшего Советского Союза: «На территории мусульманских республик бывшего СССР, — отмечалось в «Экспрессе», — где площади, засеянные маком, возросли с 1989 по 1991 гг. вчетверо, полиция практически не действует. На весь бывший СССР — 22,3 млн. квадратных километров, 293 млн. жителей — в 1989 г. было лишь 900 полицейских — специалистов по борьбе с наркотиками…»

Стремительное укрепление позиций наркомафии на территории бывшего Советского Союза серьезно беспокоит не только общественность, прессу, но и официальные круги западных стран, занимающихся борьбой с наркобизнесом.

В январе 1992 г. в столице Австрии Вене заседал Международный комитет по контролю над наркотиками. В докладе, опубликованном комитетом, отмечалось, что наркомания захлестывает все новые и новые регионы: «Политические и экономические изменения в Восточной Европе, связанные с открытием границ и активизацией миграционных процессов, могут сделать государства, которые ранее не сталкивались с распространением наркотиков, уязвимее перед наркоманией и незаконным сбытом наркотических средств».

В докладе с тревогой констатировалось, что наркомания и наркомафия быстро растут в республиках бывшего Советского Союза. За последние 5 лет число наркоманов в СССР почти удвоилось и составило около 140 тыс. человек. Растет число преступлений, связанных с наркотиками. Многочисленные данные свидетельствовали о повышении организованности контрабандистов наркотиков, пытающихся наладить связи с международной наркомафией, которая «использует территорию СССР пока главным образом для нелегальных транзитных перевозок».

В докладе подчеркивалось, что «положение может измениться, когда рубль станет полностью конвертируемым».

За три года, прошедших со дня заседания Международного комитета по контролю над наркотиками в Вене в январе 1992 г., положение с наркоманией в России изменилось катастрофически к худшему.

Сегодня в России зарегистрировано около 1,5 млн. человек, потребляющих наркотики. Согласно официальной статистике МВД РФ, около 1 % населения страны являются наркоманами.

По оценкам экспертов, к 2000 г. их число возрастет вдвое.

По данным же Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом, около 6 млн. граждан России зависят от наркотических средств, т. е. являются наркоманами. Еще около 20 млн. человек хотя бы раз пробовали наркотики».

Оборот наркотиков за год, с октября 1991 по октябрь 1992 г., составил в республиках бывшего СССР примерно 50 млрд. руб., то есть не менее 135 млн. долл. по курсу того времени, а в конце 1993 г. в одной России этот оборот оценивался МВД РФ в 180 млн. долл.

Сегодня (по данным оперативных служб ФСК и Министерства внутренних дел) на территории США действует мафиозный центр, координирующий поставки на российскую территорию «тяжелых» наркотиков: кокаина и героина. Руководители его, тесно связанные с международной наркомафией, хорошо известны.

«Константина Константиновича» импортируют и из США, и непосредственно из Латинской Америки. Везут через третьи страны в специально подготовленных тайниках. Для транспортировки используют жителей Нигерии и Пакистана. Подвизаются и российские граждане, проявляя неслыханную изобретательность.

Плата за риск гонцам (на жаргоне — «верблюдам») достаточно велика — от 2 до 20 тысяч долларов за одну «ходку».

В 1994 г. в Париже Дмитрий де Кишко и Александр Дацкевич опубликовали книгу «Империя наркотиков», в которой даны и глубоко проанализированы многочисленные факты о стремительном росте наркомафии в России и в других странах СНГ.

Тандем французского и российского авторов приводит интересные данные о специфике наркобизнеса в России.

В книге отмечается, что в России быстро растет число подпольных лабораторий, производящих наркотики. За весь 1992 г. было обнаружено и уничтожено 150 таких лабораторий, а за первые 9 месяцев 1993 г. — уже 200.

На Западе много говорят о судьбе российских ученых-атомщиков, но практически не ставится вопрос о химиках. А это — очень серьезная проблема. «Химизация» всей страны, проведенная во времена Н. С. Хрущева, дала свои результаты. Была создана мощная химическая промышленность, подготовлены для нее многочисленные и высококвалифицированные кадры. Сегодня отечественные химики, как и все ученые страны, получают нищенскую зарплату. И к сожалению, среди них немало тех, кто вынужден участвовать в подпольном создании наркотиков, которое за последние годы получило широкий размах.

О быстром росте наркобизнеса на территории стран СНГ свидетельствует тот факт, что в сообщениях о крупных операциях по борьбе с международной наркомафией все чаще упоминаются республики бывшего Советского Союза.

Вступление стран СНГ и бывших социалистических государств Центральной и Восточной Европы в рыночную экономику создает сказочные перспективы для нового, невиданного ранее обогащения международных наркобаронов. «Мафия протянула щупальца на Восток и высасывает кровь из и без того ослабевшей России», — писала 19 марта 1992 г. итальянская газета «Коррьера делла сера», сообщая о крупнейшей операции в Италии за последние годы по борьбе с мафией.

Операция эта касалась Италии, но имела она прямое отношение и к наркомафии США, так как американская и итальянская мафии — настоящие сообщающиеся сосуды.

В ходе указанной операции в Палермо, на Сицилии, и в ряде других городов Италии было арестовано около 30 «неприкасаемых» — предпринимателей, финансистов, адвокатов, которые работали под непосредственным руководством некоего У. Бахла, немца по национальности. Являясь доверенным лицом сицилийской мафии, он создал сложную и эффективно действующую систему «дьявольских», как писала газета «Репубблика», операций, которые позволили вывести на международный финансовый рынок многомиллиардные суммы, полученные от наркобизнеса, торговли оружием, рэкета и проституции. «Миллионы долларов сицилийской мафии " гуляли " по всему миру — от Боливии до России».

Преступники широко использовали наличие в странах СНГ нескольких обменных курсов рубля — официального, коммерческого, туристского и «черного рынка». Газета «Мессаджеро» сообщила, что люди Бахла «скупали миллиарды рублей, выплачивая по 80-100 лир за рубль». Эти деньги регистрировались как «чистые». Затем путем различных махинаций их вновь меняли на СКВ, но уже по курсу 2500 лир за рубль.

Приведя ряд примеров активного вторжения наркобизнеса в страны СНГ и государства Центральной и Восточной Европы, газета «Стампа» пришла к выводу, что бывшие социалистические страны, делающие первые шаги в рыночной экономике, — это «рай для многоопытной мафии. Размах этих операций был таков, что операции ведущих банков мира представляются по сравнению^ ними детскими шалостями».

Большое внимание наркобизнесу в странах СНГ и его связям с международной наркомафией уделяет общественность и официальные структуры США, занимающиеся борьбой с незаконным распределением и потреблением наркотиков.

«Нью-Йорк таймс» в 1992 г. опубликовала статью о наркобизнесе в Средней Азии. В ней говорилось, что по крайней мере в одном районе бывшего Советского Союза движение к свободному рынку, возможно, идет успешно. «Однако это вряд ли является хорошей новостью для Запада». Среднеазиатские республики бывшего Советского Союза, подчеркивала газета, «развивают два из наиболее прибыльных капиталистических вида деятельности: организованную преступность и торговлю наркотиками». Газета отмечала, что Дж. Буш мало уделял внимания этому тревожному явлению. «Избранному президентом Биллу Клинтону придется предусмотреть сдерживающие факторы в этой связи в своей политике по отношению к бывшему Советскому Союзу».

В корреспонденции подчеркивалось, что этот регион, где проживает 50 млн. мусульман, не отличается стабильностью. Газета с тревогой отмечала, что на территории Казахстана находится ядерное оружие. Дестабилизирующее воздействие этого региона, отмечала газета, неизмеримо усилится, если среднеазиатские республики «станут крупными международными поставщиками наркотиков».

Газета приводила данные о том, что в последние несколько лет выращивание опиумного мака и производство марихуаны и гашиша увеличилось здесь в 4-10 раз. Под эти культуры занята площадь почти в 300 тыс. гектаров. После развала центральной власти в Москве, отмечала газета, и учитывая, что границы остаются прозрачными, торговля наркотиками в регионе от Средней Азии до Европы резко расширилась. Как сказал один эксперт из Средней Азии, «мы, возможно, являемся свидетелями возникновения новой европейской Колумбии — с единственным исключением, что на этот раз она обладает ядерным оружием».

В статье говорилось, что, остро нуждаясь в твердой валюте, Кыргызстан и Казахстан зимой 1992 г. легализовали выращивание опиума для медицинских целей. Кыргызстан отменил это решение уже через несколько недель. Казахстан не пошел по этому пути, «а президент Нарсултан Назарбаев в личной беседе сказал автору этой статьи, что выращивание определенного количества опиумного мака отвечает интересам его страны».

Автор статьи не без оснований констатировал, что легализация выращивания определенного количества опиумного мака позволит увеличить посевы и нелегального характера. Высказывалось опасение, что наркобизнес в среднеазиатских республиках будет стимулировать «нестабильность внутри этих стран» и может «привести к увеличению поставок героина на Запад».

В статье резко критиковалась позиция правящих структур США, которые, по мнению автора, не уделяют необходимого внимания проблеме наркобизнеса в бывших среднеазиатских республиках СССР. «Судя по нашему неудачному опыту в Латинской Америке, — отмечала газета, — с производством наркотиков можно бороться без относительно высоких затрат, если заняться этой проблемой на раннем этапе. Если же не уделять этому внимания, то результатом может явиться подрыв стабильности в уже и так неспокойном регионе, что станет крупным препятствием на пути любой реформы и, таким образом, поставит под угрозу национальную безопасность Америки».

В заключение «Нью-Йорк таймс» отмечала, что США ассигнуют на борьбу с наркотиками 12 млрд. долл., приблизительно 400 млн. из них определены бывшему Советскому Союзу. Газета призывала проявить «творческий подход» к использованию этих средств и активизировать борьбу с наркомафией в Средней Азии.

За три года, прошедших после публикации статьи в «Нью-Йорк таймс», ситуация с наркотиками и в среднеазиатских республиках, и в России резко обострилась.

Та же «Нью-Йорк таймс» в мае 1995 г. писала: «Вследствие распада Советского Союза в 1991 г., экономического и политического хаоса, гражданских войн, неспособности властей обеспечить охрану границ и агрессивной анархии в Афганистане» бывшие среднеазиатские республики СССР «быстро становятся крупнейшим производителем опиума в мире, этот район с пересеченной, часто недоступной местностью, стал воплощением в реальность самой смелой мечты контрабандистов наркотиков».

Ситуация в районе, отдаленном от Соединенных Штатов многими тысячами километров, серьезно беспокоит и правящие круги, и простых американцев. В статье говорилось, что «контрабанда опиума из Афганистана не только повлияла на ситуацию в этом регионе (Китай, Россия, Турция, Иран. — Р. И.), но также вызвала обеспокоенность у политиков в стране, являющейся крупнейшим потребителем героина, — США».

Крушение ОВД и Советского Союза дало мощный толчок развитию мирового преступного наркобизнеса. В цитируемой статье говорилось: «Производство опиума в мире, по данным Международного комитета по контролю над наркотиками при ООН в Вене, увеличилось вдвое за несколько лет после распада Советского Союза».

Главный перевалочный пункт по транспортировке наркотиков в Центральной Азии — город Ош.

Такон Касымбеков, заместитель начальника управления по борьбе с наркотиками в МВД Кыргызстана рассказал американскому корреспонденту, что он «сам был свидетелем того, как пограничники устраивали обеденные перерывы в тот самый момент, когда мимо проходили грузовики (в которых могли быть наркотики. — Р. И.)… за субботу и воскресенье он купил более 100 фунтов опиумного сырья только для того, чтобы показать, как это просто».

В статье отмечалось: «Мало где государственные границы так слабо охраняются, как в государствах Средней Азии. Здесь редко требуют получения виз, когда же таковые имеются, их почти никогда не проверяют. Машины курсируют между Узбекистаном, Таджикистаном, Кыргызстаном и находящимся севернее Казахстаном преимущественно без каких-либо происшествий или задержек».

Работники милиции Киргизии мрачно смотрят в будущее.

«Здесь ничего не изменится, пока не будет изменена политика», — заявил Такон Касымбеков.

Питательная среда наркомафии в Средней Азии — нищета подавляющего большинства населения. Немаловажная причина быстрого роста наркобизнеса и очень слабая оснащенность милиции, нищенские ставки личного состава правоохранительных органов. В Киргизии средняя ставка милиционера — 45 долл. в месяц. По официальным американским данным, по состоянию на октябрь 1993 г. в Вашингтоне средний уровень зарплаты в год для каждой категории (без учета разрядов и выслуги лет) сотрудников полиции составлял: рядовой — 34 897 долл., сержант — 43 821, лейтенант — 45 320, капитан — 51 917, начальник полиции — 88 544.

Американцам хорошо известны плачевные последствия бурной деятельности итальянской мафии в США. И естественно, что их серьезно беспокоит все более усиливающаяся активность мафиозных группировок в странах СНГ, в первую очередь наркомафии, которая активно проникает в Соединенные Штаты.

«Нью-Йорк таймс» в апреле 1994 г., ссылаясь на доклад государственного департамента о мировом наркобизнесе, отмечала: «Одной из тревожных тенденций является, по данным доклада, то, что Россия стала центральным пунктом сбыта героина из Афганистана, Ирана и Пакистана».

Авторы книги «Империя наркотиков» отмечают, что в знаменитой долине Чу, на границе между Казахстаном и Киргизией, дикая конопля растет на территории в 138.000 га. Здесь очень низкая цена наркотика. Это дает возможность выйти на западные рынки и успешно там конкурировать с латиноамериканскими наркобизнесменами и с производителями наркотиков из Юго-Восточной Азии и других регионов.

Рухнув, вторая сверхдержава мира, отмечают авторы книги, способствовала появлению потенциальной сверхдержавы наркотиков.

«Российские власти, — отмечается в книге «Империя наркотиков», — часто сравнивают ситуацию в этой сфере в своей стране с положением в США двадцать лет назад. Однако в этом отношении Россия на деле обгоняет Соединенные Штаты, так как в отличие от них она заключает в себе все сразу: рынок, производственную базу (растения и их переработку), перевалочный центр, сущий рай для «отмывания» грязных денег, надежное убежище для преступных организаций в независимых республиках, находящихся на грани или уже ввергнутых в этнические конфликты, которые обеспечивают рынки для оружия и резервуар обученных наемников».

В 1992 г. милиция в Курске конфисковала сухие маковые головки гигантского размера — 9 см в диаметре. Прибыло это сырье для наркотиков из зоны Чернобыля. Уже в июне 1992 г. Чернобыльский фонд в Минске признавал, что в районе Чернобыля не только мак, но и другие растения достигали необычайно большого роста.

В запретной зоне вокруг Чернобыльской АЭС радиусом 40 км 50000 га плодородной земли, которая может дать 1 000 тонн опиума в год, то есть столько же, сколько производил весь Афганистан в начале 90-х годов, претендуя на звание мирового рекордсмена в этой области, — с той разницей, что Чернобыль находится на расстоянии всего 2000 км от Лондона, Парижа и Берлина.

После расчленения СССР идет быстрый рост производства мака и другого сырья для наркотиков на Украине, в Казахстане, в Узбекистане. Плантации мака в среднеазиатских республиках бывшего СССР практически не уничтожаются. Их легко было бы ликвидировать благодаря грибку, выведенному в 199Д г. в Ташкентском Центральноазиатском институте фармакологии. Однако ходу этому методу не дают.

Международный наркобизнес на всех направлениях своей деятельности ориентируется в первую очередь на Соединенные Штаты. Объясняется это тем, что США были и остаются главным потребителем наркотиков в мире. И именно здесь предоставляется возможность для наркобизнеса выгодно реализовать свой страшный товар и получить огромную прибыль. А прибыль, как и при всякой другой деловой активности, является главной, конечной целью баронов этого преступного бизнеса.

Предпочтение, которое наркомафия отдает Соединенным Штатам, объясняется и тем, что американская мафия продолжает прочно удерживать лидирующие позиции в международных мафиозных структурах. В силу этого мафия США не может допустить, чтобы 400 млрд. долл. прибыли, которую дает в год наркобизнес, перераспределялись где-то за пределами Соединенных Шатов. Разумеется, американские мафиози делятся этой прибылью с теми, кто выращивает наркосодержащее сырье, делает из него наркотики, доставляет их в США, реализует на американском рынке. Огромная доля прибыли уходит на взятки должностным лицам. Значительная часть наркотиков направляется на рынки европейских стран. Реализуемая от их продажи прибыль становится достоянием соответствующих национальных мафий. Впрочем, и от этих операций определенная часть прибыли достается мафии США.

Наркомафия, как об этом свидетельствуют опросы общественности США, продолжает оставаться проблемой проблем для этой страны. Миллионы наркоманов в Соединенных Штатахэто смерть, физические и нравственные пороки в первую очередь подрастающего поколения, стремительный рост преступности.

Американцы очень деловые люди, они умеют хорошо считать и делать правильные выводы из своих подсчетов. Миллиарды долларов уходят на лечение наркоманов. Производство несет колоссальные многомиллиардные потери из-за быстрого распространения наркомании среди лиц самых различных профессий.

Когда наркомания проникает в вооруженные силы, а это тоже достаточно распространенное явление, то это превращается в прямую угрозу национальной безопасности страны.

В силу всех этих причини Соединенных Штатах все более крепнет уверенность, что законодательные и исполнительные структуры власти, правоохранительные органы делают еще слишком мало для борьбы с наркобизнесом.

Трудно сказать, насколько обоснованы эти претензии. Как видно из приведенного материала, США и другие страны объявили настоящую войну международной наркомафии.

И если эти «военные действия» ведутся с переменным успехом, то главная причина этого заключается в том, что наркомафия в США и в других странах настолько укрепила свои позиции, что их трудно сокрушить даже объединенными усилиями многих стран мира.

Профсоюзы в любом индустриально развитом государстве играют очень важную роль в социально-экономической и общественно-политической жизни общества. Не являются исключением и Соединенные Штаты.

И естественно, что мафия, стремясь сделать себя непотопляемой, органически врасти в структуру американского общества, делает все возможное, чтобы взять под свой контроль профсоюзы страны.


Мафия и политика | Мафия в США | Профсоюзный рэкет