home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Мафия и бизнес

Главная цель мафии — получение прибыли. И, естественно, что с первых дней своего существования эта преступная организация всеми средствами стремилась проникнуть в деловой мир, в бизнес. Многомиллиардные прибыли королей угля и стали, финансовых магнатов Уолл-стрита, владельцев крупнейших торговых, транспортных и прочих компаний, как магнит притягивали к себе алчные взоры главарей мафии.

Проникновение мафиози в бизнес началось не вчера и закончится оно не сегодня. Это постоянный процесс, но в его развитии были свои важнейшие вехи. Одна из них — убийство президента Дж. Ф. Кеннеди, которое переполнило чашу терпения общественности: мафия оказалась настолько могущественна, что безнаказанно смогла уничтожить главу государства. После убийства Д. Кеннеди негативная реакция общественности на деятельность мафии резко возросла. Главари «Коза ностры» не могли игнорировать создавшуюся ситуацию. Возникла настоятельная необходимость менять тактику и, очевидно, не случайно, что во второй половине 60-х годов активизировалась деятельность мафии по проникновению в легальный бизнес.

В конце 1991 г. на экраны США вышел фильм известного американского кинорежиссера Оливера Стоуна, посвященный убийству Д. Кеннеди. В основу фильма положена версия новоорлеанского прокурора Д. Гаррисона, отвергающая официальную точку зрения о том, что Ли Харви Освальд был убийцей-одиночкой. Создатели фильма взбудоражили общественное мнение страны, которое свидетельствует о скептическом отношении большинства американцев к официальной версии убийства президента.

Естественно, что после убийства Д. Кеннеди появились многочисленные комиссии, расследовавшие самые различные аспекты деятельности организованной преступности. Одна из таких комиссий занималась соответствующим расследованием в Новом Орлеане, куда вели следы убийц, оборвавших жизнь президента.

Председатель этой комиссии Арон Кон (Aaron Kohn) заявил, что мафия «в долларовом исчислении рассматривается как крупнейшая отрасль индустрии. Через насилие, коррупцию и обман подпольный мир превратил себя в конгломерат индустрии и вырос в такую силу, которая влияет на все аспекты американской жизни: экономику, политическую систему, правительство, на свободную предпринимательскую деятельность».

Мафия — тщательно законспирированная организация, и о ее доходах трудно судить с более или менее вероятной степенью точности. В преступной деятельности «мафия обеспечила себе прочную монополию, получая долю с каждой букмекерской операции, с банков и казино в городах, где кишат мафиози».

В любом бизнесе всегда есть накладные расходы. Мафия не может существовать без подкупа бизнесменов, властей, полиции и т. п. Журналист М. Дорман писал: «Главари железной рукой контролируют мафию… Используя взятки, вклады в политические кампании, угрозы, шантаж, манипуляции с голосами и махинации с большими группами избирателей, они обволакивают щупальцами своей власти всю систему управления. Начиная от городских властей до руководства штатов, от конгресса до Белого дома, мафия считает всех потенциально подверженными коррупции».

Сенатор Генри Джексон заявлял: «И вы и я знаем, в чем суть проблемы. Они (мафиози. — Р. И.) покупают судей, покупают прокуроров, покупают шерифов, покупают тех, кто должен осуществлять власть закона, делают это прямо или косвенно».

Подкуп, коррупция — важнейшая составная часть деловой активности мафии. К слову сказать, это та сфера деятельности, которая широко распространена и в легальном бизнесе. Однако принципиальная разница заключается в том, что мафия не может функционировать без подкупа власть имущих. Вот почему подкуп — важнейшая статья расходов преступного мира.

Одна из причин живучести мафии заключается в том, что она никогда не замыкается на таких традиционных сферах деятельности, как гемблинг, букмекерство, профсоюзный рэкет, наркотики, проституция, порнография и т. п. Она ищет и находит все новые сферы приложения своей активности и стремительно растущих денежных средств. Начиная с 60-х годов, мафиози стали широко проникать и в такие не традиционные для них сферы деятельности, как кража ценных бумаг и мошенничество с ними, внедрение в банки и страховые компании, организация фальшивых банкротств, ограбление артистов, контрабанда сигарет, манипуляции с наркотическими средствами, используемыми в медицине, незаконное захоронение токсически вредных отходов химического и других видов производства.

Представители медицины, самой гуманной в мире профессии, стали обычными партнерами мафии. Один из мафиози Винсент Тереза заявлял: «Зная о том, как врачи Бостона оплачиваются мафией, я и близко не подойду к бостонскому госпиталю, если даже буду на смертном одре».

В Чикаго расследование связей между мафией и медиками вскрыло, по крайней мере, пять случаев применения насилия.

Среди них убийство двух связанных с мафией деятелей, монопольно владевших медикаментами, предназначенными для южной и западной частей города. Представитель полиции Чикаго заявлял, что преступные элементы «контролируют большую часть фармакологического бизнеса и, очевидно, глубоко проникли в медицину штата Иллинойс».

В Нью-Йорке, по свидетельству журналиста Джека Андерсона, судебные власти «заслушали закрытые показания, свидетельствующие о том, что мафиози используют обман, вымогательство, поджоги, нападения и другие акты насилия против лечащих врачей».

Один из докторов, который подвергся нападению мафиози и получил огнестрельное ранение, заявил, что ежемесячно мафия взимает дань с владельцев клиник, угрожая физической расправой и обещая содействие в борьбе с конкурентами. С ряда клиник мафиози получают в месяц по несколько тысяч долларов и помимо этого заставляют хозяев этих клиник иметь дело с предприятиями, находящимися под контролем мафии.

По свидетельству «Ньюс уик», ежегодный доход мафии достигает 120 млрд. долл. в год. Такова огромная материальная стоимость издержек, которые несет общество в связи с преступной деятельностью мафии. Миллиарды долларов теряются и вследствие того, что мафия осуществляет «массовое проникновение в национальную экономику». Преступный мир контролирует 50 000 фирм Соединенных Штатов. «Мафия связана с крупнейшими банками страны». 385 млн. долл. она выкачала из пенсионных фондов только профсоюза складских рабочих.

Мафия не сразу пришла к исключительно прибыльным аферам с банками. Первые финансовые махинации мафии связаны с именами Мейера Лански и Счастливчика Лучано.

Союз этих двух главарей мафии во многом открыл новую страницу в истории этой преступной организации. Лански и Лучано были знакомы со школьных лет. На это знакомство наложило печать гангстерское бытие трущоб Нью-Йорка. «Разделяй и властвуй!». Наверно, кому-то было очень выгодно, что социальное дно огромного города было четко разделено по расовому и национальному признаку. Банды подростков формировались по строго национальному и расовому принципу — ирландцы, итальянцы, черные американцы, поляки, евреи и прочие. Борьба между ними не утихала ни на час.

Лучано с детства проявил задатки лидера преступного мира. Среди итальянских подростков его авторитет был непререкаем.

И он использовал его для защиты интересов итальянцев, разумеется, так как он понимал эти интересы. Антисемитизм в трущобах Нью-Йорка был старым и глубоко укоренившимся пороком. Хотя не было, казалось, никаких экономических, социальных условий для его существования. Еврейская беднота Нью-Йорка, в том числе и родители М. Лански, жили в условиях ужасающей нищеты и жесточайшей эксплуатации. Исподволь, незаметно определенные силы настойчиво пытались и небезуспешно направить социальный протест молодежи пригородов Нью-Йорка в антисемитское русло. Антиеврейские выступления были здесь обычным явлением. И Лучано часто вел гвардию подрастающих гангстеров в атаку на своих однокашников еврейского происхождения. Постепенно его отношение к еврейским школьникам, с которыми он учился, стало меняться. У Лучано были серьезные проблемы с изучением английского языка, но он был наблюдателен и умен. Лучано вначале был озадачен, а потом на него стало производить большое впечатление, что еврейские ребята учились более упорно, чем остальные ученики. Он сделал из этого уже в то время вывод, что необходимо тщательно изучать свое дело, если ты хочешь вырваться из нищеты и чего-то добиться в жизни.

Лучано начал уважать своих соучеников-евреев, но это не мешало ему использовать их слабости и трудности. В частности, банды ирландских и итальянских подростков часто избивали еврейских школьников. Лучано решил оказывать им покровительство, но за небольшую плату, которая взималась каждую неделю. Мейер Лански и Сальваторе Лучано в одно время стали главарями своих банд. День, в который Лучано встретился с Лански, стал самым счастливым днем в жизни того и другого. Между ними установились тесные дружественные отношения, которые помогли им стать самыми могущественными деятелями преступного мира.

С самого начала своей преступной деятельности М. Лански всемерно избегал паблисити. Он предпочитал действовать за кулисами. Это был умный, расчетливый, хладнокровный деловой человек, который всегда тщательно взвешивал риск каждой операции, как и подобает руководителю любой крупной компании. Он наложил определенные ограничения на своих итальянских союзников, действовавших под начальством Лучано. И в их хаотической преступной деятельности сразу же стали проглядывать черты порядка и организованности. Итальянская и еврейская банды стали действовать совместно в интересах друг друга.

Лански постепенно подчинил себе весь еврейский преступный мир не только Нью-Йорка, но и других крупных американских городов.

Лански и Лучано как настоящие бизнесмены увидели благотворные результаты объединения усилий их двух фирм. В округе, где они действовали, все сразу же почувствовали мертвую хватку двух объединившихся банд. Отныне ни один ростовщик, вымогатель не мог действовать вне их контроля. Они вынуждены были делиться своими доходами с Лански и Лучано. Еврейско-итальянская банда Лучано-Лански стала взимать регулярную дань наличными со всей округи.

Как прирожденные бизнесмены Лански и Лучано решили постепенно откладывать на черный день свои преступные гонорары. Ни тот, ни другой не знали, что они будут в будущем делать с этими деньгами. Но оба четко представляли себе, что если когда-либо они двинуться в большую жизнь, им обязательно надо будет иметь при себе деньги. Они решили бросить все усилия на то, чтобы сколотить большой капитал и позднее наслаждаться результатами своего труда. Как благоразумные бизнесмены они готовились расширить свое дело.

Мейер читал все, что только можно было получить в библиотеках, по проблемам управления делами и финансами. Первая озарившая его идея сводилась к тому, что надо положить в банк деньги, награбленные им и Лучано.

Один из подручных Лански Багси Сигел был послан на разведку, разобраться, в какой банк наиболее выгодно сделать первый взнос и вскоре гангстеры положили под проценты свою первую сумму — восемь тысяч долларов.

Лански был неистощим на «рационализаторские предложения». Один из мафиози, вспоминая свое первое знакомство с Мейером Лански, рассказывал, что последний был представлен ему в качестве «двигающего деньги». Мафиози впервые услышал этот термин и не знал его значения и только позднее правильно решил, что «Лански обладал возможностью иметь большие суммы незаконно полученных денег. Он двигал их по различным каналам, а потом вкладывал в законный бизнес».

«Финансовый гений», казалось, умел делать деньги из ничего.

Например, по инициативе М. Лански группа Лучано-Лански стала давать большие ссуды наличными руководителям компаний, которые занимались шитьем одежды. Это было взаимовыгодное дело. Выгодное для соответствующих компаний, так как банки не воспринимали всерьез эту сферу бизнеса и отказывали им в кредитах. Для Лански и К° это было выгодно в силу того, что помогало отмывать гангстерские доллары и одновременно давало возможность хорошо зарабатывать на процентах.

Операция с этими компаниями решила многие проблемы для Лански и Лучано. А главная из них заключалась в том, что миллионы, заработанные на «сухом законе», надо было куда-то выгодно вкладывать. И на этот раз Лански опередил всех своих коллег по преступному миру, раскопав новую золотую жилу, давшую мощный стимул его деятельности.

Новое — это хорошо забытое старое. Финансируя пошивочную промышленность, Лански, по существу, вернулся к мелкому бизнесу своих малоимущих родителей. Но это не было простым повтореним прошлого. Лански действовал с чисто американским размахом, соответствовавшим новым условиям его бытия в США, ничего общего не имевшим с нищенским существованием предков «финансового гения» в далеком русско-польском Гродно.

Мейер Лански при жизни не был обойден вниманием со стороны американских авторов, а после его смерти внимание к этому крупнейшему главарю мафии еще более возросло.

В одной из наиболее популярных работ, посвященных жизни и деятельности Мейера Лански, говорится: «Как руководитель организованного преступного синдиката, важнейшей составной частью которого является мафия, Лански настолько могущественен, что он контролирует легальные корпорации, возглавляет сеть гемблинга, раскинувшуюся от Лас-Вегаса до Ближнего Востока, взятками «покупает» целые правительства. Даже военно-морские силы США однажды умоляли его о помощи».

Осторожный Лански доверял свои финансовые операции только самым проверенным людям. В Европе его главным доверенным лицом был Джон Пулман (Pullman), бывший бутлегер, работавший с Лански еще в 20-х годах. Пулман родился в Румынии. — получил американское гражданство, в 1954 г. отказался от него и стал канадским гражданином. В конце концов он переехал в Швейцарию и стал главным заморским представителем Лански. Он жил в Лозанне, но часто отправлялся в Женеву, Рим, Париж, Лондон, Торонто для встреч с представителями Лански.

Не обманешь — не продашь. Не продашь — не проживешь.

Мейер Лански был чужд этой мелочной философии мелких бизнесменов. Он строил свои отношения с коллегами-мафиози на полном доверии, понимая что в их подпольном мире не может быть ни счетов, ни накладных, ни расписок. Все делалось только на словах, значит слово надо было держать. Помимо этого Лански был достаточно умен, чтобы понять, что имел дело с такими партнерами, которые могут и прикончить, если поймают тебя на каких-либо махинациях.

Впрочем, в мире мафиози обманы, подлоги и прочее было широко распространенным явлением — на этом общем фоне Лански выделялся лучшим образом.

Показательно, что все свои финансовые дела Лучано полностью передоверил Лански. Это послужило сигналом для других рэкетиров, что «Крошка Мейер» был из тех, на кого можно было полностью положиться. Один из ветеранов-мафиози вспоминал под занавес своей карьеры: «Мейер, можно сказать, стал бухгалтером, а в действительности финансовым советником практически для всех важных парней. Они полагались на него, и никогда на протяжении многих лет не было ни одного обвинения в том, что он злоупотребил своей властью. Он никогда никого не обманул. Именно Мейер организовал пересылку наших денег через Карибские острова и государства Южной Америки в банки Швейцарии. Мы полностью доверяли ему. Я никогда не слышал ни от кого дурного слова о Мейере».

Лански умело использовал законодательство Швейцарии, которое предусматривало сохранение тайны вклада. В течение многих десятилетий швейцарские банкиры и мафиози взаимовыгодно сотрудничали, «отмывая» в альпийской республике миллиарды долларов, добытые преступным путем в США.

В 1970 г. случилось неожиданное. Соединенные Штаты и Швейцария заключили соглашение, по которому власти Швейцарии разрешили банкам страны раскрыть тайну вкладов, если речь идет о вкладах мафии. ФБР после этого усилило слежку за Лански. Именно тогда во многих газетах и журналах США было опубликовано заявление одного из агентов ФБР: «Он бы мог стать президентом «Дженерал моторе».

Идея по-деловому использовать огромные деньги, притекавшие к мафиози, принадлежала не М. Лански. Один из ветеранов-мафиози Док Стечер (Doc Stacher) вспоминал, что Арнольд Ротштейн еще до М. Лански «дал всем нам урок — деньги, полученные с помощью различных видов деятельности, должны использоваться по-умному». Ротштейн тратил значительную часть своих денег, чтобы оплачивать свой шикарный образ жизни.

«Мейер избрал другой путь. Я не помню, кто назвал соответствующую систему «отмывание» денег. Но именно в этом заключалась ее суть — отмыть дочиста, сделать легальными деньги, которые текли столь мощным потоком, в частности, от гемблинга».

Если неизвестно, кто первым использовал термин «отмыть», то все авторы соглашаются с тем, что М. Лански создал эту систему. Специальные доверенные лица везли большие суммы наличными в страны Южной Америки, где были отделения швейцарских банков, через них деньги пересылались в Швейцарию.

Настоящий бизнесмен, располагая большими деньгами, редко когда замыкается на какой-либо одной сфере деятельности. Лански был прирожденным бизнесменом, и он никогда не ограничивал свою деятельность каким-либо одним направлением.

Док Стечер рассказывал: «Мейер выработал целую систему покупки, создания корпораций и различных дел. Директора и менеджеры таких компаний могли быть законными бизнесменами. Мейер, я и другие действовали из-за кулис, контролируя фонды компаний. Мы брали в кредит деньги в швейцарских банках, что в действительности означало, что мы брали в кредит свои собственные деньги. Доход выплачивался как положено и напрямую отправлялся в Швейцарию. Таким образом мы выплачивали доход самим себе, за наши же собственные деньги». Все было «законно» вплоть до выплаты налога соответствующему ведомству США.

Лански принадлежала идея создать в мировом масштабе целую сеть курьеров, посредников, банкиров, которые пристраивали преступно заработанные деньги в банки, устраивали другие махинации с капиталами мафиози. В Штаты деньги возвращались отмытыми и готовыми для того, чтобы пустить их в легальный бизнес. Ходила шутка, что с помощью тайных счетов швейцарских банков «черные деньги» набело отмывались альпийским снегом. Чтобы переслать их в США и пустить «в дело» использовались закладные, займы и другие ухищрения.

Не все проходило гладко, случались и накладки при таких операциях с переводом денег в США. Одна из них произошла в 1967 г., когда выяснилось, что швейцарские «банкиры» оказались американскими бизнесменами. Двое из них были вне подозрений, а двое были известны, как подставные люди Лански, действовавшие в сфере гемблинга в Лас-Вегасе.

Лански обладал прирожденным чутьем бизнесмена. Он умело выбирал партнеров и вовремя бросал их, когда возникала первая же угроза их краха. В Женеве его постоянным финансовым партнером был банкир Тибор Розенбаум (Rosenbaum). Вокруг этого имени была создана легенда, что он якобы был антифашистом, который во время второй мировой войны помог многим венгерским евреям вырваться из гетто за границу. В действительности все обстояло иначе. Розенбауму повезло. Он сумел в Будапеште забраться в вагон поезда, который прямо доставил его на свободу, в нейтральную Швейцарию.

Розенбаум быстро сделал карьеру в Швейцарии и стал владельцем крупного банка. Он рьяно поддерживал Израиль. Правда, горячие симпатии к Израилю не помешали Розенбауму ограбить казну этого государства на несколько десятков миллионов долларов.

Не последнюю роль в стремительной финансовой карьере Тибора Розенбаума сыграл тот факт, что он был давно и прочно связан с мафией США. В частности, постоянным вкладчиком банка Розенбаума был Мейер Лански. Главным покровителем Израиля в мировом финансовом мире был Ротшильд, но без его ведома как председателя Корпорации Израиля деньги из этого государства переводились в банк Розенбаума в Швейцарии.

О тесных связях Розенбаума с Лански свидетельствует тот факт, что на день рождения его сына из США прибыла целая делегация мафиози.

Розенбаум осуществлял широкие операции с группой М. Лански. «С черного хода его банка проходила, пожалуй, самая необычная череда курьеров за всю историю банковского дела Швейцарии. В своих элегантных чемоданах и закрытых саквояжах они несли миллионы долларов наличными, которые Мейер Лански и его коллеги направляли в Женеву, чтобы надежно схоронить их».

Лански поддерживал с Розенбаумом самые тесные контакты до тех пор, пока швейцарский банкир не запутался в финансовых аферах, ударившись в спекуляцию землей, купленной им под Римом. М. Лански был одним из немногих, кто получил самую надежную информацию о том, что приближается крах Розенбаума. Откуда пришла эта информация, почему ее получил именно Лански, он никогда и никому не сообщал. Во всяком случае Лански успел снять все свои деньги со счетов этого банка в самый канун его краха.

Скандал был грандиозный, мирового масштаба, так как миллионы долларов в помощь Израилю, поступавшие со всех концов земли, аккумулировались в банке Розенбаума. Контакты с Израилем у него были давние и самые доверительные. Еще до создания государства Израиль будущие его руководители осуществляли секретные закупки оружия через Розенбаума. После того как Израиль был объявлен независимым государством, 90 % закупок оружия это государство осуществляло через банк Розенбаума. Финансирование многих самых секретных операций Израиля проводилось с помощью фондов Розенбаума.

Банкир работал на много фронтов. Он не брезговал и тем, что продавал своих друзей-мафиози, регулярно информируя американские власти о том, когда и сколько Лански и К° вложили денег в его банк…

У Лански был талант настоящего бизнесмена. Этот талант особенно раскрылся после того, как произошла коренная перегруппировка сил в руководящей верхушке преступного мира, выдвинувшая Лански в самый верхний руководящий эшелон этого мира. Джо Адонис был депортирован в Италию. Лаки Лучано на 50 лет угодил в тюрьму, а после окончания второй мировой войны тоже был выслан в Италию. Фрэнк Костелло был слишком «засвечен». Его позиции в преступном мире были очевидны для всех, чтобы он мог стать действительным лидером мафии. Вот почему его заставили уйти в отставку сначала с поста фактического лидера мафии, а потом он вынужден был сдать и руководство своей «семьей». Костелло был достаточно опытен и умен, чтобы понять бесполезность сопротивления.

Это спасло ему жизнь. Он вышел из игры и спокойно доживал свой век.

Альберт Анастазиа, руководивший «Корпорацией убийц», слишком откровенно пытался возглавить мафию. А его репутация была столь страшной даже для мафиози, что против контракта на его убийство не возражал никто из лидеров мафии. Пока Анастазиа возглавлял «Корпорацию убийц», никто из них не мог спать спокойно. Корпорация была неуправляема, в любой момент она могла обрушить свою кровавую секиру на голову любого главаря мафии. Своей деятельностью Анастазиа сам подписал себе смертный приговор, который мафия привела в исполнение.

В стране оставался, по существу, один лидер мафии национального масштаба — Мейер Лански. Именно после этого расцвел его талант организатора преступного мира и блестящего бизнесмена. Лански провел реорганизацию мафии. Он начал сворачивать практику приобретения мафией имущества через подставных лиц — друзей, родственников, мелкие компании. Как правило, эти лица не обладали необходимыми деловыми качествами, и в условиях жесткой конкуренции, характерной для американского делового мира, они оказывались нежизнеспособными.

Конечно, они были лояльны по отношению к мафии, но это не компенсировало их деловую некомпетентность. Лански стал в огромных масштабах практиковать посылку в Европу на тайные счета многомиллионных сумм из прибылей мафии. Это уже были масштабы, соответствовавшие кипучей натуре Лански.

Официальный правительственный деятель констатировал: «Некоторые из крупнейших слияний и приобретений в последние годы были сделаны на деньги синдиката (мафии. — Р. И.), поступившие из Европы».

Лански осуществил еще одно нововведение. Для управления легальными предприятиями, созданными на деньги мафии, он стал вербовать талантливых молодых менеджеров, не связанных с преступным миром. Они получали заработную плату значительно большую, чем в обычных корпорациях и соответственно давали большую отдачу по сравнению с обычными менеджерами. И главное, для правоохранительных органов и налогового ведомства они были вне подозрения, что обеспечивало спокойное функционирование мафии в сфере бизнеса. Один из руководящих полицейских чинов заявлял: «Старые деятели были на учете, мы знали их. Нам потребуются годы только для того, чтобы выявить этих вновь народившихся функционеров. А некоторых из них мы никогда не узнаем».

Интересы Лански были безграничны. Он пытался даже создать в Майами предприятие с собственными акциями. Бывший лоббист в Вашингтоне Роберт Винтер Бергер сообщал, что ему был выплачен гонорар за подготовку такого проекта.

По свидетельству лоббиста, проектом занимался связанный с мафией лоббист Натан Волошен (Nathan Voloshen). Бергеру было известно, что Волошен «по крайней мере трижды встречался с Лански для обсуждения проекта».

Со временем мафия пришла к заключению, что махинации с банками — одно из самых выгодных дел. Придя к такому выводу, мафиози стали усиленно разрабатывать это направление своей деятельности.

Результаты не замедлили сказаться.

Следствием махинаций мафии явилось банкротство «U.S. Нэшнл бэнк» и ряда других банков страны. Как заявил сенатор Чарлз Перси (Percy), эти факты свидетельствовали о том, что махинации мафии подрывают финансовую основу, на которой «держится вся экономика Соединенных Штатов, вся система личной собственности». С аналогичным заявлением выступил конгрессмен Клод Пеппер (Claude Pepper), который отметил «усиленное проникновение организованной преступности в банковскую систему, ценные бумаги, в страховое дело». Он назвал это проникновение «повсеместным».

Финансовые махинации мафии дают ей возможность выкачивать многие миллионы долларов, перекрывая денежный поток или отводя его в нужное направление. Делается все это старым и безотказно действующим способом — подкуп финансовых работников, адвокатов, экспертов — всех, причастных к мощной финансовой системе страны. Эдвард Вуенч (Wuenche), специалист по ценным бумагам, свидетельствовал, что руководители контролируемых мафией банков оказались в полной зависимости от организованной преступности. Эти ставленники мафии «не сделают ни одного движения, не проконсультировавшись предварительно с кем надо», — заявлял Вуенч. «На протяжении последних десяти лет это во все большей степени становилось обычной практикой».

Мафия усиливает удары по нервным узлам бизнеса-по банкам: в 1985 г. в связях с преступным миром был уличен «Бэнк оф Бостон» — шестнадцатый по величине банк в США.

Доходы «Коза ностры» от продажи наркотиков, от азартных игр, проституции, как правило, поступают мелкими купюрами. Мафиози должны обменивать чемоданы замусоленных десяток на чеки или помещать их на чей-то счет. Это нетрудно сделать с тысячами долларов. Но когда речь идет о сотнях миллионов долларов, неизбежно возникают проблемы. Именно здесь на помощь мафии приходят банки.

«Бэнк оф Бостон» действовал по такому рецепту. Он отправлял добытые мафиози «грязные» доллары за границу, в основном в Швейцарию. Банк не сообщал об этих переводах федеральным властям, хотя по закону обязан делать это. Спустя некоторое время деньги вновь возвращались в банк, но уже крупными купюрами. Поскольку теперь деньги поступали из-за границы, они были «чистыми». За несколько лет банк таким образом «отмыл» 1 млрд. 220 млн. долларов.

Когда афера случайно вскрылась, руководство банка сослалось на то, что произошла «техническая ошибка»: мол, кто-то из служащих неправильно оформлял бумаги. Министерство финансов охотно согласилось с подобным «объяснением». Банк оштрафовали на 500 тыс. долл., которые он тотчас же выплатил.

На этом дело и кончилось.

Через некоторое время выяснилось, что такими же операциями занимаются и десятки других банков. Назревал крупный скандал. Тогда сорок уважаемых финансистов — президентов банков обратились в министерство финансов с предложением: они добровольно сообщат о своих операциях по «отмыванию» принадлежащих мафии денег, если им будет гарантирован иммунитет от судебного преследования. Министерство долго решало, как поступить, но мало кто сомневался, что бизнесмены, вступившие в сговор с преступниками, выйдут сухими из воды.

«Отмывание» денег приносит банкам многомиллионные прибыли. Крупный барыш получают они и тогда, когда через подставных лиц покупают для мафии акции крупных компаний, правительственные ценные бумаги, участки земли, иногда целые фирмы. Сделки на десятки и сотни миллионов долларов скрепляют «узы сотрудничества» между американскими финансовыми институтами и мафией. Банкиры и мафиози становятся равноправными деловыми партнерами.

На дружеской ноге, чтобы не сказать большего, находятся с мафиози и многие юристы. В отчете президентской комиссии по организованной преступности говорится, что группа американских «юристов-ренегатов» стала составной частью подпольного синдиката. Эти юристы, нередко довольно известные, всеми правдами или неправдами стараются выгородить оказавшихся на скамье подсудимых преступников. Адвокаты мафии с помощью различных уловок затягивают порой до бесконечности судебные процессы, отводят или компрометируют нежелательных свидетелей. «Поэтому «короли» преступного мира обычно не задерживаются в тюрьмах. За решеткой оказываются лишь мелкие сошки, которые играют роль громоотвода, отвлекающего внимание американцев от неспособности или нежелания властей покончить с мафией».

Мафия, используя высокооплачиваемых специалистов в сфере финансов, адвокатов, специализирующихся в бизнесе, успешно осуществляет всевозможные махинации с ценными бумагами на фондовой бирже. «Мафия ведет блицкриг против Уолл-стрита, беря под контроль некоторые маклерские фирмы, входя в долю с другими». Тактика проникновения не отличается разнообразием: наркотики, использование всевозможных пороков, гемблинг, финансовое вымогательство, террор, убийство. Следствием является создание искусственного бума в торговле ценными бумагами, что ведет, по мнению компетентных органов сената, к захвату мафией контроля над ценными бумагами, выгодного ей распределения и присвоения этих бумаг.

Официальные федеральные власти констатировали, что мафия незаконно присвоила ценных бумаг на сумму 9,1 млн. долл. в 1966 г., а за первые шесть месяцев 1971 г. эта сумма составила 494 млн. долл.».

Шоковую реакцию вызвала информация, сделанная в 1973 г. в сенате Генри Дюпонтом (Du Pont), председателем правления корпорации «Секьюрити Валидешн». Он сообщил, что, по данным на июнь 1973 г., общая стоимость проданных или потерянных иным путем ценных бумаг составила 50 млрд. долл. или 4,8 % всей стоимости акций».

Таково финансовое кровопускание, устраиваемое мафией Уолл-стриту. Помимо чисто материальной стороны проблемы, исключительно важное значение имеет и моральный фактор: мафия мертвой хваткой взяла за горло фондовую биржу — основу основ благосостояния всего правящего класса страны, всей американской экономики.

Дурной пример заразителен. Воротилы финансового бизнеса сами становятся на путь преступной деятельности, полностью копируя методы мафии. В декабре 1988 г. одна из ведущих банковских корпораций США «Дрексел бэрнзм ламберт» согласилась признать себя виновной в финансовых махинациях и выплатить рекордный штраф свыше 650 млн. долл.

«Взамен власти не будут выдвигать против нее обвинения в создании помех правосудию и нарушений ряда законов, в том числе предназначенных для борьбы с организованной преступностью».

Фактически «Дрексел» принял ультиматум федерального прокурора, заявившего, что если банк не капитулирует, то против него будет применен тот же закон, с помощью которого власти стараются обуздать мафию. «Он, в частности, позволил бы заморозить активы на сумму, многократно превышающую размер штрафа».

Крупнейшая финансовая афера была осуществлена Микеле Синдоной (Michele Sindona). Свою карьеру он начал в конце 40-х годов в качестве адвоката. В течение 20 лет, используя помощь мафии, он стал владельцем или директором американских и европейских фирм, оценивавшихся на общую сумму в несколько миллиардов долларов. В CUIA его собственностью являлся «Франклин нэшнл бэнк» Нью-Йорка, девятнадцатый по активам банк США.

О масштабах преступной деятельности Синдоны свидетельствует тот факт, что в 1974 г., благодаря его усилиям, обанкротились «Банка привата Италиана» (Banka Privata Italiana) в Милане, «Франклин нэшнл бэнк» в Нью-Йорке и другие банки, которые он контролировал. Правительство Италии обвинило его в незаконном изъятии из миланского банка 225 млн. долл. Власти США предъявили Синдоне обвинение в том, что он выкрал из нью-йоркского банка 45 млн. долл.

Бывший заместитель министра юстиции США Джон Кинни (Kenney) отмечал, что Синдона действовал в самом тесном контакте с мафией.

Мафия приложила свою руку и к ограблению Ватикана, которое осуществил Синдона. Папа Павел VI, очевидно, не лучшим образом разбирался в финансовых вопросах и в людях, если пригласил для реорганизации финансов Ватикана этого прожженного жулика. Синдона весной 1969 г. удостоился аудиенции у папы и, наверно, произвел на него положительное впечатление, если папа немедленно после аудиенции подписал документ, который передал под контроль Синдоны большую часть имущества Ватикана. Проходимец действовал быстро и решительно: к январю 1975 г. путем всевозможных финансовых махинаций он выкрал из казны Ватикана 240 млн. долл.

Воистину для мафии нет ничего святого! В 1977 г. потрясенный этими огромными потерями и преследуемый воспоминаниями о встрече с Синдоной папа заметил, что «очевидно только рука всевышнего может освободить нас и церковь от всего этого. Он превзошел Сатану».

Преемник Павла VI — Иоанн Павел 1 не успел разобраться в деталях кровопускания, устроенного мафией Ватикану: через 33 дня после восшествия на святой престол, в октябре 1978 г., он скончался. Официальная версия — от инсульта. Декретом Ватикана, принятым в 1975 г., запрещалось вскрывать тело покойного папы. «Тайм», процитировав этот декрет, писал, что он свидетельствует о «серьезных подозрениях» в отношении истинных причин смерти папы. Журнал констатировал, что идут многочисленные «разговоры о том, что Иоанн Павел 1 был отравлен». 13 мая 1981 г. папа Иоанн Павел II был тяжело ранен выстрелом из пистолета. Покушался на его жизнь «профессиональный убийца» Махмет Али Агджа (Agca). Итальянский суд констатировал существование заговора с целью убийства папы. Об этом свидетельствовали обстоятельства бегства Агджи из итальянской тюрьмы накануне покушения, его свободные перемещения по Европе.

Во всем чувствовался знакомый почерк мафии.

Расследование показало, что деньги из казны Ватикана были переправлены из Италии в Люксембург, затем обратно в Италию, в Никарагуа, Перу и в конце концов в Панаму, где они «похоже, исчезли». В этих махинациях активно участвовал архиепископ Пол Марцинкус (Paul Marcinkus), главный банкир Ватикана, родом из Сисеро, штат Иллинойс (в этом пригороде Чикаго была одна из главных вотчин Аль Капоне). Именно Марцинкус избрал Синдону в качестве своего «приближенного советника».

Он подозревался в тесном соучастии с нью-йоркским мафиози Винсенте Риццо (Vincent Rizzo) в осуществлении грандиозной финансовой аферы с ценными бумагами стоимостью в 1 млрд. долл.

Марцинкус был замешан и в темных махинациях с «Банко Амброзиано» (Banko Ambrosiano). В августе 1982 г. «этот самый крупный частный банк Италии был ликвидирован после ограбления на 1,4 млрд. долл. «. Архиепископ Марцинкус отказался сообщить какие-либо детали, касавшиеся этой крупнейшей финансовой махинации.

За делом с «Банко Амброзиано» потянулась кровавая цепочка убийств, в которых четко прослеживался почерк мафии. Президент банка Роберто Калви (Calvi) был найден мертвым, «повешенным под мостом в Лондоне». Его секретарша «нашла свою смерть в Милане». Роберто Розоне (Rosone), вице-президент банка, оказался счастливее: он остался в живых после попытки самоубийства. Пять других деятелей, связанных со скандалами Синдона и «Банко Амброзиано», также были насильственно умерщвлены. Синдона был обвинен в одном из этих убийств.

Крушение «Франклин нэшнл бэнк», крупнейшее финансовое банкротство в США, и «Банко Амброзиано» — самого мощного частного банка Италии, нанесло серьезный удар по экономическим позициям обоих государств. И то, и другое было делом рук мафии. В 1982 г., констатировав резко возросшую угрозу со стороны мафии, правительство Италии поручило полицейскому генералу Карло Далла Чиезо (Dulla Chieso), отвечавшему за борьбу с террористами, расследовать деятельность мафии.

3 сентября в Палермо (Сицилия) машина, в которой находился генерал и его жена, была обстреляна неизвестными лицами.

Погиб и генерал, и его жена, были убиты также полицейские, эскортировавшие генерала. Премьер-министр Италии Джиовани Спадолини (Giovanni Spadolini) обвинил в этом убийстве мафию.

Он заявил: «Генерал Далла Чиезо, внесший исключительно большой вклад в борьбу с терроризмом, погиб в тот момент, когда он начал хорошо продуманную и смелую операцию против террора мафии». Премьер-министр назвал эти убийства «смертельным вызовом, брошенным мафией демократическому государству, вызовом, который временами перерастает в открытую войну».

Аналогичная ситуация сложилась и в США, где двумя десятилетиями раньше братья Кеннеди предприняли энергичные меры. по борьбе с мафией и были убиты при ее бесспорном участии.

Мафия в США тоже бросила кровавый вызов нации, совершив террористические акции против руководящих деятелей страны.

Высказав соответствующую точку зрения в связи с убийством братьев Кеннеди, крупный американский специалист по изучению деятельности мафии Дэвид Шейм (Scheim) делал вывод, что «настало время положить конец продолжающимся столетие страданиям народа и террору, навязанному мафией Америке.

Очевидно, настало время предпринять такие же действия, которые осуществили Вашингтон, чтобы сокрушить винный мятеж, и Честер Артур (Chester Arthur) — против организованной преступности в Аризоне: искоренить мафию вооруженным путем на основании статьи 10, частей 332 и 333 уголовного кодекса Соединенных Штатов». Автор отмечал, что необходимость использовать против мафии вооруженную силу очевидна. Только таким путем можно положить конец ее преступлениям, террору, всем видам ее деятельности. Не без оснований Дэвид Шейм писал, что пытаться бороться с мафией силами местной полиции-это все равно, что поручить местной полиции отразить налет на Пёрл-Харбор 7 декабря 1941 г.

Шейм разделял точку зрения известного борца за права черных американцев Малколма Икса, что надо «объявить всеобщую войну организованной преступности». Д. Шейм считал, что даст «немедленный эффект бойкот предприятий и операций, находящихся под контролем мафии, необходимо сделать особый упор на казино в Лас-Вегасе и Атлантик-Сити, контролируемых мафией» ".

Бойкот, конечно, сильнодействующее средство, особенно когда он имеет целью нанести удар по прибылям, исчисляемым миллиардами. Например, в 1987 г. игровой комплекс Невады получил чистой прибыли 435 млн. долл. Общий же «улов» составил 3,3 млрд. долл. Бойкотировать эту индустрию гемблинга практически невозможно. И не только потому, что мафия в случае бойкота несомненно пустит в ход физическую силу, и участники бойкота будут рисковать жизнью. Бойкот, очевидно, нереален и потому, что каждый год в тот же Лас-Вегас прибывает не менее 12 млн. туристов. Перекрыть такой мощный туристический поток практически невозможно.

В США достаточно широко распространена точка зрения, что клин вышибают клином, что на террор мафии необходимо ответить полицейским террором. Многие исследователи считают, что дурной прецедент был создан в 1890 г. в Новом Орлеане, когда власти не довели до конца дело с осуждением мафиози, осуществлявших рэкет в отношении докеров местного порта и убивших начальника полиции Дэвида Хеннесси (Hennesay), который начал расследовать деятельность мафии.

Нет такого преступления, на которое не пошла бы мафия ради денег, ради прибыли. Самая отвратительная фигура эксплуататора во все времена и у всех народов-ростовщик. Мафия всегда исключительно широко использовала в своей деятельности ростовщичество. Чарлз Роговин (Rogovin), эксперт по организованной преступности при Генеральном атторней ( ) штата Массачусетс, отмечал, что «все другие «семьи» мафии обычно» прекращают убийства, исходя из теории, что мертвый человек не может платить. Но здесь все по-другому. Мафиози совершенно безжалостны в отношении ростовщических долгов. Две трети убитых и искалеченных в Новой Англии — это люди, которые «не уплатили вовремя долг ростовщикам-мафиози».

У мафии была разработана специальная система наказаний тем, кто вовремя не отдавал долг, и грабительские проценты.

Один из мафиози, специализировавшийся на ростовщичестве, показал, что была специальная шкала «возмездия» в зависимости от размеров долга и срока задержки. Все было детализировано, как в настоящем бизнесе. Если опоздание достигало трех недель, в наказание ломали руку или ногу. Шесть-восемь недель наказывались автомобильным крушением, разгромом дома или офиса.

«Иногда мы шли к нему в дом и избивали жену или ломали ноги его ребенку, который возвращался из школы». Если долг превышал 15 тыс. долл., наказанием за опоздание с его уплатой была смерть".

Всё более широкие масштабы принимает «сотрудничество» между мафиозными группировками США и России. Мафия давно

* Генеральный атторней-старший юрист штата, с полномочиями главного юридического советника правительства США в данном штате. Может выступать как в защите обвиняемых, так и поддерживать обвинение в качестве прокурора. уже стала интернациональной организацией и когда речь идет о российско-американском «сотрудничестве» на этой ниве, то зачастую бывает очень трудно вычислить чисто американский или русский «вклад» в общее дело. Поэтому и данные о преступной деятельности нередко даются без указания национального фактора.

Так, например, по данным МВД России, зарубежные мафиози ежегодно «отмывают» в России около 30 млрд. долл.»

Американские данные по этой проблеме не имеют ничего общего с информацией, даваемой МВД России. По сообщению ИТАР-ТАСС от 12 января 1995 г. из Вашингтона, в конце 1994 г. в Вашингтоне прошло несколько форумов, посвященных быстрому укреплению позиций мафии в России. Среди них особенно важное значение имели конференции «Российская организованная преступность» и «Глобальная организованная преступность».

Конференции были международными по своему составу, в частности, в них принимали участие представители России.

На этих встречах были оглашены данные о том, что «по оценкам специалистов, в РФ каждую неделю тайно ввозится с целью «отмывания» от 100 млн. до 1 млрд. долл., поскольку там это можно сделать неизмеримо легче, чем в каком-либо другом месте, особенно с началом приватизации за наличные».

В США власть имущие круги бьют настоящую тревогу в связи со стремительным ростом мафии в России. Выступая на одной из указанных конференций в Вашингтоне, бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси заявил, что «успех или неудача президента Бориса Ельцина и российского правительства в отношении этой угрозы (мафии-Л И.) отразится как на будущем России, так и на интересах США».

Директор ФБР Луис Фри, выступая на этой же конференции, заявил: «…если правительство США, и в первую очередь его правоохранительные составляющие», упустят момент и не предпримут «быстрых и всеохватывающих» действий по оказанию помощи «нарождающимся демократиям в Центральной и Восточной Европе, равно как и тем, что прежде составляли Советский Союз, то могут быть утеряны возможности для свободы».

Директор ФБР продолжал: «Мы не имеем права сидеть сложа руки и наблюдать за тем, как новая разновидность гангстеров восходит к вершинам власти в этих странах».

На мой взгляд, горячее желание власть имущих кругов в США оказать всемерную помощь России в борьбе с мафиозными структурами имеет и еще одну немаловажную цель, о которой «деликатно» умалчивают руководители американских спецслужб.

«Помощь» России в борьбе с мафией дает возможность, если не взять под контроль, то глубоко проникнуть в правоохранительные органы России, что позволит получить богатейшие дивиденды, о которых не смеют и мечтать ни российские, ни американские гангстеры.

Круг почти замкнулся: Россия превращается в подобие «банановых республик», в которые под предлогом оказания помощи в борьбе с наркобизнесом все более усиливается политическое и военное проникновение США. Мощный поток рублей и долларов идет не только из США в Россию, но и в противоположном направлении, из России в США.

12 декабря 1994 г. газета «Известия» сообщила, что около ста юридических лиц России, в том числе 27 банков разной величины, а также полторы тысячи частных вкладчиков банка «О.С.Т.»

отметили печальную для них годовщину его закрытия. Вместе с банком исчезло свыше 50 миллиардов принадлежащих вкладчикам рублей. Схожая по величине сумма уплыла и из карманов клиентов другого банка-«Промышленный» (он же «РВГ-банк»).

Банки, как выясняется, оказались «нечистой парой».

По имеющейся у «Известий» информации, «О.С.Т.» и «РВГ» — лишь части мошеннической империи, создателем и вдохновителем которой был один человек-некто Юрий Фадеев, в недавнем прошлом житель Тольятти, удачливый коммерсант, а ныне…

Ныне следы господина Фадеева теряются во мраке неизвестности. Учитывая, что, по некоторым данным, в числе его кредиторов были не только вкладчики банка «О.С.Т.», но и несколько крупных преступных авторитетов, есть вероятность, что эти следы утрачены навсегда.

Зато обнаружилось множество фактов, связанных с деятельностью более чем сорока (!) коммерческих структур в России и США, к созданию которых К). Фадеев приложил руку. Благодаря этим фирмам с 1991 по 1995 год, по данным совместного расследования, которое ведут МВД России и ФБР США, из России за океан было перекачано 60–70 миллионов долларов, в результате чего пострадали около 4500 физических и несколько десятков юридических лиц.

Пресса США сообщает о том, что коррупция поразила и законодательные структуры России. По данным американской газеты «Крисчен сайенс монитор», по меньшей мере 25 политических организаций из 43, включенных в избирательные бюллетени для участия в выборах в Госдуму в декабре 1995 г., имели в своем списке одного или нескольких кандидатов с криминальным прошлым.

Газета делала вывод: «Преступность — самый пугающий аспект в жизни российских граждан на сегодняшний день. Частное предпринимательство открыто признает, что «не может позволить себе платить налоги». По результатам официального 309 исследования, оборот розничной торговли в 1994 году составил 49 миллиардов долларов; из них 20 миллиардов, или 40 процентов, приходятся на теневую экономику, то есть такую, где не платят налогов».

Если преступность проникла в высший законодательный орган страны, то нет ничего удивительного в том, что отстрел членов Государственной думы стал обычным явлением. А в декабре 1995 г. как заключительный аккорд к завершению работы думы в офисе одного из ее депутатов прогремел мощный взрыв.

Он прозвучал как напоминание о широко известном изречении: «Мафия бессмертна!»

Апофеоз разгула преступности и морального разложения высшего эшелона властных структур-дело бывшего и. о. генерального прокурора России Алексея Ильюшенко. 23 февраля 1996 г. ему было предъявлено обвинение по статьям 170 (злоупотребление властью или служебным положением) и 173 части 3 (получение взятки должностным лицом) УК РФ. С этого момента Ильюшенко официально стал обвиняемым. За несколько дней до этого он был заключен в следственный изолятор тюрьмы в Лефортово.

Массовая наркомания-одно из самых страшных бедствий современности. И ответственность за это бедствие несет в первую очередь мафия. Главный признак мафии-это сращивание преступности с полицией, властями, с власть имущими в самом широком смысле этого слова. Производство, транспортировка, продажа наркотиков возможны только при условии, если преступные элементы имеют мощные и надежные позиции среди тех, кто призван бороться с преступностью. Именно такие позиции имеет мафия.

Федеральное бюро по контролю за распространением наркотиков сообщало в 1963 и 1969 гг., что «транспортировка героина контролируется в подавляющем большинстве случаев мафией».

Как и во всех операциях мафии здесь имеет место четкое разделение труда. Мафиози не занимаются мелким и рискованным делом торговли наркотиками на улицах. За относительно небольшую плату это делают, как правило, молодые, начинающие преступники. Но является фактом, что мафия контролирует движение наркотиков и получает подавляющее большинство прибыли.

Приспосабливаемость мафии, ее умение получить прибыль от все новых и новых преступных акций поразительны. Наркоманы тратят около двух миллиардов долларов в год на покупку героина, большая часть которого добывается путем грабежа. Существует специальная такса на наркотики, похищенные со складов, аптек, из больниц.

Наркобизнес-старая, проверенная на практике и исключительно доходная сфера бизнеса мафии. В последнее время деятельность мафии приняла здесь угрожающие размеры. Установлено, что 10 млн. американцев употребляют кокаин, причем 4 млн. регулярно. Ежедневно на кокаиновом рынке появляется пять тысяч новых покупателей. На приобретение героина, кокаина, марихуаны в США ежегодно расходуется 500 долл. на душу населения. Мафия, промышляющая наркотиками, получает прибыли в шесть раз больше, чем вся сигаретная промышленность Соединенных Штатов. Ради таких огромных прибылей мафия идет на любые преступления.

Расширяется круг лиц, промышляющих в сфере наркобизнеса.

«Известия» опубликовали заметку под названием «Нашли " занятие» за океаном». В ней говорилось, что в Бруклине (район Нью-Йорка) арестованы члены крупной банды торговцев наркотиками. Конфисковано кокаина на 3 млн. долл., а также четыре единицы огнестрельного оружия. Полицейская операция по выявлению этой банды длилась с сентября 1988 г. В результате собранных улик преступники изобличены. «Все они-лица, в свое время эмигрировавшие из СССР и выбравшие США страной местожительства».

Правоохранительные службы сообщают, что иммигранты из СССР создали в США преступную сеть, объединяющую несколько сот человек. Некоторые из них-квалифицированные уголовники, фальшивомонетчики и мошенники. В Нью-Йорке фальшивомонетчики из этой преступной группы обвиняются в выпуске поддельных купюр на 20 млн. долл. и поддельных дорожных чеков компании «Америкэн экспресс» на несколько миллионов долларов. Преступники из числа советских иммигрантов проникли в одну из крупнейших в США фирм по производству драгоценностей, где они методически занимались хищениями золота и драгоценных камней, стоимость которых составила 54 млн. долл.

По утверждению ФБР, преступная деятельность советских иммигрантов в США «связана с семьями мафии». Преступные группы часто организуются выходцами из одного города-Одессы, Киева, Санкт-Петербурга, Москвы. Правоохранительные органы США отмечают, что преступники из среды советских иммигрантов во многом похожи в своей организации на другие преступные группы в Америке, организуемые на этнической основе. Джеймс Фоке, директор управления ФБР в Нью-Йорке, считает, что подобно «Коза ностре» «эти преступные элементы начинают с того, что кормятся за счет своих соотечественников, а затем, становясь крупнее и чувствуя, что они могут пренебречь законом, распространяют свое влияние за пределы данной общины». Служба иммиграции и натурализации сообщила, что, начиная с 1980 г. и по данным на июнь 1989 г., она выслала в Советский Союз 101 иммигранта с уголовным прошлым.

Хотя большинство вновь прибывавших из СССР в США и многие преступники-были лица еврейской национальности, следователи утверждают, что некоторые из тех, кто прибыл в страну в качестве еврейских иммигрантов, в действительности подделали документы для того, чтобы покинуть Советский Союз».

Американские средства массовой информации сообщают, что одним из важнейших центров «советской мафии» в США стала «Маленькая Одесса», населенная в основном иммигрантами из СССР. Характеризуя преступную группу из этого района Нью-Йорка, один из руководителей полиции города Джозеф Дилейни заявил: «Я считаю, что она гораздо опаснее той организованной преступности, какой мы ее знали. Речь идет о сотнях иммигрантов, которые организованы в особую группу, банду». Телекомпания Си-би-эс посвятила этой банде специальный репортаж. По словам автора репортажа Ричарда Шлессинджера, эти новые преступники «умелы, хорошо организованы и не останавливаются перед применением насилия».

Крупнейшая афера иммигрантов из СССР-незаконная торговля бензином, которая, по выражению Си-би-эс, стала их «билетом» в мир организованной преступности США. Вступив в связь с традиционной мафией, новые гангстеры занялись тайной торговлей в обход законов о налогообложении. «Только за один год она принесла этой группировке не менее 150 миллионов долларов», — отмечала представитель полиции Лора Бреветти.

«Они еще не так организованы, как итальянская мафия, но уже смогли расширить свое влияние за пределы Нью-Йорка», — подчеркивал Шлессинджер. «Полиция говорит, что эти гангстеры не боятся американского правосудия», — указал корреспондент. «Даже когда они попадаются, получаемые ими сроки ничто в сравнении с тем, что они имели бы в Советском Союзе, — сказал ему один из иммигрантов, ставший информатором полиции. — И когда речь идет о деньгах, они готовы вести настоящую войну».

Афера русских иммигрантов с бензином была продолжена их соотечественниками Игорем Эрлихом, Ароном Мисуловиным и К°, которые в течение шести лет успешно подвизались на махинациях с дизельным топливом.

По предварительным подсчетам, на август 1995 г. мошенники выкачали более 500 млн. долл., что весьма внушительно уже само по себе, но еще более внушительно относительно к общей сумме подобных краж по всем Соединенным Штатам. Составляет она 2 млрд. долл. Таким образом, группа мошенников (всего их 25 человек, из которых 15-эмигранты из бывшего Советского Союза) «взяла на себя» одну четвертую часть всеамериканского топливного разбоя.

В связи с обвинительным заключением, предъявленным этой группе мошенников, правоохранительные органы сообщили, что, хотя в преступном сговоре итальянская мафия непосредственно не участвовала, вскрыты ее связи с русской организованной преступностью в США, или, как сказано официальными лицами, «между ними имелась определенная координация». Кстати, в результате этой «координации» в мае 1995 года в тюрьму угодила другая группа нефтяных мошенников, включая эмигрантов из России и одного из подручных крестного отца итальянской мафии Джона Готти. (Они нажили махинациями 100 млн. долл.).

Шесть лет, вплоть до 1994 г., длилось в США громкое дело о преступных манипуляциях, связанных с медицинскими страховками.

47-летний Михаил Смушкевич, эмигрировавший из СССР в 70-е годы, вписал свое имя в анналы американской юстиции.

Он-автор и исполнитель самого крупного в истории США мошенничества в сфере медицинского страхования. Так решил суд в Лос-Анджелесе, приговоривший нашего бывшего соотечественника к 22 годам тюрьмы.

Помимо этого, Смушкевич должен будет выплатить более 40 млн. долл. и передать в счет компенсации своим жертвамв основном страховым компаниям-имущества на 50 миллионов.

Вердикта ожидает младший брат Михаила Смушкевича — Давид, соучастник этого преступления. Братья-мошенники начали свою деятельность в Калифорнии, а вскоре развернули ее по всем США — в Чикаго, Сент-Луисе, Майами. Они ограбили 1400 американских страховых компаний.

Гангстеры, специализирующиеся в наркобизнесе, осели главным образом в Майами, штат Флорида. Они стали компаньонами богатейших кланов ряда латиноамериканских стран. Этот зловещий альянс не останавливается ни перед чем, защищая свои доходы. В Боготе мафиози демонстративно убили министра юстиции Лара после того, как колумбийская армия ликвидировала в одной из провинций нелегальную фабрику по переработке боливийского и перуанского кокаинового сырья.

Президент Колумбии Белисарио Бетанкур бросил вызов мафии. И не только ей. Он велел выдать властям США пятерых американских гангстеров. Вашингтон, однако, не обнаружил решимости поддержать колумбийского президента в борьбе с мафией прежде всего потому, что Бетанкур является активным политическим деятелем Контадорской группы, выступающей против антиникарагуанской политики Белого дома. Сверх того во многих южноамериканских странах мафия давно стала для США удобным партнером в делах, направленных на дестабилизацию положения в тех государствах, которые хотят уклониться от опеки Вашингтона.

Наркотики мощным потоком идут в США, ставшие одним из главных их потребителей. Это создает для страны сложные проблемы.

Анализируя на страницах журнала «Нью-Йорк таймс мэгэзин» способы борьбы с организованной преступностью, президент США вынужден был признать, что торговля наркотиками явно довела Америку до кризиса. «К 1981 г.,-писал Рейган, — ввоз наркотиков через нашу юго-восточную морскую границу привел к такому широкому насилию и коррупции, что угрожал превратить всю южную Флориду в дикий Запад наших дней».

Наркомания представляет сегодня для США национальную опасность и распространяется она со скоростью степного пожара. На смену дорогостоящему кокаиновому порошку, например, пришла его сравнительно дешевая разновидность под названием " крэк". «По сравнению с кокаином " крэк " настолько дешев, что превращается в наркотик равных возможностей», — умилялся журнал «Тайм».

Общественные организации, которые ведут безуспешную борьбу с распространением наркомании, бьют тревогу. «Мы обнаружили новое явление — к " крэку " привыкают 6 — 7-летние дети, — говорит Бенджамин Уокер, директор одного нью-йоркского фонда, поддерживающего своими финансами лечебницу для наркоманов и их детей». Наркомания стала повальным бедствием. К 25-летнему возрасту до 80 % всех американцев в той или иной мере приобщаются к наркотикам.

По данным журнала «Ю.С. ньюс энд уорлд рипорт», американцы потребляют 60 % всех производимых в мире наркотиков.

Около 20 млн. человек регулярно курят марихуану, до 8 млн. употребляют кокаин и полмиллиона-героин.

Торговля наркотиками превратилась в один из самых прибыльных видов бизнеса, который ежегодно приносит около 100 млрд. долл. дохода. Опираясь на столь мощную финансовую базу, гангстерские банды стали грозной силой. Раскрытый в начале августа 1986 г. в штате Пенсильвания преступный синдикат имел в своем распоряжении целую авиакомпанию «Америка эйр». С ее помощью за 6 лет, по данным на 1989 г., из Южной Америки в США было ввезено около 7,5 т кокаина.

Американская пресса сообщала в 1986 г., что попытки перекрыть каналы поставок через побережье Флориды привели лишь к тому, что контрабандисты нашли новые пути. По мнению американских должностных лиц, в 1986 г. в США должно было быть продано 150 т кокаина-вдвое больше, чем в 1985 г. Контрабандные поставки героина должны были достигнуть 12 т, что на 3 т больше, чем в 1985 г., а нелегальный импорт марихуаны — 65 т-на 6 т больше, чем в 1985 г. «Если мы и объявили войну наркомании, то пока мы ее проиграли», — считал губернатор штата Флорида Роберт Грэхэм».

Как отмечалось в главе VII «Наркобизнес», в 90-х годах развернулась настоящая война спецслужб США с наркомафией, которые в союзе с соответствующими службами латиноамериканских стран-производителей наркотиков многое сделали для предотвращения контрабандной перевозки наркотиков в Соединенные Штаты.

Эта деятельность наталкивалась на большие трудности, которые во многом возникали в связи с тем, что в наркобизнесе были замешаны влиятельные власть имущие структуры латиноамериканских государств.

В 1995 г. разразился скандал, связанный с именем Рауля Салинеса, брата бывшего президента Мексики Карлоса Салинеса де Гортари. По данным мексиканской прессы, Рауль Салинес имел более 40 счетов в банках Швейцарии, Мексики и США, с помощью которых «отмывались» наркодоллары.

Рауль находится с февраля 1995 г. под следствием по подозрению в организации покушения на генерального секретаря правящей Институционно-революционной партии Хосе Руиса Массиеу, бывшего супруга сестры Карлоса и Рауля.

Дело началось с того, что 15 ноября 1995 г. в Берне при попытке забрать со счетов в швейцарском банке 84 млн. долл. были арестованы жена Рауля Паулина Кастонон и ее брат Антонио.

Для расследования дела Рауля Салинеса в Мексику прибыл федеральный прокурор Швейцарии Карла дель Понте. Она заявила, что в расследовании существенную помощь швейцарским властям оказывает Агентство по борьбе с контрабандой наркотиков Соединенных Штатов (ДЕА)°.

Наркомания получила широкое распространение там, где, казалось бы, о ней не могло бы быть и речи-в спорте. Масштабы ее проникновения в профессиональный спорт стали поистине угрожающими.

Национальная футбольная лига (НФЛ) США взяла на себя контроль за использованием запрещенных средств, хотя это должно быть обязанностью самих клубов. И это происходит потому, указывает «Вашингтон пост», что клубы стоят перед дилеммой — набирать очки или развернуть борьбу с наркоманами, отстраняя их от игр. «Клубы, — подтверждает директор операций НФЛ Яан ван Дузер, — все же спортивные расчеты ставят превыше всего». По его словам, действуют даже такие поразительные по цинизму аргументы, как «мы отстраним игроков, а клуб, с которым нам предстоит играть на следующей неделе, не сделает этого». В результате клубы, как правило, стараются «не выносить сор из избы».

Борьба с наркоманией среди спортсменов-профессионалов пока в США не приносит реальных результатов.

«Вашингтон пост» отметила, что распространение наркомании в профессиональном спорте-«это отражение положения во всем американском обществе».

«Факт состоит в том, что в Америке, если атлет может хорошо прорывать оборонительные порядки соперника или сам блокировать продвижение нападающего другого клуба, если он способен стабильно забрасывать мячи в баскетбольную корзину, если он уверенно владеет бейсбольной битой, то злоупотребление наркотиками прощается и допускается». Это мнение принадлежит эксперту по вопросам борьбы против наркомании конгрессмену Чарльзу Рэнджелу.

В 1986 г. были вскрыты столь вопиющие факты стремительного роста наркомании, столь активный характер приняла деятельность мафии в сфере наркобизнеса, что конгресс принял законопроект по борьбе с наркоманией, который был подписан президентом и получил силу закона. За время своего действия закон дал определенные положительные результаты, но не смог обеспечить кардинальных сдвигов в борьбе с наркоманией.

Это еще раз доказало, что с мафией невозможно бороться, действуя в рамках обычного законодательства. Для эффективной борьбы с мафией необходимы чрезвычайные меры. Важные законодательные инициативы по борьбе с наркомафией предприняли администрации Буша и Клинтона.

Стремительный рост доходов мафии свидетельствует о том, что применяемые против нее меры не дают кардинальных результатов. В 60-е годы доходы мафии от ростовщичества, азартных игр, проституции, торговли наркотиками и других операций составляли 15–20 млрд. долл. в год, к концу 1985 г. они возросли до 120 млрд. долл.

Своеобразная все же страна Соединенные Штаты. В последнее время американцы нашли новое и очень эффективное средство борьбы с наркобизнесом. Об этом рассказал журнал «Ю.С. ньюс энд уорлд рипорт». Журнал поведал о том, что часть выручки от конфискованной собственности деятелей наркобизнеса передается местной полиции, захватившей эту собственность.

В 1981 г. полиция конфисковала соответствующей собственности на 100 млн. долл., а в 1987 г. — уже на 1 млрд. долл.

Бароны наркобизнеса зачастую рассматривают тюремное заключение всего лишь как издержки профессии. Но, отдавая большую долю конфискованных у них средств на борьбу с наркотиками на местном уровне, можно заставить преступников финансировать собственную гибель, считает Говард Сафир из службы судебных исполнителей США.

Это «справедливое разделение» доходов от конфискованной собственности с полицией штатов и местными властями началось с 1985 г. До этого все эти активы шли в федеральную казну и у местной полиции не было особого стимула сотрудничать с «центром» в борьбе против торговцев наркотиками. Закон 1984 г. разрешил министру юстиции делить собственность, конфискованную в пользу федерального правительства, с органами охраны порядка штатов и местной власти в соответствии с их долей участия в пресечении наркомафии и тем самым резко повысил заинтересованность людей на местах.

С тех пор правоохранительные органы штатов и местные власти получили 182 млн. долл. наличными и в виде собственности от федерального правительства. Они использовали их для покупки автомашин, оружия, а также для оплаты сверхурочной работы офицеров, занятых борьбой с наркотиками, финансирования осведомителей и новых следственных отделений, следящих за крупными торговцами. Только лос-анджелесская полиция получила 18 млн. долл. и должна была получить еще около 25 млн. долл. «У нас не было бы войны против наркотиков в Лос-Анджелесе, если бы не справедливое разделение-говорит заместитель начальника полиции Гленн Левант. — Эта программа-великое дело для местных правоохранительных органов».

Методы, с помощью которых мафия делает бизнес, столь же разнообразны, как и формы самого бизнеса. Например, служба грузовых наземных перевозок в нью-йоркском аэропорту имени Джона Кеннеди является настоящей вотчиной мафии. Ирония судьбы: с именем президента Кеннеди связан период самой активной и во многом эффективной борьбы с мафией. А сегодня мафия господствует в аэропорту, который носит его имя.

«Средний житель Нью-Йорка, — считает руководитель местного отделения ФБР Джон Хогэн, — вынужден платить астрономическую цену за существование мафии в городе». Да что там средний житель! Когда-то бурливший нью-йоркский порт сегодня все больше хиреет. Причина? Некоторые компании покинули Нью-Йорк, как только мафия начала подбираться к причалам…»^.

Уолл-стрит и правительственные службы США публикуют данные, свидетельствующие об астрономических темпах роста доходов мафии от махинаций с ценными бумагами: 9,1 млн. долл. в 1966 г., 37 млн. в 1967 г., 400 млн. в 1969 г., 494 млн. долл. за первые шесть месяцев 1971 г.

Реакция деловых кругов и правительственных инстанций на такую информацию была исключительно болезненной: стало очевидным, что мафия практически берет под контроль важнейшие направления хозяйственной жизни страны. А последствия такого развития событий могли быть катастрофическими. Мюррей Гросс (Murray Gross), помощник прокурора Нью-Йорка, заявил на официальном слушании в сенате: мафиози «приходят на Уолл-стрит со своим «набором трюков»… у них более чем достаточно возможностей, чтобы сокрушить непрочные бастионы безопасности Уолл-стрита».

Приведенные данные о стремительном проникновении мафии в святая святых делового мира, на Уолл-стрит, свидетельствуют о том, что не являлись преувеличением оценки этому явлению, звучавшие в стенах сената. На вопрос, каковы масштабы подобного проникновения, Петей Лепера, один из мафиози, занимавшихся финансовыми махинациями, ответил: «тотальные».

Периодически организаторы финансовых афер оказывались в сфере внимания правоохранительных органов. В 1973 г. полиция раскрыла мощную группу мафиози, практиковавшуюся на финансовых махинациях международного масштаба. Было осуждено 25 человек, среди них Винсент Риццо (Vincent Rizzo), член «семьи» Дженовезе, и другие высокопоставленные члены мафии.

Расследование обстоятельств дела показало, что при финансовых аферах мафия действует старыми, давно апробированными методами: «обвинения имели широкий спектр-от контрабанды наркотиков до вымогательств денег и попыток убийств».

Соединенные Штаты-великая морская держава. Перевозки грузов, осуществляемые морем, огромны. И мафия не могла пройти мимо такого важного источника обогащения, как ограбление торговых судов. Делается это в истинно американских масштабах с четко выраженной тенденцией к быстрому возрастанию этого преступного бизнеса. К 1972 г. доходы мафии от кражи грузов с торговых кораблей достигали 2 млрд. долл. в год. Важно подчеркнуть, что в конечном счете теряют от этих преступных операций не судовладельцы или хозяева товаров, а многомиллионные массы потребителей: понесенные потери перекладываются на покупателей путем повышения цен на товары. Попытки бороться с массовыми хищениями грузов не дают никаких результатов. Мафия отвечает на такие попытки массовым террором. Угрозы, физические расправы, убийства охранников в портах являются обычным явлением. И лица, ответственные за охрану грузов, боятся выполнять свои служебные обязанности. Хищение грузов осуществляется не только с торговых судов, но и на всех других видах транспорта. Захватив под свой полный контроль всю службу перевозок в аэропорту имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке, мафия осуществляет здесь хищение грузов в массовых масштабах. За пять лет размеры этих хищений увеличились в 100 раз, с 45 тыс. долл. до 4,5 млн. долл.

Мафия взяла под полный контроль локал № 295 профсоюза складских рабочих в аэропорту имени Д. Кеннеди и с его помощью делает в аэропорту фактически все, что хочет.

Господство мафии в этом аэропорту и ее грабительские операции периодически вызывали громкие международные скандалы. В декабре 1978 г. здесь произошло крупнейшее вооруженное ограбление. Из самолета авиакомпании ФРГ «Люфтганза» было похищено валюты и ювелирных изделий на 5 850 000 долл.

Журнал «Тайм» писал, что это было делом рук мафиози из «семьи» Томми Луссезе (Tommy Luccese)».

В декабре 1995 г. произошла сенсация: герцогиня Йоркская, возвращавшаяся рейсом из Вашингтона через Нью-Йорк в Лондон, была ограблена в нью-йоркском аэропорту. Из багажа члена королевской семьи Великобритании был похищен ее свадебный подарок от королевы Великобритании-драгоценности стоимостью в 250 тыс. фунтов стерлингов. Знатной пассажирке повезло. Охрана аэропорта обнаружила и драгоценности, и похитителей.

По данным журнала «Тайм», «мафия в настоящее время доминирует в производстве и распространении порнографических книг, журналов и кинокартин». Доход от этой сферы преступного бизнеса составляет 2,2 млрд. долл. в год.

Характерно, что мафия обогащается, эксплуатируя все пороки общества. «Семья» Гамбино имеет самый большой интерес в бизнесе порнографии, рассчитанной на детей. «Семья " Дженовезе во многом монополизировала в стране проституцию.

Джеймс Баррет (Burrett), работавший на мафию в сфере порнографического бизнеса, стал осведомителем ФБР, а позднее свидетелем на процессах, посвященных преступной деятельности мафии. Он показал, что во всех населенных пунктах США, где есть порнографический бизнес, его представители регулярно платят мафии из своих доходов.

Бизнес порнографии и проституции нередко перекрещиваются, дополняют друг друга. Не случайно, что и тем и другим занимается один и тот же отдел американской полиции. Показательно, что проституция широко распространена и в тех штатах, где она запрещена законом. Нельзя сказать, чтобы полиция не вела борьбу с этим пороком, особенно сейчас, когда СПИД получает стремительное развитие во всем мире, особенно в США.

По официальным данным, в США от 5 до 30 % проституток больны спидом. Полиция г. Нью-Йорка свидетельствовала в 1988 г.: «За шесть месяцев нынешнего года было арестовано 2287 проституток, 14 их клиентов, мы зовем их «Джонами», 8 содержательниц тайных притонов, 91 сутенер».

По сравнению с масштабами распространения этого порока, приведенные данные — мизер.

Игра на ипподромах-одна из самых старых разновидностей азартных игр. В период после окончания второй мировой войны не менее 60 % бегов находились во владении мафии. Официальная комиссия конгресса, расследовавшая деятельность мафии в сфере спорта, констатировала, что «семьи» Патриарка и Гамбино (Patriarca, Gambino) контролируют бега в масштабах всей страны. Раймонд Патриарка «владел приблизительно половиной лошадей, участвовавших в бегах в Новой Англии»^ ^ Махинации на тотализаторе, подкуп жокеев, угрозы, шантаж, избиения, убийства — весь арсенал средств давления и террора использовался мафией, чтобы получать незаконные доходы на бегах.

Соединенные Штаты-великая спортивная держава. Американцы любят и понимают спорт, миллионы людей занимаются различными видами спорта, десятки миллионов «болеют» за любимые команды, за наиболее известных спортсменов. Среди самых популярных видов спорта американский футбол, бейсбол, баскетбол, хоккей, бокс. Спортивные соревнования собирают десятки тысяч любителей спорта. Цена билетов на эти соревнования очень высока, доходы от средств массовой информации, рекламы и прочее составляют огромные суммы.

Мафия не могла пройти мимо столь доходного дела. Многочисленные официальные расследования связей между мафией и боссами профессионального спорта свидетельствуют о том, что между ними давно установился прочный и взаимовыгодный союз. Мафия определяет, где, у каких компаний покупать спортсменам оборудование, форму, арендовать стадионы и другие спортивные сооружения. Тотализатор-очень распространенное явление в игровых видах профессионального спорта. И если команды находятся под контролем мафии, то организовать, как принято говорить у нас, «договорные игры», не представляет никакого труда. Мафия широко практикует проведение таких игр и очень хорошо зарабатывает на этом. Особенно широко эта практика распространена в американском футболе. Методы воздействия на спортсменов и спортивных боссов традиционные — подкуп, шантаж, угрозы, избиение, убийство.

Спорт является сферой деятельности мафии во всех странах, в том числе и в России. Подводя итоги футбольного сезона 1995 г., отечественные газеты отмечали, что купля-продажа матчей бойко шла и в минувшем российском первенстве. Как правило, антифутбол достигает апогея во втором круге чемпионата, когда команды-середнячки начинают щедро, но, разумеется, не бескорыстно, делиться очками с аутсайдерами. Они же «идут навстречу» лидерам, ведущим гонку за медалями.

Почти все отечественные клубы играют так называемые «договорные» матчи.

Комментируя ситуацию, сложившуюся в российском футболе, бывший начальник Главного управления по организованной преступности союзного МВД генерал-майор Александр Гуров заявил:-В футболе «гуляют» большие деньги, мафия заинтересована в их перераспределении. Возможно, в ближайшее время будет создано мобильное подразделение по борьбе с футбольными махинаторами. Я говорил с министром Куликовымв милиции есть внутренние резервы.

Почему бы, например, игроков, замешанных в сомнительных сделках, не привлекать к ответу как соучастников дачи взятки, как вымогателей, наконец. И статья найдется-отправятся мафиози за решетку.

Как указывалось выше, мафия еще в 1920-1930-х гг. взяла под свой довольно прочный, контроль артистический мир, особенно мир кино. И на протяжении всех последующих лет прочно удерживала завоеванные позиции. Мода, в том числе и в сфере искусств, переменчива. Теряют популярность одни виды искусства, приобретают ее другие. Мафия очень чутко реагирует на симпатии и антипатии многомиллионной армии потребителей в мире искусства.

Как только вошли в моду рок-концерты, мафия немедленно «приобщилась» к этому виду искусства. «Супер Боол оф Рок» (Super Bowl of Rock) в Чикаго использует самых популярных звезд рок-музыки и имеет самые крупные доходы от продажи билетов-до 2 млн. долл. в год. В 1979 г. судебные власти США начали расследование связей между мафией и этой группой артистов. Выяснилось, что мафия контролировала все концерты этой группы, платила городским властям за то, чтобы проводить концерты там, где это нужно было для мафиози, подкупала звезд, определяла цены на билеты-использовала «все варианты схемы, по которой действуют крупные мафиози, чтобы делать большие деньги на бизнесе рок-концертов». Аналогичное положение по всей стране^.

Мафия внимательно следит за научно-техническим прогрессом в сфере искусства. Появление магнитофонов, особенно портативных, вызвало настоящую революцию в мире искусства.

Запись на магнитную пленку, «кассетная индустрия» стала весьма доходной сферой бизнеса. Это не могло пройти мимо внимания мафии. В 1972 г. эта индустрия дала доход в 600 млн. долл., 200 млн. из них получили «пираты», лица, записывающие музыку, песни частным путем, в обход установленных законом правил. Мафия стала одним из крупнейших в стране продюсеров пластинок и магнитофонных записей. В ноябре 1978 г. ФБР разоблачило деятельность «семьи» Коломбо в Нью-Йорке в этой сфере. Соответствующие деятели из «семьи» Коломбо были частью разветвленной системы мафии по организации подпольного бизнеса в этой сфере.

Мафия своеобразным образом использует в интересах обогащения и научно-технический прогресс. Известно, что в настоящее время в мировом масштабе стоит сложнейшая экономическая и техническая проблема: что делать с многочисленными и быстро растущими отходами производства, содержащими химические и радиоактивные вещества, вредные для здоровья человека, для животного и растительного мира.

В Соединенных Штатах эта проблема приняла катастрофические масштабы. О ней много пишут газеты и журналы, ей посвящаются многие радио- и телепередачи. В 1985 г. в Нью-Йорке Алан Блок и Фрэнк Скарпитти (Block, Scarpitti) опубликовали фундаментальную монографию «Отравление для прибыли. Мафия и токсические отходы в Америке». В книге использованы материалы всевозможных комиссий, расследовавших эту сферу деятельности мафии, документы профсоюзов, промышленных компаний, судебные отчеты, свидетельства мафиози и очевидцев незаконных операций с захоронением токсических отходов, материалы прессы и многие другие источники.

Книга читается как настоящий детективный роман. Авторы рассказывают о методах, которыми работает мафия, подряжаясь «решать» эту проблему, стоящую с большой остротой перед многими промышленными предприятиями США.

О масштабах проблемы с захоронением вредных отходов свидетельствуют следующие факты: «Вскоре после окончания второй мировой войны в США накапливалось в год около одного миллиарда фунтов вредных для здоровья промышленных отходов». По правительственным данным, каждый год эта цифра возрастала на 10 %. По различным данным, к 1980 г. количество токсических отходов составляло от 77 до 125 млрд. фунтов в год.

По официальным данным, если определять цифру этих отходов в 80 млрд. фунтов в год, это означает, что «на каждого жителя США приходится в год около 350 фунтов токсических отходов».

Бурное развитие химической промышленности вызвало массовое заражение грунтовых вод. По официальным данным, 100 млн. американцев потребляют эту отравленную воду для питья, приготовления пищи, мытья, орошения площадей, на которых возделывается сельскохозяйственная продукция.

Уничтожения ядовитых отходов-сложнейшая с технической точки зрения и очень дорогостоящая проблема. Используя услуги мафии, химические и другие компании в нарушение всех мер безопасности осуществляют тайное захоронение таких отходов, экономя на этом огромные средства. Это позволяет быстро развивать производство в химической, атомной и других отраслях промышленности, где производятся ядовитые отходы, Не остается в накладе и мафия, получающая за свои услуги огромные суммы.

Аллан и Скарпитти приводят многочисленные факты шантажа, избиений, рэкета, убийств, связанных с этой сферой деятельности мафии. Они много пишут и о правительственных акциях, направленных на решение соответствующих проблем, акциях, не отличающихся ни законностью, ни гуманностью.

США направляют эти отходы на захоронение в соседние страны.

Переводят в другие страны химические заводы, что особенно широко стало практиковаться, начиная с 1970-х годов. В частности, многие заводы перевели в Бразилию, где сразу же были зафиксированы массовые отравления. Показательно, что именно в Бразилии американские химические предприятия дают самую большую прибыль.

Авторы обоснованно отмечают, что для борьбы с проникновением мафии в химическую и другие отрасли промышленности, связанные с токсическими отходами, необходимо усилить государственный контроль за этими отраслями промышленности. В книге приводятся многочисленные факты, свидетельствующие о том, что если при президенте Дж. Картере этот контроль медленно, но усиливался, то при президенте Р. Рейгане в этой сфере началось движение вспять.

Положение с государственным контролем в химической и других токсических сферах промышленного производства при президенте Р. Рейгане было следствием общего курса его администрации на ограничение роли государства в социально-экономической жизни страны и укрепление позиций частного капитала.

Объективно такой курс способствовал активизации деятельности мафии во всех сферах бизнеса.

Проблема нелегального вывоза из США токсичных отходов не потеряла своего значения и при администрации Клинтона.

Появились в этой проблеме и новые нюансы. В частности, токсичные отходы из Соединенных Штатов стали привозить в Россию.

Газета «Известия» сообщала в августе 1995 г., что на одной из фабрик недалеко от Москвы было обнаружено 50 тонн токсичной контрабанды.

Токсичные отходы содержали радиоактивный торий-230.

(Точное местонахождение фабрики-в Скопине, меньше 300 километров к юго-востоку от Москвы). Радиоактивный торий-230 просачивался через тару уже более года, и никто не принимал никаких мер, хотя согласно источникам, близким к следственным органам, фабричное начальство было хорошо осведомлено о высокой радиоактивности содержимого американской бочкотары.

Этикетки на бочках позволили легко установить их конкретный источник-компанию «Теледайн, инк.». Наши правоохранительные органы считают, что в данном случае речь идет о первом зафиксированном нелегальном завозе импортных радиоактивных отходов на территорию России.

США не единственная страна, поставляющая в Россию токсичные отходы. 14 декабря 1995 г. газета «Известия» сообщила, что в декабре 1995 г. в город Озерск, Челябинской области, из Финляндии прибыл восьмивагонный состав, загруженный отработавшим ядерным топливом (240 сборок) с финской АЭС в городе Ловисе. Российский комбинат «Маяк» за переработку каждой тонны этого облученного ядерного топлива получит 480 тыс. долл.

Во многих работах отмечается, что мафия стала органической частью делового мира США, что зачастую переплетение мафии и бизнеса столь прочно, что на практике бывает невозможно определить, где кончается легальный бизнес и начинается нелегальный.

Однако, очевидно, все же правы те авторы, которые считают, что мафия «ответственна за большинство преступлений против собственности-ограбления со взломом, кража автомобилей, ограбление банков, поджоги.

Естественно, что в контакт с мафией входит только незначительная часть бизнесменов. В данном случае, очевидно, трудно говорить об этих людях, как о бизнесменах. Правильнее было бы назвать их деклассированными элементами. Они в полной мере переродились в уголовных преступников.

Интересны методы работы мафиози, специализирующихся на ограблениях. Один из них Джозеф Лупарелли (Lupurelli), рассказывая о своей деятельности в качестве грабителя-взломщика, отмечал, что ограбление предприятий осуществлялось мафией, входившей в тесный контакт с бизнесменами. Часто такое ограбление-погром являлось средством конкурентной борьбы между бизнесменами.

Грабители-взломщики из числа мафиози действовали особенно зверскими методами. Журнал «Тайм» сообщал подробности ограбления дома сенатора Чарлза Перси (Persy). Однажды утром его разбудил крик жены. Когда Перси вошел в комнату своей дочери Валерии, он нашел ее «при смерти. Лицо, грудь, живот 21-летней женщины были изуродованы ножевыми ранами. Расследование обстоятельств убийства Валерии Перси затянулось до 1973 г., когда власти выяснили, что ее убийцы принадлежали к банде, работавшей в масштабе всей страны и при самой теснейшей кооперации с мафией. Две трети награбленного имущества банда передавала мафии, которая реализовывала награбленное имущество и оказывала бандитам всемерное содействие».

Между мафиози было четкое разделение труда, одни грабили, другие сбывали награбленное. Бывший мафиози из Новой Англии Винсент Тереза издал книгу, в которой, в частности, рассказал о том, как однажды он ограбил в Бостоне склад с мехами.

Добыча была солидная. Тереза и его сообщники выкрали мехов на 475 тыс. долл. Помощник босса мафии в Бостоне Генри Тамелео (Tameleo) выдал им наличными за эти меха 100 тыс. долл. Еще раньше Тереза ограбил доходный супермаркет, находившийся рядом с ночным клубом, которым он владел. Бандит взял наличными 31 тыс. долл.

Босс одной из «семей» нью-йоркского мафиози Карло Гамбино был арестован по обвинению в попытке ограбления бронированной автомашины, в которой перевозили 6 млн. долл. Ограбление было сорвано из-за ареста одного из участников планировавшейся акции. Этот мафиози ранее неоднократно участвовал в Бостоне в подобных налетах.

Как правило, мафиози специализировались всегда на нескольких видах преступной деятельности. В Нью-Джерси банда мафиози, связанная с «семьей» Дженовезе, занималась кражами со взломом, гемблингом и наркотиками, включая «производство и распространение кокаина и героина». В ноябре 1973 г. эта банда была осуждена за пять ограблений со взломом и сто убийств.

Среди убитых были соперники из других банд, соучастники по банде, не проявившие лояльности, подозреваемые в том, что они были информаторами полиции, те, кто потенциально мог выступить в качестве свидетеля обвинения. «Банда использовала ограбления и угрозы применить насилие, чтобы воздействовать на судей и свидетелей».

Среди мафиози были грабители разного масштаба. Наиболее крупные удостаивались чести попасть на страницы газет и журналов. Роберт Кадэк сообщил, что за три года он вместе с соучастниками совершил 125 ограблений почты в аэропорту, захватив в общей сложности 100 млн. долл. в ценных бумагах, ювелирных изделиях, наличными, мехами. Показания Кадэка подтвердил один из его сообщников Джеймс Шаффер (Schaffer) и служащие почты. Они показали, что захваченные ценности сбывали лицам, которые всегда были связаны с мафией. Кадэк заявил, что его операции не были бы успешными, не имей он самых тесных связей с мафиози, занимавшимися сбытом краденного.

Суммарные данные о проникновении мафии в бизнес не могут не поразить воображение. Комитет Кефовера дал подробный список видов бизнеса, в которых сильны позиции мафии. Комитет делал вывод, что «мафия осуществляет постоянное проникновение в. семьдесят видов бизнеса». Тот же Винсент Тереза сообщал, что в Бостоне мафия владела «25–30 процентами» мотелей и ресторанов. В Пенсильвании «более 375 видов бизнеса», включая большие военные контракты, «находятся под контролем мафии». В Нью-Йорке мафия имеет мощные позиции «во всех видах бизнеса». «Семья» Гамбино держит в своих руках «страховое дело, компании недвижимого имущества, фирмы, занимающиеся трудовыми отношениями, строительную промышленность, распределение горючего, пошивочные фабрики».

Гамбино контролирует также мусорщиков Нью-Йорка и ряда окрестностей города.

Аналогичное положение в Детройте, Чикаго, во всех промышленных центрах страны.

Прошли времена, когда с термином «мафия» ассоциировался главным образом рэкет, гемблинг, наркобизнес, проституция.

Мафия стала в современной Америке подлинной финансовой силой, а это самое убедительное свидетельство настоящей мощи и влияния. Серия банковских банкротств в 60-х годах, «плюс три крупнейших в истории страны краха банков в 70-х годах были вызваны инфильтрацией в банки мафии и изъятием ею из банков» огромных сумм.

По оценке сенатора Чарлза Перси, инфильтрация мафии в финансы «подрывает всю экономику Соединенных Штатов, фактически все частное предпринимательство». Сенатор заявил, что «как только мафия внедрится куда-либо и запустит свои щупальцы… вы сразу же столкнетесь с террором, запугиванием, вымогательством, убийствами».

Предупреждение сенатора Перси о том, что мафия «подрывает всю экономику Соединенных Штатов» было полностью оправданным. Масштабы деятельности мафии росли с каждым годом и в конце 1994 г. по данным, оглашенным на ежегодной конференции ООН по международной преступности, ее годовой оборот в мире составил 700 млрд. долл., из них 400 млрд. приходились на наркобизнес». С учетом огромной мощи мафии США на ее долю приходилась большая часть этой колоссальной суммы, что было серьезным кровопусканием для американской экономики.

Мафия принесла в бизнес свою специфическую, преступную жизненную философию. Она оказывает все возрастающее влияние на деловую жизнь страны. Это влияние взаимно. Мафиози в наши дни — это не традиционный гангстер с пистолетом, ножом или кастетом в кармане, с крепкими кулаками и интеллектом профессионального бандита, который умеет только калечить и убивать, не способен ни на какую творческую, в широком понимании смысла этого слова деятельность.

Остались, конечно, и такие мафиози, но их сфера деятельности четко ограничена выполнением контрактов на убийство, осуществлением террористических акций, когда не остается других форм решения проблем, стоящих перед мафией.

Современный мафиози из высшего руководящего эшелона этой преступной организации-человек недюжинного интеллекта, деятель, разбирающийся в экономике, финансах, политике, имеющий крепкие связи с самыми влиятельными кругами общества.

Не следует думать, что народился какой-то принципиально новый тип руководителя мафии, который отошел или, более того, никогда не имел никакого отношения к шантажу, вымогательству, насилию, убийству-ко всему тому, что традиционно составляет арсенал средств, с помощью которых мафия отвоевывает и удерживает свое место под солнцем.

Нет. Современный мафиози вырос именно из той обычной преступной среды, которая всегда была и осталась характерной для мафии. Он просто прошел жесточайший естественный отбор, опередил всех своих конкурентов и по праву, кулачному праву преступного мира, занял в нем руководящие позиции. Такой главарь мафии никогда не злоупотребляет физическими мерами воздействия на свою жертву или на конкурента. Он стремится решать проблемы с помощью других средств давления, важнейшее место среди которых занимают деньги. Он не без оснований считает, что в современных Соединенных Штатах деньги — самое лучшее средство наступления, обороны, выживаемости, успеха.

Среди главарей американской мафии самым ярким представителем такого нового типа босса был Мейер Лански.


Профсоюзный рэкет | Мафия в США | Мейер Лански — «финансовый гений преступного мира»