home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Сухой закон»

Период действия «сухого закона» — важнейший этап в истории мафии в США, ее подлинно золотой век.

В ночь с 10 на 11 ноября 1918 г. в США была получена официальная информация о подписании перемирия, положившего конец первой мировой войне. По сравнению с другими участниками войны людские потери Соединенных Штатов были минимальны — убито и умерло от ран более 110 тыс. человек, ранено более 200 тыс. Потери Англии были в десять раз больше, Франции — соответственно в 20 и в 14 раз, Германии — в 24 и в 19 раз.

Эти данные, опубликованные в 1919 г., в дальнейшем были существенно уточнены в сторону увеличения потерь всех участников войны. Что касается России, которая среди всех главных участников этой мировой драмы, понесла особенно большие потери, то на ее огромных просторах полыхало пламя гражданской войны, в ходе которой страна понесла новые огромные людские потери. США были единственным участником первой мировой войны, всецело выигравшим от нее в экономическом и финансовом плане. До войны Соединенные Штаты были должниками ряда европейских стран, к ее окончанию роли поменялись: активные участники войны оказались в тяжелейшей финансовой зависимости от своего заокеанского союзника. Война дала мощный стимул развитию американской экономики, привела к резкому сокращению безработицы.

Важно и то, что США вступили в войну на ее завершающей фазе, в апреле 1917 г., когда уже пришло время думать о том, как делить богатые трофеи, кто получит важнейшие территориальные, экономические, финансовые дивиденды за счет поверженного противника — держав германского блока.

И все же война остается войной, тем более если речь идет о войне мировой. Когда стало известно о подписании перемирия, ликование охватило всю страну. Во всех приходах звонили колокола, гудки и сирены фабрик, заводов, пароходов и паровозов мощным ревом объявили о том, что поставлена последняя точка в тяжелейшей войне, которую когда-либо знало человечество.

Казалось, вся Америка вышла на улицы. Жители 50 тыс. городов и городков с огромным воодушевлением приветствовали окончание войны. Всенародные празднества продолжались весь день и всю ночь. Ничего подобного страна не видела за всю историю. Стихийные митинги, собрания, демонстрации, массовые шествия, называемые в США парадами, свидетельствовали о том, что американский народ с неподдельным энтузиазмом встретил долгожданную весть о прекращении кровавой бойни на фронтах мировой войны.

Президент Вудро Вильсон, который уже вынашивал планы послевоенного устройства мира и надеялся войти в историю как величайший миротворец всех времен и народов, созвал 11 ноября экстренное заседание конгресса. Выступая на совместном заседании сената и палаты представителей, президент торжественно заявил, что «бронированный империализм низвергнут в мрачную пропасть и погиб».

Завершились самые массовые, торжественные и воистину всенародные празднества в истории страны. Наступили будни со своими заботами и проблемами. Начался перевод страны на рельсы мирного развития, сопровождаемый сложными экономическими, социальными, политическими проблемами.

В жизни США в этот период важное место заняло обсуждение перспектив принятия «сухого закона». Годы после окончания мировой войны характеризовались резким сдвигом вправо в настроениях власть имущих кругов. Для этого были свои внутренние и внешнеполитические причины. США вступили в мировую войну под демагогическим лозунгом борьбы за демократию, против германского империализма, угрожающего демократическим завоеваниям других стран и народов. Президент Вильсон и его окружение не скупились на широковещательные обещания чернокожим американцам и другим нацменьшинствам решить волнующие их социально-экономические и правовые вопросы. Много говорилось о том, что победоносное завершение войны позволит добиться решения социальных проблем рабочих, фермеров, быстро росшего отряда трудовой интеллигенции.

Закончилась война, но в жизни страны не произошло никаких кардинальных изменений к лучшему. Об обещаниях предвоенного и военного периода власть имущие круги предпочитали не вспоминать.

Несмотря на огромные прибыли, полученные монополистическим капиталом за годы войны, недвусмысленно проводился курс на то, чтобы решить проблемы послевоенного переустройства экономики за счет трудящихся. Демобилизация огромной армии вновь поставила в повестку дня проблему безработицы со всеми ее социальными и политическими последствиями. Приближался первый послевоенный кризис 1920–1921 гг., которому предстояло резко обострить социальную напряженность в стране.

В настроениях масс все более четко просматривалась тенденция к полевению, отражением которой во многом являлось создание в 1919 г. компартии США и радикализация рабочего движения.

Одним из главных итогов войны явилось то, что США прочно заняли авангардные позиции в капиталистическом мире. Первенство в области промышленного производства Соединенные Штаты завоевали еще в 1894 г. и прочно его удерживали. Но в годы первой мировой войны произошла коренная перегруппировка сил в мире: выпала из мировой капиталистической системы Россия, была разгромлена Германия, Великобритании и Франции предстояло еще долго залечивать раны, полученные в годы войны. США укрепили свои экономические, финансовые, политические, военные позиции. Заняв главенствующее положение в капиталистическом мире, они вынуждены были взять на себя и главные заботы, которые тревожили этот мир.

Заботой из забот была Советская Россия, которая бросила вызов всему капиталистическому миру. И не являлось исторической случайностью, что США вынуждены были взять на себя роль одного из главных организаторов антисоветской интервенции. Они приняли на себя и многие морально-политические издержки, связанные с осуществлением интервенции против Советской России.

Американский народ ответил на эту политику самым активным участием в международном движении «Руки прочь от Советской России!». Это движение явилось важной составной частью поворота широких народных масс влево.

Пришлось принимать срочные меры. Началось новое издание «охоты на ведьм» — репрессии против рабочего движения, всех прогрессивных сил — знаменитые пальмеровские аресты 1920 г., названные так по имени министра юстиции Пальмера, их санкционировавшего. Травле подверглась молодая компартия страны.

Двинулся в поход против демократии один из главных оруженосцев реакции Ку-клукс-клан. Именно этот период стал пиком погромной деятельности этой расистской организации.

Важной составной частью резкого сдвига вправо явилась активизация сторонников «американизма», которые не без шовинистических перегибов требовали возвращения к традиционным «американским ценностям»: религия, предание анафеме социалистических доктрин, пуританизм. Защитники «американизма» выдвинули и новые лозунги, важнейшим из которых было требование принять «сухой закон». Были определенные объективные причины популярности этого требования. Как и всякая большая война, первая мировая война привела к значительному падению нравов, в том числе и к широкому распространению алкоголизма. Сторонники «сухого закона» видели в этой законодательной акции панацею от всех бед послевоенного периода.

Наиболее активными участниками «крестового похода» за «сухой закон» стали многочисленные представители религиозных и общественных антиалкогольных организаций, которые имели традиционно сильные позиции во многих регионах страны. Они на протяжении десятилетий ратовали за повышение морального уровня широких масс. Важнейшим шагом к этому, по их мнению, было запрещение или резкое сокращение производства и продажи спиртных напитков.

Активизации движения за принятие «сухого закона» способствовало то, что в условиях войны резко возрос экспорт зерна, капитал был заинтересован в интенсификации производства, в повышении производительности труда. А для этого надо было если не запретить, то резко сократить потребление алкоголя. Деловые круги активно включились в это движение и сделали все возможное, чтобы придать ему «патриотический» характер. На агитацию за «сухой закон» не жалели ни средств, ни усилий по всем линиям. Выступления за его введение звучали с церковных амвонов, со страниц газет и журналов самой различной политической ориентации, с политических трибун.

Столь массированная атака быстро дала результаты.

В декабре 1917 г. конгресс утвердил «сухой закон» в качестве XVIII поправки к Конституции США. После довольно длительной и упорной борьбы три четверти штатов ратифицировали эту поправку, которая в январе 1920 г. обрела силу закона. Страна начала осуществлять социальный эксперимент, который занял важное место в ее жизни.

И в период ратификации, и после принятия «сухого закона» проблемы, связанные с борьбой против алкоголизма, искусственно выдвигались в центр политической жизни страны. Цель этого была очевидна — отвлечь массы от социальной борьбы, в первую очередь, попытаться парализовать рабочее движение. Наиболее ярые сторонники закона третировали его противников, как «большевиков» и «разрушителей цивилизации».

Мафия не замедлила воспользоваться «сухим законом» в своих интересах. Принятие закона вело к возникновению алкогольного дефицита. А там, где дефицит, всегда появляются возможности для спекуляции и других правонарушений. Об этом свидетельствует опыт не только США, но и других стран.

«Сухой закон» гласил, что на всей территории страны запрещается производство, продажа алкогольных напитков, а также их ввоз. Сразу же после принятия закона стало очевидна известная истина — запретный плод сладок. Те, кто раньше были безразличны к алкоголю, потянулись к спиртным напиткам. Это расширило круг потребителей, а следовательно и возможности для наживы. Началось тайное изготовление алкогольных напитков и их нелегальный ввоз из-за границы. Появились и новые, ранее неизвестные профессии нелегального бизнеса. Муншайнер (moon-луна, shine-свет) — самогонщик, тайный изготовитель спиртного, работающий по ночам при лунном свете. Бутлегер (boot leg — нелегально торговать спиртным) — контрабандист, доставляющий спиртное из-за границы. Спикизи (speak easy — тихо говорить) — называли притон, где можно было шепотом заказать спиртное, которое подавали замаскированным под чай или какой-нибудь другой безобидный напиток.

Закон сурово карал за нелегальное изготовление и торговлю спиртным. Но сразу-же было пущено в ход такое безотказное оружие, как взятка. Преступный мир оказался в состоянии взять на содержание практически весь правоохранительный аппарат, наблюдавший за исполнением «сухого закона». Мафия была в состоянии регулярно платить полицейским и инспекторам, следившим за выполнением «сухого закона», в два-три раза больше, того, что они получали официально за свою работу. Против такого соблазна, учитывая традиционную коррупцию в правоохранительных органах, редко кто мог устоять.

Расходы на подкуп полиции и других представителей правоохранительных органов покрывались за счет огромных прибылей от нелегальной торговли алкогольными напитками. Прибыль зависела от условий, места и времени. В среднем она составляла 400–500 %.

«Сухой закон» модернизировал всю структуру мафии. В течение длительного времени трудно было судить об организационных основах этой тщательно законспирированной организации. Препятствовала этому и омерта. Однако рано или поздно все тайное становится явным. Многие детали, связанные с мафией, ее структурой, спецификой функционирования постепенно становились известны.

Ценный источник, в частности по структуре мафии, — мемуары Никола Джентиле. Родился он на Сицилии в 1884 г., в возрасте 19 лет приехал в США. Джентиле был принят в мафию и в качестве руководителя «семей» работал в Питсбурге, Кливленде, Канзас-Сити. Был ближайшим подручным знаменитого босса американской мафии Аль Капоне. В середине 30-х годов его карьера рухнула и, спасаясь от сурового приговора, связанного с наркобизнесом, он вынужден был в 1937 г. покинуть Соединенные Штаты и обосноваться на Сицилии. На родине Джентиле продолжал активно сотрудничать с сицилийской мафией. В частности, он стал крупным деятелем черного рынка в Италии после окончания второй мировой войны. В начале 50-х годов старый мафиози удалился на покой и написал интересные мемуары, которые никогда не были полностью напечатаны. Однако отрывки из них появились в итальянской прессе, дал он и несколько интервью.

Мемуары и интервью — прямое нарушение омерты, и неясно, почему старый мафиози остался безнаказанным. Во всяком случае он умер в возрасте около 80 лет и как будто бы своей смертью.

К 1910 г. банды мафии имелись во многих главных городах США. По мнению известного американского эксперта по мафии «Джентиле нарисовал лучшую картину организации (мафии. — Р. И.) этого раннего периода».

Советский журналист-международник Леонид Колосов присутствовал на беседе итальянского журналиста и писателя Феличе Киланти с Никола Джентиле и оставил интересные воспоминания об этой встрече: «Слово «джентиле» переводится как «вежливый»… Никола Джентиле был безукоризненно вежливым человеком. И в его облике не было ничего злодейского и кровожадного. Этакий чистенький старичок-пенсионер с добрым выражением глаз. Правда на совести «пенсионера» — более десятка убийств…»

Многие эксперты по мафии, рассматривая ее структуру, ссылаются на свидетельства Николы Джентиле. По его данным первичная ячейка организации — «десятка». Возглавляет ее непререкаемый хозяин — «капо». «Десятки» по территориальному признаку объединяются в «семью», которая контролирует всю деятельность мафии в пределах соответствующего города или района. У мафиози рискованная, чреватая большими осложнениями профессия и в случае, если руководитель «семьи» попадает в тюрьму или отсутствует по каким-либо причинам, его заменяет заместитель, избранный из наиболее проверенных, опытных мафиози. Возглавляет мафию «босс боссов» (капо дей капи). Капо и руководители семей избираются, «босс боссов» берет власть с бою».

С такой структурой мафия подошла ко времени принятия «сухого закона», оказавшего столь большое воздействие на всю последующую судьбу преступного мира Америки. Прибыльное дело нелегального изготовления спиртного, переброски его из-за границы, тайной продажи в США потребовало изменения организационной структуры мафии, вовлечения в подпольный бизнес многих тысяч новых людей.

Постепенно вырабатывалась новая стратегия и тактика действия мафии в связи с принятием «сухого закона». Потребовалось устанавливать действенные связи с моряками, которые рискнули бы войти в пай с мафией и заняться транспортировкой алкогольных напитков из-за границы. Необходимы были самые тесные контакты со службой береговой охраны, без содействия которой трудно было рассчитывать на благополучный исход операций по ввозу в страну спиртных напитков. В пределах США спиртное транспортировалось в основном на грузовиках. Для этого надо было искать надежных и достаточно решительных владельцев грузовых автомашин, которые взялись бы за прибыльное, но очень рискованное дело. Причем риск двойной: угроза исходила не только со стороны полиции, нередки были случаи, когда конкурирующие гангстерские шайки не только избивали, но и убивали водителей, контрабандно перевозивших спиртные напитки. Не меньшие трудности были связаны с созданием широко разветвленной и тщательно законспирированной сети по реализации товара.

«Сухой закон» выдвинул на авансцену преступного мира целый ряд лидеров, сумевших правильно понять специфику новой ситуации в стране, выработать и реализовать новую стратегию и тактику в деятельности мафии. Все эти новые процессы особенно четко проявлялись в Чикаго, который ко времени принятия «сухого закона», по праву считался столицей преступного мира США. «Черная рука» во главе с Колозимо по прозвищу Большой Джим прочно контролировала деятельность всех больших и малых гангстерских банд города.

В 1915 г. Чикаго получил подкрепление из Нью-Йорка в лице Джонни Торрио. Этот гангстер держал под своим строжайшим контролем порт Нью-Йорка, но, очевидно, это были не те масштабы деятельности, которые могли его удовлетворить. Во всяком случае Чикаго открывал новые перспективы для его активности. «Сухой закон» влил новую кровь в жилы мафии. Для реализации открывшихся возможностей были необходимы новые, молодые и энергичные лидеры.

Вскоре после вступления закона в силу Торрио вызвал из Нью-Йорка в Чикаго молодого гангстера Альфонса (Аль) Капоне, который стал вскоре крупнейшей фигурой преступного мира США.

К 1925 г. мафия в Соединенных Штатах достигла невиданной силы и влияния, о которых ранее нельзя было и мечтать. Это был результат «сухого закона» и организационного гения Аль Капоне в Чикаго и Счастливчика Чарли Лучано в Нью-Йорке.

Столь высокая оценка специалистами по истории мафии роли Аль Капоне и Счастливчика Лучано требует того, чтобы остановиться на их деятельности более подробно.

Аль Капоне — исключение среди лидеров мафии. Он не был сицилийцем, которые по твердо установившейся традиции только и могли быть лидерами мафии. Капоне родился в 1899 г. в Неаполе, откуда с родителями эмигрировал в США. Семья Капоне поселилась в «Малой Италии», итальянском гетто Нью-Йорка, откуда вышли многие лидеры американского преступного мира. Аль Капоне прошел большую школу гангстеризма, войдя еще в юношеском возрасте в одну из молодежных банд «Малой Италии». Во время драки молодой мафиози получил глубокую ножевую рану на щеке, а вместе с ней и кличку Меченый. Проявив все качества, которые необходимы для мафиози, он был принят в банду Джонни Торрио. Молодой мафиози старался не за страх, а за совесть и завоевал полное расположение своего патрона, который распознал в нем задатки настоящего лидера мафиози. И обосновавшись в Чикаго, Торрио не случайно вызвал к себе на помощь молодого Аль Капоне.

Междоусобная борьба в Чикаго завершилась тем, что Джонни Торрио возглавил в 1920 г. мафию Чикаго. Но впереди еще была упорная борьба за то, чтобы это номинальное руководство сделать реальным. В 1924 г. Торрио и Капоне убивают своего главного конкурента — «пивного короля» Дайона О'Бениона, возглавлявшего в Чикаго ирландскую мафию. Сторонники О'Бениона отказались признать власть Торрио. Они действовали общепринятыми в мафии средствами. На Торрио было совершено несколько покушений, одно из которых достигло цели. Новый лидер мафиози Чикаго был тяжело ранен тремя пулями. Целый месяц врачи боролись за жизнь Торрио. Выйдя из больницы, он пришел к заключению, что надо перестать искушать судьбу.

Торрио сделал то, на что редко шли лидеры мафии. Он добровольно отказался от власти, не без оснований решив, что надо перестать играть в прятки со смертью. Пост руководителя мафии столицы преступного мира — Чикаго — оказался вакантным.

Встал вопрос о новом руководителе. По законам мафии уходящий в отставку лидер имеет решающее слово при определении своего преемника. К огромному удивлению всех собравшихся капо, Торрио назвал Аль Капоне. Это была неожиданность — первый случай за всю историю итальянской мафии в США, когда на пост дона был приглашен человек, не родившийся на Сицилии. И очевидно исключительно высок был авторитет Торрио и очень впечатляющи достоинства Аль Капоне, если отпетые бандиты Чикаго согласились признать своим высшим руководителем не сицилийца.

Новоиспеченному дону надо было и укреплять свои позиции, и оправдывать доверие мафиози. Аль Капоне принялся за то и за другое с колоссальной энергией. Невиданная доселе гангстерская война сотрясала Чикаго. Аль Капоне ввел ряд технических усовершенствований. В ход были пущены автоматы, пулеметы, ручные гранаты. Взлетали в воздух автомашины, начиненные взрывчаткой, которая срабатывала после включения стартера. Междоусобные войны — традиция мафии, но ничего подобного преступный мир ранее не знал. Только в 1924–1929 гг. в Чикаго было убито более 500 мафиози.

Аль Капоне любил называть себя бизнесменом. Но это был бизнес особого рода, который держался на помощи «коррумпированных политиканов и полицейских, на шантаже, угрозах, на убийствах тех, кто отважился сопротивляться его монопольной власти в Чикаго. В 20-х годах были совершены не сотни, а тысячи убийств. Большинство из них — дело рук гангстеров, сводивших между собой счеты и беспощадно боровшихся друг с другом за власть. Было взорвано более 100 бомб в офисах или домах тех, кто отважился встать на пути бандитов Капоне. Невиновных людей зверски пытали, избивали, иногда убивали в поучение другим, чтобы они не сопротивлялись мафии».

Это страшное кровопускание укрепило власть Аль Капоне и позволило ему не только поставить на широкую ногу подпольные операции с алкогольными напитками, но и значительно расширить и усовершенствовать все сферы деятельности мафии.

Рэкет, вымогательство осуществлялись Аль Капоне с невиданным размахом. Все конкуренты были истреблены, и люди Аль Капоне могли диктовать торговцам и другим бизнесменам свои правила игры. Хозяину предъявлялся ультиматум: или мафия охраняет его покой или… Альтернатива не нуждалась в уточнении, наученные горьким опытом бизнесмены безропотно принимали условия мафиози.

Данью облагался официальный бизнес, не говоря уже о всяких нелегальных услугах. Например, эксплуатация проституции была взята людьми Аль Капоне под стопроцентный контроль. Представительницы самой древней профессии вынуждены были львиную долю своих доходов отдавать мафиози. Америка с полным основанием заговорила о том, что в стране появилось «белое рабство».

Слава Аль Капоне стремительно росла и в преступном мире, и в целом по стране. «Король Чикаго» был не только свиреп и беспощаден, но и обладал внушительной внешностью. Аль Капоне весил 130 кг. Короткий на расправу главарь мафии Чикаго, явившийся непосредственным организатором 215 убийств, всегда имел при себе пару пистолетов. Вместе с тем исследователи мафии утверждают, что Аль Капоне был «удивительно деликатным» человеком и падал в обморок, если видел шприц, которым ему должны были сделать инъекцию.

Цитированный выше Никола Джентиле давал такую характеристику Аль Каноне: «Нет, синьоры, мафия родилась не сегодня и не завтра умрет. Потому что у нее везде корни, и она никому ничего не прощает. Вот, кстати, мой бывший шеф Аль Капоне. Это был настоящий джентльмен, уважавший законы нашего дела, никогда не подводивший братьев, но не прощавший им предательства. Когда один из них стал осведомителем полиции и, разоблаченный нами, бежал за границу, Аль Капоне поклялся найти его и нашел. Он встретился с предателем в купе международного экспресса. Не случайно, конечно, и лично убил его.

Газеты сообщили тогда, что в купе нашли труп с перерезанным горлом, но никто не знал, кто это сделал. Справедливость и беспощадность в нашем деле были необходимы. Кто не отступал от них, обеспечивал себе право умереть естественной смертью, что и выпало на долю Аль Каноне…».

Когда читаешь откровения Николы Джентиле, невольно задаешься вопросом: а почему мафиози не убрали самого Джентиле, который предал гласности многие сокровенные секреты преступного мира. Трудно отделаться от впечатления, что откровения Джентиле были своеобразной рекламой мафии. Они были призваны создать у Общественности впечатление о всемогуществе мафии, а значит и бесполезности борьбы с ее засилием. Это была политика хорошо рассчитанного психологического воздействия на тех, кто тоже имел шансы столкнуться с мафией.

Аль Капоне мог безнаказанно творить свои страшные дела только при условии по существу полного невмешательства полиции. И для такой позиции правоохранительных органов были серьезные основания. Ворочая миллионными средствами, лидер чикагской мафии смог на корню купить всю полицию.

Важное значение имело и то, что Аль Капоне всегда соблюдал правила игры. Он не лез открыто в политику, справедливо полагая, что это грязное и даже более опасное дело, чем гангстеризм. Имеется информация о том, что, опасаясь вмешательства Аль Капоне в избирательную кампанию 1928 г., высокопоставленные деятели обратились к нему за консультацией. Точно известно, что имела место встреча — между Аль Капоне и шефом чикагской полиции Ф. Лотшем. Лидер мафиози Чикаго дал ему обещание воздержаться от вмешательства в политическую игру. А Аль Капоне умел держать данное слово.

Немаловажное значение имело и то, что великий гангстер не уставал предавать анафеме «безбожных большевиков». Это был верный шанс завоевать расположение власть имущих и помочь им смотреть сквозь пальцы на «шалости» мафии.

Расцвет деятельности Аль Капоне пришелся на тот период в истории мафии, когда эта преступная организация еще не стала общенациональной и не получила соответствующую организационную структуру. «Семьи» мафиози были автономны и стремились к неограниченной власти в своем районе, что обеспечивало получение монопольной прибыли, вели беспощадные и кровавые междоусобные бои. Кровь лилась рекой. В борьбе за власть использовались самые беспощадные средства и методы. В этой борьбе мог выжить только самый сильный, осторожный и беспощадный.

Всеми этими качествами сполна обладал Аль Капоне. Он вел не на жизнь, а на смерть борьбу с главной конкурирующей фирмой — своими коллегами из Нью-Йорка. Одним из лидеров нью-йоркской мафии был Джузеппе Айелло, который объявил священную войну своему партнеру из Чикаго. Эта схватка имела тем более беспощадный характер, что к традиционной борьбе за деньги, за влияние примешивалось «принципиальное» соображение. Айелло, уроженец Сицилии, не мог простить своему более счастливому собрату, что, не будучи сицилийцем, он стал доном и командует его земляками сицилийцами.

Джузеппе Айелло повел фронтальное наступление на позиции Аль Капоне, удар был нанесен по коммерции «короля Чикаго».

Мафиози из банды Айелло хладнокровно пристрелили в собственной квартире близкого друга и одного из руководителей мафии Чикаго Паскуале Лолардо. Айелло попытался взорвать клан Аль Капоне изнутри. Люди нью-йоркского мафиози подкупили двух близких к Аль Капоне деятелей чикагской мафии Джованни Скаличе и Альберте Ансельмо. В заговоре с целью физического устранения «короля Чикаго» принял участие и Джузеппе Джунтас.

Нововведением Капоне было создание собственной службы информации, разведки и контрразведки, эффективности которой могло бы позавидовать ФБР. Глаза и уши этой организации следили в Чикаго за всеми и за всем. Вскоре Аль Капоне получил информацию о том, что Джузеппе Джунтас был лазутчиком из лагеря Айелло, высококвалифицированным профессиональным убийцей. Контрразведка Аль Капоне получила полную информацию о готовящемся заговоре. «Короля Чикаго» собирались убить с помощью Скаличе и Ансельмо. Джузеппе Джунтас должен был возглавить мафию Чикаго и подчинить ее руководству Нью-Йорка.

Аль Капоне, очевидно, помимо прочих достоинств, обеспечивших ему карьеру р мафии, обладал еще одним очень важным качеством — он был хорошим актером, во всяком случае умел прекрасно скрывать свои мысли и намерения. План расправы с заговорщиками был продуман до мельчайших деталей, а сам Аль Капоне ничем не показывал, что он располагает информацией об их намерениях.

Джунтас был произведен Аль Капоне в ранг капо, и «король Чикаго» удостоил его великой чести — был созван банкет в честь этого события. Аль Капоне на банкете прекрасно разыграл роль гостеприимного и радушного хозяина. По его распоряжению всю троицу усадили рядом за главным банкетным столом и началось торжество. На правах хозяина первый бокал с шампанским поднял Аль Капоне. Но заздравного тоста не последовало. Швырнув бокал в лицо Джунтасу, Аль Капоне взял в руки тяжелую бейсбольную биту. Онемевшие от неожиданности заговорщики неподвижно сидели под дулами пистолетов, которые направили на них участники банкета, заранее предупрежденные обо всем Аль Капоне. «Король Чикаго» поочередно со страшной силой обрушил биту на головы предателей…

Все мафиози получили наглядный урок — их лидер будет и впредь беспощаден к предателям, железная дисциплина и безоговорочное подчинение боссу — непреложный закон мафии.

Преступный мир Нью-Йорка ни в коей мере не был единым целым. И если бы Аль Капоне вел борьбу со всей мафией этого крупнейшего города США, трудно сказать каков бы был исход этой борьбы. У Аль Капоне были и надежные друзья в Нью-Йорке, где все больше набирал силу зловещий тандем — Лански и Лучано. Аль Капоне в Чикаго был самым верным союзником организации Лански-Лучано. Имя Аль Каноне — синоним легенд о мафии Чикаго, но он начинал свою карьеру в Нью-Йорке». Аль Капоне никогда не забывал, что своему коллеге Лански он обязан жизнью. В начале своей преступной деятельности в Нью-Йорке Аль Капоне зверски избил в Бруклине буфетчика, который скончался от побоев. Подручный Лански Багси Сигел укрыл Аль Капоне у своих родственников на время пока его разыскивала полиция. «Лояльность Аль Капоне по отношению к его нью-йоркским друзьям была столь твердой, что Лански и Лучано могли всегда положиться на него».

Аль Капоне был подлинным лидером преступного мира страны, и он лучше, чем кто-либо другой понимал, что настало время прекратить междоусобицы, создать единую централизованную организацию, действующую по единым законам, а каждая «семья» должна иметь свою строго разграниченную сферу влияния.

Беспощадно расправившись с заговорщиками, Аль Капоне послал приглашение руководителям всех крупнейших мафиозных группировок страны — Нью-Йорка, Детройта, Кливленда, Филадельфии, Бостона, Сент-Луиса, Нового Орлеана. Он приглашал их собраться в Атлантик-Сити на национальный конгресс мафии. Не случайно приглашения были разосланы после того, как «король Чикаго» собственными руками уничтожил тех, кто покушался на его безраздельную власть в крупнейшем центре преступного мира. Предстоял серьезный разговор о необходимости объединения усилий мафии, т. е. об определенном ущемлении интересов преступных организаций перечисленных городов во имя общих целей и задач. Как человек, проведший всю свою сознательную жизнь в рядах мафии, Аль Капоне прекрасно знал, что мафиози понимают и уважают силу и только силу.

К слову сказать, идея создать общенациональную преступную организацию принадлежала не Аль Капоне, ее автором был многолетний шеф «короля Чикаго» Джонни Торрио, который и после ухода в отставку продолжал поддерживать самые тесные связи с мафией и к советам которого Аль Капоне всегда внимательно прислушивался.

Прежде чем решать проблему объединения мафии в национальном масштабе, необходимо было объединить мафиози Нью-Йорка, где действовало несколько крупных банд, постоянно враждовавших между собой. Ни о каком полюбовном соглашении между боссами нью-йоркской мафии не могли быть и речи. Никто не хотел уступать. Воспитанные на волчьих законах преступного мира лидеры нью-йоркской мафии готовились вступить в беспощадную борьбу, чтобы сохранить свои прерогативы.

Не без оснований на пост единоличного руководителя мафии Нью-Йорка претендовал молодой, энергичный и решительный Джузеппе Массериа. С его именем связайа кровопролитная междоусобная война в мафии в 1930–1931 гг., продолжавшаяся четырнадцать месяцев. Это была бескомпромиссная борьба за власть между итальянцами и сицилийцами. В истории мафии она получила название «Кастеллемарская война» (Castellemarese) по имени города в северо-западной части Сицилии. В своей основе это была проблема «отцов и детей». Схлестнулись два мощных потока преступного мира — «старые усачи», которые возглавили преступный мир Нью-Йорка еще на рубеже XIX и XX вв., и молодые амбициозные гангстеры, считавшие, что уже настало время смены поколений.

Джузеппе Массериа приговорил к смертной казни двух наиболее известных гангстеров из кастеллемарской группировки.

Резня началась в Нью-Йорке и перекинулась на остальные центры преступного мира. Только за двое суток, 11–12 сентября 1931 г., было убито от 30 до 40 лидеров старой гвардии преступного мира. Молодая поросль мафии утверждала свою власть в полном смысле слова железом и кровью. Как нередко уже бывало в истории мафии, погиб тот, кто начал военные действия.

В апреле 1931 г. три самых близких к Массериа мафиози, среди них Лучано и Дженовезе, которым предстояло сыграть важную роль в истории мафии, пригласили своего босса в один из ресторанов Кони-Айленда и хладнокровно пристрелили его.

После убийства Массериа вся полнота власти в итальянском уголовном мире США перешла к Сальваторе Маранзано, лидеру кастеллемарсцев, «провозгласившему мир и организовавшему встречу (мафиози. — Л И.), на которой присутствовало 500 человек».


Истоки | Мафия в США | Рождение «Коза ностры»