home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Два Мутанта»

Голова закружилась, он пошатнулся, но устоял на ногах. Он теперь может ходить! А ну-ка…

Шаг, еще шаг. Он здоров, он больше не калека, прикованный к инвалидному креслу!. Вот они – его сильные, здоровые ноги. Атила провел руками по бедрам, рассмеялся и несколько раз присел. Он и не помнил уже, когда в последний раз был так счастлив.

Вокруг раскинулись знакомые поля Зоны. Ветер гнал волны травы, колыхал ветви монументальных тополей, воткнувшихся макушками в клубящиеся облака. А те неслись по небу, на глазах меняя форму. Изредка пробивалось солнце, и по серой неприветливой равнине ползли золотые пятна, похожие на лучи гигантских прожекторов. Потом облака снова затягивали небо, и мир погружался в мягкий холодный сумрак.

Все, пора заниматься делами. Ощущения, конечно, приятные, но не следует увлекаться виртуалом, чтобы потом не было больно возвращаться в реальность. Давай, вставай и бегом на Кузню.

Ага, бегом! Вон в темной роще зеленым мигает гниль, опасная аномалия, разъедающая до костей наподобие сильной кислоты. Дальше притаился почти неразличимый в полутьме пресс, его выдает дрожь пространства, похожая на едва заметное колебание водной поверхности. Эта гадость посерьезнее, гравитационная. Если окажешься рядом – всосет, разорвет, а потом выплюнет по кускам. Днем пресс заметен, ночью обнаружить почти невозможно.

До «Электрокузни» было недалеко. Рощу обогнуть – и она видна. Когда-то завод контролировала группировка «Герб», но их оттуда выбили противники-анархисты, затем прошел сильный гон мутантов… В общем, теперь она нейтральная.

Кузня стояла поблизости от города Любеча (или, как его еще называли, Нубтауна), куда новички-игроки, то есть нубы, приезжали на поезде. Из-за леса донесся гудок тепловоза – новая партия прибыла.

Меняются расстановки сил, игроки, расположения аномалий, но некоторые вещи незыблемы. Например, бар «Два Мутанта», где всегда можно передохнуть после опасной вылазки, что-нибудь продать или обменять.

Испокон веков там все назначали друг другу встречи, торговали, меняли хабар. В баре почти всегда людно – более удачное место для сделки трудно найти.

Вдали показалась Кузня. Ее темная туша подпирала серое небо трубами и металлическими конструкциями непонятного назначения. Егор зашагал быстрее, не забывая о том, что Зона – место опасное. Если помрешь в игре, то чит останется валяться на месте гибели, придется возвращаться за ним и опаздывать на встречу, а это нехорошо. Да и всегда есть вероятность, что кто-то найдет чит раньше и присвоит.

Завод приближался. Штукатурка местами отвалилась от кирпичных стен и лежала кусками на бетоне. Стекла цехов осыпались, арматура и трубы проржавели. ЗИЛ с покореженным бампером уткнулся носом в асфальт.

Игруха прописана качественно, в нее веришь, ею живешь. Взять хотя бы эхо шагов, и ветер, что свистит в провисших проводах, и спущенные шины ЗИЛа… Вспугнутые черные птицы кружат над лесом, доносится их раздосадованное карканье – все как на самом деле. Чувствуешь голод, холод, боль, черт побери, даже запахи улавливаешь!

Зайдя за угол здания, подальше от любопытных глаз, он достал ПДА, раскрыл подсумок и выпустил оттуда Линзу.

На лету разворачиваясь, Линза превратилась в диск с глазом посередине, взмыла в небо и зависла метрах в двадцати над землей.

Нажав клавишу на ПДА, Атила надел большие темные очки, и в левом окуляре возникло полупрозрачное окошко. Он повернул правый верньер на ПДА – глаз Линзы повернулся в ту же сторону. Левый верньер – Линза повернулась влево.

Теперь нужно запустить видеопоток. Окошко в очках мигнуло, и в нем, накладываясь на окружающее, проступила картинка: окрестности с высоты птичьего полета. Не замечая Линзу, кружила ворона, разевала клюв, внизу распластались цехи Кузни – серые, обшарпанные, с выбитыми стеклами. Сверху завод уже не казался массивным и грозным, он больше напоминал издохшего, развалившегося на части исполина.

Егор повернул верньер – в вышине Линза медленно прокрутилась вокруг своей оси, и панорама Зоны скользнула по кругу. Если сдвинуть другой верньер, то Линза опустится и Зона увеличится.

Ну-ка, что у нас там? Крыша большого заводского цеха – битый шифер, рядом квадратное здание с двумя тонкими трубами, зеленый строительный вагончик, который еще не успела побить ржа. А у входа в бар… О, это уже интересно! Кто там стоит с рюкзаком за плечами?

Атила покрутил верньер – черная бандана сталкера приблизилась – и разглядел его лицо, темную бороду, кустистые брови. Одет сталкер был в серо-зеленый бледный камуфляж, короткую брезентовую куртку, берцы. Мужик нервничал, озирался, то и дело хватаясь за калаш, переброшенный через плечо.

Отлично – чит работает. Незаконный чит, за него Атилу враз скрутят церберы, если найдут. Теперь осталось получить за него бабки.

Все, вроде бы, просто. Вот чит, в «Двух Мутантах» ждет заказчик, готовый выложить кругленькую сумму, но откуда тогда предчувствие опасности? Будто кто-то в спину смотрит. Атила огляделся, настроил Линзу так, чтобы она висела точно над крышей цеха и очень медленно вращалась по кругу. На экране ПДА и в очках картинка тоже стала вращаться. Егор в очередной раз убедился, что в зоне видимости чита никого нет, но паранойя не ослабла.

Надо же… Десятки раз продавал читы игрокам, и никогда настолько сильно не тревожился. Пусть Линза там и висит, сканирует окрестности. Не в игрушки играем, дело серьезное, не стоит пренебрегать осторожностью.

Атила шагнул за угол цеха и отскочил, едва не вляпавшись в странную зыбь. На миг пространство сделалось плотным, и по нему побежали помехи. Секунда – и странное явление исчезло.

Сначала он подумал – аномалия, но быстро успокоился: аномалий вблизи бара отродясь не было, значит, зыбь – игровой глюк, и можно идти дальше.

Пока препятствий на пути не возникало, но ощущение чужого взгляда не давало покоя, от напряжения сводило плечи. Назад Егор поворачивать не стал, несмотря на то, что хотелось дать задний ход. Он всегда руководствовался разумом, хотя и не исключал интуицию как логически объяснимое явление: мозг улавливает мелкие, незаметные детали, складывает в картинку и выдает сигнал S.O.S., который разуму трудно объяснить.

Створки дверей были по обыкновению распахнуты, возле них дежурили два сталкера-охранника: один присел на перевернутое ведро, другой привалился к стене. Это неписи – персонажи, управляемые игровым движком. Кто бы ни появился, они действуют по одной и той же схеме: сидящий направлял на гостя АК, стоящий лениво говорил:

– Кто такой, что надо?

– Горло промочить, – уронил Атила, проходя мимо.

– Оружие сдать! – бросили ему в спину, и он кивнул, не оборачиваясь.

Привычно пригнув голову, спустился по лестнице в подвал, повернул направо и уперся в железную дверь, ведущую в бар. Рядом со стеллажами, где хранились стволы на любой вкус, шевельнулся охранник Жорик, тоже непись.

– Оружие на полку! – грозно скомандовал он, перехватив калаш.

Жорик по обыкновению был в маске-балаклавке с прорезями для глаз и рта, в жилете с множеством отделений и дутом камуфляже.

Со стволами в бар просто невозможно войти – это прошито на программном уровне, дверь не откроется и не впустит тебя. Должно же быть в игре несколько спокойных мест…

Небрежно проведя ладонью по левому боку, Атила снял с плеча автомат, отстегнул от пояса кобуру с «Макаровым», положил на полку. Скрестив руки, Жорик пялился на него пустыми глазами. На стеллаж не попала только электробритва, которую Атила перепрограммировал в оружие. Он много раз проносил ее в бар – никто его не останавливал.

Программа поведения у Жорика была самая примитивная, в разговоры он почти не вступал, его задача – проследить, чтобы гость разоружился, и впустить его. Если же посетитель откажется сдавать стволы, Жорик должен вышвырнуть его на улицу, где с ним разберутся два других охранника.

Атила разоружился и упер руки в боки, ожидая, когда скрытые логические механизмы игры получат сигнал, что на его «теле» больше нет «оружия» и программ, содержащих незаконный софт, и дверь раскроется сама собой.

Ясное дело, программа не «увидит» чит, но все равно волнительно. Админы активно борются с такими, как он, каждый раз придумывают что-то новое, чтобы ловить хакеров.

Егор невольно коснулся подсумка, поглядывая через плечо на Жорика. Вроде ведет себя обычно, не нервничает.

Когда дверь, наконец, открылась, он еле сдержал вздох облегчения и вошел в бар.

Скрипнули половицы под ногами. Двое посетителей, резавшиеся в карты за высоким столом у входа, повернули головы, глянули на Атилу с любопытством, но тотчас потеряли к нему интерес и продолжили игру. Сутулый сталкер, сидевший у стойки со стаканом в руках, не обернулся, лишь переложил вещмешок с соседнего стула себе на колени.

Еще двое обедали в другом конце бара, у входа во внутренние помещения. Тот, что сидел лицом к входу, встретился взглядом с Атилой, скорчил зверскую рожу и подвинул тарелку к себе. Его плечистый напарник цокал ложкой о тарелку и наворачивал еду так жадно, что шевелились уши. Он даже не обернулся – новый посетитель его не интересовал.

Атила кивнул бармену – тоже «неживому», но управляемому гораздо более сложным алгоритмом поведения – и наконец обратил внимание на своего заказчика.

Это был крупный бородач (когда договаривались о сделке, он назвался Большим), который сидел недалеко от барной стойки. На его столе лежал необычный шлем: на лобовой части нарисованы два перекрещенных калаша, над ними – карикатурный орел камуфляжной расцветки и в противогазе. Бородач небрежно вскинул руку в приветствии, и Атила направился к нему.

Большой улыбнулся и поднял рюмку – давай, мол, дружбан, тяпнем! Сунув руки в карманы, Атила пересек зал, уселся на стуле рядом и принялся тарабанить пальцами по столу, но поймал себя на нервном жесте, подвинул к себе тарелку с закуской и плеснул в рюмку из початой литрушки водки.

– Ну, бродяга, чтоб Зона была благосклонной!

Бородач опрокинул рюмку в рот, его кадык дернулся. Помотав головой, стукнул рюмкой о стол, крякнул. Егор смочил губы и поставил рюмку.

Нужно вести себя по возможности непринужденно. Благо, обстановка располагает, тут довольно уютно. Барная стойка с помигивающим кассовым аппаратом, высокие деревянные столы, ненавязчивая музыка, скрадывающая голоса и звон ложек о тарелки. В общем, атмосфера Дикого Запада, помноженная на местный колорит: кирпичные стены с ободранной штукатуркой, стальные балки под потолком – по-мужски просто, со вкусом.

– Ну че? Принес?! – вытянув шею, спросил Большой, голос у него был молодым, но сипловатым. Скорее всего, заказчик реально молод. Голос идет от микрофона игрового костюма в игру, но Большой пропустил его через несложный звуковой фильтр, который «старит» тембр, добавляя солидный взрослый оттенок.

Заказчик воровато огляделся, пригнулся к Атиле, сверкнул глазами и повторил:

– Принес? Ну покажь! Мне не терпится уже…

Его мальчишество не вязалось с солидной внешностью. Когда крупный, бородатый мужик с морщинистым, обветренным лицом начинает ерзать и корчить рожи, это выглядит глупо.

– Спокойно, – произнес Атила. – Не шуми, привлекаем внимание. Сначала – деньги.

– Где твой чит-то? – повысил голос Большой.

Атила зашипел, оглядываясь:

– Заткнись, придурок!

Бородач втянул голову в плечи.

– А чего?! Да я, – он приосанился, будто готовый к бою петух. – Ты не командуй тут!

Вот же детский сад, школота тупая! Атила вдохнул, выдохнул и сказал со снисхождением:

– Линза висит над крышей, передает картинку сюда, – сняв с шеи ПДА на ремешке, Егор положил его на стол. – Видишь, в этом окне? Можно ею управлять, попробуй.

Подвинув ПДА к Большому, он скрестил руки на груди. Большой покрутил верньеры, аж рот от усердия разинув… И просиял, как мальчишка, когда картинка в окошке откликнулась на его действия – а вернее, откликнулась Линза далеко вверху.

Атила глянул на его шлем – ну что за логотип дурацкий, орел в противогазе?

Ощущение опасности усилилось, и он вновь оглянулся. Двое картежников у входа не обращали на них внимания, все как всегда, но…

Почему в баре так мало людей? Егор перевел взгляд дальше: еще двое у другой двери…

Почему на входе он ни с кем не столкнулся? Рука легла на подсумок. Сутулый калякал о чем-то с барменом, навалившись грудью на стойку. Залпом выпив водку из стакана, он бросил небрежный взгляд в сторону Атилы и Большого.

Атиле не понравился его взгляд, да и лицо у пьяницы уж слишком сосредоточенное, будто каменное. Но, с другой стороны, хотя за последние годы лицевая анимация в играх шагнула далеко вперед, она все еще несовершенна, так что многие игроки просто отключают эту функцию.

Да нет, на самом деле ничего подозрительного нет, успокоил он себя, вновь машинально проводя ладонью по подсумку. Его больше смущали не люди, а сам бар, в обстановке было что-то не то. Вот только – что? Ведь, кажется, ничего же необычного…

– Класс! – пробормотал Большой, и Атила посмотрел на него. Заказчик все еще увлеченно игрался с читом. На экране ПДА и в левом окуляре Егоровых очков крутилась картинка в окошке, накладываясь на окружающее, – Кузня с высоты птичьего полета: цехи, трубы, мелькали даже фигурки двух охранников.

Вообще, читы – небольшие программные модули, которые в чем-то помогают игроку. Модернизируют оружие сверх возможностей, предусмотренных игрой, либо увеличивают предельную скорость бега, либо уменьшают вес рюкзака, и игрок может таскать тяжести не уставая, либо позволяют видеть в темноте без прибора ночного видения…

Читы нарушают законы «Сталкера» – дают преимущества некоторым игрокам, – потому их и пишут только хакеры, то есть чит-мастера. Глобальные читы, которые серьезно нарушали бы законы (например, чит невидимости или, в случае конкретно «Сталкера-Онлайн», защиты от выбросов), сделать сложно, они стоят очень дорого, плюс заниматься ими попросту опасно. Охранники игры, сторожевые программы и церберы-надзиратели следят за появлением в игре читов, наказывая и продавцов, и пользователей: админы понижают уровень, штрафуют на приличные суммы или даже навсегда изгоняют из игры.

Линзу Атила сделал по заказу Большого. Незаменимая вещь для сталкера-одиночки. Охотники любят шастать по дремучим закоулкам локаций, искать схроны с артефактами, которые охраняют сильные твари. Убьешь такую – получишь кучу бонусов. Линза заранее показывает опасных монстров, засады и здорово облегчает жизнь в игре.

– Беру! – воскликнул Большой.

– Ну, ты… орел в противогазе, тише! – снова прервал его Егор. – Что ж ты такой несдержанный, парень? Четыреста кредитов.

Глаза Большого полезли на лоб, он возмутился:

– Ты ж хотел триста!

– Пришлось использовать покупной софт, ломаного не нашлось. Я предупреждал, что цена может увеличиться? Предупреждал. Хочешь эту штуку себе – плати.

Егор взял ПДА, вывел на экран данные платежной системы. Большой стал похож на побитого пса.

Есть прием впаривания: дал клиенту подержать вещь, почувствовать, что она почти его, – отбери. Клиент будет бояться потерять то, что в подсознании уже принадлежит ему, и купит с большей вероятностью. В том, что Большой не пойдет в отказ, Атила не сомневался.

Ожидая ответа, он следил за изображением, которое Линза транслировала на монитор в очках. На картинке виднелся угол цеха, за ним – заросшее пожухлой травой поле и роща, между деревьями мерцали аномалии.

– Пользовался внутриигровым банкингом? – Атила ткнул пальцем в экран ПДА. – Сюда вводишь свой логин, сюда – сумму, а сюда и сюда забиваешь пароль, нажимаешь «ок», система переводит кредиты на мой игровой счет… Ну что, теперь берешь чит или нет? Вещь крутая, покупателя все равно найду…

– Беру, беру! – выдохнул Большой. Оглядевшись, подтянул к себе ПДА, но испуганно прикрыл его ладонями от взгляда Атилы и быстро прошептал:

– Не смотри, я пароль вводить буду!

Но Егор смотрел – смотрел во все глаза! Правда, не на экран ПДА, которого теперь не было видно, он вглядывался в картинку, транслируемую Линзой на его очки. И видел, как березовую рощу огибает небольшой отряд: семеро мужчин в камуфляже церберов, все вооружены немецкими штурмовыми винтовками «G36».

Незваные гости быстро шагали к цеху, расходясь широкой дугой.

Облава или просто патруль?

Атила медленно повернул голову. Понимание пришло слишком поздно…

Большой напористо повторял:

– Отвернись, че ты пялишься, еще код мой выпасешь!

Егор покосился на двоих у дальнего входа (почему они именно там сели?), на картежников у двери (они в том месте устроились, чтобы охранять выход), на Большого (тот намеренно вел себя как неопытный босяк).

Влип. Это спецоперация.

Его ждали, чтобы взять с поличным. Он сам назвал время и место заказчику, который оказался цербером и подготовился к встрече, – неписи впустили Атилу не в настоящий бар, а в созданную админами игры временную копию – виртуальный мешок.

Вспомнилась рябь пространства, которую он наблюдал по пути на завод. Думал – просто глюк, а на самом деле он тогда вошел в «мешок»!

Сталкер у стойки привстал на круглом табурете, сжимая стакан, бармен, не глядя в зал, давил на клавиши кассового аппарата.

И как Атила сразу не заметил?! Кассового аппарата в настоящих «Двух Мутантах» нет и никогда не было, потому что сталкеры для расчета пользуются внутриигровым банкингом, значит, это программный модуль, то есть генератор программной оболочки, имитирующей бар. И бармен, админ-оперативник, сейчас собирается впустить сюда вооруженную группу.

Атила расстегнул подсумок и достал электробритву – то есть боевой чит под названием Бритва, – она зажужжала, на гребенке полыхнули голубые заряды. Приподнявшись, он сдвинул синюю клавишу питания на боковине и ткнул бритвой в грудь подставного заказчика – того с силой отбросило назад.

Бритва эта на самом деле была обычной игровой программой, поэтому система безопасности Бара ее без проблем пропустила. Она не могла вычислить, что Атила усовершенствовал бритву, изменил код, переделав в оружие.

В бар с топотом ворвались автоматчики, рванули к нему, но он уже сгреб ПДА со стола, толкнул табурет под ноги сутулому церберу, ринувшемуся к нему от стойки. Тот с грохотом рухнул на пол.

Повесив ПДА на грудь, Атила сдвинул синюю клавишу на бритве еще на одно деление, увеличив мощность до предела. На время выведенный из строя Большой визгливо ругался под стеной и помогать товарищам был не в состоянии.

Атила опрокинул стол, перемахнул через стойку – псевдобармен потянулся за дробовиком – и, выбросив руку вперед, ткнул бритвой не бармена, а в кассовый аппарат.

Бритва зажужжала еще громче, звук перешел в нестерпимый писк. Кассовый аппарат с хлопком взорвался – на мгновение стена и стойка зарябили пикселями. С треском программная оболочка виртуального «мешка» лопнула, и Атила очутился в настоящем баре, где шумели сталкеры и было не протолкнуться. На миг гомон стих – все повернули головы к незнакомцу, возникшему словно из ниоткуда. Программа-бармен обратился к нему с дежурной фразой:

– Выпьешь, сталкер?

Шум усилился, игроки удивленно оглядывались, и тут в зале один за другим материализовались церберы. Егор не стал дожидаться, когда они сообразят что к чему, и бросился к двери в подсобку. Захлопнув ее за собой, подпер ящиком и рванул к лестнице.

Он ни разу не видел эту часть бара. Кладовки, серые помещения… Атила едва не споткнулся о деревянную коробку, брошенную посреди комнаты. Мелькали повторяющиеся текстуры порванных обоев, просто наляпанные на стены, – схалтурили тут, рассчитывая, что ни один игрок сюда не попадет!

Вот и лестница. Взбегая наверх, Егор на ходу выхватил ПДА, опустил Линзу ниже, рассчитывая ввести ее в цех, где находился люк, через который он собирался выйти. Из-за того, что он бежал, ПДА в руках трясся, и Атила промазал мимо люка – Линза ударилась об угол цеха, скользнула по стене и будто прилипла.

Тогда он остановился, аккуратно покрутил верньер: Линза, отлетев от стены, нырнула в дыру под крышей. Поправив съехавшие на нос очки, он рванул дальше, на ходу разглядывая изображение.

В дверь, ведущую в подсобку, ударили. Потом еще раз.

Что там внутри цеха? Темно, мелких деталей не разглядеть. Помещение захламлено битыми кирпичами, ящиками, какими-то обломками, над ними высятся скелеты ржавых станков. В полу – люк выхода, к которому сейчас снизу несся Атила…

Над люком стояли два автоматчика: один – в шлеме, второй – в бандане с черепами. Караулят, сволочи! Стволы нацелили в крышку люка.

Остальные враги, стало быть, в баре, и скоро другие церберы нагрянут сзади. Все пути перекрыты. Обложили!

Что делать? Пробежав широкий темный коридор, Атила замер под тем самым люком в потолке, над которым (он видел это благодаря Линзе) его поджидали два автоматчика.

Сзади донесся взбудораженный рев Большого, в баре топали и громыхали. После серии ударов дверь с грохотом слетела с петель – преследователи ворвались в подсобку, откуда он только что убежал, и звуки из бара усилились. Отступать было некуда: позади вооруженный отряд, вперед тоже нельзя, там засада. Полминуты, и его возьмут тепленьким…

Егор сглотнул, сжал подсумок… Выход есть всегда! Не зря же он месяц угробил на Линзу. Не принесла она денег, пусть хоть на благо дела послужит. Он рывком сдвинул верньер, и картинка в окошке дернулась. Головы автоматчиков начали отдаляться, и вскоре Линза уперлась в верхний угол цеха.

Он резко выкрутил верньер – Линза рванула обратно, нацеленная в затылок автоматчику в бандане. Тот что-то почуял или услышал, начал оборачиваться, но поздно – Линза врезалась ему в голову.

Крика Атила не слышал – он в этот миг, откинув крышку, выпрыгивал в проем люка. Ушибленный автоматчик, получивший ускорение от Линзы, рухнул в люк головой вниз.

Не давая опомниться второму, Атила отвесил ему крюка, вырубил тычком в шею и рванул прочь из цеха.

Управлять Линзой на бегу было неудобно – картинка перед глазами тряслась и смазывала обзор, но Атила понимал: остановка смерти подобна. Потому что происходящее – уже не игра. Он – преступник, на которого ведется охота, ему такой штраф впаяют, что за всю жизнь не расплатится. А могут и посадить, за виртуальные преступления уже давно введена уголовная ответственность. И не стоит рассчитывать, что пожалеют калеку: там, где вращаются деньги, и деньги немалые, сострадание спит мертвым сном.

Потому нужно собраться, поднять Линзу выше, направить ее видоискателем назад… Синхронизировать полет чита с передвижением ПДА… Значит, Линза висит точно над ним в режиме «поплавок», теперь куда Егор – туда и чит.

Так, по крайней мере, он будет видеть преследователей. И не просто «будет» – он уже видел их. Большой и еще два десятка человек, высыпав из-за цеха, вертели головами.

Если среди них есть охотники, его возьмут раньше, чем он доберется до избушки Егеря, откуда можно выйти из игры, не наследив. Потому что о скрытом терминале знают только охотники.

В любом случае сдаваться Атила не собирался.

Он едва успел отшатнуться, заметив легкие пылевые вихри и разбросанные по поляне обрывки одежды. Пыльник! Химические аномалии убивают медленно и мучительно. Сначала зрение и слух пропадают, затем становится трудно дышать, наступает полная потеря ориентации…

Совсем позабыл об осторожности! Это Зона, она не любит спешки.

Обогнув пыльник, Егор углубился в рощу, продолжая смотреть назад через Линзу. Преследователи разделились на группы. Большой в дурацком шлеме взял себе трех бойцов и побежал туда же, куда и Атила, – на юго-запад, другие тоже разбились на небольшие отряды и разбрелись по разным направлениям. Пять человек, видимо зеваки из бара, остались у входа.

Атилу интересовал отряд Большого. Враги шли четко по его следу, будто им кто-то подсказывал, где беглец. У них на пути притаился пыльник, куда он чуть не угодил. Хоть бы вляпались!

Большой вскинул руку – его люди остановились. Заметил аномалию, гад. Егор, видевший все это благодаря Линзе, тихо выругался. Оставалась надежда, что они повернут налево, обходя пыльник, но нет, поперлись точно за ним.

Атила ускорился. Он выжимал из себя максимум и все равно понимал, что первым не успевает до терминала выхода. Здесь полно аномалий, например, вот шевелит огненными щупальцами сварка… Та еще штука – может током долбануть, а может и ногу будто автогеном откромсать, все зависит от силы разряда аномалии. Тут не то что бегом – пешком опасно, постоянно приходится останавливаться.

В окрестностях Кузни два терминала. Один, популярный среди игроков, находится прямо за цехами на северной окраине. Туда лучше не идти: людно, большая вероятность засады.

О другом никто не знал, кроме охотников. Это терминал в сторожке легендарного Егеря. Хотя, если подумать, Большой ведь и есть охотник! Потому и повел отряд прямиком к заброшенному терминалу. Теперь главное опередить их, и фиг тогда они возьмут Егора с поличным. Задача церберов – схватить преступника живьем, так сказать, на месте преступления, иначе его бы еще в баре подстрелили. До терминала надо успеть раньше преследователей, потому что, если они его поймают…

Он поежился, подумав об этом. Если его поймают – проблемы будут очень, очень большие.


СТАЛКЕР-ОНЛАЙН | Я – Сталкер. Осознание | Большие проблемы